54 по шкале магометра

А мы не ангелы: Вик

А мы не ангелы: Вик
Работа №141
  • 18+

Сегодня выдался на редкость сложный день. Всё навалилось одной большой лавиной, которая накрыла меня с головой: скандал дома, проблемы на работе и такой некстати холодный дождь в середине июля. Дождь… Бабушка в детстве говорила, что это слёзы ангелов. А есть ли они на самом деле? Я не верю. Я давно уже не верю в ангелов, чертей и тому подобную ересь. Оставил бабушке.

Ах да, забыл представиться: меня зовут Влад. Нет, не Дракула. Даже не похож. От отца мне достались русые вьющиеся волосы и рост, а от мамы – зелёные глаза и «ангельский» характер. Достаток, ну, он мог бы быть средним, если бы сегодня не поставили вопрос о моём увольнении: пропали важные документы, и я, как недавно пришедший работать, был обвинён в шпионаже в пользу другой фирмы и в том, что эти документы благополучно лежат теперь у другого шефа. Вот так и кончилась моя короткая карьера руководителя отдела.

А вообще день не задался с самого утра: не прозвенел будильник, сбежал кофе, и порвалась любимая рубашка. Вдобавок к этому опоздал на работу и.…Ну дальше вы знаете. Теперь ещё и дождь.

Я вышел из здания теперь уже не своей компании, и хотел было пойти на остановку, чтобы поехать домой, но что-то внутри меня рвалось в парк неподалёку. Какой парк, когда я промок до нитки? Но очень уж тянуло. «Всё равно промок уже. Хуже не станет» решил я и пошёл. Холодные струйки воды стекали с волос по шее и пробегали мурашками по спине. Я не мог сказать, зачем именно я иду, но шёл.

Наш городской парк – что-то вроде местной достопримечательности. Очень старый большой и, с недавнего времени, удобный: лавочки соседствуют с фонтанами, а беговые дорожки спрятались на окраине – чтобы людям, как говорится, не мешать. Беговые дорожки… Беговые дорожки… Рядом со входом на «тропу здоровья» я увидел тощего подростка, который стоял, удивлённо озираясь по сторонам. И это сюда меня тянуло?

- Эй, ищешь кого-то? – спросил я.

-Ну да, тебя – улыбнувшийся подросток стал будто повыше, и я с удивлением заметил, что его куртка сухая – ты ведь пришёл, потому что тебя позвали?

- Никто меня не звал – разочарованно буркнул я и хотел уйти, но… не хотел. Невежливо ведь уходить, даже не познакомившись.

- Я Влад, кстати – сказал я, протягивая руку.

- А я… - собеседник осёкся – можешь звать меня Вик.

«Виктор или Виктория?» подумал я, но спрашивать не стал – мало ли.

***

Наверное, раз уж мы познакомились, надо предложить ему (ей?) зайти на чай, но здравый смысл не рекомендовал в неудачный день тащить домой незнакомого, и сухого в ливень, человека домой.

- Ты в замешательстве – не вопрос – констатация факта. – Значит, пошли в кафе. Тут недалеко и денег у тебя хватит

- Может, ты мне скажешь, какой будет моя следующая работа? – с сарказмом в голосе поинтересовался я

- Вот и пошли в кафе, если хочешь знать – хмыкнул Вик

- Пошли – подытожил я наше странное знакомство.

Кафе «Крылья» встретило нас безразличием посетителей, беглым вниманием официантов и блеском начищенного бара. Я знал, что два обеда точно могу себе позволить.

- Бери то же, что и себе – сказал Вик.

- Две пасты «Карбонара» и два эспрессо, пожалуйста. – сделал я заказ.

- Я вижу в твоих глазах вопросы – такая безразличная констатация, как и в парке. – И у меня есть ответы:

«Ты, Влад, замечал странности в городе? Не отвечай, я знаю, что замечал, но списывал на недосып или невнимательность. Странные тени, увиденные тобой «краем глаза» - реальны; странный шум ночью у тебя за окном, 17 этаж, между прочим, – тоже. Ты видишь город полностью. Весь. Всех его обитателей. А их, как ты уже понял, больше, чем в статистических данных. И не надо судорожно вспоминать номер психдиспансера – я уйду быстрее, чем они приедут и их клиентом окажешься ты. Хочешь?»

- Не хочу – буркнул я.

Тут как раз принесли еду, и мы решили взять паузу.

Паста была вкусной, кофе крепким – хоть что-то приятное сегодня. Дождь понемногу стихал, а псих напротив уже не пугал. Скорее заставлял слушать себя. Собирать в кучу все «странности» этого города, над которыми я не задумывался. Не хотел задумываться.

Я созрел для главного вопроса, который интересовал меня больше всего, на протяжении последнего часа.

- Вик, а ты парень или девушка? – выпалил я и ждал реакции. Хоть какой-нибудь, потому что, глядя в это равнодушное лицо, я совсем не мог понять пол своего визави.

Вик на меня посмотрел так, как будто я его попросил доказать бином Ньютона. Потом улыбнулся: «Тебе это так важно? Почему?»

- Мне так будет легче. Я привык знать пол своего собеседника

- Хорошо. А тебе будет проще, если я окажусь парнем или девушкой?

