Вадим Буйнов №5

Принцесса

Принцесса
Работа №93
  • 18+

По мотивам песни

Павла Пламенева
«Принцесса»

Эта рукопись была найдена среди вещей покойного ныне Александра Людвига. Как сообщают знавшие его, она была получена путём автоматического письма на медиумическом сеансе.

***

Смерть её оказалась такой же загадочной, как и внезапной. Первые несколько дней после её кончины, вплоть до самих похорон, я провёл словно в бреду или тумане. Лишь позднее я задался вопросом: «Почему?» Сперва я не мог поверить, что это случилось, и вторил себе: «Как? Как? Как…» Нельзя в девятнадцать лет терять любимых. Как нельзя в девятнадцать лет умирать. Это несправедливо. Не пойму до сих пор, то ли вселенная так над нами издевается, то ли это злой рок.

Помню только обрывки. Ясность сознания восстановилась позднее. Помню, как мне позвонила её мать, вся в слезах, говоря что-то невразумительное. Помню, как ответил ей что-то, шокированный услышанным. Помню сочувствующие взгляды и слова друзей, родственников, близких. Помню, как моя мать начала меня жалеть, а отец сказал: «Мужайся». Для меня это всё казалось каким-то нереальным сном, бредом, в который я поневоле погрузился. Шок, растерянность, апатия — так можно было бы описать моё состояние. Впрочем...

Я любил её. Я люблю её и сейчас. И вечно буду любить, ибо, убеждён, сама любовь вечна. Увы, это не вернёт её к жизни, что бы ни говорили.

Пока готовились похороны, за суетой и делами я будто бы отгонял от себя все печальные мысли. Мой ум отрефлексировал всё произошедшее позднее. И тогда хлынули мучительные чувства, едва меня не разорвав. Пока же я слышал, как её и мои родители хлопочут о погребении, видел, как увезли её тело в морг, знал, что уже ничего не будет, как раньше.

Потом настал день погребения. Служба похоронного обряда привезла её тело. Она, как всегда, была прекрасна. Прекрасна и... холодна. Помню её бледное, мертвенное лицо. И помню тот леденящий, жуткий холод, который я ощутил, едва её коснувшись. Как такое могло произойти? Почему с ней? За что? Почему это выпало мне? Что теперь делать?

Я всегда был рассудителен, говорили даже, что не по годам. Однако её преждевременная кончина выбила у меня опору под ногами, переместила меня в мир нечувствительного к окружению безумия и сделала неподвижным, оцепеневшим, парализованным камнем.

Не знаю, что заставило меня сделать это. Я не хотел с ней расставаться. Даже в мыслях. А тем более наяву. Священник прочитал речь. В комнате остались немногие. Царил полумрак, который не мог рассеять тусклый свет свечей. Я нагнулся поцеловать её. Последний раз. И положил ей в гроб... мобильный телефон. Да. «Безумие?» — спросите вы. Возможно. Впрочем, не скажу, что отдавал полностью себе отчёт. Я повиновался импульсу. И мне было уже всё безразлично. Всё, только не она… Но, может, я и правда безумец.

Потом состоялось погребение. Когда её гроб заколотили и опустили в яму, у меня защемило сердце. Едва сдерживаясь, чтобы не разрыдаться, я смотрел, как гроб засыпают землёй, всё смотрел и смотрел, понимая, что никогда больше её не увижу, не почувствую её тепло, не подарю ей ласку. Я всё стоял и смотрел, пока над могилою моей любимой не установили надгробие, ощущая неизгладимую тоску и печаль, жалость к себе и боль утраты. Лети в небо, радость моя! Когда-нибудь мы с тобой встретимся. И я смогу обнять тебя, прижать к своей груди, как и прежде. И тогда уже никто и ничто не разлучит нас.

***

Несколько дней я почти не ел и не пил. Горе, вызвавшее поначалу тоску, окончательно перешло в апатию. Ежедневно я посещал могилу моей любимой, мысленно с ней разговаривал. Почти всегда мысли увлекались внутренним потоком, и я погружался в воспоминания. Я вспоминал те дни и месяцы, которые мы были вместе, те мгновения, когда нам было хорошо вдвоём, ту теплоту, что пронизывала нас всё это время. Я хотел её вернуть. Но не мог. Не знаю, как переживают эту утрату другие в мои годы. Быть может, я слишком зациклился на своих чувствах. Однако мне было тяжело без неё. Порой просто невыносимо больно.

