Вадим Буйнов №5

Не разлучит нас

Не разлучит нас
Работа №185
  • 18+

- Можно вас отвлечь, профессор?

***

Когда я открыл глаза, её уже не было. Даже затруднюсь сказать, сколько же времени прошло. И ответил ли я хоть что-то. Я помню только голос.

Мутный взгляд вверх – на старых электронных часах моргало составленное из красных полосок «02:05». Кто бы ко мне ни заходил, было это несколько часов назад. Не помню, чтобы студенты задерживались в кампусе после одиннадцати.

Пару секунд я был преисполнен уверенности, что цифры смотрят на меня укоризненно. Вряд ли. Цифры не обладают сознанием. А вот я – да, но это не помешало мне пошлейшим образом уснуть над книгой.

Будучи тесто связанным с литературой в самом широком смысле, я сталкивался с самыми разными книгами. В том числе весьма далекими от того, что принято называть объективной реальностью. От гримуаров Амбелейна и Уайта, которые изучал больше из личного интереса, до манускрипта Войнича, по которому писал диссертацию.

Эта была другой. Почти гарантированно старая. То есть не новодел, и сейчас я под этим подразумеваю – старше Гуттенберга. Вероятно – даже старше Карла. Но страну не определить. Искажённая латынь, вне всяких сомнений оригинальная, но искажённая.

И рисунки. Прямо сейчас книга была открыта на странице с рисунком человеческого тела, из которого росло дерево, прямо из живота. Изображение было достаточно условным, но эффектным. Признаюсь честно, поначалу меня даже замутило, хотя с чего бы вдруг. А потом я уснул. Вероятно, это было всего лишь следствием усталости, но книга… она всё равно была странной. И я всё ещё понятия не имел, что писать в отчёте.

Я встал с кресла, положил руки на поясницу и потянулся, прогнувшись. Потом прошёлся по кабинету, ткнув вторую слева кнопку на кофеварке – двойная порция. О том, что кружку я так и не подставил, стало понятно, уже когда чёрная горячая струя забарабанила о поддон. Но я успел. Наверно, это и разбудило меня окончательно. Некогда спать. Хочется понять хоть что-то.

Увы. Когда утром зазвонил телефон, я очнулся и понял, что по коридорам уже во всю ходят люди. Очнулся не ото сна, скорее – вынырнул из состояния потока. Листая страницу за страницей, я вчитывался в древние символы и не улавливал логики. Меня это раздражало.

Телефон умолк, но через минуту зазвонил снова. Я выругался и поднял трубку.

- Профессор Джеймс Катчер, слушаю.

- Профессор, доброе утро. Это снова детектив Дейл из Скотленд…

- Я вас узнал, да.

Может, мне и удалось скрыть недовольный вздох, но, когда перебиваешь собеседника, это и так не настраивает на дружелюбный тон. Впрочем, детектив предпочёл не заметить моей бестактности.

- Вы узнали что-нибудь?

- Детектив, я отправлю отчёт к вечеру. Артефакты такого уровня изучаются десятилетиями. У меня была ночь.

- Хотя бы предварительные данные. Что за книга и откуда она могла взяться у трупа.

Книгу мне принесли вчера. Почти под вечер. Если уж на чистоту, то это было нарушением – множеством нарушений. И с их стороны, и с моей. Ценность находки видна невооружённым взглядом. Хранить подобные вещи нужно под замком, соблюдая множество условий. Но если полицейским простительно этого не понимать, то я… Меня что-то остановило. Любопытство, профессиональное самолюбие. Внутренний голос.

- У меня нет ответа, детектив. Нет, не перебивайте, я объясню. Этой книге не меньше тысячи двухсот лет. Я повторюсь – не меньше. Оценку сверху мне страшно представить. При этом она почти идеально сохранилась.

- Подозреваю, что таких мало.

- Мне хватит пальцев одной руки. Поэтому нет, детектив, я не могу представить себе здравый ответ на вопрос, как подобная книга оказалась рядом с трупом в грязной подворотне. Если бы вы дали мне больше информации…

- Какой? Книга и так у вас.

- Об убитом. Это мог быть коллекционер или оценщик. Я мог бы разузнать по своим каналом.

Детектив помялся, но, скорее, для вида. Имя убитого секретной информацией быть никак не могло. Если, конечно…

- У нас нет имени. И вообще никаких зацепок. Могу переслать вам фото, если оно вас не смутит.

Я кивнул и положил было трубку, но всё же догадался кинуть вдогонку:

- Да, я буду благодарен.

Наверное, именно в этот момент я осознал, насколько напряжён. Мне не давало покоя… что-то. Ненавижу ощущение неизвестной угрозы. Оно почти всегда оказывается пшиком, играми нервной системы, но не даёт расслабиться. Сейчас, по крайней мере, есть не только возможность, но и необходимость отвлечься. Уже почти девять, а занятия в университете никто не отменял. Хорошо одно – пятница.

Вздохнув, я поднялся и медленно прошёл к двери. Вновь взглянул на книгу. Спрятать? Надо, но откуда у меня сейф. О ней всё равно не знает никто, кроме детектива. Хочется верить, что она меня здесь дождётся.

***

Дождалась. Смешно сказать, но, когда я отпирал дверь, у меня дрожали руки. Как от кофеина, только кофе я не пил с ночи. Кому-то это покажется странным, но лекции бодрят меня достаточно и без того. Но мысли о книги не покидали меня весь день. Впрочем, объяснимо. Мне всё ещё нужно было что-то написать в отчёте.

Упав в кресло, я вновь взял её в руки.

- Что ты такое?

Она не ответила. Линии складывались в рисунки, символы – в слова, но не в ответы. Только в загадки. Посреди страницы был изображён младенец в куче чего-то, что можно было бы принять за гниющую листву.

- Что ты такое?

- Истина.

Я поднял глаза. В дверях, прислонившись к косяку, стояла молодая женщина, одетая в обтягивающее красное платье. Слишком претенциозно, слишком кричаще. Дама, одетая так, не придёт вечером к университетскому профессору просто для того, чтобы… А почему, собственно?

- Что вы сказали?

Я отвёл от неё взгляд, чтобы убрать книгу в ящик стола.

- Истина. Любая книга – истина, - я скорее почувствовал, чем увидел, лукавую улыбку. – Не убирайте её.

Я замер с томом в руках. И узнал голос. Голос из моего сна. Или не сна?

- Мы знакомы?

- Боюсь, что нет. Простите, что не представилась сразу, - она подошла к столу и протянула руку. – Аманда Скотт.

- Чем обязан?

