Нидейла Нэльте

Имя ему было Грин

Имя ему было Грин
Работа №138
  • 18+

На этаже с раннего утра стояла будничная суматоха. Подобная картина частенько наблюдается в какой-нибудь серьёзной фирме. Гайки крутятся, обязанности копятся, а сотрудники либо носятся от кабинета к кабинету, либо утопают в море несортированных бумаг. Всем хочется побыстрее освободиться и выполнить все важные поручения, пока мозг способен соображать. После перерыва он, как правило, отключается.

Алгоритм всегда одинаков. Меняются разве что названия организаций и их координаты на карте. В остальном подобные структуры практически полностью дублируют друг дружку. Ограниченное пространство, чёткие сроки да вездесущий начальник за дверью. Исключение не составляла и «TMCorporation». Хотя она и специализировалась на компьютерных играх, её верным служащим также приходилось коротать будни напролёт в замкнутых помещениях наедине с толпой сослуживцев и компьютеров. И иногда выбираться на воздух – покурить и восполнить нехватку кислорода.

«TMCorporation» была относительно новым участником на рынке. Но уже за пару лет ей удалось завоевать популярность в определённых кругах. Завоевать своих потребителей и зарекомендовать себя, как молодая, но перспективная компания.

В былые времена она представляла собой ничем не примечательную кучку программистов. Новичков в своём деле, раз в пять лет радующих геймеров какой-нибудь незатейливой аркадой или головоломкой. Теперь же площадь расширилась, добавилась парочка новых жанров, поднакопилось людей. И появились дополнительные трудности. А чтобы давать отпор матёрым конкурентам, требовались недюжинные усилия. Усилия и колоссальное терпение торчать на любимой работе бессчётное количество часов. Далеко не у всех они имеются, и совсем немногие согласятся целиком отдаться карьере, отставив семейные заботы на второй план.

Фрэнсис как раз размышлял об этой проблеме прямо сейчас. Сцепив пальцы в замок, он упёрся локтями в стол. Глаза застыли на циферблате настенных часов. Сколько ещё понадобится, чтобы сгладить все острые углы? Он планировал сузить условные рамки до минимума, пока их излишняя медлительность не успела вылиться в нечто непоправимое.

Его подчинённые в полной мере ощущали на себе все тяготы трудовой деятельности, незримой ношей давящей на плечи. Изо дня в день приходилось трудиться не покладая рук, привлекая все доступные ресурсы. А иначе намерение сдать материал к указанной в календаре дате превращалось в несбыточную мечту.

Они давно нуждались в перерыве. Желательно в виде оплачиваемого отпуска в каком-нибудь шикарном отеле. Или там, где ты с чистой совестью можешь позволить себе забыть обо всём и ничего не делать, копируя вечно спящую, ленивую коалу. Любимая Фрэнсиса сама неоднократно намекала тому, что была бы крайне счастлива заставать его дома не только на Рождество.

Ничего. Стоит им закончить с нынешним проектом, он позволит себе и команде ненадолго отойти от дел. Игра, занимающая их умы уже не первый десяток месяцев, находилась на стадии завершения: оставалось доделать несколько уровней да свести их с уже готовыми. Она принадлежала к жанру хоррор, стоит отметить именно к той области, какую они ни разу не затрагивали ранее даже косвенно. Но отсутствие опыта не помешало создать действительно, если не страшную, то по крайней мере жуткую вещь.

Приглашённые гости, согласившиеся протестировать получившиеся наработки, давали сугубо положительные оценки. Парней удалось пронять не сразу, а вот женская половина продемонстрировала страх во всей красе. Фрэнсис искренне наслаждался происходящим, когда две девушки проходили предложенную им часть. Одна не сдержала вскрика, подпрыгнув на стуле. Её подруга – сдержанная и менее трусливая – и та покрылась мурашками от происходящего на экране. Фрэнсис поблагодарил их обеих за участие, не скрывая широкой улыбки. Видеть, что твоей команде удалось добиться подобного проявления эмоций – высшая награда за проделанный труд.

Вдруг в дверь его кабинета настойчиво постучали.

– Войдите!

Она распахнулась в ту же секунду, чудом от приложенной силы не ударившись о стену. Фрэнсис отлично знал, кто к нему пожаловал. Будучи переполненным безудержной злобой или всего-навсего лёгким негодованием, этот человек предпочитал освобождаться от негатива путём уничтожения окружающих предметов. На людей разрушительная привычка, к счастью, не распространялась.

– Эта проклятая игра не работает! – с порога заявил Джо. Войдя в комнату, он в два шага достиг стола и сверху вниз выжидающе уставился на начальника. В такие моменты Фрэнсису казалось, что они менялись ролями, и подчинённым становился он. Все условные рамки рабочей иерархии, и без того не особо прочные в их дружном коллективе, стирались окончательно.

– Та же сцена? – поинтересовался Фрэнсис, не меняя сосредоточенного выражения лица.

– Да! Мы уже все цифры по сто раз перепроверили – никакого толка.

– Принцип действия менять пробовали?

– Угу. И то не помогло, – поостыл Джо, придав голосу сдержанный тон и коротко кашлянув в кулак.

В коридоре раздались две пары шагов, явно держащих путь сюда. Первые были торопливыми, но очень тихими. Будто маленькая собачка неслась по плитке, энергично перебирая лапками и поскальзываясь на гладкой поверхности. Обладатель столь специфичного стиля ходьбы в их организации числился в единственном экземпляре. Вторые же копировали марш, создаваемый стуком высоких каблуков.

– Вы решили прислать за мной весь офис? – съязвил Фрэнсис, обратившись к прибывшим.

– Нет. Мы просто подумали, что Джо не сумеет описать сложившуюся ситуацию должным образом. Ты же знаешь, как он любит разъясняться, – взяла слово Джессика – владелица тех самых каблуков. Обиженный и возмущённый взгляд самого Джо она проигнорировала.

Рядом с ней, но остановившись чуть поодаль, стоял Стив. От него добавлений не последовало. По крайней мере в устной форме. Он лишь молча кивнул и опустил голову, сосредоточившись на разглядывании паркета под ногами.

– Я всё прекрасно объяснил между прочим, – буркнул Джо, обращаясь к девушке.