Признаться, я совсем забыл, что положил мобильник ей в гроб. Как гром средь бела дня поразило меня это воспоминание. Не могу передать словами, какая гамма эмоций захлестнула меня в этот момент. Но главенствовала безотчётная надежда. Надежда на что? На воскрешение? Вздор. На общение, диалог? Безумие.

Ещё сколько-то дней я ходил на её могилу, вынашивая мысль о звонке ей. Почему-то меня очень волновала сама эта идея. Какая-то часть моего разума понимала всю абсурдность моей затеи. В конце концов аккумулятор телефона давно уже должен был сесть. Так зачем тогда всё это? Бред безумца. Впрочем, почему я не должен им быть, учитывая то, через что мне пришлось пройти и что пришлось пережить, я ровным счётом не понимаю.

Я лежал в темноте на диване в своей комнате. Последнее время я часто так делал. Мысли были пусты, я лишь смотрел в точку на неосвещённом потолке, пребывая в прострации. Но воспоминание о телефоне, который я оставил в гробу, вернуло меня к жизни. Я поглядел на экран своего телефона, какое-то время держа его неподвижно. Затем быстрым движением пальца по экрану нашёл её контакт. Она. Возлюбленная моя.

Несколько минут я ещё лежал в нерешительности. Сердце учащённо забилось, в один миг мне показалось, что оно вот-вот выпрыгнет из груди. Такой сильный трепет вызвала сама мысль о предстоящем звонке, словно я первый раз шёл на свидание. Наконец я решился. Нажал. Пошёл гудок. Я прислонил трубку к уху и с трепетом в груди стал ждать. Один гудок. Второй. Третий. Четвёртый. Пятый. Шестой. Седьмой. Внезапно поняв всю нелепость и бессмысленность ситуации, я оборвал звонок. Мне было стыдно. За ребячество, за глупость, за святотатство. Так нельзя, нет. Не нужно. Я выключил телефон. Повернувшись на бок, заснул в своей постели.

***

На утро я проснулся с тем же давешним намерением. Этот телефон, этот звонок всё не выходили у меня из головы. На душе было чувство чего-то неоконченного, недоделанного. Поев на скорую руку, отправился бесцельно бродить по городу. Вид набережной и монументальных высоток из стекла и стали не помогли отвлечься от мыслей об очередном звонке. «Зачем мне это надо? — спрашивал я себя. — Чего я добьюсь этим? Не сумасшедший ли я?»

Вернувшись домой, я заперся в своей комнате. Сев на диван, достал мобильник. Ещё раз подумал, нужно ли мне это. Нужно. Нашёл её в списке контактов. Нажал вызов. Немедленно прислонил трубку к уху, будто боясь пропустить ответ. Гудок. Другой. Третий... Десятый... Двадцатый. Попытка связи оборвалась, оператор разъединил неудавшееся соединение.

Ну и идиот же я! Дурак! Я бросил телефон в угол комнаты, досадуя не то на свою собственную глупость, не то на то, что мне не ответили. Это уже начинало походить на помешательство.

День пролетел незаметно. Учёба, мелкие домашние дела. К вечеру поймал себя на мысли, что уже третий день не ходил на кладбище. Не разговаривал с ней хотя бы через надгробие. Пообещал себе завтра отправиться к могиле. Попросить у неё прощения за дурацкие попытки связаться с ней.

Стемнело. Решил не включать свет. Последние дни электрическое освещение меня прямо-таки раздражало. Вспомнил о своём телефоне, который я зашвырнул в угол комнаты. Отыскал его. Он на радость мне оказался цел: даже царапин на экране не появилось, и корпус тоже не повредился. Выключился разве что. Включил его. Полез в мессенджеры, полистал ленты подписок, перекинулся несколькими сообщениями с друзьями. Уже собираясь убрать телефон и ложиться спать, решил ни с того ни с сего найти... её. Прокрутив список контактов, отыскал мою дорогую.

