Эрато Нуар

Смерть после жизни

Смерть после жизни
Работа №184
  • 18+

Айра провела ладонью по надгробию, глотая слёзы. Вместо имени — беспорядочные царапины и сколы, вместо даты смерти — дыра насквозь, через которую видна трава на соседнем зелёном холмике.

- Ох, Джеффри, - прошептала девушка, обхватывая худые коленки.

Слёзы струились по лицу, вновь и вновь падая на губы. Горькие. Солёные. Каждый год одно и то же. Айра закрыла глаза, возвращаясь в прошлое. Скрежет металла. Визг шин об асфальт. Сведённые судорогой пальцы Джеффри на руле. Он не был пьян, кружка пива никогда не вредила его мастерству водителя. Но в тот раз что-то пошло не так, и машину закрутило на скользкой дороге. Жертв было всего две — сам Джеффри и пятилетняя девочка в синем платье. Когда Айра лежала на холодном асфальте, придавленная весом кузова, её взгляд остановился на крошечных пуговицах на этом синем платье. Две голубые, одна — у ворота — белая. Словно ребёнок где-то потерял пуговичку, и мама дома пришила ту, что попалась под руку. Так просто — белая пуговица на синем платье, которое буреет, пропитываясь кровью. И рука Джеффри, упавшая на лицо девушки. Айра не была рада тому, что выжила. Пока она лежала парализованная, не в силах шевельнуться, радость будущих дней покидала её на долгие годы вперёд. И только в день аварии у могилы Джеффри она могла позволить себе вспомнить о том, что у неё тоже есть чувства.

Мать девочки уничтожила могилу Джеффри почти полностью. Если бы она могла, то выкопала бы труп и станцевала на костях. Но память ей уничтожить не удалось. На надгробии уже не прочесть имени, но Айра знала: там, под толстым слоем земли, лежит единственный мужчина, которого ей довелось полюбить.

Хмурые осенние облака спускались всё ниже, пока не спрятали заходящее солнце в непроницаемый кокон. Айра отряхнула испачканные ладони и поднялась. Темнота внушала девушке страх, темнота и шорох шин по асфальту. Айра всегда ходила только пешком, а ночью включала побольше света, чтобы не видеть маленькой пуговички, белеющей во мраке.

- Эй, вас подвезти?

Айру обогнал какой-то мужчина, заглядывая ей в лицо. Молодой, отметила девушка, почти не отдавая себе в том отчёта. На лоб падали волосы, небрежно взъерошенные пятернёй, на губах блуждала неуверенная усмешка.

- Нет, спасибо, - отказалась Айра. - Я не люблю автомобили.

- Вообще-то я тоже. Но боссу плевать на мои предпочтения, так что приходится страдать. Могу проводить пешком, если ты не против. Клянусь, я не маньяк. Я всего лишь Макс. А красивым девушкам не стоит ходить по темноте в одиночестве.

Последняя фраза окончательно убедила Айру. Хотя свою роль сыграли и лучащиеся глаза Макса. Серебристая ауди осталась на парковке кладбища, и двое случайных знакомых двинулись дальше пешком.

- К кому на могилу ходила? - небрежно поинтересовался Макс. - Я к родителям. Умерли два года назад в пожаре. Жутко нелепо, я ведь и сам мог оказаться в тот день дома, но в последнюю минуту решил поехать к другу. Пустяк, верно? Одно принятое решение, и вот так получается.

- К жениху, - пробормотала Айра, отводя глаза. Ресницы ещё не до конца высохли после рыданий на могиле Джеффри, и девушка стеснялась показывать свою слабость. К её удивлению, Макс не попытался никак её утешить, только пожал плечами: бывает, мол.

- Зайти можно? - поинтересовался парень, когда дом Айры замаячил перед глазами. Девушка покосилась на нового знакомого и закусила губу. Судя по выражению лица Макса, он не чай пить предлагает. Айра подняла голову, отыскивая окна своей квартиры, светящиеся в ночи. Она всегда оставляла свет включённым, и когда однажды перегорела лампочка в прихожей, сидела до утра на скамейке перед домом в лучах прожектора — так и не смогла заставить себя шагнуть в темноту.