Мне хотелось ответить иначе, грубее, но не позволило воспитание. А ещё… Ещё она была красива, что уж скрывать, хотя последнее, чего мне сейчас хотелось – тратить время на женщин. И всё же я пожал руку.

- Я журналист. Готовлю обширный материал о мистификациях в литературе. Мне порекомендовали вас как… - её улыбка стала другой, серьёзной, если это слово уместно, - эксперта.

- Кто порекомендовал?

Вопрос вырвался помимо воли. Всё же её объяснение мне польстило, но я дотошен – это часть моей профессии.

- Альберт Штайн.

Я думал всего мгновение, потом кивнул:

- Эксетерский университет, две тысячи пятый. Мне казалось, он меня ненавидит.

- Это не мешает ему признавать ваши успехи.

- Ну хорошо. Так что вы хотите от меня?

- Разговор. Интервью. Знания. На самом деле, я сейчас не ищу чего-то конкретного, но рассчитываю, что оно появится после нашей беседы.

- Сейчас?

Усталость пополам с раздражением сквозили в моем голосе. Она поняла, конечно же.

- Не сейчас. И лучше не здесь. Я предпочитаю неформальную обстановку. Завтра вечером. Знаете «Старый подвал» на Финикс-роад?

- Простите? Подвал?

- Старый подвал. Это кафе. Оно нам подойдёт, поверьте.

Я покачал головой, непроизвольно демонстрируя, где я видел все подвалы вместе взятые.

- Простите, Аманда, но сейчас у меня действительно мало времени. И сил.

- Кофе?

Я послушно встал из-за стола и в очередной раз за день подошёл к кофемашине. Подставил чашку и нажал на кнопку.

- Значит, завтра в восемь?

- Да.

Я обернулся к собеседнице, но оказалось, что в комнате её уже нет. Я покачал головой, пытаясь прогнать усталость. Ушла, не попрощавшись, по-французски. И хотя буквально десять минут назад я знал, что не хочу с ней разговаривать, я всё равно ощутил смесь обиды и разочарования и невольно вгляделся в полированный пластик кофемашины. Очки, небрежная причёска – ничего больше так не рассмотреть, но даже это искажённое изображение выглядело уставшим.

Поддавшись минутному порыву, я поставил налитый кофе на тумбочку и вышел из кабинета. Коридор был пуст. Этот факт я отметил где-то на обочине сознания – не особо странно, однако занятия закончились не так давно. Ноги вели меня в другой конец крыла, где за дверью со значком “WC” скрывалось единственное доступное мне здесь и сейчас зеркало – в моём кабинете такого чуда цивилизации не водилось.

Зачем я пришёл сюда? Вздох. Он послышался будто из ниоткуда, но, наверное, это всё же был я. Внезапно оказалось трудным поднять глаза. Я уже знал, что там увижу. Морщина. Первая? Нет, вот ещё в уголках глаз. Я начал придирчиво осматривать лицо и ругаться про себя.

- А ещё на студенток засматриваюсь.

Нет, она журналистка, не студентка. Во всяком случае, представилась так. Ай, да какая разница. Я всегда относился к своей внешности без особого трепета, но есть вещи, которые расстраивают, независимо от логики. Эдакие точки невозврата. Старею?

Нахмуренный и погружённый в себя, я развернулся, чуть не забыв закрыть кран. Глупо. У меня есть работа. Я сейчас не про работу вообще – моё положение всегда было стабильным – а про просьбу из полиции. Задание достаточно срочное и нужное, к тому же заинтересовавшее меня поначалу очень сильно. Но чем дальше, тем меньше мне хотелось им заниматься. Именно заданием, не книгой. Вот она всё сильнее овладевала моим вниманием. Зачем детективу этот том? И уж тем более – отчёт? Убийцу он найти не поможет, справятся и так. Зато с исторической точки зрения…

Мысли о книге помогли. Я ввалился в кабинет уже в другом настроении, преисполненный энтузиазма, едва отметив про себя, что вновь не встретил ни одного человека. Сейчас я разберусь, что не так с это книгой. Какой отчёт, по ней можно писать монографии!

Быстрым шагом я обошёл стол, задев его и обронив очередное ругательство, но это отвлечь меня уже не могло. Я открыл книгу, открыл блокнот, нашарил на столе ручку и машинально взглянул на часы. Результат заставил забыть даже о книге.

«02:05»

Получалось, что загадочная незнакомка пришла ко мне больше шести часов назад.

Или часы просто встали. Не могу утверждать, что вообще смотрел на них с прошлой ночи.

«02:06»

Или сбились. Вот только за окном темно. Значит, я уснул. Ничего удивительного, режим совсем сбился. Даже Аманда могла мне просто присниться. Не оставила никаких контактов, только время и место. Финикс-роад недалеко, ничто не помешает мне прогуляться туда и проверить. А сейчас к делу. Так или иначе – к делу.

***

Книга отдавала свои секреты неохотно.

Наверное, я засыпал снова, не обращая уже никакого внимания на время. Набросал отчёт для полиции просто для того, чтобы меня больше не отвлекали. Там не было ничего определённого, но лить глубокомысленную воду меня научили давно.

А потом переводил, обложившись словарями, в изобилии водившимися на моих стеллажах. Но это помогало не особо. Обычный латинский текст я до определённой степени понимаю и сам. Латынь, приведённую здесь, я не встречал до сих пор нигде. И дело не только в словах, не только в грамматике. Я не понимал самое суть текста

Однако, чем больше приближался вечер, тем чаще мыслями я возвращался к Аманде. Случай с часами забылся. Теперь я думал, что приснились мне как раз они. А в реальности девушки меня убеждала кружка давно остывшего кофе, стоящая там, где я её оставил вчера.

Нужно было собрать книги. Я пока слабо представлял, чего именно она от меня хочет, но всегда лучше говорить предметно. Поэтому я подставил саквояж и начал почти наугад вытаскивать с полок самые интересные экземпляры. Хорошо, самые интересные из тех, что были здесь, в кабинете. Дома хранилась намного более любопытная коллекция, и я мог бы успеть, но меня посетила шальная мысль, что туда можно туда заехать и позже. Уже не одному.

А пока оставалось только свериться с картой и идти искать пресловутый Старый подвал. Близко. Я успевал даже с запасом, но всегда предпочитал выходить заранее. Пунктуальность. Ха, получается, у меня даже глюки пунктуальны.

- Два ноль пять…

Чёрт с ним, ни к чему забивать голову. Я схватил сумку, оказавшуюся даже излишне тяжёлой, и направился к выходу из кабинета, по пути допив-таки тот кофе. Холодный вчерашний кофе. В нём тоже есть своя прелесть.