Сперва я не понял, что увидел. Застыл в удивлении. Оторопел. Статус. Её статус отображался как «Был(а) недавно». Была недавно??? У меня снова учащённо забилось сердце, адреналин хлынул в мозг. Я думал, меня уже отпустило, однако... Мысли опять завертелись вокруг желания сделать звонок. Звонок? А может... может, написать ей сообщение? Прямо сейчас, прямо через этот мессенджер. Я быстро набрал текст. Стёр его. Он показался мне бессмысленным и дурацким. Задумался. Наконец, не торопясь стал набирать сообщение: «Люблю тебя». Руки мои дрожали. Сердце колотилось как бешеное. Мой палец завис над клавишей ввода... Я отправил сообщение. И впился глазами в экран. Статус отправки отобразился как «Доставлено». Доставлено. Доставлено... Доставлено... Но не прочитано. На что я, чёрт возьми, надеялся? Я отложил телефон, в этот раз решив не кидать его. Всё равно это бессмысленно. Эх. А я так надеялся. Надеялся на что? На то, что прочитает? Бред. У меня точно поехала крыша.

Вновь поразившись своему нелепому поведению, я машинально взял телефон, бросив взгляд на экран, и... оторопел. Статус сообщения изменился. Да, именно. Сообщение было прочитано. Хотите верьте, хотите нет, но я отчётливо помню всё происходившее. Не доверять своим глазам у меня не было причины. Шокированный увиденным, я не знал, что делать, не знал даже, что и думать. Снова отложил мобильник.

Идиотизм какой-то. Этого же не может быть. Или это глюк программы? Такое возможно вообще? Но ведь должно же быть всему разумное объяснение. Или мои глаза меня всё-таки обманывают, и я уже поехал? Я размял лицо, сходил умылся. Да нет же, мне всё почудилось. Сейчас вернусь в комнату, и никаких странных статусов там не будет. Усевшись на диван, снова взглянул на экран телефона. Нет, чёрт возьми. Ничего не поменялось: «Прочитано».

В этот момент я впервые почувствовал грань, за которой идёт безумие. Вроде бы ничего не поменялось. Вот он я, так же мыслю, так же чувствую, так же осознаю реальность, как и прежде. И одновременно уже не так, а как-то иначе. Что со мной происходит?

Решил, что разуму нужен отдых. Мне нужно поспать. А утром решу, что делать. Может, проснусь, и окажется, что всё это был дурной сон, навеянный каким-нибудь недомоганием тела или недавними волнениями. Может, окажется, что возлюбленная моя... жива.

Я не заметил, как отошёл ко сну. Проснулся я среди ночи, словно какая-то сила выдернула меня из забвения. И снова мысли потянулись к мобильнику. Нащупав его руками, поднёс экран к лицу. Когда глаза попривыкли к свету, несколько секунд смотрел на телефон, ни о чём не думая. Неосознанный импульс побудил меня позвонить ей...

Пошли гудки. Один, второй, третий. Четвёртый. Пятый. Шестой. На седьмом гудке сняли трубку. Сердце моё остановилось. Я замер, словно парализованный. Тишина на другом конце. Мертвенная, гробовая тишина. Я сглотнул. Весь напрягся, будто натянутая струна. Попытался разомкнуть губы, чтобы произнести хоть одно слово. Не смог. Связь оборвалась. Положили трубку. Часа полтора я пребывал в ошеломлении. Как и когда я заснул, я не запомнил.

***

На следующее утро я пребывал в неопределённости. Я всё ещё был шокирован инцидентом прошлого вечера. Но одновременно другая часть меня начала сомневаться в действительности случившегося. Не приснилось ли мне всё это? Не почудилось ли? Но зачем я гадаю? Я взял телефон, посмотрел историю звонков. Последний звонок и вправду был на сотовый моей возлюбленной. Продолжительность разговора: 1 минута 13 секунд. Нет сомнения, что контакт состоялся. Но как это возможно? И с кем? Быть может, такой эффект вызвали какие-то электромагнитные волны? Или я и вправду дозвонился ей? Вопросы, вопросы, вопросы. Мой мозг бомбардировался ими, словно Земля астероидами в доисторические времена.

Тут я вспомнил о друге, который всю сознательную жизнь занимался оккультизмом. В прошлом про себя я нередко посмеивался над его увлечением, правда, вида не подавал. Теперь мне было не до шуток. Быть может, он сумеет прояснить происходящее? Недолго думая, я собрался, предупредил друга в мессенджере, что скоро приду, и выдвинулся.

