Валентина Савенко №2

Квартирант

Квартирант
Работа №137
  • 18+

Когда Кирилл увидел призрака, парящего в его спальне, он не счел его плодом воображение. Не подумал, будто ему привиделось или приснилось. Наверное, за те секунды, пока черная, полупрозрачная дымка проплыла от стены до прикроватной тумбочки, где бесследно растворилась, у него просто не успели возникнуть подобные мысли. Всё о чём он тогда подумал было:

«Да ну, чтоб тебя!»

Кирилл больше расстроился, чем испугался: значит вот он – подвох дешевой квартиры в центре города! Он ведь чуял, нутром чуял, что семь тысяч в месяц за шестьдесят метров квадратных и пять минут до метро — это подстава. Он дважды её осмотрел: никаких следов пожара, потопа и тараканов; дом в отличном состоянии, с работающим лифтом; соседи (ему удалось познакомиться с некоторыми) адекватные, вроде, люди, не пьянь или кошатники. Кирилл, на минуточку будущий риелтор с юридическим образованием, проверил все известные ему подводные камни, но так и не нашел изъяна. Он уже почти поверил в этот подарок судьбы и тут на тебе – в первую же ночь посреди комнаты является неведомое нечто.

Только когда призрак исчез Кирилл заметил, как из чашки от дрожи в руке выплескивается чай. Поставив остатки напитка на стол, он клацнул пробел на ноутбуке, не дав битлам допеть «Yesterday» и отправился за половой тряпкой, приглаживая вставшие дыбом волосы на руке.

О том верит ли он в мистику, Кирилл серьезно никогда не задумывался. До этого случая ему, вобщем, было на неё плевать. Но ночью, лежа в постели таращась в темноту и прислушиваясь к каждому звуку, он подумал, что возможно придётся пересмотреть взгляды на мир.

Суета нового дня вытеснила воспоминания о вчерашнем видении. До обеда стажировка в риелторской фирме, куда Аркадий Натанович обещал пристроить его после окончаний института, затем, приобретение абонемента в ближайший тренажерный зал (аренда новой квартиры обходилась почти на тысячу дешевле), да и вообще госэкзамены на носу – какие к черту призраки! Завалившись усталый домой, он бесперспективно заглянул в пустой холодильник и отключился, едва коснувшись подушки.

Следующий вечер был посвящен подготовке к экзамену. На столе заваренный кофе, на экране ноутбука окна с вопросами билетов, «вордовский» конспект и гуляющие по всему потоку фотографии якобы правильных ответов. Таблицы и документы просматривались бегло, быстро сменяя друг друга – в своих знаниях парень был уверен. Тем более, как говорил Натанович: «юридическая корочка — это конечно плюс, но успешным станет риелтор с хорошо подвешенным языком и умением залезть в душу без вазелина!». У Кирилла были все шансы стать успешным.

Тем не менее, жилищный кодекс со своими статьями требовал внимания, а чтобы сосредоточится Кириллу необходима была тишина. Он, собственно, потому и перебрался на квартиры после второго курса – к общажной суете не смог привыкнут. Читать, думать и работать получалось только когда ничего не отвлекало. Сейчас отвлекал стук.

За стеной, от которой шел звук, жила семья с ребенком – мальчиком лет пяти. Бывало, оттуда доносился смех или плачь,

«но тарабанить в стенку более получаса…»

Другой бы промолчал. Кирилл вышел на лестничную площадку и постучал в дверь.

– Привет сосед, – мужик в спортивках и майке удивился гостю, – случилось чего?

– Добрый вечер, извините что поздно, Михаил, – Кирилл старался запоминать имена, полезная привычка, – я сейчас просто к экзаменам готовлюсь, а с вашей квартиры весь вечер стук слышно. Если можно, не стучать какое-то время.

– Издеваешься чтили? Не стучать! Могу тебе сказать тоже самое!

– В смысле?

Михаил открыл было рот, но затем подвинулся, приглашая зайти:

– Проходи, сам увидишь.

Кирилла провели в небольшую гостиную, где на диване у телевизора расположилась хозяйка, с бигудями на голове похожая на медузу Горгону.

– Сосед вот пришел, – демонстративно начал Михаил, – жалуется, что мы в стену ему тарабаним. Сделай-ка потише.

Нажатием кнопки телепередача смолкла и за спиной женщины послышался глухой «бум», такой же как в квартире Кирилла, но слабее. Парень подошел ближе, звук повторился. Сомнений не было: в соседней комнате, его пустой комнате, стучали в стену.

– Не первый раз такое, – пояснил сосед за спиной, – стучало даже когда в квартире никто не жил. Может трубы какие в стене проходят, или пустота образовалась, черт его знает!

– Ладно, – Кирилл растеряно попятился к выходу, – тогда извините за беспокойство.

– Да ничего. Мне самому интересно что это, так что если выяснишь – дай знать.

Еще раз извинившись и попрощавшись, Кирилл вернулся в свою квартиру. Он подошел к злополучной стене, приложил к ней руку. Стук не заставил себя ждать – громко и отчетливо, как удар кулаком, от которого под пальцами прошла легкая вибрация.

Кирилл отдернул руку как ошпаренный.

«полость в стене… трубы… как-же!»

Попытка снова сесть за учебу успеха не возымела, при каждом новом ударе Кирилл вздрагивал и под чечетку сердца таращился на пустую стену. Со сном тоже не задалось. Страх и раздражение переросли в гнев, после очередного стука Кирилл, лежа на кровати, зло крикнул в темноту:

– Да задолбало уже! Хватит!

О вырвавшихся словах он тут же пожалел. Из глубины комнаты к нему быстро приближались тяжелые шаги, одеяло начало сползать, будто за него потянули, и что-то невидимое сдавило грудь. Всё произошло за пару мгновений и прекратилось так же внезапно, как и началось.

Заснуть Кириллу удалось только после полуночи, с включенным светом.

***

Экзамен прошел как на автомате по двум причинам: во-первых, из-за недосыпа от тяжелой ночи, а во-вторых, благодаря четырем годам прилежного обучения. Кирилл зашел в аудиторию как в тумане, включился на вопросах, и честно заработал свою пятерку.

– Ну красава Кирюха, поздравляю! – одногруппник и друг, светловолосый Артем с улыбкой жал ему руку, – Не передумал в свою контору идти? С твоей-то головой из тебя бы шикарный адвокат получился!

– Такой «шикарный адвокат» в каждом втором «Маке» за кассой стоит. Даже краснодипломщики не всегда устраиваются – рынок забит и без связей никуда не всунешься. А риэлторство это тема! Пару лет с Натанычем попрактикуюсь, а там гляди и свой бизнес замутить получится.

