Светлана Ледовская №2

Тишина

Тишина
Работа №169
  • 18+

- Эля, ты дома?

Катя закрыла дверь, зажгла в прихожей свет и повесила ключи в ключницу в виде белого домика. Второй крючок был пустым.

Катя расстегнула молнии на сапогах и с покряхтыванием стянула их. Повесила пальто в шкаф и посмотрела на себя в зеркало. Поправила волосы и улыбнулась. Ей не терпелось похвалиться перед Элей новой стрижкой.

Сегодня после работы она зашла в парикмахерскую и отстригла длинные волосы, превратив их в боб-каре. Кате очень нравился новый образ и по дороге домой она любовалась собой в каждой витрине.

Катя замерла на секунду и прислушалась. Так тихо. Она передёрнула плечами, почувствовав себя неуютно и, зашуршав пакетом с продуктами, прошла на кухню. Поставила его на табурет у стола и включила маленький чёрно-белый телевизор. Кухня наполнилась голосами и смехом. Шла какая-то юмористическая передача. Катя с минуту постояла напротив телевизора, посмотрела и, хмыкнув, начала разгружать пакет. Несмешно, но лучше, чем ничего. Она щёлкнула кнопку на чайнике и отвлеклась на дзынькнувший телефон. SMS. Хозяйка просила снять показания счётчиков. Катя поставила у этой мысли галочку и глянула в окно. Уже начало смеркаться и небо окрасилось в розовое полотно, перерезанное насыщенными оранжевыми полосками. Завтра будет жарко.

Она и её подруга Эля въехали в квартиру недавно. Далековато от метро, конечно, но, в принципе, место не такое уж и плохое. Совсем рядом небольшой парк с прудиком, воркаутом и новыми беговыми дорожками. Бегать в нём по утрам — сплошное удовольствие. Народа мало, машин с дороги не слышно, а тень от пока ещё зелёных деревьев отлично прячет от солнца.

Сама квартира небольшая, с двумя крохотными комнатками, но со свежим ремонтом. Решающим моментом для Эли и Кати стала цена — раза в полтора меньше, чем всё, что они смотрели до неё, плюс коммуналка — свет и вода.

Хозяйка ненавязчивая, разрешила им делать здесь всё, что они захотят и деньги они договорились переводить ей на карту. Идеально.

Иногда по ночам Катя просыпалась от шорохов, но списывала это на то, что дом просто старый, вот и шуршит. Порой ей казалось, что в коридоре кто-то ходит. Конечно же, на самом деле никого, кроме них, здесь не было, а шаги доносились из квартир соседей. Слышимость тут была превосходной. Как в анекдоте, когда ты чихаешь на первом этаже и весь дом желает тебе не болеть.

Катя с Элей уже изучили привычки своих соседей и понимающе переглядывались, когда сверху начинала скрипеть кровать — к соседке пришёл её парень. Слева от них жила мать с ребёнком-подростком и по вечерам они очень громко учили уроки. Слушая, как женщина кричит на огрызающегося сына, Катя и сама чувствовала себя нашкодившей школьницей. Справа обитала вечно улыбающаяся бабуля-божий одуванчик, обожающая политические передачи и «Поле чудес».

Чайник зашипел и щёлкнул, выключаясь. Катя насыпала в чашку кофе и залила его кипятком. Кухня наполнилась терпким ароматом. Она глубоко его вдохнула, улыбнулась и прошла в ванную.

Интересно, когда Эля вернётся? И что скажет про её новую причёску? Катя засмотрелась на своё отражение и провела руками по стриженному затылку — так бархатно и щекотно.

Катя смыла макияж и сразу почувствовала себя посвежевшей. Как же дома всё-таки хорошо! А ещё лучше от того, что завтра суббота и можно будет, наконец, выспаться.

Катя вышла из ванной и увидела полоску света под дверью Элиной комнаты. Улыбнулась:

- Эль, ты пришла? Я не слышала, как ты открывала дверь.

Даже странно, учитывая слышимость их дома. Катя подошла к двери и постучала:

- Ты там?

Из комнаты донёсся глухой стук и что-то упало. Катя вздрогнула и снова улыбнулась:

- Эль, выходи! Я хочу тебе что-то показать.

Из-за двери раздался быстрый мельтешащий шорох, но подруга по-прежнему молчала.

- Эля? — Катя взялась за ручку двери и толкнула её. Что-то с шелестом метнулось в её сторону. Она вскрикнула и отшатнулась, защищая лицо руками. Отмахнулась, почувствов прикосновение к чему-то жесткому, но одновременно мягкому и отбросила это что-то в сторону. Сердце бешено заколотилось.