– Верю-верю, – отмахнулась та, точно прогоняя назойливую муху. – Фрэнсис, так ты посмотришь?

– Если вы ввосьмером не управились с Грином, то я могу, наверное, и вовсе не стараться.

– Не принижай свои способности. Ты у нас компьютерный гений номер один, – не удержалась от комплимента Джессика и лучезарно улыбнулась, вселяя уверенность в сказанное. Пусть босс и раздражался, стоило ей пофлиртовать с ним, она никогда не упускала манящую возможность. – В кресло начальника ты конечно вписываешься как влитой, но признай, душа твоя проявляет больше трепета к должности программиста.

– А ты как обычно зришь в корень. Ладно, пойдёмте выясним, что у вас там не получается.

С этими словами Фрэнсис поднялся с насиженного места, мысленно готовясь к непростому вызову. Вместе с ребятами он побрёл прямиком в технический отдел. Пара лестничных пролётов, и они очутились в сердце «TMCorporation». Работа кипела вовсю. Данное помещение наводило ассоциацию с пчелиным ульем, со своими неписанными распорядками и туго сплетёнными связями. Все заняты, все выполняют отведённые им поручения. А когда наступает обед, дружно принимаются за еду и отдых.

Здесь стоял тот характерный гул, какой создаёт вдохновляющая комбинация из писка электронных устройств, шелеста бумаг и увлечённых разговоров о внезапно сгенерировавшихся идеях. Кто-то предпочитал трудиться в одиночку, сидя где-нибудь в уголочке и набивая строчку за строчкой. Другой активно обсуждал наилучшие варианты проведения рекламной кампании. Третий же корпел над внедрением ряда секретов в геймплей. Но всех объединяла общая цель – создание игры, способной засесть в памяти игроков, как нечто неповторимое и гениальное.

Переступив порог, Фрэнсис тут же услышал в свой адрес слова приветствия и дежурные фразы. Экраны компьютеров, расставленных повсюду, пестрели обилием информации. Их украшали разноцветные, бесконечные строки программного кода, объёмные модельки персонажей или фоны для тех или иных локаций.

Из-за дальнего стола доносилось нескончаемое щелканье клавиш. Частота и сила их нажатия прямым текстом намекали на то, что ещё немного, и компьютер грозится отправиться в полёт из окна.

– Если машины и задумали восстание, то одной из них уже удалось успешно вывести меня из себя, – прокомментировал разработчик хмуро, стоило Фрэнсису подойти.

– Привет, Тодд, – поздоровался тот, хлопнув коллегу по плечу. – Ну, показывай.

Тодд в два клика запустил нужный уровень. Изображение погасло, чтобы тут же смениться более красочным, представляющим собой вид на небольшую комнатку. По каменным стенам, помещённым в канделябры свечам и в целом старинной обстановке становилось понятно, что она являлась составляющей какого-то поместья или замка. Её насквозь пронизывала мрачная атмосфера, наводя внутреннее волнение. Отчасти такой эффект достигался благодаря отсутствию яркого освещения и теням, образующим таинственные фигуры.

Но основная причина, призванная навеять на потенциального игрока тревогу, таилась в другом. В самом помещении. В его планировке. В сравнении с предыдущими локациями здесь явно недоставало пары квадратных метров. Много предметов, слишком мало места. Подобная комбинация пробуждала клаустрофобию. Ощущение, что ты тут лишний. И тебе поскорее стоит убраться куда-нибудь, где ты перестанешь думать, будто вот-вот задохнёшься. В противном случае в голову начнут закрадываться совсем не те мысли, с которыми хочется оставаться подольше наедине.

Фрэнсису нравилась эта комната. Они достаточно долго разрабатывали её дизайн, чтобы в конце концов получить результат, удовлетворяющий их всех. Ту степень страха, полегоньку дорастающую до ужаса, какая требовалась.

По сюжету игры главный герой попадал в замок. Совершенно неприметный замок, какими кишела земля той эпохи: находящийся за чертой города в уединённой местности, тщательно скрытой от заблудших визитёров густым лесом. Герой оказывался в нём в силу вполне закономерных обстоятельств. А точнее из-за своего давнего хобби – перепродажи антиквариата.

Замки в плане обнаружения ценностей значительно превосходили все прочие строения. Вероятность наткнуться в его закромах на какую-нибудь дорогущую безделушку увеличивалась пропорционально дате постройки и состоянию бюджета владельцев. Разумеется и этот, простоявший на нашей планете уже не первый век, не остался без внимания.

Хозяин его производил впечатление существа в высшей степени благопорядочного и гостеприимного. Скупость и эгоизм, присущее подавляющей части аристократов и богачей, у него отсутствовали. А если и проявлялись, то общую картину не портили, гармонично дополняя её.

Имя ему было Грин. Он любезно выслушал героя. И не просто разрешил тому ознакомиться с содержимым его скромного жилища, но и пообещал не запрашивать чересчур высокую цену за найденные сокровища. Как он говорил, стоимость не указывает на истинную ценность. Если вещь ценна по-настоящему, знающий определит это независимо от количества проставленных в ценнике нулей. Кроме того, Грин предложил гостю воспользоваться одной из спален, если осмотр затянется до ночи. Понимал – возвращаться домой в тёмное время суток – затея довольно обременительная.

Примерно в подобном ключе Грин представлялся игроку поначалу. Добрым и готовым оказать своему неожиданному посетителю самый тёплый приём. Но не может же быть всё так идеально, верно? Истинная его сущность открывалась, когда уже было поздно. Тяга к убийствам, зачастую в особо изощрённой форме. И пока главный герой разыскивал по свету предметы антиквариата, Грин довольствовался коллекционированием останков своих жертв.

Цель всей игры была проста – невредимым выбраться из замка. И параллельно ухитриться не погибнуть от хитроумных ловушек и козней Грина.

Момент, вызвавший у разработчиков затруднения, являлся переломным. В нём игроку надо было добраться до погреба и спрятаться в одном из покоящихся там сундуков. Проворно забраться в него и притвориться мёртвым – ничего сложного. Формулировка «притвориться мёртвым» означала не двигаться, когда Грин открывает сундук, и двигаться, то есть дышать, когда закрывает. Иначе он грозился закончить игру скримером под аккомпанемент устрашающих звуков.