Меня остановил короткий звук, донесшийся от компьютера. Почта. Что ж, время действительно было, а оставлять письма непрочитанными я не любил даже сильнее, чем опаздывать.

Детектив. Благодарил за отчёт, бла-бла-бла, ситуация остаётся неопределённой, бла-бла-бла, фотографии жертвы… А ведь точно, я просил их прислать, хотя слабо верилось, что это что-то изменит. Впрочем…

Я щёлкнул по вложенному файлу и замер. Нет, жертву я не знал, да и узнать её было мудрено. Мужчина. Да, как минимум – точно мужчина. Но что-то ещё понять не представлялось. Ладно. Хорошая одежда. Недорогая, но подобранная со вкусом, хотя и излишне классическая, пожалуй. Костюм, рубашка. Чёрт, даже шляпа. Хотя я мог бы надеть подобное. Уже век как универсальное сочетание, а в университетских кругах консерваторов хватает до сих пор.

Пожалуй, я так подробно вглядывался в гардероб, потому что не хотел думать об остальном. Становилось понятным смущение полицейского. Тело было иссушённым, почти мумифицированным. Вот только стариком он не выглядел. Наверно. Сложно было что-то понять. Неглубокие тонкие морщины испещряли лицо, покрывая его целиком. Щёки ввалились, выпирали скулы, зубы скалились в последней злобной ухмылке. Нет – оскале, хотя это, вероятно, было посмертной реакцией.

Могу сказать одно – я этого человека не знал. А если и знал, то узнать в таком состоянии никак не мог. Я сообщил это Дейлу в коротком ответном сообщении и покинул кабинет.

***

Аманды на месте не было. Я спустился по лестнице, обозначавшееся лишь невзрачной вывеской у самой земли, оказавшись в – чего уж греха таить – подвале. Что ж, располагайся «Старый подвал» на втором этаже, было бы несравненно забавнее. А так… Просторный прохладный зал в стиле лофт. Необработанный кирпич на стенах, столики, книжные шкафы. Типичное место с претензией на аутентичность литературного кружка. Я не знал, почему она позвала меня сюда. Или догадывался, но тогда это она плохо меня знает.

- Здесь тихо. Нам не помешают.

Она подошла со спины, слегка коснувшись моего плеча. Я вздрогнул.

- Читаете мои мысли?

- Нетрудно догадаться, - улыбнулась она. – На самом деле, здесь работает мой старый друг. Проходите дальше, профессор, в тот альков.

Она указала на нишу, где за легкой занавеской скрывались пара диванчиков и широкий стол на витых металлических ножках. Предсказуемо не хватало только окна, но потом я заметил, что оно всё же было – полукруглое, под самым потолком. Совершенно не давало света, но добавляло антуража, как и всё здесь.

К нам подошли сразу же, как только Аманда уселась напротив меня. Это был сухой, но бодрый старик в коричневом жилете и брюках. Он почти сливался с интерьером и выглядел здесь совершенно естественно. Не официант, конечно же.

- Джузеппе, - поприветствовала его Аманда тем же тоном, что и меня. И с той же улыбкой.

- Добро пожаловать в Старый подвал, - слегка поклонился он, не отрывая взгляда от девушки. – Вам как всегда, миледи Аманда?

Очень странно прозвучало это «миледи Аманда» вместо «мисс Скотт». Но она приняла обращение как должное и кивнула. Меня Джузеппе своим вниманием не удостоил. Впрочем, есть я и не собирался. Есть над книгами просто непрофессионально. Я посмотрел на девушку, несколько секунд выдерживая молчаливый вопрос, но потом всё же озвучил его:

- Так чем я могу помочь… Миледи?

Она коротко рассмеялась.

- Перестаньте, профессор. Простите Джузеппе его старомодность и скажите спасибо, что не назвал меня синьориной.

- Это не старомодность, Аманда, а…

- Профессор, Катчер, - её голос стал суше. – Давайте не будем трогать мою биографию. Я – журналистка, попросившая вас о помощи. О небольшом интервью. Это всё.

- Ну хорошо. Честно говоря, Аманда, ваша просьба весьма расплывчата. Я принёс с собой несколько книг, которые могли бы вас заинтересовать, но…

Меня прервал Джузеппе, на этот раз принёсший бутылку вина и пару бокалов. Не будучи фанатом вина, к напитку я отнёсся холодно, но и отказать Аманде не мог. Она подождала, пока старик откроет бутылку и разольёт вино, подняла свой бокал и произнесла, смотря мне в глаза:

- За встречу, профессор. Надеюсь, наше сотрудничество будет долгим и плодотворным.

Долгим? Я на секунду нахмурился, но решил не вдаваться в детали. Будет видно.

- За встречу.

Вино оказалось терпким и кислым. Не люблю такое, но попроси я у итальянца полусладкое, он бы, наверное, выкинул меня вон. Ничего. Я едва коснулся губами жидкости и с вежливой улыбкой отставил бокал в сторону. Благо у меня была уважительная причина.

Я вытащил из сумки одну из книг и положил на стол перед собой.

- Итак, Аманда, - она уставилась на меня вся внимание. – Поскольку конкретики пока нет, я подготовил небольшой обзорный экскурс, чтобы вы могли сориентироваться и выбрать направление для статьи. Вот это, - я вытащил на свет книгу, от которой только что не пахло типографской краской, - восемнадцатый век. Разумеется, не оригинал, мы издавали копию в нашей типографии, но при необходимости я проведу вас в архив. Одно из редких открытий, которые сразу вызывают мысли о подделке. Мартинес де Паскуали, основатель одного из масонских орденов. Алжирский манускрипт, Трактат о реинтеграции существ – о них знают все. А об этой книге до сих пор не было даже упоминаний. Так вот здесь, в отличие от Алжирского манускрипта…

Она и правда меня слушала. И это вдохновляло ещё больше. Редко удаётся найти человека, разделяющего специфичные интересы, а о книгах я могу говорить часами. Я вытаскивал том за томом, а она исписывала страницу за страницей в блокноте. Пожалуй, это был лучший вечер за долгие годы. И лучшая женщина, с которой мне приходилось общаться. Я не заметил, как исчезли посетители, а в заведении остался только старый Джузеппе, незаметно сидящий где-то за баром.

- Кто он?

- Мой старый друг, я же сказала.

- Он владеет этим местом?

- Ага, - кивнула она, подтвердив очевидное. – Я помогла ему его заполучить, если это имеет значение. Так что не волнуйтесь, у нас неограниченное время на посещение. И у вас, если вы мне поможете.

Я покосился на крошечное оконце над головой, но по нему совершенно невозможно было понять, скрылось ли уже солнце. Впрочем, я и правда не спешил. Снова открыл сумку, но Аманда прервала меня вопросом.

