Валентина Савенко

Бассейн крови

Бассейн крови
Работа №201
  • 18+

1.

Лера проверила свою догадку, чуть отвернув резину на его запястье.

– Ты даже спишь в этих резиновых перчатках, – сказала она.

Яхта закачалась. Их швырнуло к противоположному борту.

– Разве это говорит о том, что я не в порядке? – крикнул Рауль, обняв её, и тут же попробовал шутить. – Ох, уж эти девушки-психологи, любите лесть нам в головы, больше, чем в штаны.

Он захохотал своим раскатистым, басовым смехом. В этот момент яхта выровнялась и снова пошла плавно. Мягкое средиземноморское солнце лизало её палубу.

Что ж, если мужик так богат и красив, как Рауль, то любая простит ему некоторое чудачество, нет не чудачество, даже психологическую особенность. Ведь к ней прилагается трёхэтажный особняк в Майами, длинный и приятный белый лимузин и чудесная яхта, похожая на восхитительное морское животное, которое то качается на волнах, то скользит по ним, то высовывает из-под воды нос, то погружает его в солёные белые брызги.

К тому же, Рауль был красив, да ещё как: статный, с широкими плечами, с чёрными кудрями, с мужественным квадратным подбородком. Чёрная шёлковая рубашка, небрежно распахнутая на груди, обрамляла его загорелое тело. Небольшой шрам на виске слева, чуть пониже глаза только добавлял ему брутальности. Кем он был до того, как стать мультимиллиардером? Контрабандистом, наркобароном, боссом мафии? Ну уж точно не сколотил он состояние, как сейчас принято среди мальчиков-миллионеров, на крипте – каком-нибудь волшебном токене, который всё растёт, растёт в цене, пока не дорастёт до небес, а его обладатель из общаги не переместится в грандиозный особняк. Нет, эти мускулы на его волосатых руках затвердели явно не от походов в спортзал…А эти чёрные глаза видели, как убивают людей. Или это фантазия? Может быть, всё-таки крипта?

– И как же люди делают столько денег? Мне просто интересно… – спросила Лера.

Известно как, продают чужие органы дикарям-каннибалам, – сказал он и снова засмеялся. – На самом деле, малыш, я сделал деньги на бирже. Ну, знаешь, акции там, облигации …

– Что-то ты не похож на какого-нибудь молодого брокера или профессора экономики…

– Облигации, кстати, неплохо растут, малыш. Зато акции дают гарантированный доход …

А, по-моему, всё как раз наоборот. Я и то знаю…

– Ай, малыш, всё-то ты у меня знаешь! Я просто ваши русские слова перепутал, – его волосатые руки обвились вокруг её талии, и Лера почувствовала на шее горячие чмоки его поцелуев.

– Где ты так хорошо научился говорить, почти без акцента?

– Ты имеешь в виду, по-русски? Я ещё плохо говорю. У меня много партнёров по бизнесу из России, и за эти двадцать один год, что я их знаю, мог бы научиться ещё лучше. Просто я ленив, малыш.

Яхта поворачивала к берегу.

Рауль потащил Леру за руку к лестнице.

– Куда мы?

– Увидишь, малыш. Сейчас всё увидишь…

2.

Лера никогда не видела столько драгоценностей, сколько в этом магазине. Всё блестело и переливалось, и само солнце радо было поиграть с этими камушками, вдоволь на них поплясать.

Рауль сказал:

– Мы познакомились с тобой сегодня утром, а теперь уже день. Но в знак нашей встречи я хочу подарить тебе вот это бриллиантовое колье. Оно называется «Утренняя звезда». Но это ещё не всё. Ты можешь забрать себе любые драгоценности, которые тебе здесь приглянутся. Я всё оплачу.

Лера не смогла сдержаться и взяла ещё одну, как ей показалось, дешёвую цепочку. Продавщицы смотрели с ненавистью на эту, казалось, совсем обычную, ничем не примечательную девчонку. Да ещё с небольшим лишним весом. И что такого в ней нашёл он?

Рауль сказал им:

Пожалуйста, запакуйте колье и цепочку. А заодно и всё остальное. Я покупаю весь магазин.

3.