Поздоровавшись, мы прошли в его комнату. Она была ничем не примечательной, за исключением нескольких статуэток, олицетворяющих каких-то божеств, в которых я не разбирался, и пары изображений, явно что-то означающих для сведущих в оккультизме.

Я рассказал ему всё как есть. Он внимательно выслушал меня, по ходу рассказа иногда кивая, явно узнавая что-то знакомое ему.

— Вот что я тебе скажу, — начал он, когда я закончил свой рассказ. — В мире оккультизма известны феномены общения с духами умерших. Особое распространение это получило ещё во второй половине XIX века, в кругах спиритистов. Освещению таких феноменов мадам Блаватская посвятила ряд книг. Не обошёл эту тему даже знаменитый граф Толстой. Суть общения с духами умерших кратко состоит в том, что, во-первых, желающий войти в контакт с развоплощённой душой настраивается своим астральным телом на потусторонний мир. В твоём случае это была усиленная концентрация на образе твоей покойной девушки. А во-вторых, сами духи, находясь в эфирном теле, порой могут соприкасаться с физической материей, вызывая изменения земного вещества. Подозреваю, это именно твой случай, друг мой. Дух твоей возлюбленной отозвался в ответ на твои попытки взаимодействия с ней. Скажи, на какой день после её смерти состоялся тот звонок, когда она ответила?

— На... дай подумать... — начал припоминать я. — На девятый. Да, точно, вчера был девятый день.

— Так я и думал, — загадочно произнёс он. — Третий, девятый и сороковой дни после смерти особые. Первые два дня душа скитается вблизи тела; с третьего по восьмой день ей показывают райские обители; а с девятого по сороковой показывают ад. На девятый день душа твоей подруги, очевидно, как раз переходила от лицезрения рая до лицезрения ада и попутно могла прикоснуться к промежуточной материи нашего мира. В подтверждение этой теории позволь поинтересоваться: ты пробовал звонить ей раньше девятого дня? Дай угадаю: контакта не было.

— Верно, ответил я, слегка ошеломлённый откровениями моего приятеля. На душе у меня было невесело.

— Ну вот, — задорно отозвался он. — А если бы ты попробовал набрать её номер в первые три дня, то контакт непременно бы состоялся! Гарантирую тебе это.

Я покивал угрюмо и добавил:

— Как-то не подумал об этом.

— Единственное, что меня смущает, — продолжил он, — так это то, как батарея телефона в гробу сохранила заряд до девятого дня. Всё-таки под землёй холодно. Впрочем, возможно, она активировала батарею эфирной энергией.

— Да, как-то подозрительно, — согласился я.

Наскоро поблагодарив за помощь и попрощавшись, я пошёл прогуляться. Благо погода была ясная и солнечная, хоть и прохладная, и я надеялся прочистить мозги свежим воздухом. Посещение друга-оккультиста не успокоило меня. Скорее даже, наоборот, расстроило. Он совсем не проникся моей утратой и болью, и слишком отрешённо, прямо анатомично, разложил всё по своим оккультным полочкам. Возможно, в его словах есть доля истины, но подана была она явно неудачно. Как-то безнравственно.

Освежившись прогулкой, посетив снова набережную города, я действительно почувствовал себя легче. Зайдя перекусить в одну забегаловку, я вернулся домой. До вечера занимался не пойми чем, пока наконец не стемнело. И во тьме меня снова начали одолевать мысли о звонке в могилу. Чёрт, как сумасбродно это звучит. У меня точно поехала крыша.

Десятый день. Если верить оккультным представлениям, сегодня моя любимая отправится созерцать адские муки. Состоится ли звонок? Надо попробовать. Я достал телефон, открыл мессенджер, проверил статус: «Была(а) недавно». Проклятие. Что всё это значит? А батарея и правда слишком долго держит заряд: за десять дней в холодном гробу сел бы любой аккумулятор. Но что значит этот статус? Может, приложение обменивается данными с интернетом, с чем-то синхронизируется? Я не спец в этих компьютерных штуках. Хотя о чём это я? Ведь ещё вчера она сняла трубку! Это уж точно не списать на глюк или особенности программы.