- Можно, - тихо сказала Айра.

Макс прижился в квартире, как бездомный котёнок. Заявлялся без предупреждения, приносил огромные букеты нарциссов, остро пахнущих свежестью, доставал из бумажного пакета бутылку вина, и Айра каждый раз открывала перед ним дверь. Руки Макса были нежными, как у Джеффри, губы умели смеяться, целовать и нашёптывать непристойности, а ещё Макс был не против спать со светом. Однажды на полочке в ванной появилась ещё одна зубная щётка и бритва, затем мужской спортивный костюм нашёл себе место в шкафу. Айра привыкла к тому, что каждый вечер Макс открывает дверь своими ключами и начинает греметь сковородками на кухне. Сама хозяйка квартиры почти не готовила, да и вообще мало внимания уделяла еде. С визитами Макса крошечная кухня наполнилась ароматами ризотто, табуле, свежеиспечённых круассанов. Как-то ночью Айра назвала любовника «Джеффри», но даже то, что запретное имя прозвучало, не испортило хрупкой идиллии. Звуки повисели немного в воздухе, укоризненно моргнули и исчезли. Впервые за долгое время Айре не снились кошмары, и пуговичка не белела во мраке.

- Почему ты никогда не зовёшь меня к себе? - поинтересовалась Айра туманным утром, когда дождь, того и гляди, польётся из низко висящих облаков.

- А надо? - Макс остановился, не донеся ложку до рта. Из-под растрёпанной чёлки его глаза косили на девушку со странной смесью вызова и испуга.

Айра пожала плечами и сменила тему. Не то, чтобы ей было так уж важно побывать у Макса в гостях, ей было просто любопытно окинуть жилище парня взглядом. Какой он у себя дома: неряха или чистюля? Громоздятся ли на полках стопки книг или всё место перед кроватью занимает огромная плазма? Айра знала где живёт Макс, адрес был на его документах на машину. У неё даже был ключ — она из пустого любопытства заказала себе копию в соседней мастерской, а затем ловко вернула оригинал в куртку Макса. Визит на его территорию стал всего лишь делом времени.

- Я просто жена Синей Бороды, - хихикнула девушка себе под нос, поворачивая ключ в замке, но смех прозвучал совсем невесело. Айра легко нашла квартиру в типовом микрорайоне, таком похожем на её собственный. Дверь была тоже обычной — металлической, с тёмной дырой глазка. Замок тихонько щёлкнул, и Айра скользнула внутрь.

Ничего особенного. Спальня, чисто прибрана. На кухонном столе два спортивных журнала, в ванне угрожающе кренится стопка полотенец, которую явно не мешало бы разобрать по ящикам. Айра заглянула в кабинет и замерла в недоумении. Вначале ей показалось, что стены оклеены обоями в газетном стиле, но нет, это были настоящие вырезки, небрежно приколотые канцелярскими кнопками. Девушка подошла ближе, пробегая взглядом по заголовкам. «Страшная авария на Хиллгэйт-роуд». «Чудовищные последствия аварии». «Смерть ребёнка под колёсами автомобиля».

Каждое новое слово выбивало из Айры дыхание. Она прислонилась спиной к стене, сжимая грудь руками, словно боялась расколоться пополам. С фотографий, то цветных, то чёрно-белых, на неё смотрел знакомый белый седан, на котором ездил Джеффри. Тел не было видно, никто не позволил бы газетам напечатать картины ужасающей бойни, но Айра помнила, где они лежали. Она всё ещё помнила тяжесть руки жениха на своём лице. Девушка закричала, сворачиваясь в клубок, сползая на пол, закрывая лицо руками, но буквы продолжали плясать перед ней, издевательски перескакивая с места на место. Айра добралась до прихожей, хватаясь за стены, захлопнула входную дверь и кубарем скатилась по лестнице. Какая-то сердобольная старушка положила ей ладонь на плечо, что-то спрашивая, но тут же отшатнулась, испугавшись искажённого безумием лица.