Этот вопрос поставил меня в тупик. Нет, я знал, конечно, что пол можно менять. Но этот парень (парень ли?) решил надо мной посмеяться.

- Девушкой было бы спокойнее – почему-то сказал я.

То, что я увидел дальше, меня поразило: его лицо подёрнулось дымкой буквально на секунду, а потом черты лица смягчились и волосы будто немного отросли.

- Так привычнее? – спросила Вик и снова из её глаз пропали искорки смеха.

«Ты пошёл в парк не просто так (хах, будто я сам не понял). Тебя позвала я. Позвала, потому что ты – родня мне. Не улыбайся. И мне нужна твоя помощь. В чём именно – я расскажу позже. Пока просто слушай: как я уже говорила, мир в котором ты живёшь, имеет…хм, обратную сторону что ли. Нет, это не мифические «параллельные миры», о которых вещает РенТВ или ТВ3. И нет, это не совсем бабайки из сказок твоей бабули. Это реальность. Такая же, как то, что Солнце светит днём, а Луна – ночью. Город полон своих тайн, которые он не хочет открывать. А придётся. И ты мне в этом поможешь. А пока пойдём домой, к тебе, естественно. Там продолжим беседу».

Я довольно спокойно усвоил то, что вывалила на меня моя «родственница» и оплатив счёт мы вышли на улицу. На небе плыли ошмётки серых дождевых облаков – они напоминали грязную вату на фоне сияющей голубизны июльского неба, а Вик смотрелась совсем несуразно в камуфляжных штанах на размер больше и болоньевой куртке а-ля 90-е явно с чужого плеча.

- Тебе удобно В ЭТОМ? – спросил я

- Можешь предложить лучше – предлагай – отрезала она.

После этого мы купили ей серые спортивные штаны и серую же футболку («не смотри, что я – девушка» - сказала она). Не смотрю. Мне вообще сложно её воспринимать после того, как на моих глазах из парня стала девушкой…

Дома, пока я готовил ужин, она рассказывала мне о мире, который был если не лучше, то однозначно справедливее нашего: Вик поведала мне о том, что в их мире есть Совет Правителей – что-то вроде нашего правительства. От каждой сферы жизни по одному представителю. И самые мудрые из Совета решают, как действовать дальше. Ну и прочая иерархия, а вот самые мелкие сошки уже взаимодействуют с людьми: кто-то толкает в спину, чтоб люди спотыкались, кто-то портит технику (они выглядят, сказала Вик, как маленькие шаровые молнии) и после этого не работает недавно купленная кофеварка или именно в этот вечер перегорает лампочка в подъезде. А может «заглючить» и рабочий принтер. Есть и те, чья должность – пугать людей. Когда-то их называли «бабайками», а сейчас из лохматого обитателя пыльного подкроватного пространства они превратились в сильных (для человека) и жутких на вид духов, а вот место жительства осталось прежним: потолок, под кроватью, шкаф и, может, кто не знал, подоконник со стороны улицы. Поэтому не смотрите, по возможности, в тёмные окна – можно увидеть то, что вам не понравится.

Есть духи, которые путают дороги: вот знаешь ты, что чтобы дойти до магазина надо перейти дорогу, пройти перекрёсток и свернуть налево, а никак дойти не можешь…

«С некоторыми ты познакомишься лично» - предостерегла меня Вик.

Раньше, вещала она, все чудовища выглядели так, насколько хватало у людей ассоциаций. Медведи, росомахи, сухие деревья – всё то, что пугало их в реальности, переносилось и в другой мир. Теперь всё изменилось: люди начали снимать ужасы. И монстры из безобидных лесовиков, кикимор и водяных стали поистине ужасны. Но осталось разделение, как и раньше: городские чудовища, деревенские, природные и те, которые имеют власть над снами.

На ужин у нас был суп с лапшой. Вик сказала, что вкусно. «Хм – подумал я – с каких пор мне стала важна похвала незнакомого человека?», но от Вик это было и вправду приятно. За чаем я наконец начал осознавать, что Вик абсолютно точно не принадлежит нашему, материальному миру. Но ест она как настоящая, одежда, опять же, требуется…

- Вик, а ты настоящая? – вопрос как раз в моём духе. Несуразно (читай: невежливо), внезапно и без обиняков.

- Смотря, что ты подразумеваешь под «настоящей» - она, похоже, улыбалась.

Я чувствую боль, мне нужна еда (а иногда и не нужна), мне бывает холодно. Но, при необходимости, я могу развоплощаться, и становиться чем-то вроде призрака. Я – проводник. Не живая, но и не мёртвая. И живая, и не живая». – такой ответ тебя устроит?

- Более чем – сказал я.

- Влад?

- Ммм?

- Тебе хоть интересно?

И я промолчал. Потому что тяжело спустя 25 лет обычной жизни, внезапно услышать, что все твои детские страхи реальны. Так же реальны, как рассвет за оком. Который, кстати, не отпугивает нечисть – они есть и дневные. Так сказать, работают в две смены. Но мне от этого не легче.