– Ну как знаешь! Тогда с тебя особняк по скидке! – улыбка Андрея стала еще шире, – кстати о жилье: как твои новые апартаменты? Чего не выставляешься?

В голове Кирилла невольно всплыли шаги в темноте и призрачный силуэт.

– Ну, такое. Странная квартира, но в целом не плохо.

– И в чём же странность?

– Пока не знаю. Чувство, будто с ней что-то не так.

– Обычно, странными оказываются люди, которые так говорят.

Они вышли на порог «альма-матер», Андрей вдохнул полной грудью и махнул сокурсникам.

– Пора отметить это дело! В «Пьяной Вишне» по пятницам третий шот в подарок, двигаем туда или в «Бартоломео»?

– Вы пока определяйтесь, – взглянув на часы, бросил Кирилл, – у меня дело одно есть. Напишешь потом куда подъехать.

Это дело он наметил себе после вчерашней встречи с невидимкой, а место действия располагалось в паре кварталах от его новой квартиры.

Кирилл вошел в ворота церкви трижды перекрестившись. Насколько он помнил, при входе в само здание следовало сделать то же самое. Последний раз Кирилл переступал порог Храма Божьего несколько лет назад, когда с родителями святил пасхи. После того как батюшка щедро окропил их святой водой во дворе они вошли в церковь, где мама купила пару свечей и расставила их в высокие позолоченные канделябры перед ликами святых – сюда за здравие, сюда за упокой.

Возможно, и сейчас нужно было упокоить чью-то душу, но Кирилл понятия не имел как это сделать, да и в успех затеи верил слабо. Тем не менее, у стоявшей за прилавком с православными товарами женщины в голубом платке он купил несколько свечей, иконку и небольшой серебряный крестик, тот что подешевле. При этом Кирилл поймал себя на неприятном сравнении – неловком чувстве, будто в первый раз презервативы покупаешь: вроде бы делаешь правильно, а почему-то стыдно.

– Скажите, – кладя покупки в рюкзак, он старался не смотреть в глаза продавщице, – а где здесь святой воды можно набрать?

– Там, возле образа Николая чудотворца, – ответила она с улыбкой.

«Будто я знаю как он выглядит» подумал Кирилл, следуя в указанном направлении.

Вернувшись домой с полным арсеналом православных принадлежностей, Кирилл понял, что смутно представляет как ним распорядиться. Крестик он повесил на светильник над кроватью, рядом на тумбочку поставил иконку и бутылку с водой, в шуфлядку закинул свечи. Затем перекусил чаем с бутербродами, перечитал смс от Андрея: «Мы в Бартоломео. Штрафная для тебя готова», переоделся и отправился к веселящимся сокурсникам.

«Всё-таки я заслужил этот праздник»

Вернулся Кирилл вечером на такси. Не очень поздно, не очень пьяный, но смертельно уставший. Алкоголь, вопли и пляски невпопад музыке выжали последние силы. Он принял душ, что в его состоянии было сродни подвигу, и повалился на кровать со счастливой уверенностью, что сегодня даже стадо чертей, устроивших шабаш, его не разбудит.

Обычно после пары рюмок спиртного Кирилл не видел сны, во всяком случае их не запоминал. Сегодня что-то пошло не так.

Кирилл сидел за столом у себя на кухне, но выглядела она совершенно иначе. Все цвета и тона были грязно серыми, местами бурыми, будто от ржавчины или запёкшейся крови. Предметы и мебель казались размытыми, нематериальными. Он взял чашку полную воды, и она оказалась пуста. Подошел к раковине, повернул смеситель, но из крана посыпался серый песок. Кирилл обернулся к окну, где на фоне кроваво-красного зарева между серыми строениями сновали длинные причудливые тени. Он пытался рассмотреть их обладателей, когда из соседней комнаты донесся отчетливый стук в стену.

Кирилл медленно прошел через коридор, чувствуя, как с каждым новым ударом замирает сердце, и остановился у открытой двери. Стена, отделяющей его квартиру от соседней, вместо кремовых обоев с голубоватыми лилиями была покрыта пеплом. Целыми пластами тот поднимался вверх, как от горящей бумаги, и рассеивался под потолком. Примерно посредине стены проступал контур двери, в которую черным кулаком с длинными пальцами колотило оно. Существо сидело на согнутых ногах демонстрируя Кириллу острые выступающие на спине отростки позвонков и лысую, всю в извилинах, макушку. Чем бы оно ни было, из всей картины оно выглядело самым реальным.

Кирилл что-то закричал, но не услышал свой голос. А оно услышало. Тварь резко повернула морду с обтянутыми черной кожей глазницами, но не в сторону Кирилла, а туда, где виднелись нечеткие очертания его кровати. Выпрямившись во весь рост, оно быстро пересекло комнату вертя головой, будто вынюхивала источник звука.

«Нет, НЕТ!» безмолвно вопил Кирилл, пятясь и не в силах оторвать взгляд от зловещей сцены.

Существо нашло что искало – оперев руки на кровать, оно склонилось над своей жертвой, нижняя челюсть неестественно опустилась, раскрывая огромную зияющую пасть и втягивая в себя, казалось, всё пространство комнаты.

Мир рассеялся, потемнел и погрузился в абсолютную тишину.

Кирилл проснулся от жжения в горле. Сухим языком провел по высохшему нёбу, ужасно хотелось пить. Пошевелившись, он почувствовал рези в животе. Спустя пару мгновения он понял, что это голод – невероятно хотелось есть. Все тело ныло так, что хотелось сдохнуть.

Ночной кошмар обрывками трепыхался в подсознании, а в окно во всю светило июньское солнце. Экран смартфона показывал одиннадцать двадцать три, два пропущенных звонка и семь непрочитанных сообщений. Пропущенные были от мамы (после экзамена он ей так и не позвонил), а сообщения от Маши – его девушки. Последнее пришло десять минут назад и иронично спрашивало: «Ты там живой вообще?»

«Хороший вопрос» подумал Кирилл, поднимаясь с постели.

Маша была на курс младше, познакомились они на театральном кружке два года назад. Да, там тоже Кирилл участвовал. Не столько из-за любви к искусству сколько по расчету – руководитель кружка был заведующим кафедрой гуманитарных наук и мог поспособствовать хорошим оценкам своих подопечных. Маша же на сцене сияла, вживаясь в каждую свою роль, чем и вызывала притягательную симпатию у всех, включая Кирилла. Ну и конечно своей обворожительной улыбкой, которую он сам назвал «незаконной».