– Рауль, послушай, ну совсем, совсем не стоило…– говорила Лера. За ней и Раулем шли двое его телохранители в чёрных очках и несли большие коробки.

– Почему не надо, малыш, ведь я делают это для тебя, – он обнял её сзади и поцеловал в ухо. – Можно я попрошу тебя кое о чём? Сними, пожалуйста, эти сережки.

– Это ещё почему?

– Они меня колют.

– Серёжки колют?

– Да, у меня очень нежная кожа на щеках, малыш. Я скоро буду давать интервью испанскому ТВ. Нужно, чтобы моё лицо выглядело идеально.

Пожалуй, ещё одна психологическая особенность. Но когда тебе дарят целый ювелирный магазин можно забыть и не про такое. Один бывший Леры, например, упорно не закрывал тюбик от зубной пасты.

– Ты, кстати, малыш, даже не представляешь, что у меня лежит в трюме!

– Что лежит…

– Пойдём…Пойдём…Всё тебе покажу, малыш.

4.

Оно сверкало под лучами солнца, словно золотое руно.

Это платье самой Нормы Мортенсон, малыш… Знаешь, кто это?

– Знаю, Мэрилин Монро…

– Его подарил ей президент Кеннеди за три месяца до её смерти.

– Да, но как ты его достал?

– Просто купил. Оно стоило два миллиона долларов. И знаешь, что? Оно тоже будет твоим. Можешь его примерить…

5.

Они сидели в одном из лучших ресторанов Сицилии. Конечно, можно было бы пообедать и на яхте Рауля. Но он настоял, чтобы они здесь высадились и зашли. Играла музыка из «Сельской чести» Пьетро Масканьи.

Рауль заказал рыбу-меч на гриле. Лера ела осьминога с чесноком и тимьяном.

Ой, я порезалась…Я такая неловкая…

– Дай-ка я посмотрю, – сказал Рауль, вскочил со своего места и подбежал к ней.

– Да ну что ты, это всего лишь маленькая царапина.

– Ну как же, малыш…Как же…Дай-ка я подую на рану…А вдруг какая инфекция попадёт?

– Может тебе всё-таки снять эти перчатки? Тебе не жарко?

– Нет, не жарко, они сделаны из специального материала.

Играла музыка.

– Рауль, у меня уже зажило всё, а ты всё ещё теребишь мою руку и пытаешься что-то увидеть.

– Да, малыш…Извини…Я просто за тебя переживал…А вдруг корона…

– Это поэтому ты ходишь в перчатках? Боишься пораниться?

– Нет…То есть да…Я вообще-то давно привился. Слушай, малыш…Пойдём побыстрее ко мне на яхту…Видишь, как я тебя хочу…

– Ах, Рауль, ты такой ненасытный!

6.

Яхта остановилась около входа в пещеру – массивных железных ворот с кодовыми замками. Телохранители бросились открывать их, а Лера улыбнулась и сказала:

– Что ещё ты хочешь мне показать, Рауль! Сегодня такой прекрасный день! Знаешь, вся моя жизнь до встречи с тобой была такой пресной, такой серой. Я словно прожила всю жизнь за один день! – Лера обняла его, а Рауль стал шептать её на ухо.

– Помнишь, малыш, я рассказывал тебе, что мой отец аргентинец, а мать – итальянка. Она была графиней, и её семье принадлежит грот в этой пещере. Малыш, мне кажется, что я так давно тебя знаю. К вечеру я понял, что смогу тебе полностью доверять…Поэтому сейчас ты увидишь мою самую сокровенную вещь…

– Ты уже подарил мне платье Мерлин Монро. Чем ещё ты можешь меня удивить?

– Пошли, Малыш, – он легонько тронул её сбоку и сзади в районе талии, и она даже через эти его чёрные перчатки, ощутила огонь его рук.

Они шли по дорожке, вымощенной красноватой плиткой. Повсюду виднелись каменные наросты, которые поднимались из-под земли и свисали с потолка пещеры, словно они гуляли в пасти гигантской мёртвой акулы. Иногда им попадались прекрасные мраморные статуи, изображающие греческих богов и богинь, где-то вдалеке играли флейты, и пели невидимые теноры.

– Здесь очень мило!

– Самая красивая пещера в Италии, малыш.