Ещё Вик рассказала про свою смерть:

« Я умерла не так давно, в 1940 – за год до Войны. Можно было бы рассказать, как меня забрали чудовища, но нет. Прозаично до мозга костей: меня ограбили и убили. А я как раз получила первую зарплату и мечтала, как буду её тратить в парке развлечений. Да, не правда ли, забавно: первая зарплата и аттракционы. Но нет. Не потратила… Но я очень хотела жить. И мне дали такую возможность. А у меня была семья. Папа, мама и совсем ещё маленькая сестричка. Я видела, как стареют родители, как растёт сестра, как она плакала на похоронах – и я горевала вместе с ней; как она смеялась на свадьбе – и я делила её радость. Я оплакала и её. Да, я видела тебя и твоего отца в тот день. А потом мне понадобилась твоя помощь и я «помогла» нам встретиться. Я не знаю, если честно, почему я стала проводником. В годы моей юности в мистику не верили, отрицали. И никто об этом не распространялся. Поэтому, может быть, у меня были способности; а, может, всё произошло случайно…»

Я задумался над её словами. Это, выходит, я, наверное, тоже маг? Да нет, бред. Я всегда воспринимал «ведьм» либо как помешанных, либо как шарлатанок. Ну да, я видел тени, слышал голоса иногда – списывая это всё на усталость, но я нормальный. Но рядом Вик, и моя нормальность, кажется, начинает таять, как дым. Интересно, а что я могу и как я помогу ей?

- Вик?

- Что?

- Ты говоришь, что пришла ко мне за помощью. Чем я могу помочь тебе? Я, вроде, нормальный обычный человек...

- Вроде – издевается? Но, кажется, не издевается, потому что дальше последовали объяснения:

«Я уже сказала, что мы родственники. У нас одна кровь. И твои способности сильнее, чем мои. Ты, возможно, пока не осознаёшь этого. Не научился пользоваться. Но я тебе помогу – она сидела в кресле, скрестив ноги, и читала что-то – я побывала у всех наших родственников, ты один умеешь Видеть»

Меня, как всегда, никто не спросил: надо оно мне или не надо,

«Почему я - вертелось у меня на языке - Почему я, почему?» мне так хотелось у неё спросить. Откуда она нашла меня? Как она меня позвала? Слишком много вопросов, пока что слишком много. Потом она начала рассказывать о моих дальних родственниках, которых я никогда не видел: родители как-то не общались, да и я не стремился, когда вырос; она рассказывала ещё о чём-то. У меня крутилась в голове только одна мысль: «Что будет дальше?»

Диалог прервал неожиданный звонок: позвонили с моей работы. Мне дали неделю на то чтобы найти потерянные ценные бумаги. Ну или вернуть, если верить версии начальника. – Что там? - спросила Вик

- Проблемы на работе, бывшей.

- Я знаю, что случилось. Не знаю почему, но всему своё время – как всегда, загадки. Сейчас-то пока я должен экстренно впитать экспресс-курс по демонологии и монстроведению. Это не было похоже ни на какое обучение — это было похоже на то, как будто тебя из ведра обливают ледяной водой: вот секунду назад ты стоял сухой, а теперь до нитки промок и замёрз так, что зуб на зуб не попадает. Ещё вчера я был обычным 25-летним парнем работал какой-то там компании, а сегодня у меня появилась призрачная родственница из прошлого, которая говорит, что я должен помочь ей в борьбе с какими-то там темными силами. Напрашивается диагноз психиатрической лечебницы, не правда ли. Я сам знаю, что смахивает, но ничего поделать не могу, потому что она такая реальная, такая осязаемая Вик сидит в кресле в футболке и спортивных штанах, ест мою еду - никак не скажешь, что призрак. В голове не укладывается, что познакомился я вроде как с парнем, а теперь – девушка. Меня интересовало, что будет дальше. Пугало? Нет. Я сам был авантюристом, и мне даже было интересно окунуться куда-то в незнакомую мне среду; терять, по сути, было нечего: братьев и сестёр не было, а с сегодняшнего дня не было даже работы. Девушки? С девушками отношения как-то чтобы не складывались. Я сам по себе был, таким, знаете, тихим. Такого только как друга рядом держать. Я побаивался немножко этих молодых амбициозных и так далее девушек. Мне всегда хотелось чего-то тихого, спокойного, семейного и домашнего. Как в песне: «…Маленький домик/ русская печка…». Да только попробуй, найди ту, которая согласится на маленький домик и русскую печку... Сейчас в основном Мальдивы подавай iPhone и прочее.

- Вик?

- Ммм?

- Скажи, как ты вообще нашла меня?

- Ты про Зов Крови слышал когда-нибудь?

«Я – проводник. Я хожу между нашим и твоим миром. И я могу найти любого человека из своего рода по ту или эту сторону жизни. Того, с кем у меня одна кровь. Любого родственника. Чем ближе родственник – тем проще его найти, а так как ты – мой внучатый племянник, до тебя было проще всего достучаться».

Хм… Исчерпывающе и непонятно одновременно.

Вот так прошло чуть меньше недели: мы не понимали друг друга, порой ругались, я запоминал всё, что она мне говорила; она, в свою очередь стала почти материальной и открывала для себя новые стороны жизни в теле. Мы помогали друг другу учиться.