- Как провела день? - Макс послал девушке ласковую улыбку, оторвавшись на мгновение от приготовления паэльи с острым перцем и креветками.

- Прекрасно, - выдохнула Айра.

Тарелка перед ней сияла белизной. Девушка судорожно сжала в руке вилку, своё единственное оружие. Макс весело напевал что-то, нарезая овощи. Айра поднялась со стула, приближаясь к мужчине медленными, осторожными шагами.

- Любимая? - Джеффри обернулся, пальцы нежно пробежались по щеке девушки, стирая слёзы. - Любимая, что с тобой?

Вилка со звоном ударилась о кафельный пол. Айра тупо смотрела на Макса. Теперь уже Макса. Но она была уверена, только что перед ней был кто-то другой. Кто-то, кого она уже больше не надеялась увидеть. Сердце радостно застучало, вытесняя страх без остатка. Айра всхлипнула последний раз и потянулась к губам возлюбленного, впиваясь в них требовательным поцелуем.

Её руки белые-белые, как дешёвое сливочное масло из ближайшего супермаркета. Женщина с лицом, окутанным туманом, прижимает к себе ребёнка. На девочке синее платье в бурых пятнах, ножки изогнуты под странными углами. Айра не может оторвать взгляд от матери с ребёнком, она пятится, но разделяющее их расстояние не становится меньше. Айра открывает рот и силится закричать, но тишина остаётся всё такой же плотной, непроницаемой Женщина медленно поднимает голову. Сквозь марево Айра видит слепые глаза без зрачков. Белёсая муть плавает в радужке. Женщина поднимает руку, с пальцев капает грязь, похожая на речной ил. Девочка улыбается, обнажая почерневшие зубы, и только тогда до ушей Айры доходит её собственный захлёбывающийся визг.

- Чёрт, Айра, очнись! Айра, да что с тобой? - обеспокоенное лицо Макса нависло над девушкой. Мужчина с силой потряс её за плечи, вырывая из цепких объятий ночного кошмара.

- Она была мёртвая, - пролепетала Айра, садясь в кровати. - Но она же жива, да? Почему я видела её мёртвой?

- О ком ты говоришь?

- Та девочка. В аварии, - речь Айры была несвязной, но Макс понимающе кивнул. Он не в первый раз слышал от девушки упоминание об аварии, произошедшей долгих четыре года назад. - У неё же осталась мать. Я видела её только что, но она была...

- Мертва, верно. Она утопилась через несколько месяцев после смерти дочери.

- Откуда ты знаешь? - подняла на него испуганные глаза Айра.

- Видел в газетах, - пожал плечами мужчина. - Это просто сон, любимая. Тебе ничего не грозит.

Вскоре Макс снова тихо засопел. Девушка лежала без сна, чувствуя спиной его горячее тело, и дрожь сотрясала её. Если мать девочки мертва, кто уничтожил могилу Джеффри?

- Тот, у кого были другие причины его ненавидеть, - прошептал Макс.

Айра дёрнулась, оборачиваясь. Мужчина всё так же крепко спал. Пряди волос в беспорядке свисали на его лицо, придавая ему особую прелесть, а губы слегка улыбались. Девушке показалась зловещей эта улыбка.

Она вновь стояла на пороге квартиры, в которую поклялась себе никогда не входить. На этот раз Айра миновала прихожую и спальню, не задержавшись в них ни на минуту. В кабинете всё оставалось по-прежнему. Стены пестрели заголовками, фотографии мельтешили, сливаясь в кадры из фильма ужасов. Айра до крови прикусила губу. Паническая атака нахлынула на её разум, колени подкосились, но девушке хватило сил добраться до единственного стула. Когда страх немного утих, девушка принялась разглядывать содержимое письменного стола. Толстая стопка бумаг, на обложке пять букв. Досье. Айра бегло просмотрела несколько листов и убедилась, что это была копия полицейского расследования той давней автокатастрофы, ставшей причиной гибели двух, а точнее трёх человек. Девушка прекрасно понимала: пусть мать девочки погибла не в тот же день, но именно авария убила её. Отложив бумаги в сторону, Айра потянулась к слегка помятому конверту. Из него выпали четыре фотографии. На первой — Джеффри. С глянцевито поблёскивающего снимка он смотрел на Айру с лёгкой улыбкой, и девушка почувствовала влагу на щеках.