– Как это называется…забыла…– Лера тронула острый кончик одного из наростов.

– Сталактиты и сталагмиты, малыш. Сталактиты – это те, которые свисают, сталагмиты растут снизу…

– Точно! Вспомнила…

Теперь они шли по берегам небольшого подземного озера. Телохранители неотступно следовали за ними, неся какие-то узкие свёртки из тёмной материи. У дальней кромки озера стоял громоздкий автомат величиной с человека.

– Это штука для очистки воды, Рауль? Но она так портит это место! Нельзя ли её убрать…

– Она здесь нужна, малыш, и это не водоочиститель…

– А что, Рауль?

– Знаешь, что это такое?…Как это по-русски…а, вспомнил, соковыжималка…

– Знаю, у моей мамы есть, она на ней яблоки перерабатывает…А ещё я люблю делать с её помощью фреши…

Они прошли через круглый проём в пещере, так что даже Лере, не то что Раулю с его ростом, пришлось пригибаться.

Теперь они стояли на берегу небольшого водоема, вернее даже бассейна. Его поверхность была непрозрачной и багровой, как раскрытая рана.

Что это? – спросила Лера.

– Кровь, – сказал Рауль и встал перед ней, широко расставив ноги и скрестив руки в чёрных перчатках у себя на груди.

Из этого конца пещеры был только один выход – тот узкий круглый проём, через который они только что прошли. Телохранители встали рядом с ним, загородив проход, словно живым забором.

– Шутишь? Ну скажи, что шутишь? Кто же мог налить целый водоем крови? Откуда её можно столько взять?

– Всё просто, малыш, – сказал Рауль. – Кровь течёт в людях. Больше трёх недель вне тела хранить её не стоит, она портится. Но не волнуйся, тут кровь не только таких как ты, молодых девушек, но и многих очень, очень плохих людей…

– Значит, ты всё-таки контрабандист, наркобарон и босс мафии…И ты их убиваешь…Убил их всех…

– Плохие люди, малыш, плохие…Много плохих людей…Да и зачем мне делать это самому? У меня есть подручные, – Рауль щёлкнул пальцами.

Телохранители развернули чёрные свёртки и обнажили их содержимое – изогнутые, с тёмными пятнами на лезвиях, мачете. Лера посмотрела на Рауля, потом вниз.

На багровой, почти не двигающийся глади она видела отражение своего, в целом спокойного лица, если не считать чуть подергивающейся нижней губы.

– Знаешь…Ты просто больной…– сказала Лера.

– У каждого свои …как вы этого говорите…У каждого свои особенности…– вздохнул Рауль.

– Нет, ты больной, просто больной и всё. Я уже давно это поняла, – сказала Лера.

– Ну ты же психолог, малыш. Просто сядь и помедитируй. Смотри на поверхность. Жидкость…Она течёт и успокаивает. Течёт и успокаивает. Медитируй! – он сел на четвереньки и стал вглядываться в красное нутро бассейна.

– Ты просто больной, повторила она в третий раз и стала поправлять себе причёску.

– А ты и правда спокойная. Знаешь, обычно такие как ты, кричат. Громко кричат. Мне надо научиться твоему спокойствию. Я вечно дёргаюсь.

Лера фыркнула.

– Малыш, пойми меня правильно: нам бизнесменам нужно иногда снимать напряжение. Хотя бы смотреть на жидкость, её течение. А то знаешь, так можно стать этим, как его, импотентом…– он встал и вплотную подошёл к Лере. – Кстати, чувствуешь меня, малыш, я весь напрягся…Знаешь, я передумал: сначала мы займёмся любовью, и только потом я прикажу тебя убить…

Лера отшатнулась от него. Телохранители убрали мачете за спины на время.

Она стала ходить туда-сюда на маленьком пятачке, пока Рауль улыбался, шаря по карманам.

– Я вижу: тебя возбуждает вид крови, чужой крови…

Малыш, ты угадала! Всё-то вы психологи…Знаешь, хотел тебе сказать: у меня с тобой полное взаимопонимание…Не поверишь, тот оргазм, который я здесь испытываю, он – в сотни, нет тысячи раз не сравнится с тем, что там, наверху. Словно какой-то фонтан бьёт мне в душу, изнутри. Тебе это не понять…

– Вот значит точно так же ты убил и изнасиловал мою сестрёнку, – сказала Лера.