После утреннего душа, завтрака и отчета маме, силы и бодрое расположение духа вернулись к Кириллу. Маше он тоже решил позвонить, её жизнерадостный голос несомненно поднимет настроение. Они поболтали о событиях прошлой недели, за которую почти не виделись, обсудили учебу, новую квартиру Кирилла (о её темном придатке он умолчал) и, конечно, решили увидеться.

– Там возле тебя парк есть? Комсомольский да? Сто лет в парке не гуляла из-за этой сессии, – щебетала Машка, – давай там и встретимся! Потом как раз к тебе зайдем!

Последняя фраза прозвучала с заманчивой интонацией и в любом другом случае вызвала бы у Кирилла улыбку предвкушения, но сейчас внутри у него что-то тревожно ёкнуло.

– Да я не… не знаю. Тут еще не прибрано, вещи не разобраны, смотреть особо не на что.

– Что и кровать не стоит?

Ну что оставалось делать? Договорились на пять.

Перед выходом он подошел к окну с видом на тот самый парк.

«Отличная всё-таки квартира. Место и ремонт, и арендная плата! Стуки, призраки и кошмары не большая цена за такое счастье. Хотя Машку лучше пока сюда не вести. Удостоверюсь что всё нормально, тогда и позову».

В квартиру они вошли около восьми.

Какое зеркало большое! – воскликнула Маша, и едва переступив порог начала разглядывать себя в полный рост.

– Да. Туалет и умывальник там. Давай, ты первая!

Кирилл, скинув кроссовки, устремился в комнату. Снял со светильника крестик и вместе с иконкой засунул их в поглубже в тумбочку, ещё и тряпками прикрыл будто Маша там рыться будет.

«Черт, будто порнуху прячу»

– Классная квартира, мне нравится. Поздравляю!

– Ещё бы! Перед тобой будущий директор риелторской фирмы. Я знаю своё дело!

– Но кое чего здесь всё же не хватает, – Маша достала из сумки золотистую фоторамку и поцеловала Кирилла в щеку. – Меня!

С портрета она смотрела своей «незаконной» улыбкой, светлые локоны ложились на оголенные плечи и синее платьице. Фотография заняла место радом с ноутбуком. Они обнялись, посмеялись, а затем занялись тем, ради чего сюда пришли.

Маша любила быть сверху, он не возражал. Кириллу нравилось смотреть на неё, а она слегка закусывала нижнюю губу и закрывала глаза, он был не против. Тем более сейчас, когда у неё за плечом возникло темное облачко, когда Кирилл с расширенными от страха глазами наблюдал как оно обретает форму и скрывается за её спиной. Через секунду оно выплыло слева, ближе, четче. В нависающем над ними призраке Кирилл узнал существо из своего кошмара и хватая ртом воздух стиснул пальцы, лежавшие на Машиных бедрах. Маша тоже сжала руки, по другой причине.

Существо разинуло пасть, в черных глазницах загорелись желтые огоньки. Оно будто поглощало пространство, постепенно материализуясь. Затем оно встретилось взглядом с Кириллом. На прозрачном лице появилась злорадская ухмылка, которая постепенно отдалялась пока полностью не растворилась в вечернем сумраке. Со вздохом ему на грудь опустилась Маша. Кажется, всё было кончено.

– Ты чего весь дрожишь, зая?

Кирилл ответил не сразу.

– Да нет, всё нормально. Всё хорошо.

Он постарался выпроводить её домой не навязчиво, но как можно скорей.

– Мне квартира понравилась, буду заходить почаще! – она подмигнула, а натянутая улыбка Кирилла чуть дрогнула.

– А что за стук был в стенку? Надеюсь, это не я виновата? – Маша состроила невинные глазки.

– Нет, это… у соседей дети. Балуются.

Кирилл поцеловал её на прощание и закрыл дверь. На часах было начало десятого.

«Поздновато для звонков, – пронеслось в голове, – а, плевать!»

Кирилл нашел в телефонной книге нужный номер, долго и нетерпеливо слушал гудки.

– Да Кирилл. Говори, случилось что?

«Прям не знаю с чего начать

– Здравствуйте Игорь Саныч, извините что поздно, я по поводу квартиры! Тут, в общем…

«он меня придурком посчитает, ну и пусть»

– Игорь Саныч, в вашей квартире раньше ничего странного не замечали? Или случилось что-то, ну там я не знаю, убийство?

– Японский бог, и ты туда же!

– Куда туда же? Что вы мне не рассказали?

– Ничего там ужасного не случилось. Никто не умер, – в трубке послышалось недовольное ворчание, - Один из прежних квартирантов оказался сектантом, чтоб его... Собрал пару придурков-единомышленников и решил провести там обряд. Якобы кто-то из них сдал всех ментам, наплёл что планируется ритуальное убийство. По приезду полиция обнаружила этих ряженых идиотов и накачанную наркотой девчонку. За наркоту их и загребли. Вот и вся история! - раздраженно закончил хозяин квартиры.

– А что потом? После этого жильцы в квартире были?

– За месяц трое сменялось. Первые два пробыли около недели, потом потребовали вернуть деньги из-за того, что им, видите ли, плохо спиться и что-то мерещится. Я долго спорил, но когда и следующая семья сбежала через два дня… Деньги пришлось вернуть что бы скандал не поднимали, цену опустить.

После паузы Саныч энергично продолжил:

– Я сам ночевал в той квартире и ничего там не видел! Ни-че-го – говорю тебе!

– Зато я видел.

– Значит, тоже будешь уходить? – голос притих и погрустнел.

– Не знаю ещё. Я перезвоню.

Кирилл ожидал услышать историю о несчастном висельнике или маньяке устроившим поножовщину, но к сатанинскому ритуалу он готов не был. Ночью воображение рисовало самые мрачные облики потустороннего сожителя. Но это было ночью, когда перед глазами стояла ухмылка существа за Машиной спиной. А перезвонил арендатору Кирилл солнечным утром, когда страх перед монстрами растворялся в дневном свете и казался надуманным и глупым.

– Игорь Саныч, а куда вашего сатаниста увезли? Остались у вас его данные?

– Так в полицию же. Тебе зачем?

–Хочу разобраться в чём тут дело. Если я смогу, – Кирилл замялся, подбирая слова, – ну сделать квартиру снова нормальной, освободите меня от квартплаты на два месяца?

– С ума сошел! Ты чего надумал? – взревел динамик и на время затих, – как же я узнаю, ну, что всё получилось?

– Как минимум я не выселюсь, а мой труп не найдут в вашей квартире.