- Джефф...

Перевернув фотографию, чтобы взгляд жениха не отвлекал её от поисков, Айра принялась перебирать следующие снимки. На всех трёх — молодые мужчины, ровесники Джеффри на вид. Во внешности есть что-то схожее, трудноуловимое. Некое обаяние, которое напрасно пытаются приобрести маститые актёры и политики, ненавязчивая харизма, на удочку которой трудно не попасться. Девушка вложила фотографии обратно в конверт и положила руки на клавиатуру стоящего в середине стола компьютера. «Введите пароль» - потребовал механический монстр. Айра задумчиво куснула палец. «Макс»? «Пароль введен неверно, попробуйте еще раз». Дата рождения? Год? Девушка перепробовала десяток комбинации, но монитор оставался тёмным, и только окошко для пароля мерцало, отчего Айра раздражалась ещё сильнее.

- Айра.

Девушка робко взглянула через плечо. За её спиной стоял Макс, прислонившись к стене. Он следил за ней с явным интересом, но без признаков злости.

- Прости меня, я не хотела, - начала было оправдываться девушка, но Макс только усмехнулся.

- «Айра». Это пароль. Введи его.

Дрожащие пальцы пробежались по клавиатуре. Несколько файлов были не закрыты и высветились сразу же, как только блокировка была снята. Девушка ошеломлённо смотрела на первый. Её фотографии, от самых первых, младенческих, до совсем свежих. Подробная биография вплоть до самого крошечного события, с датами, названиями, именами. Почти против собственной воли Айра щёлкнула на иконку второго файла. То же самое, только для Джеффри. А затем вновь: полицейские досье, снимки аварии — на этот раз уже не прибранные, как на газетных сводках, а настоящие, с лужей крови и изломанным телом девочки в синем платье. Макс наклонился к Айре, она ощутила тепло дыхания на плече. Кожа девушки немедленно покрылась мурашками.

- Иди домой, Айра, - тихонько шепнул Макс, и девушка вскочила, словно её ударило током.

Дверь за спиной Айры хлопнула, но она не услышала этого. Все свои силы она вложила в бег, мчаться прочь, подальше от этой квартиры, от этой комнаты, похожей на место преступления, от этого мужчины с улыбкой в глазах. Наконец Айра поняла, что больше не может бежать. Она рухнула на ближайшую скамейку, перевела глаза выше и с ужасом узнала собственный дом. Как загнанное животное, влекомое инстинктами, она бросилась домой, почувствовав опасность. Девушка просидела на скамейке, пока не начало темнеть. Фонарь над ней моргнул и погас, погружая всё вокруг во тьму. Темнота, как всегда, внушала Айре первобытный страх. Окна её квартиры дружелюбно светились, маня Айру к себе. Так лампа на подоконнике манит бабочек. Девушка поднялась и побрела в дом. Ей казалось, что сотни холодных взглядов сверлят ей затылок, но сколько она ни вертела головой, так никого и не заметила.

Впервые свет в прихожей не подарил Айре облегчения. Напротив, в его люминесцентном свечении девушка почувствовала себя выставленной напоказ, беззащитной. Айра бесцельно прошлась по квартире, переходя из комнаты в комнату и замерла на кухне, вглядываясь в ночь за окном. Негромко щёлкнул входной замок. Девушка зажмурилась, но без зрительных образов звук приближающихся шагов стал ещё более явным, почти физически ощутимым. Что-то шлёпнулось на кухонный стол, но Айра не стала оборачиваться.

- Эти мужчины, - проговорила она. - Они ведь похожи на Джеффри.

- Стив Карсон. Александр Билл. Рональд Делэйни. Да, они похожи на него. Посмотри на меня, Айра.

Девушка помотала головой, плотно стискивая губы.