- Профессор Катчер, а книга, которая лежала у вас на столе вчера? Может перейдём к ней?

- Это раритет. И к тому же, - я помедлил, - улика. Не брал её с собой.

- Разве?

Аманда лукаво ухмыльнулась и показала на открытую сумку. Книга, непонятным образом незамеченная мной ранее, лежала там. Я вытащил её и положил на стол, открыв рот.

- Я не брал её с собой.

- Видимо, по инерции. Не удивительно, вы взяли с собой больше десятка книг, - она обвела взглядом стол, действительно заваленный томами.

Я нахмурился. Книга точно лежала на столе в кабинете одна, с него я больше ничего не брал. Но… Учитывая усталость последних двух дней, я уже ничему не удивлялся.

- Мне нечего про неё сказать. Даже не знаю, оригинал ли это, хотя всё указывает на очень большой возраст при прекрасной сохранности. Но вот что это такое… Истина, вы сказали? – я позволил себе кривую улыбку.

- Спросите у неё самой, профессор.

- У книги? Я только этим и занимаюсь последние двое суток.

- Вы её изучаете. А надо спрашивать. Вы занимаетесь книгами всю жизнь, но так и не поняли, что они живые?

- Я – материалист, Аманда. А книга – целлюлоза. Лён, хлопок… Вот эти листы пока не пойму, из чего.

Я подвинул книгу к ней, желая поделиться тайной, уже не обращая внимания на голос разума. Вот только Аманда, проявлявшая до сих пор живейший интерес, просто отдернула руку от книги, не прикоснувшись к ней. Однако, ответила.

- Виноградная лоза.

- Откуда вы знаете?

Она лишь пожала плечами и задала другой вопрос:

- Что внутри?

- Обрывки. Слова, фразы. Вы знаете латынь?

Девушка странно улыбнулась, но всё же ответила:

- Понимаю. Кое-что.

- Сложно объяснить. Вот здесь, - я открыл книгу на странице, которую читал не далее, чем сегодня. – Меня не так смущают словарные лакуны, сколько то, что ускользает сама суть. О чём это, Аманда?

- Об ответах, - она едва взглянула на текст, смотрела на меня. – Только их нужно уметь искать. И ими нужно уметь пользоваться.

- Я не…

- Простите, профессор, но мне пора, - она захлопнула свой блокнот и убрала в сумочку. – Я найду вас.

Она встала из-за стола и вышла, слегка отведя рукой занавеску. Честно говоря, неожиданное завершение нашей встречи меня смутило. А фраза «я найду вас» даже заставила почувствовать раздражение. Но в реальности я несколько секунд тупо пялился в то место, где она только что сидела, а когда очнулся, её уже не было. Лишь занавеска слегка покачивалась, убеждая в том, что девушка мне не привиделась.

Я аккуратно собрал книги в сумку и вышел следом, даже не посмотрев на Джузеппе. Но старик окликнул меня сам.

- Она просила передать, что очень вам благодарна.

- Могла бы сказать это сама. Сколько времени?

Спрашивать было необязательно. Повинуясь жесту итальянца, показавшему на стену с висящими часами, я подсознательно уже знал, что там увижу. Стрелки показывали пять минут третьего ночи.

Добираться до дома было, определённо, бессмысленно, да и проводить по нескольку ночей подряд в кампусе мне было не впервой. Охрана тоже меня прекрасно знала и препятствий не чинила, хотя и удивилась столь позднему визиту.

Спать не хотелось. Мысли метались от книги к Аманде и обратно. Было в девушке что-то странное. В голову пришло, что она чем-то напоминает книгу – множество знакомых черт складывались во что-то новое, даже таинственное. Узнать бы о ней побольше, но она старательно избегала давать мне любые контакты. Я не знал ни её адреса, ни телефона. Если только…

Да, одну зацепку она мне всё же оставила. Альберт Штайн. Он меня помнил, конечно же, но расстались мы далеко не друзьями. Соперничество в научной сфере бывает далеко не безобидным. Тем не менее, мы взаимно уважали друг друга, что только подтверждается его рекомендацией. Или с его стороны это более тонкая игра? Но слабо представляю, что он мог бы этим добиться.

В любом случае, самое простое сейчас – позвонить в Эксетерский университет и попросить его контакты. Уж ответить на вопрос он не откажется. Я понял, что уже держу в руках телефон и ищу номер в сети. Только цифры в правом нижнем углу экрана остановили меня. Ночь. Повод поспать – сейчас не хотелось даже вновь погружаться в книгу, Аманда занимала мои мысли сильнее.

Единственное, что я сделал, прежде чем переместиться на диван – проверил почту. Там торчало ещё одно письмо от детектива. Разумеется, с просьбой вернуть книгу в руки полиции. Просьба, конечно, была лишь формальностью – подразумевалось, что я сделаю это незамедлительно. И это мне не нравилось. Но организм требовал решить эту проблему утром. Я очень давно не спал.

***

- Профессор, разрешите мне изгнать вас.

- Что?

Изгнать вас.

Я не хотел, чтобы меня изгоняли. Цеплялся за темноту и скрёб искривлёнными судорогой пальцами по лучу серебристого света.

Изгнать вас.

- Зачем?

- Узнать вас, профессор. Я хочу получше узнать вас.

- Спрашивайте, Аманда.

- Когда вы последний раз рождались?

Узнать вас.

- Не помню. Вчера?

Узнать вас.

- Вчера вы были со мной, профессор. Но вы врали мне. Не хотите извиниться передо мной?

- Я не врал.

Извиниться.

- Хорошо, простите меня.

Извиниться.

- А теперь поцелуйте меня.

- Вас?

Поцелуйте.

- И будьте моим.

Моим.

Моим.

Губы.

***

Я проснулся поздно. Правильнее сказать – позже обычного. Надо сказать, я боялся, проснувшись, обнаружить на часах «02:05». Хотя почему боялся? Меня бы это даже не удивило. Но нет – гипотетическая стрелка только-только перевалила за девять утра. Я сходил умыться, прихватив хранящуюся на такой случай в кабинете зубную щётку, и принялся рассуждать о произошедшем.

Выводы не изменились. Вывод первый – я всё-таки старею. Морщины мне не приснились и, кажется, даже добавились новые. Вывод второй – нужно выяснить всё про Аманду. Я застыл, вспоминая свой сон. Обрывочный, почти лихорадочный. Там она преследовала меня, пытаясь то прогнать, то поцеловать. Последнее ей, кажется, удалось.

- Так кто же ты?