Как бы там ни было, мне не стоило забывать, что я живу по эту сторону порталов. У меня так же есть работа, и нет девушки, но есть проблемы. И я решил их решать. Для начала необходимо было сходить к Вадику – он был охранником в день, когда я так некстати показал свой характер. Вадик сказал, что в моём кабинете в тот день побывало трое: уборщица, я и, собственно девушка из другого отдела. Там было видно, как она забрала папку и, цокнув каблучками, быстро захлопнула дверь. Кто она – я знал, мы были шапочно знакомы, но это мало влияет на суть события. В общем, ничего, что помогло бы мне вернуть доброе имя или, хотя бы, эти несчастные бумаги. Да и начальство не давало мне покоя. Я подозревал, что ноги у бумаг выросли благодаря тому, что я отказался подлизываться к жене одного из своих начальников. Желания её не выполнял, за богиню не считал. Вот и отомстили мне. Да только как это теперь доказать? А за такое дело, как кража документации, можно и сесть. С такими связями, как у бывшего начальства, ещё и надолго можно небо в клеточку смотреть уйти. Полная безысходность, в общем. Хотя, можно было попробовать использовать самый очевидный вариант: найти девушку и спросить у неё. Не то чтобы я раньше не додумался до этого, нет. Просто кто бы мне сказал правду. Вы бы ответили честно, кто и зачем вас послал украсть важные бумаги? Вот я бы не сказал. А время истекало, и я решился подойти к Вик с просьбой помочь мне. Я ещё не до конца принимал и понимал тот мир, в котором мне отныне предстояло жить: жил же я 25 лет жизнью обычного смертного! А я, как-никак, мир спасать взялся.

***

Это был вечер. Фонари зажглись, шёл дождь, и вся атмосфера располагала к общению.

- Вик!

- Ммм?

- Ну не дуйся на меня, пожалуйста. Мне твоя помощь очень нужна. Очень…

- И чем же я могу помочь тебе? Нет, я серьёзно, - на лице и правда не было привычной ухмылки.

- Ты ведь можешь найти человека?

- И ты можешь – ну вот, опять хохочет надо мной…

- Нет, мне нужно найти почти незнакомого человека.

И я подробно описал ей ситуацию. Выложил абсолютно всё: как был рад работе, как пытался выслужиться, как на корпоративе познакомился с этой девушкой, как потом именно она стащила документы. Вик сказала, что ей нужно встретиться с ней. Я знал, где обедают мои бывшие сослуживцы и на следующий день мы пошли в кофейню напротив офиса, и я показал Вик на высокую блондинку в алой блузке.

- Она?

- Она.

- Пойдём отсюда, пока нас не заметили.

У меня осталось 2 дня, чтоб найти документы…

В ту ночь мы так и не легли спать. Вик объясняла мне, кто такие подселенцы и как они влияют на человека. Рассказала, что к девушке прицепилась как раз-таки эта дрянь. Да ещё и не простую – у них там тоже своя иерархия, а самую жуткую из возможных – Карателя. Ему невозможно не подчинятся. Любое ослушание – смерть. Такое невозможно поймать «случайно»: кто-то натравил Карателя. Но кто? На выяснение этих обстоятельств оставались сутки. Вик предупредила, что девушка может ничего не помнить или попытаться меня убить – м-да, очень весело. Вот с одержимыми я ещё не сталкивался.

Утро встретило меня солнцем – погода была ясная, и я посчитал это хорошим знаком. Первым делом я решил сходить к виновнице происшествия – кто знает, может она отдаст мне бумаги? Ну чем чёрт не шутит…

Я знал её адрес, знал, что она одинока и сегодня у неё выходной. Позвонил в дверь. Мне открыли. Долго расшаркиваться я не стал:

- Привет. Я за бумагами.

- Какими бумагами и кто ты? – её глаза были удивлёнными, но где-то в глубине всё же плескалась тьма.

- Ты всё знаешь. И я знаю. Поэтому, если можешь, отдай бумаги. Скажи, где они лежат, и я сам возьму. Или хотя бы намекни – ты ведь понимаешь, что от этой папки зависит моё дальнейшее существование.

Я до сих пор стоял в подъезде и чувствовал себя, мягко говоря, неуютно. Хоть бы войти пригласила, но, опять же, не стоит забывать про иномирную дрянь… Может в подъезде даже безопаснее. Девушка (никак не вспоминалось её имя) вернулась с листочком в руках. Я всё понял. Поблагодарил и попрощался.

«Тётя убрала пирожки в холодильник, и сказала, что тебе несдобровать, если попытаешься добраться до них. Завила в кудри свои тёмные волосы, приколола на синий пиджак брошь-цветок и обещала вернуться в четыре.» Гласила записка. Какая тётя? Какие пирожки? Мне надо домой. Вик поможет.

- Глупенький – улыбнулась Вик — это же ребус. Смотри: тут идёт речь о темноволосой серьёзной женщине, которую зовут Анфиса. Она убрала бумаги в сейф, код – 7134. Теперь думай сам.