Я опять посмотрел на экран. Машинально набрал текст: «Привет, любимая». Какое-то время ничего не происходило, через несколько секунд отобразился статус сообщения: «Доставлено». Доставлено, но не прочитано. Я уже было успокоился, собираясь убрать телефон, как вдруг статус изменился: «Прочитано». И на другом конце соединения кто-то начал печатать текст. Я не мог поверить своим глазам: статус набора сообщения в мессенджере не лгал. Сердце моё снова забилось в бешеном ритме, предчувствуя кардинальные перемены во всём моём бытии. Я закрыл глаза.

Прозвенело оповещение. Я боялся размыкать веки, не зная, чего ожидать. Наконец я пересилил свой страх и открыл глаза. В ответном сообщении был сумбур спецсимволов, напечатанных вперемешку: %$#@%#*))(%#. Что за чепуха? Но... сам факт получения сообщения был ошеломителен. Я сглотнул. Подошёл к окну, вдохнул свежего воздуха из открытой форточки. Вновь опустил взгляд на телефон. Мне подумалось, что это нормальный способ общения духов с нашим миром. Наверняка этот набор символов что-то значит для развоплощённых душ. У меня слегка закружилась голова. Неужели мой друг-оккультист оказался прав? Неужели мир призраков действительно вступает в общение с нами? Мне надо было переварить произошедшее. Я пошёл на кухню, достал припасённую бутылку вина и приговорил её за полчаса. Лёжа на диване и глядя в потолок, почувствовал, что меня уносит в сон. Всё завтра, завтра... Я провалился в забытье.

Я вновь проснулся среди ночи. Это уже стало входить в традицию. Телефон был сжат в руке. Я поднёс его к лицу, зажмурив глаза от непривычно яркого экрана. Некоторое время лежал, раздумывая о переписке намедни. Нашёл её номер. Позвонил... Не прошло и секунды, как я услышал: «Абонент временно недоступен или находится вне зоны действия сети». Заглянул в мессенджер, статус контакта отображался как «Был(а) недавно». «Ну вот, разрядилась батарейка», — подумал я, отложил мобильник в сторону и вскоре заснул.

Проснулся я от звукового оповещения. SMS гласило, что абонент появился в сети. Я резко сел, отбросив одеяло. Голова гудела, сознание было замутнено. Несколько минут я раздумывал, как поступить дальше. Наконец, решился и позвонил. Пошли гудки. Невероятность происходящего заставляла думать, что я всё ещё во сне, однако чувства, казалось, не обманывали. И вот на другом конце соединения... взяли трубку. Я впился в аппарат всем своим слухом. Тишина. Долгая тишина. Я осмелился заговорить. Едва слышно произнёс её имя. А в ответ — ничего. Гробовое молчание. А нет же... Я что-то услышал. Не смог разобрать. А потом...

Шипение, едва различимое шипение. То ли дыхание с лёгким свистом, то ли попытка что-то произнести. Но я точно помню, что кто-то подавал признаки жизни. Я произнёс её имя громче. А она... через шипение и шорох... что-то ответила мне едва уловимым шёпотом. Мои глаза расширились от удивления и шока. Я не понимал, что происходит и как на это реагировать. Вдруг соединение разорвалось. Я попытался было перезвонить, но абонент снова оказался недоступен.

До поздней ночи я почти не спал, пребывая под впечатлением от случившегося. Отключился уже под самое утро.

***

Утром я чувствовал себя разбитым. Тело ломило, голова трещала. Неужели от вина? Всего от одной бутылки? Видно, дрянное попалось. Умывшись и позавтракав, я поймал себя на мысли, что до сего момента не вспоминал о трагедии и странностях последних дней. Не зря есть выражение: «Истина — в вине». Похоже, это будет моим средством изгнания дурных мыслей и желаний. Я осознал, что думаю о попытках телефонного контакта с моей усопшей возлюбленной как о чём-то неприятном и ненужном. С чего бы? Эта тема действительно меня измотала в последние дни. Я почувствовал себя истощённым, будто из меня выпили жизненные соки. Похмелье это или последствие нездоровых оккультных увлечений?