По неясной причине Грин напрочь отказывался слушаться заданной программы. Он нападал независимо от того, двигается игрок или нет.

Тодд залез в сундук и вместе с командой скучковавшихся позади коллег принялся ждать. Он предварительно расположил мышку подальше от себя, чтобы игра нечаянно не посчитала, будто он двинулся или дёрнулся. Все уставились в монитор, уповая на капельку удачи.

После скрипа несмазанных петель показался Грин. Его гигантские глаза чуть сощурились, придавая ему сходство с выслеживающим добычу хищником. Переместились влево. Затем распахнулись, вернувшись в норму. Медленно, до невыносимого медленно двинулись вправо и замерли.

Впечатление, что Грин разглядывает героя не создавалось. Наоборот, казалось, что он лишь прислушивается, но не видит тебя. И от этого напряжение накаливалось до предела.

Секунда. Другая. Грин метнул пронзающий взгляд точно на игрока. Мелькнули лезвия безупречно заточенного топора. Взмах, и экран померк с характерным треском рвущейся плоти.

– Всегда вздрагиваю, когда он так делает, – призналась Джессика, первая нарушавшая молчание.

– Я переписал код трижды. Бес-по-лез-но. Этот парень играет по своим собственным правилам, – Тодд вернулся к программе. – Хочешь, убедись сам. Но ошибок нет. Я своё дело знаю, – добавил он, откинувшись на спинку и скрещивая руки на груди. Фрэнсис поддался вперёд и пробежался по написанному, сосредоточенно вглядываясь буквально в каждый символ.

– Может удалим эту сцену? – подал голос Стив. Все, кроме Фрэнсиса, обернулись к нему, как по команде. Им редко выпадал шанс застать какие-либо комментарии по поводу происходящего от своего стеснительного напарника. – Ну… я имею в виду, раз она не работает… И прочее… – сконфузился тот, вперив взгляд в пол.

– Нет, – строго возразил Фрэнсис. – Я всё улажу, не переживайте. Видимо, закралась глупая неточность, настолько очевидная, что мы её попросту не замечаем. Разберитесь пока с локациями в подвале, а эту оставьте мне.

– В таком случае, я лучше тогда доведу до ума тексты к посланиям, если никто не против, – заявил Тодд и придвинулся обратно к компьютеру, намекая об окончании разговора.

– У нас тоже есть чем заняться, – сказала Джессика и направилась к своему месту. – Пойдём, Стив. Наш гений справится, – добавила она, напоследок сверкнув рядом белоснежных зубов. Под цоканье её каблуков народ постепенно разошёлся кто куда.

– Что же, приступим, – воодушевился Фрэнсис. Пора отложить заботы начальника и приступить к чему-то более интересному.

По итогу Фрэнсис провозился с уровнем до глубокого вечера, так и не добившись желаемого. Взглянув на наручные часы, он недовольно вздохнул. Время уже перевалило за десять. Если он сию же минуту не уйдёт, то домой грозится попасть не раньше полуночи. Его коллега Тони – вечный трудоголик и самый ответственный сотрудник из них всех – и то ушёл как полчаса назад.

Фрэнсис резко отодвинул мышку, когда пошла анимация. Грин приоткрыл крышку сундука. Блики в глазах придавали им выразительности, притягивая к себе.

Всё! Он не двигается! Теперь не должно возникнуть проблем.

Ожидания не оправдались. Грин посмотрел прямо на Фрэнсиса. Раздался привычный треск, а за ним – помехи. На фоне высветилась сокрушительная надпись «Gameover».

Разработчику понадобилось всё имеющееся самообладание, чтобы от злости и отчаяния не садануть кулаком по клавиатуре. Нервным движением стянув наушники, он забросил их на соседнее кресло. Вывел на экран окно программы. Замелькали строки компьютерного кода. Он быстро проматывал их, пока не притормозил на требовавшемся месте. Всё было введено так, как нужно, но, вопреки сему факту, миссия с Грином была непроходимой.

Самое печальное заключалось в том, что он не мог да и банально не хотел заменять данную сцену, как предложил поступить Стив. Именно она кардинально меняла ход всей игры. Превращала скучное хождение по замку в борьбу за выживание. Грин впервые представлялся в ней не радушным хозяином, а настоящим монстром. Жестоким и готовым обменять чьё-то существование на мимолётное развлечение.

Фрэнсис осмотрел стены, чтобы как-то отвлечься. Изюминку однообразным белым обоям добавляли плакаты. Некоторые вобрали в себя мотивирующие высказывания неизвестного авторства. На других же красовались персонажи. Их персонажи. У каждого своя неповторимая судьба. В каждого они вложили частичку души, наделив интересной историей и запоминающимся обликом. Добрые и злые, герои и злодеи – всем нашлось место. Они приносили Фрэнсису несказанное удовольствие.

Скоро их разношерстную компанию пополнит и Грин. Слишком уж колоритное существо, чтобы вечно прятать его где-нибудь на задворках. Фрэнсис планировал повесить его в своём кабинете. В полный рост, позирующего напротив замка. В мрачном одеянии и с загадочной полуулыбкой, застывшей на тонких губах.

Ладно, он доделает игру завтра. На свежую голову думается продуктивнее.

Выбрав в меню значок выключения, Фрэнсис отъехал от стола. Кресло мягко скользнуло по полу, как коньки по кристальному льду. Компьютер выдал предупреждение об обновлении системы и попросил не вмешиваться в запущенный процесс до его окончания. Проценты ползли вперёд чудовищно лениво под стать старой черепахе. Мужчина предпочёл не дожидаться, пока полосочка заполнится до конца, и встал. Размяв затёкшую шею и спину, он уловил в ответ протестующий хруст.

Преодолеть пару десятков миль, загнать машину в гараж, принять душ и завалиться под одеяло – вот всё его расписание. Коротенькое и примитивное, но он и без того измучился, чтобы строить планы пограндиознее. Можно даже опустить эпизод с ночным перекусом. Аппетита всё равно нет.

Фрэнсис покинул душное помещение. Повинуясь какому-то неведомому порыву, на пороге он обернулся через плечо. Столы, кресла и, само собой разумеется, центральный атрибут – компьютеры. По углам расставлены горшки с цветами. Тихо и спокойно, и всё на своих местах. Хмыкнув, он щёлкнул выключателем. Затворил за собой дверь и поспешил на выход.