Она убрала руки от лица. Эли в комнате не было. На подушке на её кровати сидел голубь и круглым глазом стеклянно пялился прямо на неё. Так вот что это было. Она с облегчением выдохнула и нахмурилась, переводя взгляд на распахнутое настежь окно. Вот сколько раз говорить Эле, чтобы она закрывала его, когда уходит?

Голубь шумно захлопал крыльями и взлетел к потолку, глухо ударившись об лампу с зелёным абажуром.

- И что мне с тобой делать, дружочек? — Катя шагнула в комнату. Голубь забился у потолка и снова сиганул к Кате. Она взвизгнула и выпрыгнула в коридор, захлопывая дверь. Голубь стукнулся о деревянную поверхность и заметался по комнате.

Катя передёрнула плечами.

— Это всего лишь птица, — она поплотнее закрыла дверь. — Бли-и-ин! И как мне её теперь оттуда выгнать?

Немного подумав, она решила не трогать голубя, рассудив, что рано или поздно тот сам найдёт выход и улетит — окно-то по-прежнему открыто.

Катя вернулась на кухню и, процеживая кофе через ситечко, слушала, как голубь носится по комнате Эли, натыкаясь на всё подряд. Поднесла чашку к губам, сделала крохотный горячий глоточек и мурашки пробежали по её позвоночнику, вздыбливая волоски на руках.

Но ведь свет в Элиной комнате не горел, когда она пришла домой. Она могла поклясться, что в квартире было темно.

Из Элиной комнаты послышался грохот, и Катя крепче сжала чашку с кофе, слушая, как голубь хлопает крыльями и пищит. Они разве пищат?

Катя прислушалась. Внезапно стало тихо. Выдохнула — улетела птичка. Наверное, она и включила свет. Залетела через окно, металась по комнате и случайно стукнулась об выключатель. Так же бывает?

Катя вздохнула с облегчением, но до конца прогнать тревожное чувство так не смогла.

Она допила кофе, поставила чашку в раковину и вернулась к комнате Эли. Секунду постояла у двери, прислушиваясь. Тишина.

- Надо закрыть окно, пока ещё кто-нибудь не прилетел.

Катя вошла внутрь. Несколько книг валялись на полу, сбитые голубем с полки, абажур лампы накренился вправо, а подушка… Подушка вывалила вокруг себя перья, будто вспоротая чем-то острым. Катя быстро пересекла комнату, не сводя глаз с испорченной подушки, и захлопнула окно. Как голубь смог так её изуродовать?

На улице стемнело и во дворе ничего не было видно, кроме тёмных размытых силуэтов. Во дворе фонари так и не установили, поэтому казалось, что снаружи чёрное проглотило привычные вещи.

Звук разбитого стекла за спиной заставил её подскочить. Катя обернулась, чувствуя, как страх прыгнул к самому горлу.

На полу лежали фарфоровые осколки гжелевой свинки — Эля собирала такие фигурки и везла их со всех городов, где побывала. Ими была заставлена большая полка, которую специально для них смастерил парень Эли.

— Сквозняк, - пробормотала Катя. — Вот фигурка и упала.

Катя в три прыжка добралась до двери, выскочила в коридор и захлопнула её. Сердце стучало так громко, что в первые секунды она даже не слышала звуки телевизора.

Катя вздрогнула, встретившись со своим отражением в зеркале — такая бледная, что волосы кажутся даже темнее, чем на самом деле. Она натянула улыбку, чувствуя, как подрагивают и пульсируют губы. Как же этот голубь её напугал! Катя сглотнула, шумно выдохнула и вернулась на кухню, пару раз обернувшись.

Никого.

- Конечно, никого! Господи, что ты за трусиха!

Катя выключила телевизор, сгребла со стола телефон и пробежала в свою комнату, не решившись погасить свет на кухне и в прихожей. Закрыла дверь и задвинула задвижку.

Первое, что они с Элей сделали, когда въехали в эту квартиру, это вызывали мастера, и он установил им по щеколде на каждую дверь.

Катя замерла. Из коридора не доносилось ни звука. Она глубоко выдохнула и опустилась на диван. Положила на колени ноутбук и нашла в поисковике комедию, надеясь, что так отвлечется от навязчивого страха. Что-то не давало ей покоя, но она никак не могла понять, что же именно. Да ещё этот голубь. И растерзанная подушка.

Катя честно пыталась сосредоточиться на выкрутасах Адама Сэндлера, но полностью погрузиться в фильм не могла. Она думала, думала и, наконец, поняла, что не так.

Тишина!

В квартире было непривычно тихо, ни скрипа кровати сверху, ни громко включённого радио бабули-одуванчика, ни школьной зубрёжки от матери с сыном. И даже привычного шума с улицы не было.