- Отрицание не поможет тебе, Айра, - продолжал неумолимый голос. - Кто-то ненавидел Джеффри. У него было нечто такое, что вызывало ненависть. Он владел особой драгоценностью, которую возжелал этот «кто-то».

- Замолчи, - пробормотала Айра.

- Этот «кто-то» пошёл ещё дальше. Он перенёс свою ненависть на всех, кто похож на Джеффри. Один год — одна смерть. Смерть Джеффри была первой в этой череде, но далеко не последней. Смотри, Айра. Я ведь могу и заставить тебя.

С застывшим лицом, не глядя на Макса, девушка подошла к столу. На нём были разложены четыре фотографии, уже знакомые ей, только теперь у трёх прежде чужих её мужчин на снимках появились имена. Стив, Александр, Рональд. Теперь это были не просто лица, а живые персонажи. Хотя живыми они уже не были.

- Смотри, - вновь велел Макс.

Под фотографиями обнаружились три толстых папки — дела об исчезновениях. Одна папка в год. Айра перевела остановившийся взгляд на мужчину, с которым делила дом и постель.

- И что теперь?

- Не бойся, - Макс нежно привлёк её к себе, укачивая в объятиях. - Всё будет совсем по-прежнему. Ты моя драгоценность, Айра. Я никого не любил так, как тебя. Никто и никогда не причинит тебе вреда, пока ты будешь со мной. Ты ведь будешь со мной, правда?

- Конечно, - произнесла девушка окоченевшими губами.

- Вот и всё. Тогда тебе нечего бояться.

Руки мужчины пробежались по тонкому телу, по-хозяйски оглаживая его и прижимая к себе. Айра не отстранилась. У неё не было сил даже на это.

- Ты пойдёшь со мной завтра на могилу Джеффри? Я хочу туда каждый год.

- Годовщина? Мило, - девушка почувствовала ухмылку Макса. - Конечно, я пойду с тобой.

Это был единственный день в году, когда Айра выходила из дома в темноту. Крошечная жертва, если вспомнить, что тот, кого она навещала, пожертвовал своей жизнью. Во мраке кусты тянули к девушке свои ветви, желая затянуть в голодные недра, в ветвях перекликались зловещими голосами птицы. От каждого шороха девушка вздрагивала, и тогда Макс поглаживал её по плечу, успокаивая. Можно подумать, от его прикосновения ей могло стать легче.

На кладбище никого не было. Айра остановилась над могилой Джеффри и закрыла лицо руками. Боль так и не утихла, а в годовщину аварии она становилась особенно острой. Но не такой острой, как нож в её кармане. Девушка провела пальцем по успокаивающе холодному металлу и развернулась. Лунный свет струился по её фигуре, разбрасывал блики по волосам.

- Ты тоже похож на Джеффри, - не своим голосом произнесла Айра, и тут же поняла, насколько она права. У Макса были те же растрёпанные вихры, смешно топорщащиеся на макушке, та же обаятельная улыбка, те же искрящиеся весельем глаза. Его фотография выглядела бы вполне уместно в том мятом конверте.

- Айра?

Мужчина заметил нож в руке девушки и инстинктивно шагнул назад. Соседнее надгробие попалось ему под ноги, и Макс, мгновение покачавшись, пытаясь ухватиться за предательски непрочный воздух руками, рухнул на спину. Мраморная плита угодила в позвонок в самом низу шеи, парализуя тело.

- Айра, - умоляюще прошептал мужчина. Холодок разливался по венам, от кончиков пальцев, до плеч. Мышцы окаменели, не слушаясь приказов сознания.

- Что? - девушка насмешливо изогнула бровь. - Расскажи историю целиком, Макс. Давай же.

- Четыре года назад в аварии было двое погибших. Маленькая девочка и молодая девушка двадцати лет. Девушку звали Айра. Её жених был безутешен. По страшной иронии судьбы он почти не пострадал, хотя был виновником катастрофы. Но через несколько часов полицейские, осматривающие место аварии, нашли тело Джеффри с ножом в сердце. Труп Айры исчез с каталки. Все решили, что обезумевший от горя жених похитил и спрятал куда-то тело своей любимой девушки, а затем покончил с собой. Но всё было не совсем так.