Нужный номер я нашёл ещё вчера, поэтому откладывать в долгий ящик поиск ответа не стоило. Впрочем, от меня зависело не всё. Гудки я слышал гораздо дольше, чем набирал цифры на экране. Наконец мне ответил немолодой женский голос. Чем-то определённо недовольный.

- Секретариат Эксетерского университета.

- Прошу прощения за беспокойство, я профессор Джеймс Катчер, университет…

- Роэхэмптон. Да, мне передали, что вы будете звонить. Чем я могу быть полезна?

Передали? Аманда? Я слабо представлял, что это мог быть кто-то ещё.

- Профессор Катчер?

- Да, простите. Собственно, я лишь хотел узнать, как мне связаться с профессором Штайном. Мы давно потеряли контакт и…

Меня остановила тишина в трубке. Это заметно, когда собеседник перестаёт даже дышать. Она помедлила и ответила, подбирая слова:

- Профессор Катчер… Альберт умер около года назад.

- Как?

Не то, чтобы мне было важно, но этот вопрос вырывается автоматически, когда узнаёшь о чьей-то смерти. Да и реакция секретаря удивила, всё же Штайн не был молод.

Только ответа я так и не дождался. Во всяком случае, вразумительного. Женщина пробормотала что-то невнятное, то ли не желая говорить об этом, то ли не зная, что сказать. Настаивать я не стал. Попрощался и положил трубку. Ниточка оборвалась.

Но мне всё ещё был нужен ответ. Ответ…

- Какие ответы ты даёшь? - внезапно спросил я, повернувшись к книге.

Она хранила молчание. Конечно же.

- Нет уж, говори со мной!

Я с размаху сел в кресло и схватил книгу.

- Ты игры со временем устраиваешь. Не верю, что это не ты. Так что поговорить точно сможешь. Что нужно сделать?

Открыть книгу, как минимум. Я развернул её на случайной странице и пытался вчитаться в слова. Всё было как прежде – обрывочные фразы не хотели складываться ни во что осмысленное.

Чувствуя себя полным идиотом, я залез в ящик стола и достал нож для писем. Сейчас такие редко используются, но я любил окружать себя вещами с налётом пафоса. Эта – одна из них. К тому же не припомню у себя в кабинете других режущих предметов.

Я занёс руку над страницей и поднес нож к запястью. Потом сметил его на ладонь. Абсурд ситуации нарастал, но что самое дурацкой – я сам этот абсурд создавал. Внутренне выругавшись, я сомкнул ладонь на лезвии и сжал. В этот момент зазвонил телефон.

Не скрывая облегчения, я бросил нож и поднял трубку. Детектив? Или мне решили перезвонить из Эксетерского?

- Профессор, доброе утро!

Она!

- Аманда! Я рад вас слышать.

Слова вырвались помимо воли, но я действительно был рад.

- Профессор, выгляните в окно. У меня сюрприз для вас, - голос девушки был даже слегка игривым.

Ничего не понимая, я встал с кресла и открыл жалюзи. Комната наполнилась утренним светом. Двор кампуса был пуст, всё же воскресенье – и я, кажется, догадался, чем была так недовольна секретарь в Эксетерском. Ладно, практически пуст. У входа во двор стояла Аманда в своём непременном красном платье и махала мне рукой.

Я улыбнулся. И тут же зацепился взглядом за нечто иное. За другую фигуру, уже почти подошедшую ко входу и тянущуюся к ручке двери. Я замер. Это был детектив Дейл. И была только одна причина, по которой он мог прийти ко мне в такую рань. Книга. Он собирался забрать книгу.

И я понял с совершенной ясностью, что абсолютно точно не собираюсь её отдавать. Оглушённый этой мыслью, даже гудки я услышал не сразу. Аманда бросила трубку, во дворе её не было. Ушла? Впрочем, не в первый раз. Она всегда уходит так. Только зачем было приходить? Но не важно. Детектива во дворе уже не было, он вошёл внутрь. А значит остаётся одно.

Бежать.

Ещё пару дней назад мне показалось бы бредом мысль, что мне придётся прятаться от полиции. Тем более – в попытке скрыть улику. Но сейчас всё казалось совершенно естественным и единственно верным. Логическая часть меня будто находилась в прострации, не добираясь до сознания, а мысли занимали только две вещи – Аманда и книга, книга и Аманда, сменяя друг друга и переплетаясь. Но девушка явно в безопасности, а книгу надо спасти, ей не место в полиции.

Я выскочил из кабинета, не заперев дверь и кинув книгу в сумку – ту самую, с которой я ходил вчера на встречу с Амандой. По сути она так и осталась неразобранной, но выкладывать остальные книги было некогда – я уже слышал шаги по лестнице. Крохотная надежда на то, что охранник внизу хотя бы задержит полицейского, исчезла.

Направо, в противоположную от главной лестницы сторону. Сердце колотилось – я давно не испытывал такого нервного напряжения. За угол, там можно обойти корпус по кругу или воспользоваться пожарной лестницей.

- Профессор Катчер!

Кажется, интонация детектива не была дружелюбной, но я в любом случае не собирался останавливаться. Просто побежал дальше, по пути толкнув дверь пожарного выхода, а сам притаился в нише неподалёку. На удивление это сработало. Детектив придержал не успевшую закрыться после моего толчка дверь, крича в темноту лестничного пролёта:

- Профессор Катчер! Стойте, чёрт!

Секунду он ждал ответа, прислушиваясь, а потом отправился «следом» за мной, будучи уверенным, что я уже внизу. А я, не испытывая более судьбу, направился к основному выходу. Я не учёл одно.

- Профессор Катчер!

Я замер, но голос был другим. Меня окликнул охранник.

- Вас искал какой-то полицейский.

- Да, я знаю. Мы встретились вверху, - я изо всех сил старался сохранить спокойствие в голосе. – У меня в машине остались кое-какие документы, я иду за ними.

Дожидаться реакции я не стал, вышел во двор и направился к университетской парковке, ежесекундно оглядываясь и срываясь с быстрого шага на бег. Однотипный окрик детектива настиг меня только когда я кидал сумку на пассажирское сиденье, но я вновь не стал никак отвечать. Завёл авто и рванул с места, оставив бегущего полицейского позади.

Некоторое время я беспорядочно петлял по улицам, смеясь над самим собой. Мне казалось, что надо мной уже должны кружить вертолёты, но патрульные проезжали мимо, не обращая на беглого профессора никакого внимания. Это было даже немного обидно.

В какой-то момент я повернул на Кромвель-роад и, устав от бессмысленных петляний, поехал прямо, вскоре оказавшись на трассе М4 в потоке машин, едущих в Уэльс. Туда мне точно было не надо, но, с другой стороны, мне вообще нигде нет места – домой было точно нельзя.