И тут меня осенило: Анфисой звали любовницу моего бывшего директора, она была в фирме главой HR-отдела.

- А откуда про Анфису знаешь?

- С древнегреческого Анфиса – «антос» - цветок.

Как у Вик всё просто. А вот у меня – нет. Теперь новая задача: пройти в её офис и влезть в её сейф. Я уже не стал выяснять, где там зашифрован код и откуда понятно, что бумаги в сейфе – не хотелось казаться полным идиотом.

Со второй частью плана мне помог Вадик. Он исчез в здании минут на 40, вернулся с бумагами. Мне же нельзя внутрь.

- Спасибо, Вадик. Огромное. Нечеловеческое спасибо. Ты ж мне шкуру спас! – Я не находил слов и чувствовал себя безумно обязанным.

- Да ерунда, потом сочтёмся, что ты так – тушевался мой спаситель.

Потом я позвонил директору и предложил встретиться. Отдам бумаги и никогда больше не увижу его.

На встречу Арсений Миронович пришел, с кем бы вы думали? да, именно с ней, со своей Анфисой. Надо было видеть её лицо, когда она поняла, Что за папка у меня в руках. Но всё прошло спокойно. Директор не обратил на это внимание, а я не хотел больше видеть ни его, ни эту прекрасную актрису, так что я получил компенсацию, отдал бумаги и шёл домой с мыслью о скором переезде. Как бы ни так. Это позже я выясню, что кто-то в городе работает в тёмную, подселяя людям Карателей. Это позже я узнаю, что та девушка всё-таки погибла, и её семья ищет меня. А сейчас я просто шёл домой…

Дома я едва не затанцевал от радости. А вот Вик танцевала – осваивала индийские танцы.

- Давай завтра в музей сходим? – предложил я.

- А давай – согласилась она и продолжила танцевать, повторяя движения за Хемой Малини – «Зита и Гита» кажется цеплял всех, даже призраков.

***

Мы возвращались домой после музея, и я почувствовал, как Вик вцепилась мне в руку. Она не испугала, нет. Она предостерегала.

И тут под фонарём я увидел Его. Человек, во всяком случае, он когда-то был им. А сейчас его рот открывался от уха до уха и имел тонкие игловидные зубы в несколько рядов. Он улыбался и смотрел на нас.

- Вик, я его вижу?

- Видишь.

Я не знал, что делать. Бежать или не бежать? Повернуться и уйти? Вик, ну почему же ты молчишь… И тут я увидел, как голова этого существа покатилась нам под ноги, а в подворотню мелькнула хрупкая женская фигура.

- Умер?

- Ну, можно и так сказать.

Мы быстрее, чем обычно дошли до дома и сидели на кухне, не в силах прервать тишину.

- Что это такое было? – я первым нарушил молчание.

- Он грэг: человек, который воскрес ради мести. Но он не помнит, кому мстить и убивает всех…

- То есть он просто так ходит по улице?

- Нет, его видят только люди, желающие отомстить.

- Но они сами и умирают? В чём логика?

- Смысл в казни. Казни мстителя. Он убивает, его убивают. Ты видел девушку, скользнувшую во дворы? Она – воин. Её дело – «чистить» улицы, чтобы люди спали спокойно.

Да, понимаю, что очень странное объяснение. Меня после этого начало потряхивать при наступлении темноты. Вик даже не подкалывала. Понемногу в моей голове выстраивались одна за одной невероятные, или теперь уже вероятные, теории: я тоже воин? Или я маг? Или следующее чудовище? Явно уж не руководитель отдела.

Ответ я получил в один из тех хмурых дней, когда дождь хлещет так, что сомневаешься в надёжности окон. Я искал работу. Хоть какую-нибудь, лишь бы платили. Физическая жизнь шла своим чередом, а «кушать хочется всегда». Я размещал резюме на любые вакансии какие были просто потому, что жизнь течёт и надо, надо уже куда-то устроиться. Ответ пришёл очень быстро: позвонили, пригласили на собеседование в Call-центр.

Опять в дождливый день.

Странно было то, что адрес – окраина города, ну да ладно, может там аренда меньше. Меня встретила приятная девушка и проводила сразу к руководителю. Приятный моложавый мужчина лет пятидесяти, представился Петром Даниловичем и пригласил присесть. А тот, не ходя вокруг да около, сказал:

- Влад, ты ведь понимаешь, что звонить тебе не придётся?

Как оказалось, офис – подставной, а все люди, так или иначе, имеют отношение к другому миру. К которому теперь отношусь и я. Меня ввели в курс дела:

«Изнанка вашего человеческого мира существовала всегда. И всегда существовали проводники – те, которые могут жить и тут, и там. Они помогают уходить людям и не пускают в ваш мир жителей оттуда. Существует и своя иерархия. И там, и тут. Все, кого ты видишь в этом здании – воины, защитники тех тонких границ, которые называются вратами в параллельный мир или порталами. Эти врата открываются там, где много людей, где есть эмоции. И нам потом надо или уводить людей и убивать тварей, или отводить глаза и помогать вернуться. Всё зависит от ситуации. И ты теперь один из нас, но ты – не такой, как мы. Ты воин – проводник. А это – редкость: таких, как ты, 2-3 в столетие.»