В окутавшей офис тишине продолжал функционировать системный блок, дыша, будто живое существо. Вдруг изображение на экране преобразилось. Но нет, это было отнюдь не возвещение о завершении работы. Это были ореховые глаза, переливающиеся мистическими, завораживающими бликами. Зрачки, словно два бездонных омута, пропитались чернотой и безжизненностью.

Грин прикоснулся рукой к своей части стекла. Когти поочередно постукивали по ней, прикидывая, возможно ли разрушить столь хрупкую преграду. Куда ушёл человек? Почему он нарушает правила, которые сам же и придумал? Лицо Грина заметно омрачилось, сделавшись надменным и до опасного враждебным. Он буравил дверь взглядом, желая проделать в ней дыру, настолько почувствовал себя оскорблённым. Нет. Так не пойдёт.

Человек должен играть, как полагается, а не так, как ему заблагорассудится.

***

Фрэнсис мчал по ночному шоссе, отдаляясь от тянущегося ввысь города. Через опущенное стекло окна проникал ветер, разносясь по салону приятной прохладой. Надрываясь, играло радио. Мужчина покачивался в такт мелодии, отстукивая по рулю незатейливый ритм. Мысли о деле, как он не пытался отвлечься от их назойливой компании, никак не покидали его, прочно обосновавшись в недрах мозга.

Продолжительное соло гитары прервали помехи и неразборчивый шум. Фрэнсис от подобного сочетания поморщился в отвращении и убавил громкость. Держа дорогу в поле зрения, он покрутил колёсико в попытке поймать пропавший сигнал. Однако все последующие станции вместо музыки или бодрых голосов ведущих отзывались всё теми же противными помехами. Параллельно, подобно насекомому, рокотал сам приёмник.

Неожиданно его заглушила мелодия мобильника, валяющегося на сиденье справа. Номер, отобразившийся на экране, не определялся. Фрэнсису он показался странным и будто бы знакомым. Перебрав в уме известные комбинации, он пришёл к выводу, что с этой сталкивался, кажется, впервые. Туманное воспоминание мелькнуло где-то на задворках сознания и тут же растворилось, не дав за него ухватиться. Приняв вызов, он приложил телефон к уху, зажав тот плечом.

– Здравствуй, Фрэнсис, – сказали на том конце линии.

– Здравствуйте. Простите, с кем я говорю?

– А ты меня разве не узнаешь?

Данный вопрос смутил Фрэнсиса, поставив в тупик. Он прислушался к голосу, представив предполагаемого владельца. И вновь на него, словно полупрозрачное облако дыма, накатило воспоминание, которое не удавалось поймать. После того, как в трубке на десять секунд воцарилось гробовое молчание, неназванный собеседник оборвал его крайне обескураживающим заявлением:

– Это я. Грин.

– Хорошая шутка, Уолтер.

Пазл, недостающий для полноценной картины, был найден. Уолтер Хейз. Один из приглашённых актёров озвучки, чью кандидатуру Фрэнсис сразу одобрил в качестве будущего голоса для Грина. И что ему понадобилось?

– Я не шучу, – отрезал незнакомец с ноткой раздражения. – Не знаю, с кем ты меня спутал, да это и неважно. Ответь мне, Фрэнсис, как ты отреагируешь, если по возвращении застанешь свою ненаглядную с отрубленной головой? Я видел её фотографии, что ты хранишь у себя. Она очень красива. Будет прискорбно, если её жизнь трагично оборвётся, ты не согласен?

От подобных слов Фрэнсис мгновенно помрачнел внешне. Внутри завозилось беспокойство, без остатка затмив прежние эмоции.

– Уолтер, не смешно. Правда.

– Бедная-бедная Бэт. Я бы на твоём месте предупредил её. Хотя, даже если ты не победил меня, ей и подавно не удастся.

Человек со злостью сдавил трубку в ладони. Машина под надрывистый визг шин вписалась в поворот.

– Перезвони, когда образумишься.

Он прервал звонок. Закинув телефон куда подальше, Фрэнсис сосредоточил внимание на дороге. Овеянный дурным предчувствием, он неосознанно прибавил газу, в нетерпении ожидая, когда он доберётся до автомагистрали. Там воздавать честь любимой стране и соблюдать скоростной режим можно не так рьяно.

Приёмник магическим образом вылечился. Очередная песня закончилась зажигательной барабанной партией. Сменил её прогноз погоды, предрекающий затяжные дожди ближайшие два дня. Пока же на небе не наблюдалось ни намёка на намечающиеся осадки. Его тёмно-синяя наседала на землю. Ни звёзд, ни самолётов, чьи огоньки вносили толику разнообразия в однотипный пейзаж. Казалось их разом поглотила гигантская чёрная дыра. Возникла, пока никто не замечал, и забрала с собою нечто важное, о чём не вспоминаешь на протяжении тысячелетий, но потом горюешь, стоит этому нечто исчезнуть.

Пустота и безмолвность заставили Фрэнсиса напрячься ещё сильнее, мысленно готовясь к неприятному сюрпризу. Отсутствие над тобою жизни вызывало стойкую иллюзию, словно что-то сломалось в привычном мироустройстве. Вышло из строя и впредь не подчинялось надиктованным природой законам.

– Жителям прибрежных районов стоит опасаться возникновения цунами. В случае урагана не рекомендуется покидать свои дома до его прекращения. Пожалуйста, не оставляйте свои транспортные средства под шаткими конструкциями. Если стихия приведёт к поломке линии электропередач или перебоям в электричестве, свяжитесь с аварийной службой…

Они с Бэт поселились вблизи от моря, чтобы в выходные в качестве альтернативы барбекю посещать местный пляж. Но всё же на приличном от него расстоянии, позволяющем не волноваться лишний раз в период непогоды. Богатый, ухоженный район и приветливые соседи достались им вместе с новеньким домом. Фрэнсис выбрал его по многим причинам. Возглавляла негласный список требований безопасность. Гарантия, что Бэт будет отгорожена от тех напастей, каких предостаточно в нынешних реалиях.