Уже после Бристоля я поддался порыву и свернул на развязке на юг, к Эксетеру. Если у меня и был шанс найти хоть какие-то ответы, то там. Даже если человек, который эти ответы мог дать, уже мёртв.

***

Университет Эксетера находился к северо-западу от города, прорастая зданиями через парк. Всё ещё слабо представляя, что собираюсь делать, я по старой памяти направился к зданию университетского форума, где располагалась местная библиотека. Была у меня надежда, что…

- Катчер, негодный мальчишка! И ты смеешь приходить сюда после того, как едва не оставил библиотеку раздетой до нитки?!

Отповедь настигла меня едва я пересёк порог.

- Всего две книги, Оливия! К тому же я их сразу вернул. Ты бы ни за что мне их так не отдала!

- Восемнадцатый век! А ты бы забыл их в баре или хуже того…

- Мы всё ещё обо мне? – я уже не мог сдержать улыбки.

Да, могут меняться ректоры и премьер-министры, но мне иногда казалось, что Оливия останется хранителем местной библиотеки даже после смерти. Не знаю, сколько ей, но она разменяла шестой десяток ещё до моего здесь первого появления. Впрочем, энергии старушке было не занимать.

Она шустро подбежала ко мне – сухая и ниже на голову – так что мне пришлось наклониться, чтобы обнять её.

- Какими ветрами тебя принесло сюда? Только не говори, что хотел навестить – ты меня давно забыл.

- Не забыл, - на этот раз моя улыбка вышла виноватой. – На самом деле я хотел повидать Штайна. Но мне сказали, что он…

Оливия нахмурилась и отошла к своему столу, села обратно в кресло.

- Да. Пару лет назад, - её голос стал жёстким. Она резко сменила тему. – Ты постарел.

- Это настолько заметно?

- Очень. Ты давно видел себя в зеркале?

- Позавчера, - я вздохнул. – Первая морщина.

- Первая? – он залезла в ящик стола и вытащила зеркальце, протянула мне. – Вот, взгляни.

Я взял зеркало осторожно, словно заряженный пистолет, который не держал никогда в жизни, и поднёс к лицу. Я не просто постарел, я словно прибавил лет пятнадцать. Морщины протянулись через лоб, под глазами повисли мешки.

- Я настолько устал? – спросил я, по сути, себя, но вслух.

- Не знаю, дорогой, что с тобой стряслось, но иди отдыхай. Тебе нужно. Нашёл где остановиться?

- Я помню был небольшой отельчик через шоссе отсюда.

- Он всё ещё работает. Я найду тебя там вечером. Нам найдётся, о чём поговорить.

Я вышел из библиотеки в смешанных чувствах. Меня беспокоило то, что со мной происходит и я не представлял, что делать дальше. Выспаться? Меня не тянуло спать. Меня тяготила сумка на плече, причём одна книга – сильнее всех остальных. А ещё хотелось увидеть Аманду. Но что-то подсказывало, что это произойдёт, только если она захочет.

К счастью, свободный номер для меня нашёлся, а на столбах не висело моё лицо с надписью «живым или мёртвым». Причём я был настолько на нервах, что последнее меня совершенно не удивило бы.

Но пока всё было тихо. Я расположился на кровати, просто кинув книгу на покрывало. Еще пару дней назад я счёл бы подобное преступлением. Теперь был уверен, что книге ничего не повредит. Она сама обладала силой. Оставалось выяснить, в чём она состояла.

Все книги подобного толка – от оригинальных гримуаров до современного фэнтези сводятся к очень простой концепции – ритуалу. Это как алгоритм в компьютере, только не логический, а метафизический. Чёткая последовательность действий, ведущая к столь же чётко обозначенному результату.

Но здесь мне вновь помогла Аманда. Неизвестно, как она с этим связана, но она точно что-то знала. И она говорила вполне определённо. Книга – это истина. Книга – это ответ.

Как-то сразу стали смешными мои попытки размазать кровь по страницам или найти систему в словах и рисунках. Любые алгоритмы – приказы для изначально мёртвого. А книга – жива.

- Я прав?

Нет, на прямые вопросы она никогда не отвечает. Но как только мне, или – книге при мне, стала грозить опасность, я подошёл к окну – ведь не мог не подойти – и увидел детектива. Но чего я тогда хотел? Нет, не на словах, а в душе. Вновь увидеть Аманду. Она и появилась тогда, только почему-то ушла. Книга отослала её. Значит для нашей встречи не пришло время. А теперь?

- Что теперь?

Не могу избавиться от привычки говорить с ней. Да и плевать, меня всё равно никто не слышит.

- Чего я хочу?

Истины? Да нет, истину я найду сам. Но встреча с Амандой всколыхнула в моей душе кое-что другое, уже забытое чувство одиночества. И уж конечно, это не имеет никакого отношения к истине, но…

- А желания ты исполняешь?

Если я скажу тебе, что хочу быть с ней? Что ты потребуешь, чтобы связать нас?

- О, своё ты возьмёшь, я не сомневаюсь.

Вот только всё должно быть взаимно. Жертва за жертву. Разозлившись то ли на книгу, то ли сам на себя, я раскрыл её где-то посередине и просто вырвал страницу. А потом рассмеялся, это было похоже на истерику, но смех быстро прервался. Я бы сравнил произошедшее с ударом под дых, только по всему организму. Мне стало так плохо, как не было никогда, но ощущение быстро прошло. Я остался жив, хоть это радует.

Попытку осмотреть себя стук в дверь. Но он меня не напугал. Я ждал его.

- О, ты быстро исполняешь желания. Заходи, Аманда.

- Похоже вместе с морщинами к тебе подкрался склероз. Меня зовут Оливия, дорогой.

Только сейчас я вспомнил, что старушка тоже обещала зайти. Я покачал головой и развёл руками, словно извиняясь. А она вошла внутрь, придирчиво осматривая номер отеля. А потом её взгляд остановился на мне и резко изменился.

- Боже, Джеймс, да что с тобой?!

И вот эта интонация меня уже напугала. Это было не беспокойство, а самый настоящий ужас. Я коснулся руками лица и ощупал его, а потом рванул в ванную к зеркалу. И не смог сдержать полукрика-полустона. Это были уже не морщины. Моё лицо сморщилось, превратившись в жуткую маску древнего старца или вовсе мумии. Подобное я уже видел.

- Оливия… Кажется, мне нужна помощь.

- Рассказывай всё, Джеймс. Зачем ты искал Штайна?

- Дело сейчас не в нём, - я и сам себе не верил. – Дело в…

- О, я боюсь, что дело именно в нём. Отвечай на поставленный вопрос, Джеймс Катчер.