– Твоя сестра? Она была здесь? Не знаю, честно говоря. Мало ли кого я убил, малыш. Всех не упомнишь.

– Помнишь, наверняка. У неё не было мочки левого уха. Напала в детстве в деревне бешеная собака и откусила.

– Как же! Как же! Такая светленькая, с длинными ногами. И да, ушко. Ушко, в которое я любил дуть, было неправильной формы. Жалко, что это продлилось так недолго. Она почти не мучилась, бедняжка. Только вскрикнула, когда мои бабуины достали мачете.

– И куда же интересно ты деваешь тела?

– Как куда? Ты же видела мою соковыжималку. Так вот: кожура мне совсем не нужна. Её съедают собаки. Но они всё время скулят. Им тоже хочется крови. Но я жадный…Даже каплю боюсь потерять… Слушай, я опять передумал…

Рауль подошёл к одному из телохранителей и достал у него из кобуры пистолет.

– Эти разговоры с психологами отбивают всё желание…Я лучше пристрелю тебя прямо сейчас. Только надо, чтобы пуля прошла на вылет. Встань на колени, малыш. Встань на колени!

Лера села, поставила на камни сначала одно колено, потом другое, телохранители достали мачете.

– Вот и хорошо, малыш. Кстати, ты же не чемпионка по каратэ? А то одна моя бывшая пыталась у меня вырвать пистолет, когда тоже вот так вот стояла на коленях. И что? Думаешь помогло?

– Нет, – сказала Лера. – Я не знаю каратэ. Зато у меня есть голова на плечах.

– Ха, я люблю чёрный юмор, – сказал Рауль, – Поэтому дам тебе пожить ещё целых полторы секунды.

Лера чуть отодвинула дуло пистолета от своего виска и поправила причёску.

– У меня пока есть голова на плечах. – сказала Лера. – И я пытаюсь понять, что чувствуют другие люди. Возьмём тебя. Ты любишь смотреть на этот бассейн, ты вообще любишь смотреть на чужую кровь. Это тебя возбуждает. Но это как песочные часы: если с одного конца чего-то много, то с другой стороны – тоже должно быть много. Если ты тащишься от вида чужой крови, то, значит должен бояться патологически – вида крови собственной…

Рауль закричал от боли. Лера кольнула его заколкой в огромную волосатую руку. Она целила в артерию, и – удивительно – попала. Для нормального человека эта была бы небольшой царапиной, но Рауль орал на всю пещеру.

– Сучка! Тварь! Что ты сделала! Это же кровь, моя кровь! Дайте мне платок…Сейчас же…Дайте платок…Жгут…Достаньте мне жгут…

Он сучил ногами на месте, словно марионетка, у которой порвались некоторые, но не все до конца, верёвочки. Рауль наклонился и попытался удержать пляшущие колени, поскользнулся и…полетел в бассейн с кровью…

– Сучка! Тварь! – кричал Рауль, захлебываясь и разряжая наугад, куда-то в потолок и стены пещеры, свой ТТ. Лера легла на пол и старалась не шелохнуться. Телохранители бегали вокруг бассейна, пытаясь достать шефа.

– Вытащите! Вытащите меня отсюда! О, боже! Я весь в крови! Это всё моя кровь! Весь бассейн из моей крови! – он палил наугад вокруг себя, пули летали зигзагами и рикошетили от стен. Одна из них насквозь пробила чёрную куртку телохранителя и застряла в теле другого. Тот, что в куртке, только охнул и упал навзничь, второй, скорчившись от боли, врезался головой в бедро Леры и посмотрел на неё закатывающимися глазами, пуская розовые пузыри слюней.

Рауль выронил пистолет. Он орал на всех известных ему языках, захлебываясь, цепляясь за скользкие кромки скалы и снова падая в красную жидкость. Наконец, он наглотался её полные лёгкие и, ударившись о стенку бассейна, затих.

Лера из последних сил оттолкнула умирающего телохранителя и поползла к выходу.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
Другие работы:
+1
23:01
79
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Илона Левина

Достойные внимания