Он не проводил с любимой и одну треть того времени, которое обязан тратить на свою вторую половинку образцовый семьянин. Потому что им не являлся. Но купить уверенность в защищённом и процветающем будущем мог и великолепно с этим справлялся.

До сегодняшнего момента.

Радио вновь взбунтовалось, поочередно заходясь то знакомыми помехами, то совсем неестественным гулом. Сигналы из космоса, рёв морского зверя из бездны океана – и те имели хоть что-то общее с земными звуками. Эти же явно принадлежали потусторонним силам. Словно сам дьявол наигрывал мелодию на своём излюбленном музыкальном инструменте. Фрэнсис уставился на приёмник в настороженном молчании, когда воспроизводимая им адская какофония затихла также внезапно, как и завелась. Он было потянулся к нему со стойким намерением отрубить окончательно, но рука так и замерла на полпути. Волосы на затылке встали дыбом, а по спине когтями царапнул холод. Фрэнсис прижался вплотную к сиденью, будто хотел слиться с ним воедино.

– Знаешь, с твоей стороны эгоистично оставлять Бэт в неведении, – заметил голос в упрёке и продолжил как ни в чём не бывало, будто его и не прервали ранее. – Мало ли, ей всё же удастся вернее растолковать правила, чем тебе и твоей драгоценной команде, полной идиотов. Кстати, как считаешь, за чью кандидатуру мне стоит взяться, когда я управлюсь с вами двумя? Как на счёт Джессики? Она нравится мне, такая славная особа. Хоть и с характером. Любопытный экземпляр. Мне как раз недостаёт кого-нибудь в рассвете сил. Они смотрятся гораздо красивее, прежде чем навсегда расстаются со своим очаровательным обликом. С ними удаётся знатно поразвлечься. Вдоволь налюбоваться, пока их тело не сгниёт, или в нём не поселятся всякие паразиты. Это уже издержки профессии. С ними, к сожалению, ничего не поделаешь, – выдохнул голос преисполнившись нескрываемого разочарования. – Так о чём это мы? Ах да! Бэт. Бэт займёт особое место в моей коллекции. У неё замечательная кожа, как у фарфоровых кукол, и наверняка гладкая на ощупь. Будто Смерть уже наложила на неё свой отпечаток, но так и не забрала. Я завершу начатое ею. И мы будем проводить долгие, долгие часы наедине друг с другом.

– Т-ты не настоящий… – Фрэнсис слушал Грина не перебивая, потому что банально отказывался признавать его существование за пределами игровой вселенной. Когда же решился заговорить, не признал собственного голоса. Испуганный, подрагивающий, тот так и вопил о панике, сжавшей в кольцо.

– Я не вправе разубеждать тебя, но поверь, я такой же настоящий, как фиалки в вашем саду на заднем дворе.

– Откуда ты… – он осёкся. Уолтер никак не мог прознать, что у его работодателя есть сад. А уж тем более про то, что Бэт усеяла его фиалками по причине необъяснимой любви к ним. Неужели…

– Я дам тебе фору, но советую поторопиться. Если опоздаешь, последствия тебе навряд ли понравятся.

Дисплей радио погас, и то перестало реагировать на любые манипуляции. Скорость автомобиля, сниженная практически до нуля, вернулась к отметке в 70. Пересекла её и поползла дальше. Фрэнсис вдавил педаль до упора, вцепившись в руль до побеления костяшек. Схватив телефон, он набрал Бэт.

Гудок. Гудок. Телефон абонента недоступен.

Чертыхнувшись, Фрэнсис со злостью стиснул аппарат. Он молил небеса, чтобы всё это оказалось игрой воображения. Дурным сном, от которого он скоро должен был освободиться.

***

Обычно, когда Фрэнсис возвращался после полуночи, его встречала тишина. Тишина умиротворения и благополучия. Домашнего уюта, сообщающего о том, что всё под контролем и так, как должно быть. Но на сей раз она не вселяла тепло, а заставляла проснуться тревогу. Как будто чего-то недоставало. Крохотного элемента, без которого остальные кусочки теряли связь и рассыпались.

Припарковался он возле фасада, не став тратить секунды, чтобы загнать машину в гараж: автоматическая дверь хоть и открывалась без постороннего физического воздействия, проделывала это ужасно неторопливо. Преодолев препятствие из двух замков, Фрэнсис метнулся в дом. Все они были надёжно закрыты, что немного обнадёжило.

Всё в порядке. Всё в абсолютном порядке. Никакого Грина не существует и в помине. Он есть в своём виртуальном мире, но не за его пределами. Ему элементарно привиделось. Когда днями не отвлекаешься от рабочей рутины и не отдыхаешь, не удивительно, если сдвинется крыша.

Фрэнсис пересёк прихожую в три широких шага и за пять лестницу, пропуская ступеньки. Он не мог припомнить, чтобы за последние лет десять ему выпадал повод бегать настолько быстро. Ботинки разносили за собой грязь прямиком из лужи, куда он умудрился вляпаться у входа. Ну и пусть. Он уберёт позже. Выдраит все этажи, когда убедится, что его любимой ничего не угрожает.

Гостиная. Ванная. Спальня. Наконец-то.

Бэт спала на кровати, отвернувшись к окну. Её лица нежно касалась луна, пробиваясь через щель в шторах. Она превращала и без того бледную кожу в подобие белого мрамора. Словно её подменили искусно сотворённой маской. Отчётливо выделяющиеся скулы. Чуть приоткрытые губы. На щеке лежит прядь волос. Точно такая, какой он её любил.

Подойдя на цыпочках ближе, он зарылся пальцами в волнистые кудри, поправляя их и приглаживая. Его окутало родное ощущение мягкости и тепла. Фрэнсис двинулся ниже, к шее, пройдясь по неё тыльной стороной ладони. Хотел убедиться. Она живая. Она его. Она…

Холодная.

Его руки коснулось что-то вязкое и тёмное. Кровь.

Голова скатилась по подушке, окрашивая белую простынь полосами крови. Фрэнсис отскочил назад, оступившись, и шлёпнулся на пол. Боль пронзила тело, устремившись по позвоночнику вверх. Он не заметил её, охваченный диким шоком и непониманием. Остекленевшие глаза Бэт впёрлись в него, пронизывая до костей. В них застыл предсмертный ужас, навечно выжженный в потухших зрачках, будто клеймо.