В её голосе прорезалась нетипичная для её возраста сталь. Впрочем, библиотекари во все времена могли быть крайне строгими, а их приказы равнялись генеральским. Я подчинился.

- Из-за неё. Из-за Аманды. Несколько дней назад меня нашла девушка и попросила дать консультацию для её статьи. Она была очень странной, Оливия. И… красивой.

- Мда, - она снова, не стесняясь, оглядела моё лицо. – Тебе сейчас только о красивых девушках и думать… Прости, не перебиваю.

Я не обиделся. Оливия всегда была такой – саркастичной даже в самых серьёзных обстоятельствах. Хотя кого я обманываю? Обстоятельств подобных нынешним ни в моей ни, я уверен, в её жизнях не было.

- Она появлялась и исчезала сама, не оставляя контактов. Но одну зацепку всё-таки дала. Сказала, что меня ей посоветовал Штайн. Вы знаете что-нибудь об этом?

- О ней? Нет. Но вот, что знаю я.

Оливия достала из сумочки планшет и стала листать какие-то фотографии, пока не нашла нужную.

- Это тело Альберта Штайна. Не удивляйся, его нашла именно я, в библиотеке. Узнаёшь?

Я узнал. Себя. И ещё одного неизвестного. Иссохшееся, сморщенное тело, лишённое всякой жизни. А рядом с телом…

- Да, Джеймс, - направление моего взгляда она определила точно. – Та самая книга, что лежит сейчас у тебя на кровати. Не думай, что я не заметила. Откуда она у тебя?

И я начал рассказ. Не думаю, что мог упустить какие-то подробности – события последних дней накрепко врезались в память. Оливия слушала внимательно, не перебивая, но постепенно всё больше отодвигалась от книги. А когда я закончил, сказала только:

- С твоего позволения я не буду её трогать. Мне моя молодость её дорога.

И улыбнулась. Всё же она никогда не унывала.

- Что мне делать, Оливия?

- То, чему тебя здесь учили.

- Но я пытался разобраться с книгой. Её тайны слишком глубоко. Мне не по силам.

- Содержание книги вторично. Ты и сам понял, что оно не важно. Тебя учили находить скрытые ответы. Историк-лингвист – тот же детектив, только свидетели гораздо менее сговорчивы. Вот и ищи ответы. А самый главный…

- Кто такая я.

Голос Аманды за нашими спинами возник так неожиданно, что я вскрикнул.

- Да-да, вы всегда были нервным маленьким мальчиком, профессор Катчер. Я успела разочароваться. А вот вы умны, - она обратилась к Оливии. – Точно не хотите взять в руки книгу?

Оливия промолчала.

- Тогда отдайте её мне. И мы разойдёмся миром.

- Миром? Твоя книга отняла у меня внешность. И я подозреваю, что жизнь. Сколько мне осталось?

- Невеста тебе по возрасту уже здесь, - Аманда ядовито рассмеялась. – Джузеппе, я устала от профессоров. Забери книгу и уходим.

Вот уж кого я не ожидал здесь увидеть. Хозяин кафе, в котором мы сидели накануне, зашёл в комнату и протянул руку. Я схватил книгу в растерянности. Я не знал, как поступить. Оливия тоже молчала, присев на кровать. Сейчас за неё я боялся больше всего, себя мне было не так жалко. Только что выбрать?

Книга мне была не нужна. Очевидно, она давала многое. Но что она ещё сможет отнять? Даже сейчас мне всё ещё дорога была жизнь. Но и Аманда больше не хотела оставлять книгу мне, а действовать в её интересах я теперь точно не хотел, кем бы она ни была.

Но я всё же протянул книгу. Если я и мог что сделать, то не сейчас, хотя мысли у меня были. Пусть она думает, что победила, а я сочту это тактическим отступлением. В любом случае, на моём новом старческом лице отражалась только усталость. Джузеппе забрал книгу и вышел, Аманда вышла следом. И я не удивился, что через секунду за дверью слышались шаги уже только одного человека.

- Становится прохладно.

С момента отказа от книги Оливия не проронила ни слова. Она тоже выглядела уставшей.

- Уходите. Нечего вам здесь делать.

- Перестань. Ты ведь что-то задумал.

- Возможно. Но я беспокоюсь за вас. Не хочу, чтобы с вами что-то случилось.

- Боже, Джеймс. Я своё уже пожила. А тебя, я надеюсь, ещё можно спасти. Просто прикрой окно, и подумаем, что делать дальше.

Я послушался. Всегда был послушным. Подошёл к окну, протянул руку и замер. Сегодняшний вечер продолжал быть вечером встреч. Прямо мне в лицо было направлено дуло пистолета. Зря я взял комнату на первом этаже.

- Тихо, профессор. Не дёргайтесь и помогите мне залезть.

Я не двинулся с места.

- Не буду я в вас стрелять, это мера предосторожности.

Детектив Дейл, который пусть и к вечеру, но нашёл и догнал меня почти на другом конце страны, не стал дожидаться моей помощи, убрал пистолет и, подтянувшись на руках, забрался в комнату. Мне хватило ума не мешать ему.

- Оливия, это…

- Вероятно, детектив, от которого ты совершил побег, достойный экранизации в фильме категории Д.

Дейл фыркнул и как-то сразу расслабился. Даже моему новому облику не удивился

- Давно вы здесь?

- Слышал всё с момента прихода Оливии. Найти вас было не очень трудно, просто умотали вы далеко.

- Как нашли? Ну… Мне на будущее, - сделал попытку пошутить я.

Дейл не улыбнулся.

- Боже, Катчер. Вы давно из шестидесятых? Страна увешана камерами как проститутка венерическими. Что вы собираетесь делать? Ну… - он уставился на моё лицо. – Кроме как подыскивать местечко в доме престарелых.

- Детектив, вы не выглядите удивлённым.

- Я предпочитаю мыслить логически. Если сверхъестественное очевидно, то либо я сплю, либо оно реально. Я предпочту поучаствовать в любом случае. Оливия, - детектив взялся за дело сразу же. – Раз уж вы знали Штайна, но, возможно, опознаете и тело, найденное в Лондоне?

Он показал ей экран телефона с той самой фотографией, которую видел и я. Ей хватило полувзгляда.

- Поульсен. Андреас Поульсен. Он аспирант Штайна. Книга пропала прямиком с места убийства. Видимо, он её и забрал. Что ж, счастья ему это не принесло.

- Почему вы называете это убийством?

- Потому что это сознательная воля этого… существа. Девушки, Аманды, если уж она предпочитает себя так называть. Природа её неизвестна, но она разумна.

- Что ещё о ней известно?

Пытаясь собрать мысли в кучу, кое-что я всё-таки вспомнил.