– Месяц. Дам только месяц.

– Диктуйте данные квартиранта!

***

Круглолицему дежурному на проходной исправительной колонии № 3 Кирилл плел ту же байку что и в райотделах полиции, когда искал сектанта.

– Понимаете, я журналист, куда меня пошлет главред за материалом туда и иду. Я звонил к вам, мне сказали, что пустят. Законом, между прочим, предусмотрено право средств массовой информации на интервьюирование заключенных.

Его слова наткнулись на просто сказочную мину безразличия человека в форме. С тем же каменным лицом дежурный доложил по серо-зеленой телефонной трубке некому Петровичу о: «каком-то молодчике, представившемся журналистом, к Трофимову Дмитрию Ивановичу». Получив ответ, он монотонно протянул, выдвигая небольшой ящичек под окошком:

– Паспорт и телефон кладите сюда.

Пройдя через стойку металлодетектора Кирилл последовал за тюремным надсмотрщиком сначала во двор, разбитый на секции колючей проволокой, затем по узким, воняющим сыростью коридорам, пока наконец оказался в крохотной комнате с голыми стенами, парой стульев, столом и стеклянной перегородкой. За стеклом, впуская заключенного, с противным гулом открылась вторая дверь.

Дмитрий Трофимов, как сообщил следователь в участке «журналисту» Кириллу, был осужден за похищение человека группой лиц и хранение наркотиков. Вину свою не отрицал, от адвоката отказался, тем самым максимально ускоряя свой переезд за решетку. Но вел себя, со слов младшего лейтенанта, «как полный пофигист и наглый сукин сын». А теперь паршиво скалясь, сидел напротив Кирилла.

– Говорят, ко мне пресса пожаловала!

«Пришел – это хорошо, мог отказаться. Теперь дело за мной»

Кирилл сглотнул ком в горле и начал свою игру.

– Какого черта ты устроил в квартире?

– Чего? Ты кто, мать твою, такой?

– Нет, ни я кто такой. Кто ОН? ОН, который прислал меня к тебе, который злиться, который хочет – чего? Чего он хочет, я тебя спрашиваю? – Кирилл приложил все усилия чтобы легкая нервная дрожь в голосе казалась злостью.

Дмитрий её не заметил и улыбнулся.

– Стой, ты… ты новый квартирант так? Ты теперь живешь с НИМ!

– Живу, как видишь. Но Он явно рассчитывал на другую кампанию и другой прием.

– Да, я понимаю! – глаза Дмитрия забегали, голос притих, – ритуал не завершен, Он не может освободиться!

«Кажется ведется»

– Кто Он? Что ему нужно?

Въедливый взгляд серых глаз впился в Кирилла:

– Почему я должен тебе рассказывать? Верить?

– Потому что в неудаче Он винит тебя! Ведь ты всё запорол, не смог завершить ритуал! А мне расхлёбывать, но Он доберётся и до тебя, ты же знаешь! Помоги мне, и я постараюсь помочь тебе.

– Его имя Азгол. Древний демон, пожирающий сердца и души людей.

«Неужели он серьезно? Как же банально звучит»

– Я нашел способ вызвать его в наш мир.

– Зачем, - искренне удивился Кирилл.

– В благодарность он исполнит желание!

«гребанные сектанты, сами ни на что не способны»

– Ты не представляешь, как долго я искал возможности сделать нечто подобное, как тяжело раздобыть нужные знания. Сколько лет мы бесцельно собирались в заброшенных зданиях, бродили по кладбищам и проклятым местам, а оказывается нужно лишь провести небольшой обряд! Просто знать как. И я узнал.

Казалось Трофимов светиться от гордости.

– Поздравляю, – буркнул Кирилл, – теперь то, что ты привел в наш мир тебя прикончит. Если не скажешь, как его остановить.

– Нет, еще не привел. Церемония была не закончена. Мы открыли портал в ад, призвали его, но жертва – последняя составляющая ритуала, не принесена. Сейчас брешь должно быть закрылась и Азгол находиться в ловушке, в астрале, перевалочном пункте по пути из его мира в наш, ограниченным стенами квартиры.

– Если он не в нашем мире, он не опасен?

Трофимов откинулся на спинку стула исподлобья осматривая Кирилла.

– Даже там Азгол имеет силу. В часы перед полуночью грани миров сближаются между собой, как планеты. И тогда мы можем ощущать его. А он нас. Наши эмоции: страх, ненависть, равно как и смех, любовь всё это питает его, приближает.

– А секс? – Кирилл вспомнил вечер с Машей.

– Чего?

– Ну, во время секса ведь тоже энергия выделяется.

– Слушай, парень, оргазмом мы демона не вызывали! Заклинание, свечи, пентаграмма, оставалось только всадить нож в эту дуру и дело было бы сделано!

Кирилл с самого начала разговора представлял как этот псих, в лучших традициях хоррора начнет истерически смеяться, или биться лбом в стекло, разбивая голову до крови, но пока Трофимов с энтузиазмом излагал свой рассказ, и лишь изредка в его глазах читалось некое презрение к собеседнику.

– И что он теперь вечно будет в квартире сидеть?

«вот сейчас! - подумал Кирилл, глядя на расплывающуюся безумную улыбку сектанта, – сейчас как шандарахнется о стекло, а осколками себя прирежет, или меня»

– Я и так сказал тебе слишком много, твоя очередь. Говоришь, ты видел Его, какой Он?

– Не знаю, он меняется. Сначала как темная дымка, тень, потом стал более отчетливым и … человекоподобным.

– Ты сказал, что Он привел тебя ко мне, как?

– Во сне, – Кирилл хотел, чтоб его легенда выглядела правдоподобно, на сколько это возможно, когда рассказываешь о демоне, – он показал тебя, это место, будто в голову вложил твоё имя и я… просто знал где тебя найти.

– Наши сновидения могут быть связаны с астральным миром, – Дмитрий нервно расчёсывал ногтями кисть, – да это возможно! И я, я должен помочь тебе закончить дело, для этого ты здесь!

– А отправить его обратно мы не можем?

– Он не захочет возвращаться, поверь. Тем более, когда от нашего мира его отделяет всего одна человеческая жизнь и я даже знаю, кто должен её отдать!

«Началось»

Трофимов, до крови раздирая на себе кожу, зашелся хохотом.

