Ольга Силаева №1

Ворота на полночь

Ворота на полночь
Работа №66
  • 18+

Летним днем автомобиль «Форд Фокус» ехал по улице деревни мимо старых изб.

В едущей машине за рулём сидела Вера — лет тридцати, некрасивая, с нервным лицом. Справа от нее на кресле ёрзал Костя — лет девяти, задумчивый мальчик.

Достав смартфон, он попытался его скроллить, сказал:

— Ма, интернета нет. Связи — тоже.

***

Позже автомобиль Веры подъехал к воротам в заборе перед старым деревянным домом с печной трубой. Машина остановилась, посигналила.

Ворота открыл Александр — лет тридцати трёх, плечистый крепыш с гривой рыжих волос и разноцветными глазами.

Автомобиль въехал через открытые ворота на двор, припарковался у дома, возле которого находилась поленница под навесом. На крыльце сидела кошка.

Вера и Костя вышли из машины.

Закрыв ворота, Александр их запер, крикнул:

— Здравствуй, Вера! Привет, Костя!

Александр и Вера подошли друг к другу, обнялись, поцеловались.

— Зачем ты его взяла? — спросил Александр.

— Саш, — сказала Вера, — его оставить не с кем. Папаше он не нужен. Надька в больницу легла.

Увидев, как мать целуется с мужчиной, сын отвернулся.

***

Вскоре Александр, Вера и Костя вошли в прихожую дома.

Мужчина указал на лестницу, которая вела в подвал, и сказал:

— Туда не ходите. Там змеи водятся.

Мальчик испуганно посмотрел на ступеньки, спускающиеся в темноту.

***

Позже Костя расхаживал по заросшему саду за домом. Стрекотали насекомые. В стороне находились сарай и деревянный туалет. В старом заборе были видны щели, дыры. Неподалеку из травы торчала каменная глыба.

Мальчик подошёл к глыбе, на которой было что-то высечено.

— Костя, — раздался голос Александра.

Костя вздрогнул, развернулся к Александру, который стоял за его спиной; мужчина подошёл к мальчику бесшумно.

— Ночью шум услышишь, — сказал Александр, — из дома не выходи. Сюда кабаны лазят. Забор поправить всё руки не доходят.

Мальчик испуганно смотрел на мужчину.

***

Вечером на кухне дома Костя складывал ножи и вилки в ящик стола.

Заглянула Вера с ночным горшком в руке, показала его Косте.

— Когда ночью пи-пи захочешь.

Вера прошла в комнату, поставила горшок под кровать.

Александр стоял у окна, прикрепляя кнопками марлю, которой была затянута форточка.

— Сегодня столько впечатлений… — сказала Вера. — Буду во сне ходить, ты меня разбуди. Ладно? За руку возьми, крикни «ма», и я проснусь.

— Помню, не бойся, — Александр завершил работу, вышел из комнаты.

Краем глаза Костя выглянул из кухни.

Мальчик подсмотрел, как мужчина уходит в прихожую, по скрипучей лестнице спускается в подвал.

***

Ночью в комнате дома Костя под одеялом спал на кровати.

Через затянутую марлей форточку доносились вой деревенских собак и странное гудение. Казалось, источник гудения находится где-то рядом.

Костя проснулся, сел, прислушался. Гудение стихло.

Встав с кровати, Костя подошёл к окну, посмотрел на освещенный луной двор перед домом. Мальчик заметил, что ворота раскрыты.

Костя изменился в лице: он увидел, как мимо дома проходит кто-то большой, тяжело топающий.

Высокая тень останавливается напротив окна. Крупная когтистая ладонь прижимается снаружи к оконному стеклу.

Вздрогнув, Костя в ужасе открыл рот, попятился от окна.

Прижатая ко стеклу ладонь исчезла. Тень ушла.

Оцепеневший Костя через окно видел, как мимо дома медленно проходит Александр, ведя за руку спящую Веру в ночной сорочке. На ходу мужчина по-звериному резко поворачивает голову, цепко смотрит на мальчика.

***

Утром Вера расхаживала по саду за домом, осматривалась и кричала:

— Костя!.. Где ты?!. Выходи! Не смешно уже!

— Вера! — раздался голос Александра из окна дома. — Он здесь!

Вера быстро ушла к дому.