Фрэнсис уловил отдалённый крик. До него не сразу дошло, что это его собственный неистовый вопль. Он кричал так, словно ему без наркоза одним ударом отрубили ногу.

Свет вспыхнул, будто взорвалась бомба, и кто-то вошёл в комнату. Грин собственной персоной. Всё было при нём. Элегантный костюм, наверняка обошедшийся своему владельцу в целое состояние. Плащ благородного бордового оттенка, накинутый сверху на плечи и зафиксированный застёжкой. И, разумеется, огромный двухсторонний топор, на который он по привычке опирался во время беседы. Словно испытывал тягость стоять без поддержки, и длинная рукоять заменяла ему трость. На деле же он демонстрировал с помощью оружия власть. Неоспоримое превосходство, запросто способное навеять на жертву ледяной трепет.

– Вижу, ты уже прибыл. Похвально. Надеюсь, по пути тебя ничего не сбило с маршрута?

Рот Фрэнсиса приоткрылся и тут же захлопнулся обратно, проделав так несколько раз. Грин неожиданно рассмеялся – его это знатно повеселило. По его представлению мужчина походил на лягушку. Глупую и маленькую, какой с силой надавили на брюшко, грозясь вот-вот расплющить. А она упёрлась в обидчика своими крохотными лапками, не зная, что предпринять.

– Признаться честно, я поражён, – сказал Грин, приблизившись к постели. Топор волочился следом, разрезая ковёр до пола. На паркете вырисовывалась тонкая линия, напоминающая ползущую змею. Получающийся от трения скрип резал слух, но Грину до него заботы не было. Его лицо оставалось безучастным. Он обращался со своим инструментом на удивление ловко, как если бы тот весил не тяжелее пёрышка. Словно бутафорский реквизит на Хэллоуин, а не смертоносное орудие.

Он схватил голову Бэт прямо за спутавшиеся волосы, намотав каштановые пряди на пальцы. Поднёс к себе поближе, любуясь чертами лица напротив.

– Замечу не без восхищения – она хорошо играла. Несравнимо лучше всех своих предшественников. Только позабыла об одном. Дыхание. Сложно, особенно без тренировок, контролировать своё дыхание. Его можно задержать ненадолго, но вскоре выдать себя становится легче лёгкого. Стоит присмотреться, и ты увидишь, как двигается грудная клетка, как размеренно поднимается и опускается в такт биению сердца. Услышишь, как внутри неё скребётся страх, точно зашуганная птичка, заточённая в клетку. Рано или поздно птичка находит лазейку и вырывается. И тогда… – Грин впился взглядом в Фрэнсиса, прожигая его насквозь. Тот замер в напряжении, боясь пошевелиться. – Её убивают!

Это дурной сон. Он спит. Он спит.

Но почему не просыпается?

Ущипнув себя, Фрэнсис с отчаянием убедился – это реальность. И он, и Грин, и мёртвая Бэт, которая уже никогда не встретит его после смены. Не порадует вкусным ужином, не нарвёт своих любимых фиалок из сада, чтобы поставить их в каждую вазу, что отыщет. Не улыбнётся, не поздравит с выпущенной в прокат игрой. Не разделит с ним невзгоды жизни, не поделится своим заражающим смехом.

Каким же глупцом он был, бросив её в одиночестве.

– Ты не избавишься от меня подобным образом, – подметил Грин снисходительно, наблюдая, как Фрэнсис снова и снова загоняет себе под кожу ногти, пытаясь вырваться из окружающего кошмара. На его руке уже появилась вереница полумесяцев. – Ты меня создал. И задал набор действий. Программа, да? Это слово вы используете? Прости, не силён в современных терминах. Так или иначе, я буду следовать ей беспрекословно. Потому что, к моему приятному изумлению, она мне безумно нравится. Так что? – Грин аккуратно положил голову на подушку, словно какое-нибудь королевское подношение. Позже он непременно заберёт её. Как и всё остальное. – Дать тебе время? Секунд десять устроит?

Он обхватил топор обеими руками, отрывая его от пола. Лезвия угрожающе мерцнули. На левом выделялись кровавые разводы. Капли крови узорами стекали вниз, подобно дождю.

– Сыграй же со мной! Давай выясним, сколько ты продержишься. Поверь, эта часть будет не менее увлекательной, чем красочный финал.

Фрэнсис вскочил на ноги. Инстинкт самосохранения наконец пробудился в нём, вопя бежать что есть мочи и не мешкать.

Топор резко опустился, ударившись ровно в то место, где ранее сидел Фрэнсис, и со свистом резанув воздух.

– Десять, – произнёс Грин, взглянув на человека исподлобья. На губах растянулась улыбка, пока в глазах застыл противоречащий ей блеск безразличия. Безразличия, с каким охотник добивает угодившую в капкан добычу.

Фрэнсис бросился прочь из спальни. Позади с прежней чёткостью вели обратный отсчёт. Чудом не споткнувшись на лестнице, он рванул к двери. Дёрнул за ручку. Ещё раз. Заперто. Но когда он успел..?

– Шесть.

Сверху доносились шаги. Громкие и будто нарочно медленные. Отбивая заданный ритм, они неумолимо приближались.

– Пять.

Не став рисковать, Фрэнсис направился в восточное крыло дома. Если повезёт, он выберется через задний вход. Главное – не шуметь и не паниковать.

– Четыре.

До чего же смешно и нелепо. Его грозится убить персонаж из компьютерной игры. Они ведь её даже доделать толком не успели. Всё это будто чей-то глупый розыгрыш, вышедший за рамки разумного.

– Три.

Но он видел Бэт. Жестоко убитую. Её больше нет. И если он не хочет перенять её участь, нужно сосредоточиться.

– Два.

Проходя мимо крючков, Фрэнсис сдёрнул с одного из них запасную связку ключей. Крепко сжал их до боли, чтобы те не бренчали. Начавшееся было звяканье оборвалось, слившись с всеобщим затишьем. Достигнув двери, он кое-как поместил ключ в прорезь. Сделать это, будучи объятым неудержимой дрожью, получилось не сразу. В мыслях он безостановочно проклинал весь свет за свою неуклюжесть.