– Та дрянь, что предала нас, Тамара. Она должна была быть с нами той ночью, но не пришла, а сдала нас! Улица Садовая, дом 54 – найди её, приведи в квартиру и убей! УБЕЙ! – заорал Трофимов молотя кулаками по столу, – или Он убьет тебя парень и всё равно придет. Он придет…

На крики вбежала охрана, орущего Трофимова скрутили и увели. Другой надзиратель поспешно вывел Кирилла, высказывая всё что он думает о таких посещениях, не скупясь на маты в сторону их обоих. Впрочем, ругани Кирилл почти не слышал из-за хаоса мыслей в собственной голове. На выходе его несколько раз окликнул дежурный, своим дежурным безразличным голосом напоминая забрать вещи, а свобода за дверью встретила моросящими каплями дождя.

«Садовая 54, Тамара, сектантка предательница. Или моя квартира, с застрявшим демоном из преисподних. Как прекрасно иметь выбор»

Мокрый и уставший Кирилл вернулся домой. Если верить Трофимову

«этому психу»

до вечера, когда миры сблизятся, он в безопасности. Сейчас квартира снова выглядела обычной и уютной. Никаких стуков, видений, а главное Кирилл чувствовал, что он здесь один. Первое что пришло на ум, это поискать информацию о своем сожителе в интернете. Гугл быстро дал понять, что имя Азгол ему не знакомо, на запросы о демонах предлагал популярные ужастики, а по словосочетанию «врата в ад» и вовсе выдал десятки страниц с описанием как построить данное сооружение в minecraft.

Потерпев неудачу на информационном поле, пришлось вернуться к делам более приземлённым. Кирилл закинул в стиралку скопившиеся за неделю вещи, сходил в магазин, приготовил еды. Сел ужинать на кухне, в тишине, без всяких видео на ютубе. Первый удар прозвучал в половине девятого.

Оставив чай, Кирилл подкрался к двери в спальню.

«как тогда, во сне»

Как и во сне у стены сгорбившись сидел Он – Азгол. Пусть не такой четкий, будто изображение от проектора в плохо затемненном помещении, но не менее пугающий. Кирилл достал телефон и направил камеру на призрачный силуэт. На экране смартфона комната выглядела пустой. Тем временем кулак существа глухо ударил в стену, где на миг проступил контур несуществующего дверного проёма. Пальцы демона разжались, медленно опускаясь они когтями раздирали обои и штукатурку с отвратительным скрежетом.

«Может, хоть звук запишется»

Не переставая снимать, Кирилл на цыпочках обошел существо. Порывшись в тумбочке достал крестик проклиная себя за то, что спрятал его так глубоко, взялся за привязанную к нему нитку и вытянул руку с висящим распятием перед собой.

– Азгол! – крикнул он.

Демон на мгновение замер, затем резко повернул голову. Желтые огоньки в пустых глазницах забегали в поиске цели, огромные, как у летучей мыши ноздри быстро сокращались, втягивая воздух. Азгол выпрямился, сделал пару шагов в центр комнаты и наконец заметил Кирилла. Точнее даже не его, пылающие зрачки впились туда, где покачиваясь висело распятие. Рука Кирилла задрожала, тело пошатывалось на онемевших ногах. Существо приблизилось еще немного, разевая пасть в немом крике отзвуки которого беззвучной волной прокатились по комнате, вдавливая барабанные перепонки, закладывая уши, поднимая волосы на затылке. Крестик стал тяжелым, нитка натянулась до предела, Кирилл попятиться. Азгол медленно шел следом. Когда спина уперлась в стену демон осторожно протянул лапу к распятью и скривившись резко сжал его, заставив Кирилла издать хриплый стон.

Какое-то время их пальцы пересекались, проходя один сквозь другого, каждый в своей вселенной. Азгол первый разжал кулак, развернулся, будто потерял интерес, и растворился в глубине комнаты. Кирилл медленно осел на пол.

«завтра иду к Тамаре»

Он хотел найти её совсем не затем, чтобы принести в жертву, как посоветовал Трофимов. Тамара должна была участвовать в ритуале, значит может знать что-то о самом демоне. А поскольку именно она в итоге помешала Азголу пройти в наш мир, Кирилл надеялся на её помощь. Поэтому на следующий день он спешно уладил оставшиеся дела в институте и следуя навигатору к трем часам добрался до небольшого, покосившегося домика с номером 54 по улице Садовой.

Хижина посреди заросшего сорняками двора казалась заброшенной. Кирилл собрался окрикнуть хозяйку, но потом решил не привлекать внимания соседей. Оглянувшись по сторонам, он несколько раз с силой толкнул ветхую калитку. Створки пошатнулись, замочный засов щелчком выскочил из лузы впуская настырного гостя.

– Тамара! – негромко позвал он, – Есть кто дома?

Ответа не было.

«с чего я вообще поверил Трофимову? Может здесь давно никого нет, а может хуже – есть? Что если это ловушка»

Входная дверь была заперта, с боку виднелось приоткрытое окно. Туда и подошел Кирилл.

«уйти и вернуться позже? А если опять будет закрыто. Караулить здесь, но как долго? Залезть в дом, вломиться на частную собственность. И зачем, что я там хочу найти?

– Ау! Есть кто живой?

Он просунул в голову в окно, прислушался к тишине. В нос ударил резкий тошнотворный запах.

«бомжатня»

Вдохнув свежий воздух в последний раз, Кирилл, сутулясь влез в дом. Он попал на кухню, где появились первые признаки того, что тут кто-то живет.

«или жил»

Скромная, но чистая кухонная утварь, надорванный пакет с печеньем на столе и банка из-под энергетика. В целом комната была неплохо убрана, если сравнивать со двором.

«тогда от чего так воняет?»

Ответ на свой вопрос он получил войдя в гостиную. На светло-бежевом диване, откину голову на спинку лежало мертвое тело. В сознание Кирилла возможно на всю жизнь въелись отдельные штрихи ужасающей картины: грязно-зеленая кожа, черные, высохшие губы, запавшие веки на месте, где должны быть глазные яблоки, к голове будто небрежно прилеплена прядь светлых волос, пропитанная багровой зловонной жидкостью синяя майка с Мики Маусом. Кирилл долго стоял неподвижно, таращась на труп и замечая всё новые детали. Так, на розовых шортах лежал нож, покрытый засохшей черной корочкой. Это же вещество застывшей лужицей поблескивало на полу, пропитывало часть дивана и черными потеками поднималось до левой кисти девушки, где зияли веретенообразные глубокие раны.