- Это он был во всём виноват, - звериное рычание сорвалось с губ Айры. Ярость исказила черты её лица, меняя до неузнаваемости. - Он же был пьян, когда садился за руль. Перед тем виражом он смеялся, как идиот. Машину занесло, и дальше я помню только скрежет металла и визг тормозов. А потом я очнулась, вот только пошевелиться не могла. Не могла вообще ничего сделать. Я только и видела перед собой ту девочку, я смотрела, как её платье пропитывается кровью, а сверху на меня навалился Джеффри. Моё тело холодело, потому что сердце уже не билось, а Джеффри был тёплым. Он был живым!

Айра отвернулась на секунду, переводя дух. Когда она вновь посмотрела на Макса, мужчина не выдержал и жалобно заскулил. С каждым мгновением девушка теряла всякое подобие человечности. Бескровные дёсны обнажились в широкой ухмылке, костлявые пальцы с длинными ногтями сжимали нож. Кожа Айры казалась зеленоватой в лунном свете, только кое-где её покрывали тёмные пятна.

- Ещё он всё время рыдал, - пробормотала девушка. - «О нет, это я во всём виноват!». «Любимая, любимая...». «Если бы я только мог всё исправить!». И я позволила ему всё исправить. Я вдруг почувствовала, что снова могу двигаться, встала с этой дурацкой каталки, взяла скальпель и пошла к Джеффри. Он увидел меня, и даже обрадовался вначале. Но я-то чувствовала, что внутри меня всё холодное и мёртвое, и если я промедлю ещё немного — то я вся стану такой. Мне нужна была его жизнь, чтобы удержаться на краю бездны. Я воткнула скальпель ему прямо в сердце. Это было нетрудно. Оно билось так громко, прямо как твоё сейчас, что промахнуться я не могла. Его кровь брызнула мне на лицо, и что-то во мне отозвалось. Кожа потеплела, появился пульс, и я вновь вдохнула воздух. Он противно пах смертью и бензином, но я никогда не вдыхала более чудесного воздуха. Мне было так хорошо. А через год всё повторилось. Я снова начала холодеть изнутри, и мне пришлось искать кого-нибудь, чтобы забрать то, что нужно мне. Тот парень был так похож на Джеффри. Я возненавидела его, как только увидела. Он был таким же эгоистом, тоже хотел владеть жизнью, которую у меня отняли. Разве это справедливо?

- Я думал, со мной всё будет не так, - выдохнул Макс.

- Ты ошибся.

Земля была довольно рыхлой, так что Айра не торопилась. Этой могилы хватит ещё года на два, она предусмотрительно углубила её в прошлый раз, так что тело Макса прекрасно ляжет на четыре трупа внизу. А затем она что-нибудь придумает. Айра всегда отличалась предприимчивостью. Например, мысль перезахоронить Джеффри в собственной могиле, сиротливо пустовавшей до этого, оказалась просто чудесной. Хотя, может быть, она и зря уничтожила все надписи. Но смотреть на своё имя на надгробии было так жутко. Айра передёрнула плечами и продолжила свою работу. Нужно закончить до рассвета. Губы девушки дрогнули в весёлой улыбке. А ведь могила Джеффри как раз свободна.

+1
07:15
352
08:47
+1
Мужчина заметил нож в руке девушки и инстинктивно шагнул назад. Соседнее надгробие попалось ему под ноги, и Макс, мгновение покачавшись, пытаясь ухватиться за предательски непрочный воздух руками, рухнул на спину. Мраморная плита угодила в позвонок в самом низу шеи, парализуя тело.

Это даже не рояль в кустах, это оргАн на полянке! И сорок танцующих слонов. А если бы Макс не упал, чтоб она делала? Женщина с ножом — такой себе противник, особенно для мужика, ожидающего от неё чего-то подобного. Это даже без учёта проверенной веками технологии «руки в ноги и — тикать».

Но в целом рассказ понравился. Даже перечитал smile
Загрузка...
Юлия Владимировна