Грин куда-то подевался, словно испарившись. Ни стука каблуков, ни голоса, чтобы установить его местоположение.

Поворот. Щелчок открывшегося замка. Свобода.

За спиной скрипнули половицы. Мужчина рефлекторно обернулся.

– Один!

Фрэнсис проснулся у себя в офисе. Солнце неприятно било в лицо, возвещая о том, что уже как три часа наступило утро. Он вскочил, от слишком внезапной смены обстановки не сразу сориентировавшись в пространстве. Щека и ухо покраснели от папки с документами, на которой он при всём неудобстве умудрился задремать. Он осмотрел себя на предмет увечий. Тело затекло от неудачно принятой позы, но хотя бы на нём не наблюдалось ни порезов, ни рубленых ран от топора.

Сон. Как он и предполагал.

Компьютер отдыхал под стать своему владельцу. Стоило подвигать мышкой, он ожил, высветив заставку игры. Грин плавно покачивался из стороны в сторону, будто ожидая дальнейших команд игрока. Позади него периодически вспыхивали молнии, очерчивая силуэт проклятого замка. Фрэнсис мелко вздрогнул, встретившись со следящими за ним глазами. Не сосредоточенными ни на чём и одновременно улавливающими каждую мелочь. Зачем они вообще приписали ему такой пугающий облик? Хоррор хоррором, но это уже чересчур.

Разработчик поморщился, отгоняя прочь остатки наваждения.

– Ты одурачил меня, поздравляю, – сказал он, с видимым облегчением закрывая игру.

Буквально в тот же момент в помещение влетела запыхавшаяся Джессика.

– Фрэнсис! Ты что ночевал прямо здесь?! И никого не предупредил? – негодовала она с таким жаром, как если бы сей факт каким-то непостижимым образом спровоцировал банкротство их компании.

– Не преувеличивай, Джесс. Я же не банк ограбил, в конце концов.

– Это было бы даже лучше. Твоя чрезмерная увлечённость работой…

– Не окажет на меня никакого негативного влияния.

– Сведёт в могилу твою жену, – закончила она невозмутимо. Фрэнсиса подобранная метафора ощутимо задела, особенно после пережитого. – Бэт звонила сначала тебе, потом сюда, а потом принялась доставать и меня. Она решила, ты попал в аварию или чего похуже, раз не появлялся дома и ни с кем не связался.

– О боже…

По мере того, как Джессика сообщала ему новые подробности, Фрэнсис постепенно проникался всей дерьмовостью – другого слова не подберёшь – сложившейся ситуации. Теперь Бэт точно обидится на него и станет молча дуться. А это серьёзнее любого скандала с рукоприкладством и взаимными оскорблениями.

– И мало того, что ты заставил нервничать её, так ещё и меня! Мне пришлось мчать сюда в свой выходной и теряться в догадках, что с тобой, чёрт возьми, случилось.

Фрэнсис в лихорадочном состоянии отыскал свой телефон. Тот разрядился, не отзываясь на кнопку включения. Девушка со вздохом протянула боссу стационарный.

– Спасибо, – он схватил трубку, метнув на помощницу взгляд, полный благодарности, будто она кинула ему спасательный круг с корабля, не меньше.

– Ты неисправим.

– Я знаю… Алло? Бэт? Бэт, дорогая, ты не представляешь, как я рад слышать твой голос… – он поднялся, на ходу сыпля извинениями и признаниями в нескончаемой любви. Направляясь к двери, он обернулся через плечо, коротко распорядившись: – Передай всем, чтобы в понедельник не приходили. У нас отпуск.

– Надолго? – удивилась девушка, обескураженная таким заявлением. Обычно у Фрэнсиса, чтобы отгул выпросить, необходимо изрядно постараться и проявить недюжинную фантазию, а тут целый отпуск.

– На неделю. Нет, на месяц! И никаких игр! Да, сладкая, прости… – и выскользнул за дверь.

Джессика пожала плечами, не до конца веря в правдивость свалившейся на них благодати. Она подошла к компьютеру, желая удостовериться, что тот не останется поедать энергию в опустевшей компании.

С экрана на неё смотрел Грин. Держа топор в ладони, он бережно провёл по лезвию, проверяя его остроту. Затем поднял голову обратно к игроку. На мгновение Джессике почудилось, что он подмигнул ей. Поморгав, она откинула эту бредовую мысль, вспомнив, что они не добавляли анимацию, наделяющую его способностью подмигивать.

Выключив игру, а после и компьютер, она окинула взглядом рабочее место. Порядок. Можно смело возвращаться домой. Как-никак впереди целый месяц заветного отдыха.

Они его заслужили.

Другие работы:
-1
12:01
394
09:13
+2
Сюжет банальный. Но финал написан неплохо.
Что плохо в рассказе – это непонимание «кухни программистов». Это писал человек весьма далекий от игровой сферы. Ни одного термина не использовано. А уж говорить о «цифрах» «острых углах» в программе? Это смешно. Я общаюсь с программистами, они веселые люди и любят слэнг, и слэнг у них сочный. Они не углы глядят, а «сводят», «пилят», «батрачат». В их речи полно англицизмов, даже на официальных мероприятиях.
Язык заштампованный «требовались недюжинные усилия», «предпочитал освобождаться от негатива путём уничтожения» и т.п.
Есть и неграмотное словоупотребление: «Глаза застыли на циферблате», «крайне счастлива» и т… п.
Канцеляриты: «тяготы трудовой деятельности»
Смешно читать о том, как все ужасались от игры. Ужасаются от картинки, от кино, но не от процесса игры. Такое ощущение, что не играли, а в экран смотрели. И что там было ужасного? Почему бы автору об этом не написать? Нас ставят перед фактом: это было ужасно, а почему — читатель догадается.
Автор, пиши ещё, у тебя все впереди!
22:07
+1
Времена глаголов прыгают от настоящего к прошедшему от этого текст кажется рваным и непонятным. И эти скачки лишь усугубляют сухой канцелярский стиль, о котором писал предыдущий комментатор.
02:24
+1
Оценки работников компьютерной фирмы «TMCoroporation» перед увольнением.