***

Вскоре в комнате дома Вера нагнулась, увидела забившегося под кровать Костю. Мальчик лежал ничком, отвернувшись к стене.

Мать изменилась в лице, спросила:

— Сынок, ты чего?

Костя повернулся к Вере, испуганно что-то промычал.

***

Днем Костя с двумя листами бумаги в руке зашёл на кухню дома. Вера в переднике, стоя у плиты с газовым баллоном, помешивала суп, варящийся в кастрюле. Через окно было видно, как во дворе Александр рубит дрова.

Сын коснулся руки матери, что-то промычал с нервным тиком лица.

— Так и будешь мычать? — спросила Вера.

Сын показал матери два листа бумаги.

На одном из них была грубо нарисована когтистая ладонь, прижатая к стеклу окна, на другом — силуэт плечистого сутулого великана с длинными руками и заостренной головой, который выходит через раскрытые ворота. Под рисунками были корявые надписи: «ТАМ ЧУДЕЩЕ», «ПАЕДИМ ДАМОЙ», «ДЯДЯ САША ПЛАХОЙ».

Глянув на рисунки, Вера отложила половник, сказала:

— Так… Дядя Саша хороший. Скоро я за него выйду. Не дури.

Мать отобрала у сына рисунки, рассмотрела их.

Покрутив головой, Костя пытался что-то сказать; рот его кривился.

***

Позже на дворе дома Вера расхаживала вперёд-назад вдоль поленницы.

В стороне стоял Александр. На крыльце сидела кошка.

— Он вообще не говорит… — сказала расхаживающая Вера. — Чего делать-то? В больницу ехать?

— В медпункте вас не примут, — сказал Александр. — Велят сперва заяву писать, прикрепляться.

— Надо доктору звонить. Нас ведёт невропатолог… Как вы без связи-то живёте? «Скорую» как вызываете?

— Звоним из сельсовета. От райцентра «скорая» будет ехать часа два. У соседки есть местный телефон.

Расхаживающая Вера остановилась, посмотрела на Александра.

***

Позже Костя и Вера с дамской сумочкой на плече прошли через калитку в заборе на соседний садовый участок. Сын и мать взошли на крыльцо избы.

Вера постучалась в дом. Дверь открыла седая старуха.

— Здравствуйте, — сказала Вера. — Позвонить от вас можно?

***

Вскоре в комнате избы Вера сидела на стуле, разговаривая по стационарному телефону. Рядом стоял Костя.

У входа в комнату переминалась с ноги на ногу седая старуха, с любопытством глядя на мать и сына.

— Нет, — сказала Вера по телефону. — Никто Костю не пугал.

— Причина немоты может крыться в его дислексии, — раздался голос врача из трубки. — У таких детей случаются временные потери речи. Пропейте фенибут, дважды в день по таблетке. Если через три дня речь не вернётся, надо будет обследовать.

— Спасибо вам. До свидания.

Вера положила трубку.

— Так у тебя сыночек болеет? — спросила седая старуха.

— Да… — Вера встала. — Кость, пошли.

— Так своди его к бабке Лиде, — сказала старуха. — Она через две избы живет, где пугало. Она всех лечит. И сыночка твоего полечит.

Сын задумчиво посмотрел на старуху, взял мать за руку.

***

Позже Костя и Вера с дамской сумочкой на плече прошли по улице деревни мимо старых изб. Мать и сын подошли к садовому участку с огородным пугалом, остановились у калитки в заборе.

Перед избой на огороде стояла косоглазая старуха. Нагнувшись, она тяпкой рыхлила грядку.

— Здравствуйте, — сказала Вера старухе. — Вы — тётя Лида?

Бабка Лида выпрямилась, пристально посмотрела на гостей, кивнула.

— Сына моего посмотрите. Пожалуйста.

Мать легонько подтолкнула сына вперед.

***

Вскоре в комнате избы за столом сидели Костя, Вера и косоглазая бабка Лида. На стенах висели иконы. Окно было открыто.

На столе лежали: банкнота в пять тысяч рублей; рисунок Кости, на котором был грубо изображен силуэт плечистого сутулого великана с длинными руками и заостренной головой, выходящего через ворота.

Рассмотрев рисунок, бабка Лида спросила у Веры:

— По ночам во сне бродишь?

— Как вы узнали? — удивилась Вера.