Из ступора его вывело едва заметное движение – ресницы трупа дрогнули, будто подмигивая, из-под века вылезла большая зеленая муха и с противным жужжанием улетела по своим делам. Кирилл сдержал рвотный позыв, натянул футболку на нос, бегло осмотрел комнату. На столике перед диваном лежал открытый блокнот, сквозняк легонько шуршал его страницами, и шелест привлек внимание Кирилла. Подойдя ближе, он увидел, что большинство страниц исписаны, последней была надпись: «я больше не выдержу. Я его обману. Прощайте!».

Схватив записную книжку, Кирилл спешно покинул дом тем же путём что попал внутрь. Спрятавшись за кучей хлама, сваленного под высоким орехом, он переждал пока проходящая по улице пара скроется из вида и выскользнул через калитку.

«нужно позвонить в полицию, сообщить о трупе! Но что я им скажу? Откуда знаю покойную, как попал в дом?»

Подобные вопросы вместе со страхом и угрызением совести не давали ему покоя по дороге домой. Блокнот покойницы он спрятал в рюкзак и даже когда автобус наполовину опустел не осмелился его достать. В окнах замаячил знакомый пейзаж, его остановка была как раз напротив парка. С мыслю о том, что готов идти куда угодно только не в свою

«Его»

квартиру, Кирилл свернул на аллею, побродив меж зеленых дубов и кленов сел на лавочку, с которой были видны окна его спальни и достал блокнот, от которого исходил резкий трупный запах. Оказалось, что у него в руках дневник девушки, и её действительно звали Тамарой. Первым что пришло в голову было:

«кто в наше время соцсетей и блогов пишет дневник от руки?»

Вопрос был решен, когда на страницах запестрили рисунки и эскизы: розы и черепа, портреты и демонические облики – без должного умения на компьютере такого не нарисуешь, а бегло пробежав по строкам стало понятно, что информация в дневнике очень личная.

Из прочитанного Кирилл выяснил, что девушка более полугода назад сбежала от родителей, поселилась в нежилом доме, который кто-то из её знакомых выставил на продажу. Тамара работала официанткой в местной забегаловке, баловалась наркотиками и тусовалась с различными неформалами, среди которых был Трофимов. Кирилл пролистывал страницы, бегло вылавливая глазами кусочки чужой жизни. Сейчас его больше волновала своя собственная. Наконец ему попалось искомое слово – Азгол.

Тамара описывала вечер, когда Дмитрий собрал всю компанию для важного объявления. Он явился взволнованный, размахивая перед ними клочком бумаги и сообщил что нашел страницу из книги «Мертвых Теней», где описываются способы призыва созданий из преисподней, в данном случае демона Азгола. В доказательство своих слов он предложил всем желающим попробовать уничтожить пергамент, но как не старались, ни порвать, ни сжечь страницу никто не смог. Было решено провести ритуал в ближайшее время.

Суть его состояла в том, чтобы между восьми и одиннадцати часами вечера нарисовать углём на стене дверь, затем прочесть заклятие – древние слова, которые превратят рисунок в портал и призовут из него Азгола. Тогда его дух пройдет в пространство между мирами, но чтобы он стал материальным необходимо последнее условие – принесенная в жертву человеческая жизнь. Смерть вновь откроет дверь, на этот раз в наш мир. В благодарность за воскрешение демон должен был исполнить любое желание.

Проблему с жертвой Дмитрий взял на себя, остальным нужно было лишь выучить заклинание, читать с бумажки запрещалось, а одна малейшая ошибка могла испортить всю затею.

«чертовы психи! Неужели они были готовы пойти на убийство? Или просто не верили в серьезность намерений Трофимова?»

На следующей странице Кирилл нашел то самое заклятие, аккуратно выведенные ручкой символы, подобных которым он не встречал прежде. Прочесть их было бы невозможно, если б не прописанные под ними русские буквы. Они не передавали смысл, зато служили некой транскрипцией давая возможность произнести надпись.

«придя домой, – писала Тамара тем же числом, – я несколько раз прочла заклятие в слух. Несмотря на то, что в нём всего пара строк, пока это выговоришь – язык сломаешь! Не представляю, как это можно вызубрить.

Я видела его! Азгола! Сейчас пол третьего ночи, и я проснулась от самого жуткого кошмара в моей жизни. Он услышал мой зов, смотрел прямо на меня, тянул черные руки к моей шее и улыбался, как страшно он улыбался! Я проснулась задыхаясь. Не могу сказать точно, но кажется на шее остались следы от его пальцев…»

Далее записи в дневнике становились всё более бессвязными, со страниц на Кирилла угольно-черными и кроваво-красными глазами смотрели графитовые демоны. По правде, ни одна из этих рогатых и крылатых тварей не была похожа на то, что стучалось в его квартире, но Тамара верила в них. Она их боялась. Боялась на столько, что предпочла перерезать вены чем встречи с ними наяву. Она писала:

«я сделала всё что могла, чтобы помешать им призвать его. Но боюсь, уже слишком поздно. Он окрепнет, высасывая силу из всего живого и вскоре сможет сам выбрать себе жертву. И я не хочу быть ею! Димка говорил, что знает как защититься от него, что ж пускай считает себя в безопасности за решеткой пока может. Но я-то видела, чем всё закончится. Азгол мне показал. Сидеть и ждать, когда он придёт я больше не выдержу. Я его обману. Прощайте!».

Ещё неделю назад Кирилл счел бы всё это бредом, но многое в дневнике сходилось с его собственным опытом: время появления демона, призрачная дверь, в которую он постоянно стучал, способность питаться жизненной энергией и становится… ближе.

Если так пойдет и дальше, жертвой станет Кирилл и без всякого ритуала. Она также писала, что Трофимов

«вот ублюдок»

знает, как защитится от Азгола. Придется нанести ему ещё один визит.

Отложив дневник в сторону, Кирилл нашел глазами окно своей квартиры, в нём что-то мелькнуло.

«Не-е, отблеск заката! Если верить запискам суицидници, до появления демона… сорок пять минут. Если поспешу – успею поужинать в одиночестве».

Кирилл дожевывал картошку у себя на кухне поглядывая на часы, когда у него возникла идея, как ему показалось весьма любопытная. Прервав трапезу, он достал с тумбочки иконку и, не найдя ничего более подходящего, скотчем приклеил её туда, где на стене проявлялся портал Азгола. Забрав также бутылку святой воды, Кирилл вернулся к столу.

Появление демона он скорее почувствовал, чем услышал. Воздух стал вязким и душным, нахлынуло беспокойство, как в кресле стоматолога, когда в рот засовывают жужжащую бормашинку. Кирилл зашел в комнату держа наготове распятие и свяченую воду. Перед иконой стоял Азгол, его глазные щели сузились будто жмурились от яркого света. Демон повернулся и бесшумно шагнул к Кириллу.