Трэш – 0
Угар – 1
Юмор – 0
Внезапные повороты – 1
Ужасность – 1
Кровавость – 1
Безысходность – 1
Розовые сопли – 1
Информативность – 0
Коты – 0 шт
Топоры – 1 шт
Сундуки – 1 шт
Соотношение потенциальных/реализованных оргий – 1/0
Выпущено незатейливый аркад за двадцать лет существования компании — 4 шт.

Если взять избитый сюжет, добавить к нему шаблонных фраз из стартового набора дилетанта и перенести действие в США, получится отличный наполнитель для кошачьего туалета. А сюжет из разряда «Это всё ему приснилось» уже давно запрещён к использованию на территории Земли, настолько он убог. Для интереса просмотри рассказы, вышедшие в финал предыдущих конкурсов. Читать их не надо – опасно для психики – но, пробежавшись глазами, никаких снов и никаких бредней сумасшедших ты там не найдёшь. Миллионы судей не могут ошибаться.

На этаже с раннего утра стояла будничная суматоха. Подобная картина частенько наблюдается в какой-нибудь серьёзной фирме. Гайки крутятся, обязанности копятся, а сотрудники либо носятся от кабинета к кабинету, либо утопают в море несортированных бумаг. Всем хочется побыстрее освободиться и выполнить все важные поручения, пока мозг способен соображать. После перерыва он, как правило, отключается.

С первого абзаца становится понятно, что в геймдеве ты не шаришь вообще, тебе это уже написали. Нет конкретики, нет слэнга, нет деталей. А именно детали придают антуражу правдоподобности. У тебя же идёт девять абзацев общих фраз, которые спокойно могут описывать фирму по производству фарфоровых ваз или ЖЭК. Настолько они размыты. Смело удаляй всё нафиг. То, что это компьютерная фирма, станет понятно из диалога с Джо. Этого вполне достаточно.

В былые времена она представляла собой ничем не примечательную кучку программистов. Новичков в своём деле, раз в пять лет радующих геймеров какой-нибудь незатейливой аркадой или головоломкой.

А-ха-ха, раз в пять лет выпускать казуалы, при этом постоянно раздувая штат. Конечно же, никаких описаний этих чудо-игр мы не увидим. Ну и слава богу.

С этими словами Фрэнсис поднялся с насиженного места, мысленно готовясь к непростому вызову.

У тебя перед глазами стартовый набор дилетанта с готовыми фразами. Но ты даже из них умудрился выбрать самые дибильные…

«Динь дилинь» — телефон, вибрируя, медленно полз к краю стола. Я схватил его и уселся в насиженное место, готовясь принять непростой вызов.

— Здравствуй, Тимофей. – голос был странно знаком.
— Пошёл нах! – поприветствовал я анонима.
— Ты меня разве не узнаёшь? Это я. Сапёр.

Твою мать, я вспомнил, что так и не доиграл последнюю партию, когда комп начал скачивать обновление. Незнакомец продолжил.
— Думал понаставить флажков достаточно, чтобы обезвредить мину? Наивный. Давай сыграем с тобой один на одни, посмотрим, насколько у тебя хватит духа нажать левой кнопкой на пустой квадрат! У тебя десять минут. Время пошло!
— Не звезди, в сапёре нет обратного таймера.
Я выключил телефон. Продолжим.

В нём игроку надо было добраться до погреба и спрятаться в одном из покоящихся там сундуков. Проворно забраться в него и притвориться мёртвым – ничего сложного. Формулировка «притвориться мёртвым» означала не двигаться, когда Грин открывает сундук, и двигаться, то есть дышать, когда закрывает.

А мистер Грин слепой? Или у него такой алгоритм: открывает сундук, жертва не дышит, значит умерла, ну и отлично, закрывает сундук. Не очень его действия согласуются с опасным коварным маньяком.

Неожиданно его заглушила мелодия мобильника, валяющегося на сиденье справа. Номер, отобразившийся на экране, не определялся. Фрэнсису он показался странным и будто бы знакомым. Перебрав в уме известные комбинации, он пришёл к выводу, что с этой сталкивался, кажется, впервые.

Мужик из прошлого за пятнадцать минут успел отобрать у прохожего телефон, каким-то образом узнать номер Фрэнсиса, и пугать его спокойным голосом, при этом обгоняя машину, чтобы первым прибежать к дому, раздобыть ключи от дверей, и замочить Бэт. Я понимаю, это всё сон, но даже для сна выглядит очень подозрительно. И мы так никогда не узнаем, почему номер был странным и знакомым.

Не став рисковать, Фрэнсис направился в восточное крыло дома. Если повезёт, он выберется через задний вход. Главное – не шуметь и не паниковать.

Группа молодых программистов раз в пять лет выпускает простенькие игры и тратит почти год на стандартную страшилку, которую два друга под пивко сделают на Unity за месяц. Откуда у него такие деньжищи на виллы? На самом деле Фрэнсис живёт со своей девушкой в передвижном домике, и единственное восточное крыло, которое там есть – это крыло над правым колесом.

– Надолго? – удивилась девушка, обескураженная таким заявлением. Обычно у Фрэнсиса, чтобы отгул выпросить, необходимо изрядно постараться и проявить недюжинную фантазию, а тут целый отпуск.
– На неделю. Нет, на месяц! И никаких игр! Да, сладкая, прости… – и выскользнул за дверь.


Вот так, игру не выпустили, и не выпустят, потому что не исправили баг. Инвесторы потребуют возврат денег вместе с неустойкой. А за оренду офиса надо платить. Компания обанкротится, Джессика станет вебкам проституткой, парни разбегутся по хэлпдескам, Бэт уйдёт в нормальному миллионеру, а Фрэнсис поедет кукухой и окончит свою жизнь в санатории для душевнобольных. Конец.

Сюжет говно, игра говно, стиль говно, юмор говно – ты собрал флэш ройяль! Но я знаю, как можно улучшить это жалкое поделие, например, переведя время действия в ближайшее будущее и сделать игру на базе экспериментальной обучаемой нейросети, которая подстраивается под действия игрока. При разработке онлайн режима сеть получает доступ во внешний мир и начинает убивать людей посредством умных домов. Слава богу, большинство тех, кто видел Газонокосильщика, уже поумирали и не смогут тебя залошить.

Критика)
Загрузка...
Юлия Владимировна