Катя напряглась, мечтая услышать хоть что-нибудь. Из коридора раздался грохот. От неожиданности она закричала и тут же зажала себе рот ладонями. Страх волной обжёг горло.

Катя, не моргая, смотрела на свою дверь. Ужас сдавил её изнутри. Она же оставляла свет включённым в коридоре и кухне. Но золотистой полоски под дверью не было. Кожа покрылась мурашками и по телу пробежал озноб.

Катя поставила фильм на паузу, оборвав Адама на полуреплике и убрала ноутбук с коленей. Встала.

Из-за двери послышались шаги.

- Эля, это ты?

Шаги остановились.

- Эля! Скажи что-нибудь. Ты меня пугаешь!

Шаг. Второй. Третий. Кто-то остановился прямо за дверью.

Дзынькнул телефон. Катя дёрнулась и схватила его, как спасительную соломинку.

Сообщение от Эли: «Подруга, я сегодня ночую у Макса. Не жди меня». И смайлик с глазами-сердечками.

Пальцы Кати задрожали, она подняла глаза на дверь, стараясь не дышать. Тогда кто там, в коридоре?

Из-за двери не доносилось ни звука. Катя положила телефон рядом с ноутбуком и выпрямилась.

По-прежнему тишина. Не слышно даже соседей. Ничего.

Страх липкой паутиной застрял в горле. Катя сглотнула и на цыпочках подкралась к двери, прихватив по пути тяжёлую энциклопедию.

Приложила ухо к двери. Тихо. Но она чувствовала, что там кто-то есть. По участившемуся сердцебиению. По мурашкам. По вставшим дыбом волоскам на руках.

С той стороны двери резко царапнуло. Катя отшатнулась, едва сдерживая крик и уставилась на щеколду. Закрыта. Слава Богу, закрыта!

Снова повисла тишина. Катя прижала к себе энциклопедию, пытаясь унять непроизвольную тряску рук. И завопила, когда в щель под дверью пролезли четыре узловатых зелёных пальца. Они заскребли по полу, оставляя на паркете глубокие царапины. Что-то пыталось пролезть к ней в комнату.

По двери тяжело грохнуло и она задрожала от непрекращающихся ударов. Не осознавая, что делает, Катя упала на колени и со всего размаху опустила энциклопедию на зелёные пальцы. Они распрямились и зацарапали по полу сильнее и быстрее. В полной тишине.

Катя размахнулась и ударила по пальцам снова. И опять. И ещё раз. Она кричала, не замечая, что уже рыдает во весь голос, и била до тех пор, пока пальцы, переломанные и брызжущие чёрной вонючей жидкостью, не ускользнули обратно в щель под дверью.

Катя отползла в угол комнаты, прижимая к себе энциклопедию, подтянула колени к груди и уставилась на чёрную щель. За дверью что-то шевелилось и топало. Скреблось. Послышался звон разбиваемого зеркала.

Катя завопила, зажмуриваясь и зажимая уши руками. Она кричала, пока не поняла, что больше ничего не слышит.

Она открыла глаза и замолчала. Тишина. Сжав зубы, Катя смотрела на чёрную щель под дверью. Несколько минут посидела, боясь шевельнуться и ожидая, что сейчас пальцы снова проскользнут под ней. Ничего не происходило.

Катя встала на четвереньки и неслышно подползла к двери. Потянулась к задвижке, но опустила руку.

Прижала голову к паркету и заглянула в щель. На неё, не мигая, смотрели два фиолетовых глаза.

***

Эля вставила ключ в замок и тихонько провернула его. Катя, наверное, ещё спит.

Она осторожно открыла входную дверь, стараясь не шуметь и щёлкнула выключателем, зажигая свет. Ахнула, наступив на осколки разбитого зеркала.

- Катя?! Что тут произошло?!

Тишина.

Эля поставила сумку на пол и шагнула к комнате подруги:

- Катя, ты дома?

Её дверь опасно накренилась, повиснув на нижней петле.

- Катя!

Эля вошла в комнату. Повсюду валялись стёкла от разбитого окна. Ноутбук переломанной книгой лежал на полу, придавленный тяжёлой энциклопедией, перемазанной чем-то чёрным и вонючим. Катина одежда вывалилась из шкафа в разноцветную кучу. В центре комнаты — перевёрнутый стул с отломанной ножкой.

Но самой Кати нигде не было.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
0
21:10
1341
18:12
Интересно, что будет с Элей)))))
11:29
Ого:) это явно просит продолжения и очень интригующего
Юлия Владимировна

Достойные внимания