– Что, не хочется уже в стенку долбиться? – он до боли сжал крестик и надпил с бутылки не глотая.

Кирилл перекрестился, подпустил существо чуть ближе и выпрыснул в него полный рот воды.

Азгол скалясь резко отпрянул, прикрывшись руками. На его месте мгновенно возникла черная дымка, через секунду она растворилась и появилась вновь в дальнем углу комнаты. Обретая форму, она быстро росла. Вскоре из ней предстал Азгол в прежнем величии окруженный языками черного пламени из которых валил густой дым, заполняющий комнату. Быстро темнело, свет из окна больше не проходил, Кирилл понял, что скоро надвигающаяся тьма поглотит и его. Без задних мыслей он пулей вылетел сначала из комнаты, затем из квартиры.

Остановился он лишь на улице, напугав случайных прохожих перекошенным от ужаса бледным лицом, дрожащими руками и тяжелой отдышкой. Понадобилось минут десять чтобы взять себя в руки. На улице темнело, телефон остался в квартире, в которую

«черта с два я вернусь!»

По карманам нашлось немного мелочи. На проезд должно хватить.

Андрей жил с родителями, в частном секторе, в большом доме. Нежданный, поздний визит друга его встревожил, но удостоверившись что за ним никто не гонится

«кажется нет»

и никто не умер, хозяин соблюл все правила гостеприимства.

– То есть ты плюнул в демона свяченой водой?

Из предложенных Кириллу чай/кофе, он выбрал коньяк, и уже около получаса описывал сокурснику свои злоключения, умалчивая некоторые детали, типа найденного трупа.

– Я защищался чем мог! – оправдывался Кирилл, – но видимо, пока мы находимся в разных мирах, мы не можем нанести друг-другу урон. По крайней мере серьезный, – добавил он, вспоминая ползущую по комнате тьму.

– Кирюха, – Андрей отставил пустую рюмку, и серьезно посмотрел на друга, – На кой ляд оно тебе надо? Это даже не твоя квартира! С чего тебе приспичило в экзорциста играть?

– Ну, мне нравиться эта квартира, я за неё заплатил, она мне подходит. Если верить сатанистам, уйти я могу в любой время, демон за мной не придёт. Вот я и пробую, ищу варианты...

– А-а-а! Киррилл-победун, всегда добивается своего, – прозвище, данное ему в группе, Андрей произнес с издевкой, – Только знаешь, без обид, ты ведь всегда выбирал меньшее сопротивление. Ты не привык проигрывать, потому что никогда не лез в бой, в котором мог проиграть! Тяжело в общаге – сниму квартиру, не дается предмет – найду чем угодить преподу, среди адвокатов большая конкуренция – не буду адвокатом! А здесь, если то, что ты рассказал правда, гребаный, мать-его-демон! Соотношение риск/выгода не в твою пользу. Может лучше отказаться от прекрасной квартиры, ты потеряешь немного, а сохранишь… свою жизнь?

Кирилл понимал, что друг прав, он эгоистично не хочет признавать своё поражение. А значит завтра нужно встретиться с Трофимовым и вытащить из него как избавиться от демона. Оставшись у Андрея на ночь, Кирилл впервые понял, какое счастье – спать в безопасности.

***

Одолжив у Андрея немного денег, Кирилл с утра поехал в колонию к Трофимову. На посту дежурил другой охранник, его лицо выражало больше эмоций чем кирпич. Выслушав посетителя, он также позвонил Петровичу, получил ответ, и воскликнув: «Ты смотри ай-яй-яй!», обратился к Кириллу.

– Отменяется интервью. Помер твой чудик!

– Как, помер?

– Демоны утащили! – выпучил глаза работник правоохранительных органов, рассмеялся и быстро придал лицу серьезности, – На простыне повесился, позавчера.

Бредя по дороге домой, Кирилл размышлял, что в смерти Трофимова мог быть виновен Азгол, если каким-то образом добрался до него, и он сам. Своим рассказом о демоне жаждущем мести за проваленный ритуал, он вполне мог спровоцировать Дмитрия на самоубийство.

У подъезда Кирилла остановила старушка, живущая этажом выше.

– Здравствуй, кота моего не видел? Барсика, рыжий такой?

– Не видел, – машинально ответил Кирилл, прикладывая магнитный ключ к домофону.

Дверь в его квартиру осталась приоткрыта, вчера было не до правил безопасности. В своей комнате он нашел Барсика. Сначала Кирилл испугался, увидев огненно-красное пятно на полу, потом позвал соседского питомца, подошел чуть ближе. Потом до него дошло.

Кошачий труп он замотал в два мусорных пакета, дождался пока старушка поднимется к себе, и отнес тельце в мусорный бак соседнего двора. Да, это было неправильно, но не ночью же ему под деревом яму копать. У него и лопаты то не было.

«слишком много смертей за последнее время. Тварь явно не ждет приглашения, и следующим отсюда могут вынести мой труп. Если Трофимов и знал, как защититься, то ему это не помогло. Пока Азгол не материален распятье, молитвы и святая вода действуют на него слишком слабо. С другой стороны, чем больше он проникает в наш мир, тем становиться опасней. Пора признать поражение, у меня нет выбора»

Кирилл, погруженный в свои мысли, не заметил как наступил вечер. Из раздумий его вывел ноутбук: в браузере сама включилась реклама казино: ряженные актеры разбрасывались деньгами выкрикивая дешевые фразы: «лови удачу за хвост, осуществи мечты, не в чем себе не отказывай, играй в …». На этом месте ролик оборвался и начался с начала, «лови удачу… мечты… не отказывай…», и опять по кругу. Кирилл подошел ближе и увидел в отражении экрана силуэт у себя за спиной.

– Чего ты хочешь? – не оборачиваясь устало спросил он.

Демон вытянул руку с когтистым указательным пальцем в сторону, что-то противно хрустнуло. Нужно отдать должное, свои требования Азгол изъявлял весьма доходчиво – стекло на Машиной фотографии пошло трещинами.

Кирилл захлопнул крышку ноутбука, взял телефон, кошелек, закинул на спину рюкзак и молча вышел, закрыв квартиру на ключ.

***

В квартиру они вернулись на следующий день около восьми. У Маши в руках был торт, в рюкзаке Кирилла бутылка вина. Расположившись на кухне, он попросил включить музыку на ноутбуке. Когда Маша скрылась в соседней комнате, Кирилл добавил ей в бокал несколько капель снотворного, в инструкции которого обещали быстрое действие, и предупреждали о усилении эффекта при приеме алкоголя.