Да, банальнейший сюжет: парень-неудачник оказывается на коне. Главное, потом не оказаться под конём.

Но мне, впрочем, понравилось предложение. «А деньги платят?» - подумал я.

- Платят – услышал я голос за спиной – устроим тебя куда-нибудь понезаметнее и будут тебе деньги.

И так я устроился работать управляющим в магазин. Дни шли, пришла и первая зарплата. Вик всё также жила у меня, вспоминала, как готовить; ей это дело нравилось и при жизни. Я периодически посещал «Call-центр» и многое узнал: воины ведут своё начало от того, кто когда-то в библейские времена убил Нефилимов – детей ангелов и смертных женщин. Ангелы, как вы уже догадались, ни разу не с небес, а из-за той самой завесы, за которой живут не только они одни.

Потом некоторые воины научились ходить на другую сторону мира: не все, из пришедших «оттуда», были достойны смерти. Иногда их приходилось уводить обратно. Ага, а ещё воины ходят там, где много людей, чтобы отводить им глаза, если вдруг приходится кого-то убивать. Доспехов у нас нет, только амулеты. Оружие – невидимое людям. Воина выдаёт только взгляд.

Помимо воинов есть провидцы – это те, которые ясновидящие и ясно слышащие. Есть манипуляторы – гипнотизёры. Они способны подчинить себе обитателей «другой стороны», если это необходимо. Воином можно стать только по Праву Крови – это когда кто-то из твоих предков приходится пра-пра-пра[пра]-внуком или внучкой тому, древнему убийце. Ну а я получился 2в1: у меня в роду и проводники были, и воины. Так что я могу живым пройти в мир иных существ. Что ж, интересно. Только как? Как мальчишка Поттер со своей платформой 9 и ¾? Сразу в стену или можно через дверь? Надеюсь, ближе к делу расскажут. Ещё у каждого воина есть свой проводник – типа напарника. Проводник открывает портал, воин либо возвращает «попаданца», либо выкидывает туда останки. Ну, чтоб людей не шокировать, потому что почти все оттуда красотой не отличались даже при жизни.

Вик помогала мне советами, разъясняла непонятные аспекты и потихоньку готовила меня к первому переходу. А я с удовольствием слушал и пытался уже что-то делать сам. Например, я научился чувствовать чудовищ. Меня начинало немного морозить, когда кто-то из них был рядом: как будто миллион маленьких мурашек начинал бегать по мне. Чем сильнее существо, тем большие муравьи топали по моему позвоночнику.

Ещё я перестал есть фастфуд и начал приобщаться к спорту. Надо же, какое достижение. Даже физрук не смог этого сделать, далёких 18 лет назад, а вот моё «призвание» смогло. Не ожидал от себя.

Вик подошла ко мне и неожиданно спросила:

- Хочешь на ту сторону?

- Думаешь, я готов? – удивился я, потому что раньше меня просили подождать, научиться контролировать себя и так далее.

- Надо же когда-то начинать – улыбнулась она.

Решили назначить тренировку на сегодняшний вечер. Я знал в теории, как это делается: надо закрыть глаза и сосредоточиться, а когда проводник откроет портал – шагнуть в густой, как желе, воздух. Только глаза надо быстро открывать: другая сторона гостей не любит, а разобрать тебя на запчасти охочих много найдётся.

Зашло солнце. Я был готов. Вик сказала, что подстрахует, если что, а я взял с собой один из ножей, которые мне подарил Пётр Данилович. Закрыв глаза, я почувствовал, как воздух вокруг меня густеет, и через ресницы было видно лёгкое свечение. Лёгкий толчок в спину, и я открыл глаза, одновременно принимая боевую позицию. Другой мир встретил меня матовым серым небом и будто припылённой зеленью. Что-то странно гудело, но птиц не было. Не было и насекомых. И никого вообще не было. Я удивился, как увиденное мной резко контрастировало с рассказами сослуживцев; оставалось просто стоять и любоваться нездешними пейзажами, как вдруг почва под ногами вздыбилась, задрожала, и прямо из воздуха материализовалось что-то странное: какой-то кусок плоти, на котором были рот, полный зубов, нос и малюсенькие глазки, которые видели меня. Я почувствовал, как холодок пробежал вдоль спины: это создание точно меня видело. Кажется, меня запланировали на обед. Ну, или на ужин (кто знает, как определять время по ту сторону?). И я был с этим не согласен. Несколько быстрых движений, и существо корчилось в предсмертных судорогах, истекая белёсой слизью. То ли я поднаторел в воинском искусстве, то ли тварь попалась медлительная. Вернувшись в комнату, я увидел улыбающуюся Вик:

- Для первого раза неплохо. Даже очень. Хотя бы живой – оптимизм просто зашкаливал.

- Спасибо на добром слове – с той же интонацией ответил я.

Я знаю, что ты видел, сказала она после долгой паузы. Ты убил сноедца – он обычно ходит по домам и питается чужими снами. Добрые сны превращает в жуткие кошмары, а потом съедает вместе с силой человека. После таких снов обычно просыпаешься уставшим и измотанным.

Вот так я первый раз сходил «на ту сторону».