Сегодня одиннадцатый день. А что, если душу моей любимой захватил какой-то демон в преисподней? Что, если я общался не с ней, а с ним? Мне окончательно поплохело от этих мыслей. Я решил проветриться и отправился пешком за город, поближе к природе. Прогулка мне не помешает.

По пути мне повстречался приятель. Расспросил меня о жизни, посочувствовал моей утрате. Он, как мне показалось, был искренен. Может, поэтому за разговором я непроизвольно излил ему душу, рассказав в том числе о странных событиях минувших дней.

— Мне кажется, — заметил он, — ты перегрелся, друг мой.

— Что ты имеешь в виду? — слегка сморщился я.

— Сам посуди: ты уже одиннадцатый день после смерти твоей девушки пребываешь в сильном стрессе. Твой мозг изрядно переутомлён, психика находится на грани нервного срыва. Вот тебе и мерещатся небылицы.

— Да как же! — вознегодовал я. — У меня же есть телефон, в нём все доказательства! Сам убедись.

— Покажи.

Я начал шарить по карманам. Чёрт подери.

— Вот дьявол, я оставил мобильник дома!

Мой друг подозрительно посмотрел на меня. Выражение его лица было более чем откровенным.

— Да я не сочиняю! — едва не выкрикнул я.

— Пусть так, не заводись. Просто ты можешь искренне верить в происходящее. Я не говорю, что ты лжёшь.

— Я не сошёл с ума, — продолжал оправдываться я, не знаю, зачем.

— А я этого и не утверждал. Просто твоя нервная система перенапряжена. Ты же изучал психологию и сам лучше меня знаешь, как наша психика может вести себя в экстраординарных ситуациях, полных стресса. Не обижайся на меня и не злись, но всё, что ты мне поведал, кроме как бредом сумасшедшего не назовёшь. И единственное рациональное объяснение того, что кто-то отвечает тебе по телефону твоей девушки, уж прости меня, заключается в том, что кто-то мог раскопать могилу твоей девушки и вынуть её мобильник. И теперь он потешается над тобой. Этим, кстати, объясняется и долгая работа аккумулятора её телефона. Ты же помнишь, как несколько лет назад в городе поймали банду расхитителей могил? Вполне допускаю, что у кого-то мог возникнуть рецидив, или какой-нибудь недоумок решил стать подражателем. Ты давно был у могилы?

Услышанное перевернуло всю мою картину мира, едва устоявшуюся в последние дни. Как же я сам не догадался! Всё может быть намного проще и прозаичнее. Как и паскуднее. От одной мысли, что кто-то мог кощунственно разорить могилу моей любимой, вынуть её труп, а ещё и начать глумиться над памятью о ней, у меня поднялись гнев и жажда мщения.

— Куда ты? — крикнул мой приятель, когда я ринулся прочь со всех ног.

Мой путь лежал теперь лишь к одной цели — на кладбище. И будь я проклят, если позволю этим мерзавцам уйти от моего возмездия.

Не знаю, почему я не воспользовался транспортом, а помчался пешком. Но на кладбище я прибыл уже под вечер, когда всё накрыли густые сумерки. Пробираясь по памяти к могиле в полумраке, я не переставал бешено ворошить клубок мыслей, в котором сплелись сумасбродные события минувших дней. На душе были тревога и растерянность. Негодование и ярость. Нервное перенапряжение и фрустрация. Всё вперемешку. Я искал могилу и в темноте никак не мог её найти.

И тут меня осенило. Как гром среди ясного неба. Я понял. Я осознал. И опешил. Мы похоронили живую! Она была жива, когда её гроб погружали в яму, когда засыпали землёй, когда устанавливали надгробие. Она была жива. Всё это время. Вот и ответ на всё. Она пыталась связаться со мной с помощью телефона, что я ей оставил. Обессиленная, не евшая и не пившая много дней, промёрзшая насквозь на глубине под тоннами сырой и холодной земли, среди насекомых и червей она... она пыталась передать мне всё это время, что она жива!

Какой же я был идиот, что не понял этого сразу! Какой же дурак, что не догадался! А что, если она уже умерла, и я не успел спасти её? Что, если намедни была её последняя попытка позвать меня на помощь?! Господи! Какой кошмар! Чего же я медлю?! Вперёд, быстрее! Надо отыскать её могилу, надо её вытащить оттуда, пока она жива! Надо торопиться, пока ещё не поздно! А что, если я опоздал?! Не дай бог!