Романтический ужин получил продолжение в постели. Кирилл нервничал, думал что у него не получится и от этого волновался ещё сильнее. Когда Машина блузка оказалась на полу он с облегчением понял, что на одну проблему меньше.

– Давай попробуем кое-что новое!

Он нежно уложил её на кровать и завязал глаза сиреневой бархатной лентой. Успевшая охмелеть Маша, доверчиво улыбаясь, легко поддалась. Их дыхание было ровным, глубоким, затем участилось. Когда дышать стало трудно Кирилл понял, что они не одни. Он мельком оглянулся, краем глаза уловил темную фигуру. Подавив нахлынувший страх, Кирилл закончил дело, обнял Машу, прикрыв своим телом.

«безумие! То, что я делаю – безумие. Но отступать поздно»

Убедившись, что Маша спит, Кирилл поцеловал её в лоб и стал натягивать штаны.

«не с голым же задом перед ним бегать»

Азгол изменился. Он казался почти осязаемым: грудная клетка расширялась при дыхании, в глазах отражался отблеск окна, если присмотреться можно было даже различить отбрасываемую демоном длинную тень.

Кирилл сделал глубокий вдох и начал действовать. Быстро, четко, решительно.

Церковный свечи он достал из тумбочки, и зажигая расставил вокруг кровати. На Машу надел крестик, рядом положил икону. Ухмылка начала сползать с демоническом морды. Тем временем Кирилл уже чертил на стене дверь кусочком угля.

– Абторус тодекоз корихум, – Кирилл привык зубрить статьи законов за день до сессии, и теперь слова заклятия звучно разносились по комнате, – игвирот мором спэр…

С пасти демона хлынули потоки тьмы окутывающие пространство, Кирилл не замолкал. Говорят, у ада запах серы. Конечно, в детстве Кирилл нюхал спички, но как они пахнут не запомнил и потому не мог сравнить с тем, что чувствовал сейчас. Однако завоняло знатно. Из очертания портала пошел дым, поверхность стены покрылась пеплом, осыпающимся в разверзнувшуюся за ней бездну. Кирилл ринулся к рюкзаку, извлек новую бутылку свяченой воды, на которой вместо крышки был закручен распылитель.

Исходящая из Азгола тьма поглотила кровать с девушкой, но сквозь черноту пробивался свет свечей и теплое свечение от распятья и иконы. Кирилл стал читать «Отче наш», единственную молитву что он знал.

Демон напал. Когтистая лапа рассекла воздух и вонзилась в сердце. Внутри похолодело будто в грудную клетку льда насыпали. Кирилл замер на полуслове, опустил голову и увидел черную тень, свободно проходящую через его плоть. В ход пошла святая вода.

При каждом нажатии на дешевое китайское устройство, из распылителя вылетали сотни мельчайших капелек, рассеивая тьму и принуждая демона телепортироваться. Теперь наступал Кирилл. После нескольких таких атак Азгол оказался спиной к порталу. Он раскрыл пасть и завопил, содрогая пространство в своем мире. Голова Кирилла готова была разорваться от невидимого удара, но он лишь перекрестился.

– Я не боюсь! У тебя нет шансов. Убирайся.

Молитвы, распятие, брызги святой воды в хаотичном вихре перемешивались с тьмой и злобой Азгола, но не уступали. И тогда отступать начал он. Скалясь и крича, демон нехотя пятился к порталу. Пепел обволакивал черное тело, тьма рассеивалась. Когда Азгол полностью скрылся в бездонной пустоте, воронка закрылась, оставив лишь испачканную углем стенку.

Кирилл сел на пол, опершись на кровать у ног Маши.

«Я победил. Опять.

Нет.

Повезло! Я чуть не убил себя и её, но на этот раз мне повезло. Но больше так никогда… А больше и не нужно будет»

***

– Ты накачал свою девушку таблетками и использовал как приманку для демона?

Андрей был в своём репертуаре.

– Всё было под контролем, – оправдывался по телефону Кирилл, – я хорошо подготовился и был в себе уверен. Ты же знаешь, в заведомо проигрышный бой я не ввязываюсь!

– Знаешь, дружить с тобой становиться стремно.

– Да перестань, я молодец, победил демона, круто же! И вообще я… стой, в домофон звонят, я позже наберу.

Кирилл нажал кнопку на противно пиликающем устройстве.

– Да?

– День добрый! Меня зовут Слава, меня нанял Игорь Александрович помочь вам разобраться с проблемой в квартире. По поводу паранормальной активности. Можете ему сами перезвонить, проверить.

Кирилл так и сделал. Получив утвердительный ответ, он открыл дверь.

– А вы кто, охотник за привидениями?

– Типа того, – мужик за сорок, в кепке и бриджах, с наплечной спортивной сумкой больше походил на работника, пришедшего подключать интернет.

– А уже не надо, я сам справился.

– Да? А что хоть было, расскажешь?

«как я в одиночку одолел адскую тварь? С удовольствием!»

Пересказав, что счел нужным, Кирилл довольный собою, смотрел на собеседника.

– Ну что, неплохо, – кивнул тот, – сам-то чем занимаешься?

– Институт только закончил, риэлтором стану.

– А как насчет работы по серьезней?

– К себе зазываете? – сорвалась улыбка.

– А что, нам такие парни нужны. Тебя тоже не обидят, фирма серьезная, полный соцпакет, щедрые командировочные, достойная зарплата. В общем, надумаешь – позвони! Спасибо за чай.

Слава ушел, Кирилл проводил его и взял оставленную на столе визитку: «Агентство Алый Щит. Мы защитим вас от того, во что другие не поверят».

Другие работы:
0
22:16
372
16:26
Прочитала. Риэлторы — они такие, всех демонов победят.
10:20
Что-то показалось затянуто, но общая картина хорошо представилась. Чуть сложно было читать, видимо из-за построения предложений. Сюжет не оригинален, но почему бы и нет.
13:58 (отредактировано)
В первый раз вижу человека, который, заметив что-то непонятное, сразу верит в паранормальщину)) Обычно герой сначала не обращает внимания, потом раздумывает, и на это уходит несколько страниц. Мне понравился рассказ, но хотелось кровавого финала. Хорошо бы разобраться с орфографией и знаками препинания.
Читать легко, а некоторые фразы — замечательные! Например: «Из предложенных Кириллу чай/кофе, он выбрал коньяк...», «его лицо выражало больше эмоций, чем кирпич».
И что-то не думаю, будто в колонию к заключенному пускают невесть кого по первому требованию.
Загрузка...
Юлия Владимировна