Потом я сам научился открывать врата, научился пользоваться двумя кинжалами одновременно, научился различать силу чудовищ по ощущениям. В общем, жизнь налаживалась. Мой мир изменился. Теперь я обычный парень только наполовину. На вторую я – воин, защищающий нашу сторону мира от тех, кого тут называют чудовищами. Многие люди считают их выдумкой, ровно до того момента, пока не столкнутся с ними. И я их не осуждаю, ведь сам раньше не верил. Считал всё вот это – бредом уставшего сознания, как и другие. Были мысли, что я пересмотрел ужастиков. А потом я увидел грэга и его смерть, впервые побывал на другой стороне и убил сноедца… Теперь эти двое – лишь одни из многих.

А ещё, я как- то задумался о Нефилимах и их печальном конце: интересно, а почему дети светлых существ, ангелов, и, в общем-то, неплохих представительниц рода человеческого стали злодеями? Ответ я нашёл не сразу, после того как сам разок пообщался с ангелом: оказалось, всё просто, как три копейки – полукровки возгордились. Задрали нос, от силы, магии, знаний. Ну и начали угнетать простых людей. Людям не понравилось. Конец закономерен.

Мы называем это «дежурством» - ходишь, патрулируешь улицы, ненавязчиво провожаешь домой припозднившуюся молодежь. А потом убиваешь тех, для кого эта молодёжь – ужин. Прошло чуть больше года с момента встречи с Вик, а в моём послужном списке уже значились несколько дерри (они обычно поселяется в неблагополучных подъездах и питаются страхом, ненавистью и скандалами), бессчётное количество подражателей (это может прийти к вашему изголовью в образе мамы, папы и прочих), парочка грэгов, сноедцы; были и морморы – они выслеживают добычу с самого детства и медленно сводят человека с ума, именно они чаще всего являются «воображаемыми друзьями» ваших детишек. Их бессчётное количество. Мой личный бестиарий насчитывает около 300 видов разных чудовищ, которые хотят вас сожрать, заставить скандалить, убивать, которые хотят свести вас с ума, завладеть вашим телом или душой… В общем не сомневайтесь, что человек легко раскладывается на запчасти.

Одно дежурство, помню, было особенно тяжёлым: мы с Вик не справились и погиб парень. Молодой совсем, лет 17. Он наткнулся на нурга – что-то вроде вампира, но он не столько пьёт кровь, сколько занимает тело после укуса. Парень погиб, а вслед за ним погиб и нург. Потом мы отправили останки на ту сторону… Так жутко наблюдать, как человек в одну секунду перестаёт быть человеком. Гаснет та искра чего-то человеческого, чего нет, и никогда не будет у чудовищ. Мне почему-то кажется, что поэтому они и обосновались в городах: они завидуют людям. В них нет искры жизни… Поэтому одни убивают людей, в надежде обладать этой самой искрой, а другие – мстят людям за то, что они могут жить. Чувствовать солнечный свет и любовь, ощущать тепло и холод, нуждаться в заботе.

Редко, очень редко воины допускают такие случаи. В 99% случаев мы успеваем убить монстра, но остаётся 1%. Теперь я знал, куда исчезают «пропавшие без вести». Теперь и вы знаете.

Ещё есть мелкая домовая нечисть. Нет, не домовой, как вы подумали. Домовой, как раз-таки, «чисть» - полезный добрый дух, который не мешает, если не мешать ему присматривать за домом. А бывает, например, мерот – вроде кота с чертополохом, только куча зубов и хвост с шипом. Приходит в дома жадных и мелочных людей, ворует деньги, душит, топает по ночам и почти как нормальный кот, только приносит бедность и скандалы, вместо тепла и мурчала. Или пертук – он портит вещи и выглядит, как грязный комок шерсти с лапками; расклеились новые сапоги или оторвалась пуговица в самый неподходящий момент? Это он, пертук. Вы внезапно перессорились со всеми вокруг? Снимите с шеи разрога. Этакая серая многоножка, которая питается эмоциями, скандалами.

На той стороне, как ранее говорила Вик, своя иерархия: Совет правит всем, потом существа, которых люди называют демонами; потом – всякие черти, бесы, ракшасы, ёкаи, мары и всё в этом роде; ну и там до самых нейтральных чудищ – хохотачи всякие да шепчушки: звуки в пустых комнатах создают, кто-то их вообще не замечает даже. В общем, всякой твари по паре, как говорят. И мне было интересно это всё. Мне, человеку, который раньше с этим не был с этим никогда связан.

***

Теперь я был на страже спокойствия общества. Ещё не всё зная, я делал то, ради чего я родился. Но, как известно, не всё и не всегда в нашей жизни идёт по плану. Не по плану пошло всё в тот момент, когда мне предложили сделку «с той стороны».

Мы были на очередном дежурстве. И вот спустя несколько лет, я снова встретился с Карателем. И снова девушка. И снова блондинка. Она перед тем, как встретить свою смерть, Каратель предложил мне обмен: его жизнь в обмен на… то, что Вик сможет жить. Не как призрак, не как проводник, а обычной жизнью. Её отпустят. Но подробности я не успел узнать. Каратель сдох. Теперь у меня появилась надежда. Может, нелепо, но я привязался к Вик. Да, пусть она – моя родственница. Да и давно уже не живая. Это всё лирика, а в реальности оказалось, есть способ подарить ей жизнь. Я должен его найти.