- Знаете, Дейл. Думаю, она не может коснуться книги. Она странно повела себя в кафе. А сюда привела своего слугу, Джузеппе. Только для того, чтобы он забрал книгу.

- Запомним этот факт. Следующий вопрос – чего мы хотим?

- Всё же мы?

- Такое веселье я не пропущу, Катчер. К тому же что-то подсказывает, что у вас есть план.

***

Мы сидели втроём и неотрывно следили за стрелкой часов.

Без минуты два ночи.

Мы позаботились, чтобы время было точным. Не имели ни малейшего представления, имеет ли это хоть какой-то смысл, но создали иллюзию контроля. Три человека, буквально вчера не бывшие даже друзьями. Но страх мобилизует, а неизвестность сплачивает.

Два.

Как бороться с тем, что ещё вчера считал сказкой? Хотя нет, про сказки есть хоть какая-то информация. А Аманда и её книга – нечто новое. Оливия всю жизнь боролась с хулиганами и воришками на вверенной ей территории. Дейл – с грабителями, насильниками, убийцами. Я… я «боролся» с тайнами. Дейл утверждал, что я из них троих наиболее компетентен. У меня не было сил спорить.

Минута третьего.

- Пора?

Я схватил вырванную прошедшим вечером страницу и взял у Дейла зажигалку. Пусть она не почувствовала, как книга этой страницы лишилась, но огонь… О, огонь для книги – это совершенно другое. Я откинул крышку потёртой временем «Зиппо», и язычок пламени заплясал, перекинувшись на бумагу.

Две минуты тре…

Это было похоже на взрыв. Нас откинуло назад, страница потухла и, покачиваясь в воздухе, стала планировать на пол. Сначала я и не понял, что произошло. Как минимум потому, что прислушивался к собственным ощущениям. Показалось, что кожу на лице стягивает, в горле поселился сухой кашель. Я чувствовал себя сильно хуже, и это явно было результатом не падения.

Но потом я посмотрел в направлении эпицентра «взрыва» и увидел… Её? Его? Это.

Красное платье всё ещё угадывалось, но теперь Аманду окружали сотни листов, образующих вихрь. И сама она была будто покрыта этими листами, прорастала ими. Это была уже не девушка – монстр. Тварь.

Голос был почти прежним, но он резонировал, отчего становился страшнее.

- А я-то думала, что произошло днём. Почему мне стало хуже. А ты в стремлении овладеть мной решил реально забрать себе часть меня.

- Часть… тебя?

Она умолкла, удивленно на меня уставившись.

- Да ты же ничего не понял. До сих пор. Сделал это, ничего не соображая. Кто я по-твоему?

Я не думал долго, как сформулировать вернее. Слова не важны.

- Хозяйка книги.

Она рассмеялась.

- Хозяйка… Эти глупые человеческие термины.

И тут до меня дошло.

- Нет. Ты и есть книга. Её дух, аватар… Фамильяр? Что-то двуединое, как в Библии.

- Дешёвка и новодел. Но теплее, профессор. Я и есть книга, да. Только вернее сказать, что это она – мой фамильяр. И это далеко не первое её… тело.

- Так сколько же тебе?

Аманда пожала плечами.

- Тысяч… семь. Не вижу смысла называть конкретное число. Глиняные таблички, папирус, пергамент. За эти века я служила людям, а они мне. Ты мог получить всё! Знания! Бессмертие! Ну прости, - она подошла ко мне и потрепала по щеке. – Я действительно забираю жизненную силу взамен этих знаний. Но на кой она тебе? Мои знания позволили бы тебе существовать вечно. Но ты… Профессор… Я думала тебе-то знания важней всего. А ты посмел возжелать… меня.

Я слушал её. Слушал очень внимательно, но не забывал посматривать на часы. Я до сих пор не знал точно, что означают пресловутые «02:05», но что-то подсказывало, что я недалёк от истины. Я возвращался в «02:05» после разговоров с Амандой, будто до того перемещался вместе с ней куда-то ещё. И этот момент времени – связующая точка между мирами. И если в этот момент…

Конечно, Дейл стрелял лучше, поэтому миссию возложили на него. Когда стрелки заняли нужное положение, он достал пистолет, воспользовавшись тем, что Аманда занята разговором со мной, и выпустил в неё несколько пуль.

Кажется, до неё они даже не долетели, но реакция была мгновенной. Страницы, вращающиеся вокруг неё, рванули к нему, словно лезвия. А я слишком хорошо знаю, как режет бумага. Дейл закричал, а его тело в мгновение ока оказалось расчерчено десятками порезов. Каждый из них не был смертелен, но после такого количества, всё вокруг оказалось залито кровью. Крик перешёл в хрип. Дейл выронил пистолет и умолк.

- Идиоты, - она взглянула на часы. – Хотя идея хорошая. Да, ты прав в том, что это ключевое время. Но как это мне повредит? Ты меня не убьёшь.

Я откашлялся, ища взглядом оружие. К счастью, оно оказалось рядом, а я всё еще сидел на полу – не было сил встать.

- Честно говоря, на это я особо и не рассчитывал. Тебя я не убью, Аманда. Но могу убить кое-кого ещё.

Она пока ещё не поняла.

- Ты права. Я влюбился в тебя. Но ты на меня смотришь, как на мальчишку, что не удивительно с высоты твоих лет. Но я не мальчишка. Я не овладеть тобой хотел, а связать нас. Это превратило меня в старика за секунду, выпило все мои силы, но моё желание было исполнено.

Она пыталась сообразить, но кроме всех знаний мира ей слишком не хватало человеческого.

- Как тебя зовут на самом деле? Когда ты родилась, древняя тварь, ещё не было никаких Аманд.

- Какая разница? Каждой эпохе своё имя. Аннунит, Азанет, Аврора… Аманда ничем не хуже.

- Как будет угодно. Согласна ли ты, Аманда, - её глаза округлились. – А хотя к чёрту все эти клятвы! И умерли они в один день. Аминь!

Я схватил пистолет и выстрелил себе в висок.

Аманда закричала, страницы-лезвия окружили мою руку, разрезая сухожилия, но палец уже нажал на спусковой крючок. Уже умирая, я успел увидеть, как она уже не кричит, а визжит, потом просто шипит. Её тело иссыхало и скрючивалось. А потом Аннунит-Азанет-Аврора-Аманда исчезла.

Последним я увидел, как Оливия поднялась и стала поднимать с пола разлетевшиеся страницы. Но, возможно, это было всего лишь галлюцинацией простреленного мозга. Пришла тьма.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
Другие работы:
+2
07:16
111
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Империум

Достойные внимания