— Не при мальчике, — бабка указала глазами на ребёнка.

— Кость, — сказала Вера, — выйди, на дворе подожди.

Мальчик встал, вышел из комнаты, закрыл за собой дверь.

— Вы живёте в доме с воротами на полночь, — сказала бабка.

— При чём здесь полночь? — спросила Вера.

— «На полночь» значит «на север»… Нельзя ставить ворота на север. В полнолуние через такие ворота в наш мир может войти нечистый.

— Ясно… А вы сына моего полечите?

— В древности у того дома было капище. Там язычники детей в жертву приносили, женщин отдавали нечистому. По ночам он туда до сих пор ходит. В дом войти он не может. Под фундаментом оберег зарыт. Он вокруг бродит. Твой сынок его видел. Это он его нарисовал, — бабка Лида указала на рисунок. — Нечистый забрал у него голос. Чтобы мальчик его не выдал.

Снаружи избы Костя, пригнувшись, подкрался к открытому окну комнаты, принялся подслушивать разговор матери с косоглазой старухой.

В комнате бабка Лида, сидя за столом, продолжала:

— Твой Сашка рыжий — сын нечистого. И брат его был сыном нечистого. Эту семейку мы с давних пор знаем, они всегда лукавому служили.

— Про Сашу плохо не говорите, — сказала Вера.

— Сюда он тебя заманил для своего папы, — сказала бабка, — чтобы ты его род продлила. Вас таких много. Каждое лето Сашка сюда баб привозит. Разных, но как ты болезных. Все во сне бродят.

— Чего вы несёте? — Вера встала, сердито глядя на бабку Лиду.

— Гудение ночью не помнишь? Когда Сашка отца зовёт? Одной гуделкой он его призывает, другой — изгоняет. Сашка хочет, чтоб ты от нечистого родила… А когда ты родишь, и ребёнок этот подрастёт, он тебя съест… Уезжай отсюда. Сейчас же. Если залетела — аборт сделай.

Сидя под окном избы, Костя испуганно слушал старуху.

В комнате Вера схватила со стола рисунок, злобно взглянула на бабку.

— Вы несёте какой-то бред. Деньги я не за это платила. Счастливо.

Развернувшись, Вера вышла из комнаты, хлопнула за собой дверью.

Снаружи избы Костя, пригнувшись, пробежал от окна к крыльцу. Мать вышла из дома, схватила сына за руку, быстро повела его мимо пугала в сторону калитки.

***

Ночью в комнате дома Костя лежал под одеялом на кровати.

Через затянутую марлей форточку донеслись странное гудение, вой деревенских собак. Мальчик в ужасе вскочил, залез под кровать.

Раздался скрип полов. Из-под кровати Костя через открытую дверь увидел, как мимо комнаты медленно проходит Вера в ночной сорочке, спящая с полуоткрытыми глазами.

Мальчик вылез из-под кровати, вышел из комнаты в гостиную.

Подойдя к матери, сын схватил её за руку, промычал:

— М-м-ма.

Проснувшись, Вера удивленно посмотрела на Костю.

Сын жестом попросил мать молчать. Они слышали гудение и собачий вой, доносящиеся снаружи дома.

Вера заглянула в спальню, зажгла лампу. Александра там не было.

Гудение стихло.

Костя и Вера вошли в прихожую, включили там свет. Испуганный сын хватал мать за сорочку, тщетно пытался удержать её внутри дома.

Вера вышла на крыльцо, увидела во дворе раскрытые ворота, крикнула:

— Саш!.. Саша!

Костя остался стоять в прихожей, пугливо прислушиваясь.

Вера сошла с крыльца на двор, освещённый луной.

Из-за угла дома вышел Александр в одних штанах, спросил у Веры:

— Зачем ворота открыла?

— Это не я… — сказала Вера. — Где ты был?

— В туалет ходил.

— А чего там гудело?

Александр подошёл к воротам, закрыл их, запер.

— Тебе показалось. Вторую ночь во сне гуляешь. Вчера я тебя во дворе нашел, ты ворота открыла.

— Саш, прости… — сказала Вера. — Меня болезнь эта так достала.

Александр подошёл к Вере, обнял ее, погладил по голове.

Костя прокрался из прихожей на кухню, выглянул оттуда краем глаза.