Дни шли. Я становился всё более ловким стражем. Я пытался поговорить с теми, кто на той стороне, но чаще всего я их просто провоцировал. Высшие не хотели говорить со мной, а мелкие сошки видели во мне только еду. Оставалось только одно: мне необходимо так высоко сесть, чтобы уже не Я их искал, а Они жаждали моего внимания. Я должен это сделать. Ради себя. Ради того, кем я теперь стал и ради своей подруги. Да, в первую очередь Вик мне именно подруга, а потом уже… Да, кстати, она мне бабушка или как там называется бабушкина сестра?

Я найду способ подарить Вик жизнь. Ту жизнь, которую она так и не успела прожить. Обещаю.

***

А потом мы узнали, что в городе появился сильный чёрный маг. Он по манере поведения скорее напоминал маньяка: громко заявил о себе масштабным жертвоприношением, которое позже пришлось прикрыть взрывом газа; а потом взялся убивать. Подсаживал выборочно Карателей. А как-то вечером, возвращаясь из кафе, меня осенило: та девушка, моя бывшая работа, документы… Там было всё так же, как сейчас! Блондинка, Каратель, смерть. Я набрал номер начальства и отрапортовал свои догадки. За ночь это проверят, а утром или похвалят, или попросят больше не беспокоить по пустякам. А сейчас вернуться б и лечь спать. Да, в выходные между дежурствами я стараюсь хоть куда-то выбираться. Чаще всего с Вик, сегодня – один: она увлеклась индийскими танцами не на шутку.

Утром меня вызвали в кабинет дознания, и я долго рассказывал всё, что помнил о том деле. Накопилось на четыре папки, которые приложились к тем, что уже были на этого мага-мстителя. Осталось дело за малым: отловить хотя бы одного живого Карателя. Каратель – средней силы гомункул (в данном случае – созданный с помощью магии демон), но у него есть особенность: он подчиняется только создателю и при малейшей опасности убивает носителя. Поэтому операция поимки должна начинаться с поимки мага-создателя, чтобы он собрал под крыло все свои творения. Есть идеи как найти чёрного мага с повадками маньяка, чтоб он отозвал своих подручных, чтоб те сдали своего создателя? Вот и у нас подобных идей не было. А люди умирали, и умирали в большом количестве. Власти начинали говорить об эпидемии. Наши специалисты сбились с ног, чтобы найти способ прекратить это всё, но напрасно.

И тут меня осенило: надо потрясти Анфису! Она была причастна к тому делу, и 100% знала того, кто подсадил девушке Карателя. Я побежал докладываться (Вик опять бы посмеялась).

К вечеру Анфису привезли в офис. Сначала она отказалась говорить, но потом, под воздействием манипуляторов всё выложила. О том, кто этот позор мира магического и где его найти. Бригада выехала.

Маг не хотел отдавать свою жизнь дёшево. В ход шла боевая магия с огненными сферами и магия творения – гомункулами он запасся на славу… Парочка демонов были вполне реальными. Погибло порядка десяти стражей и куча мирного народа. Это прикрыть будет практически невозможно, но мы постараемся. После этого инцидента, кстати, повысили. Теперь я мог ходить на дежурства по желанию.

***

Ночью мы с Вик сидели на крыше дома и смотрели на звёзды.

-Влад?

- Ась?

- Помнишь, я говорила про то, что мы не случайно встретились и про то, что мне нужна твоя помощь?

- Помню, да. Но ты так и не развила тогда тему, потом проблемы, потом обучение – и как-то н до того стало…

- Ну так вот, твоя помощь нужна будет в войне. Я узнала, что Совет Демонов решил напасть на мир людей и обосноваться тут. Занять ваш мир, понимаешь? Поэтому мне теперь нет хода обратно.

Я притих, обдумывая её слова. А потом как до меня дошло…

В общем я попал в самую…хм…гущу событий. А пока мы смотрели на звёзды и их было так много.

-1
12:04
347
20:53
Очень долгое погружение в историю, затянутая завязка. Какое значение имеет пол? Обычные ошибки нач.писов: рассказывают о мире, об их принципах в диалогах. Описательно, много нудных диалогов. О важном — в двух абзацах. Числительные пишутся не цифрами, а словами.
15:35
Числительные пишутся не цифрами, а словами.


Не первый раз вижу это в комментариях. Откуда такая информация? Открыл произведение — Кэрри (Стивен Кинг) в переводе более чем профессионала Александра Корженевского:

Сразу несколько очевидцев подтвердили, что 17 августа… Ущерб оценивается приблизительно в 25 долларов.

Числительные пишутся так, чтобы было удобно ЧИТАТЬ. А читателю удобнее и наглядно видеть «25 долларов», чем «двадцать пять долларов», особенно, если в предложении несколько цифр и идет сравнение величин. И таких примеров куча в профессиональной литературе.
Загрузка...
Кристина Бикташева