Я ускорил шаг, продираясь через мрак и бурелом леса, безуспешно пытаясь отыскать то место, где она захоронена. Но вроде я что-то нащупал. Кажется, отыскал тропу. Вот же она! Да, я помню эту дорогу! Быстрее, быстрее!

Приближаясь к месту погребения, я вспомнил, что не взял с собой никакого инструмента. Выругавшись, я ускорился. Придётся копать руками, да чем угодно. Даже если я раздеру руки в кровь, я откопаю её, я спасу её.

Тропа, дерево, поворот, ещё дерево, продолжение тропы. Я прошёл мимо пригорка, который помнил. Увидел её могилу. Кинулся к ней, не веря своим глазам. Сердце едва не разорвалось. Могила была разрыта! Даже в темноте я всё видел. Не может быть! Что это значит?! Неужели всё-таки осквернители гробниц? Отчаяние захлестнуло меня. Дрожащими руками я отыскал свой телефон. Оказывается, он был у меня с собой всё это время. Слава богу! Судорожно перебирая пальцами по экрану, я отыскал её номер. Нажал вызов. Приложил мобильник к уху. Послышались гудки. И вдруг меня потрясло то, что я услышал. Где-то вдалеке играла мелодия телефона, который я оставил тогда в гробу. Я узнал её, не мог не узнать. Я кинулся навстречу звуку, доносившемуся откуда-то из глубины леса. Продолжая держать трубку рядом с ухом на случай, если кто-то ответит. Я бежал всё быстрее, раздирая сучьями деревьев одежду и кожу на лице и руках. Звук усиливался, я всё отчётливее слышал его. Вот он, всё ближе и ближе. Уже почти на месте. Ещё чуть-чуть. Да, совсем близко!

Я выскочил на ровное место рядом с чужой могилой. Звук совсем громкий. Вот же он, телефон! Мерцает и звучит на земле, словно кто-то намеренно положил его на моём пути. Я поднял этот мобильник. Оторвал от уха свой. Что? Как? Почему? Я пребывал в замешательстве и негодовании. Я положил трубку, медленно стал оглядываться. Поворачивая голову, услышал голос. Шёпот. Женский. Я узнал его. Это... это она!

Развернувшись к источнику шёпота, я узрел во мраке её силуэт. Она стояла предо мной, протягивая ко мне свои тонкие руки. Я не видел её лица, не видел одежды. Лишь кромешная тьма и едва различимый силуэт на этом фоне.

Я бросился к ней со слезами радости. Воскликнул её имя. А она... Её костлявые, с облезшей кожей, мертвенные руки вцепились в мои плечи и вырвали часть моей плоти. Открывшаяся луна осветила её иссохший лик: окровавленный рот, испещрённый полусгнившими острыми зубами, впился мне в шею, вырвав артерию. Хлынула кровь, заливая мне лицо и забрызгивая всё вокруг.

— Иди ко мне, любимый, — прошептала могильным голосом она перед моей смертью. — Я хочу тебя.

И она стала рвать моё тело, насыщаясь моей тёплой кровью и свежим мясом.

***

Прошёл год. Я воссоединился с моей любимой. Моя душа, как и её, прикована к своему бывшему телу. Те зомби, в которых превратились наши тела и вокруг которых наши души витают теперь, продолжают бесчинствовать, пожирая живых людей. И ни я, ни моя любимая не можем ничего с этим поделать. Молюсь, чтобы нашёлся тот, кто снимет с нас это проклятие. А пока мы остаёмся невольниками в телах тех, кто когда-то были нами. Я передал свою историю одному медиуму, но он вскоре умер. Надеюсь, кто-то найдёт его записи и сделает хоть что-то.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
0
16:03
175
20:07
Нагнетание атмосферы — плюс. Концовка — минус. В целом, читабельно.
13:49
Из-за Пламенева стала читать, люблю у него Ночь перед боем.
Ну что сказать: оригинал лаконичнее, ёмче, концентрированней, интересней.
Не нужно было указывать, по мотивам чего: то есть в рассказе все предсказуемо, а потому неинтересно.
Империум

Достойные внимания