Мальчик подсмотрел, как Александр входит в дом, по скрипучей лестнице спускается в подвал; из кармана его штанов свисают какие-то ремешки.

***

Утром на дворе дома Вера расхаживала вперёд-назад вдоль поленницы.

Александр стоял в стороне и рассматривал рисунок Кости, на котором был изображен силуэт великана, выходящего из ворот, а под ним — корявые надписи: «ПАЕДИМ ДАМОЙ», «ДЯДЯ САША ПЛАХОЙ».

— Второй день не говорит, — сказала Вера. — Вообще... Чего он рисует?

Расхаживающая женщина остановилась, посмотрела на мужчину.

***

Вскоре в заросшем саду за домом Александр с рисунком Кости в руке подвел Веру к глыбе, на которой были грубо высечены три силуэта.

Один из них представлял собой мужчину, держащего в поднятых руках веревку с эллипсом на конце. Другой изображал женщину, стоящую на четвереньках. Третий был плечистым сутулым великаном с длинными руками, заостренной головой и крупным пенисом.

Александр указал Вере на высеченные силуэты, затем — на великана, нарисованного Костей. Она сравнила рисунок с изображениями на глыбе.

— Так вот где он срисовал. А я-то думала… Чего это за камень?

— С давних пор лежит, — сказал Александр. — Брат его хотел вывезти, да пришлось бы дробить, а это дорого.

Александр разноцветными глазами цепко посмотрел на Веру, обнял её, поцеловал.

***

Днем на кухне дома Костя проглотил таблетку, запил водой.

Вера вошла на кухню, сказала:

— Пойдём с нами. Дядя Саша тебя плавать научит.

Сын задумчиво посмотрел на мать, покрутил головой.

— Ну и расти неумехой, как папаша твой, — Вера вышла из кухни.

…Через окно Костя видел, как Вера и Александр с полотенцами в руках уходят со двора.

Мальчик вспомнил слова бабки Лиды: «А когда ты родишь, и ребёнок этот подрастёт, он тебя съест».

…В прихожей Костя с фонариком в руке осторожно сошел по скрипучей лестнице в подвал. На ногах мальчика были надеты резиновые сапоги.

Дрожа от страха, Костя включил фонарик, со скрипом открыл дверь подвала. Трясущимся лучом мальчик осветил пол подвального помещения.

Змей там не было. Раздался шорох убегающей крысы. Испуганный Костя вошел в подвал, увидел выключатель, зажёг свет, осмотрелся.

На стене были прикреплены два больших панно с крючками. На крючке каждого панно висело по два ремешка с привязанными на концах эллипсовидными дощечками.

Костя осторожно подошел к двум панно, рассмотрел их.

На обоих панно были нарисованы раскрытые ворота, а между их створками — плечистый сутулый великан с длинными руками и заостренной головой, весь покрытый рыжей шерстью. На левом панно он входил в ворота, на правом — выходил. Перед великаном был изображен человек, который стоял, вращая над головой ремешок с эллипсом на конце.

Костя вспомнил слова бабки Лиды: «Одной гуделкой он его призывает, другой — изгоняет».

Мальчик осторожно снял ремешок с правого панно. На одном конце ремешка была завязана петля, на другом — прикреплена эллипсовидная дощечка с нарисованной на ней мордой рыжего чудовища.

***

Вскоре в саду за домом Костя стоял возле глыбы с высеченными на ней силуэтами. Взяв ремешок с дощечкой за петлю, мальчик осторожно поднял его над головой, вытянул параллельно земле.

Костя принялся раскручивать ремешок над головой, глядя на каменные изображения. При быстром вращении дощечка начала издавать гудящий звук. Издали донеслись вой и лай деревенских собак.

***

Тем временем обнаженные Вера и Александр в обнимку стояли по грудь в водоёме, целовались.

Услышав собачий вой, Александр по-звериному резко повернул голову, цепким взглядом разноцветных глаз посмотрел в сторону деревни.

***

Позже на кухне дома Костя сидел за столом, пил чай.

Через окно мальчик видел, как по двору проходят Вера и Александр — оба с мокрыми волосами, держащие в руках полотенца.

Мать вошла в дом, проследовала мимо кухни в спальню.

Краем глаза Костя выглянул из кухни, заметил, как в прихожей Александр по скрипучей лестнице сходит в подвальное помещение.

Открыв дверь подвала, Александр включил свет, увидел, что на крючках панно висят все четыре ремешка с дощечками.

***

Ночью в комнате дома Костя под одеялом лежал на кровати.

Через затянутую марлей форточку донеслись знакомое гудение, вой деревенских собак. Испуганный мальчик сел. Раздался скрип полов.

Костя вскочил с кровати, выглянул из комнаты в гостиную. Он увидел, как спящая с полуоткрытыми глазами Вера в ночной сорочке уходит в прихожую.

Сын замычал, пошёл за матерью, но та уже вышла на крыльцо.

Гудение усилилось.

Костя в ужасе посмотрел через открытую дверь на двор, освещенный луной.

Ворота были открыты.

…Со скрипом открыв дверь подвального помещения, Костя включил свет.

На крючках панно висело только два ремешка с дощечками.

Дрожа от страха, мальчик снял ремешок с правого панно, на котором плечистый великан был изображен выходящим из ворот.

***

Вскоре Костя, держа в руках ремешок, сошел с крыльца во двор. Светила полная луна. Мальчик испуганно смотрел на открытые ворота.

Краем глаза Костя выглянул из-за дома, увидел, как в саду стоит Вера, спящая с приоткрытыми глазами. В стороне от неё переминается с ноги на ногу Александр и рукой в перчатке крутит над головой ремешок с дощечкой, издающий гудение.

Дрожа от страха, Костя заметил, как между створками ворот появляется человекообразная фигура.

Это был покрытый шерстью великан — плечистый, сутулый, с заостренной головой и длинными когтистыми руками. При взгляде прямо на него он исчезал; его было видно лишь боковым зрением.

В отчаянии Костя поднял руку с ремешком над головой, принялся вращать дощечку, которая начала издавать гудящий звук. Это было гудение другого тембра, перебивающее гул Александра. Ременная петля натирала ладонь мальчика; лицо его исказилось от боли, но он продолжал крутить гуделку.

В ужасе косясь на открытые ворота, Костя замычал, крикнул:

— М-м-м-а-а-а!

Вера услышала отчаянный крик сына, проснулась. Боковым зрением она заметила в воротах силуэт гиганта, который уходит, исчезая во тьме.

Александр отбросил гуделку, злобно посмотрел на испуганную Веру, убежал за дом. Оттуда донеслись крики Кости, глухой звук ударов.

Женщина бросилась следом за мужчиной. Забежав за дом, она увидела, как Александр, оскалившись, бьёт Костю головой об стену.

Вера изменилась в лице, схватила чурбан из поленницы. Закричав, она подбежала к Александру, с размаха ударила его поленом по затылку.

От удара мужчина вскрикнул, отпустил мальчика, завалился на землю.

Рядом упал без сознания Костя с разбитой в кровь головой.

Вера принялась бить чурбаном по дергающемуся Александру, пока тот не замер. Отбросив окровавленное полено, мать опустилась на колени, приподняла тело сына, заплакала.

***

Вскоре Вера уложила Костю с перевязанной бинтом головой на заднее сиденье автомобиля «Форд Фокус», припаркованного возле дома.

Мать села за руль, завела двигатель, включила фары.

Машина тронулась с места, выехала со двора через открытые ворота.

В едущем автомобиле Вера, сидя за рулем, тихо плакала и говорила:

— Прости меня, сынок… За всё прости… До больницы потерпи.

На заднем сиденье лежал Костя с закрытыми глазами. Сквозь бинт из его головы сочилась кровь.

Автомобиль с горящими фарами уехал по деревенской улице.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+1
07:06
29
09:12 (отредактировано)
Здравствуйте, автор. Я не дочитал ваш синопсис. Да-да, это не рассказ, а синопсис рассказа. Именно поэтому текст выглядит убогой прорисовкой действия.
Постоянные «позже», " потом", «вскоре» и тому подобное.
Разное время в соседних абзацах: то настоящее, то прошедшее, бедность авторского языка…
Это что — переделка сценария в синопсис рассказа или наоборот?
Односложные предложения, корявые фразы типа " едущий автомобиль"…
Простите, но эта работа — убогий и бесполезный труд. С таким уровнем на конкурсе делать нечего.
Поэтому успехов желать не буду. Зачем лгать?
54 по шкале магометра

Достойные внимания