Нидейла Нэльте

Безумное пари

Безумное пари
128

- Мадам, Вы сегодня приглашены на вечер в литературный клуб,- важным тоном объявил дворецкий, не заходя в комнату. Его громогласный голос был слышен в комнате из коридора. Сам дворецкий объяснял это тонкими стенами дома. Мадам Азалия по обычаю сидела в своей комнате: шторы были плотно закрыты и, несмотря на ясный день, в самой комнате царила темнота. Азалия что-то невнятно ответила дворецкому, и тот ушел. Сразу было ясно, что у госпожи нет настроения, и она и ее мигрень этот вечер проведут в родном поместье Бранкфурт, который она и ее покойный супруг купили после свадьбы двадцать три года назад. Поначалу дом и сад казались огромными для двух человек, но спустя четыре года у них появилась дочь, а потом и два наследника- приобретенное поместье оказалось в самую пору.

Старший ребенок семьи Бранкфурт, прелестная дочь Мелоди, училась в частной школе и с детства привыкла к большому кругу общения. Она была как раз из тех, кто буквально купался в роскоши и достатке. По настоянию своего покойного мужа госпожа Азалия и их дочь Мелоди вступили в литературный клуб, который принадлежал другу семьи господину Саю Лин родом из далекого Китая.

Каждый вторник в литературном клубе проводились вечера, на которых собирались все члены клуба, местная группа музыкантов и парочка зевак, которым были интересны подобные вечера. В последнее время на встречи Мелоди ходила в гордом одиночестве, так как ее матушка оградилась от общества, прислуги и даже собственных детей. Ее мигрень не давала ей жить и сводила с ума ее и врачей.

Если честно, то Мелоди терпеть не могла литературный клуб только потому, что в нем состояла дочь банкира Мелисса. Ни Мелоди, ни ее братья ненавидели таких людей как она: алчных и жадных, ищущих выгоду в любой ситуации. Даже литературный клуб дал повод думать обществу об утонченном вкусе к жизни дочери банкира. Но только семья Мелоди знала, что Мелисса и литература- огонь и вода; и тут еще стоит подумать, кто огонь, а кто- вода. Поэтому в этот вечер Мелоди решила проучить заносчивую Мелиссу.

Сам литературный клуб расположился в заброшенном оперном театре. Огромные залы отлично вместили высокие книжные шкафы с собраниями русских, немецких, английских, французских классиков, научных фантастов и мелких писак, которые за всю свою жизнь не напечатали более чем пару удачных рассказов. Огромная библиотека литературного клуба впечатляла каждого и была сердцем каждого уважающего себя писателя.

Мелоди пришла ни рано, ни поздно: такая золотая середина во времени полностью соответствовала ее положению в обществе. Мелисса же пришла в числе последних гостей, что немного позабавило Мелоди. У девушки было врем обдумать дальнейший свой ход, который, как и в шахматах, выведет Мелоди из пешек сразу в дамки. Появление Мелиссы на вечере привело в оживление собравшееся общество, и вокруг девушки собрались лучшие члены клуба. Мелоди взяла себя в руки и пошла в их сторону.

-Мелисса,- обратилась Мелоди с сахарной улыбкой,- ты сегодня прекрасна как никогда,- все с таким же притворством продолжала юная леди. Мелисса в ответ одарила ее удивленным взглядом. - Я предлагаю тебе дружеское пари,- Мелоди сделала акцент на слове «дружеское». Люди вокруг девушек взбудоражено зашептались. Все поняли, что Мелоди предлагает литературное пари, а это всегда оканчивалось изгнанием проигравшего из членства клуба и лишением его всех титулов, наград и элитного статуса.

Мелисса нервно смахнула прядь волос с лица, но согласилась. Завершение спора было назначено на следующий вторник. В распоряжении девушек была ровно неделя. Мелоди улыбнулась: шах и мат, Мелисса.

***

Катрин всегда была странным ребенком: она разговаривала с воображаемыми людьми.

Еще в детстве маленькой Кати поставили диагноз редкого психического заболевания, но родители не захотели отдавать единственную дочь в больницу для душевнобольных, и поэтому Катрин уже четырнадцать лет навещают врачи на дому.

Все вымышленные герои Кати жили самостоятельной жизнью: иногда это были просто гости, прохожие – обычные люди одним словом, а иногда это были близкие семьи, которые становились полноценными членами их фамилии. Родители очень любили свою больную и старались любыми способами потакать ей и ее особенностям.

Маленькая Катя как-то познакомила своих родителей с девочкой Бель. Катя вовсю утверждала, что это ее сестренка. Родители не перечили дочке: все равно этого ребенка не существовало.
За семейным обедом Катрин требовала приборы и для Бель, в магазине игрушек или одежды покупки совершались для обеих девочек. Вымышленный их дочкой ребенок жил настоящей жизнью обычного ребенка. Иногда родителей настораживало это, но врачи уверяли их, что так для Катрин будет только лучше, и родители успокаивались.

Однажды ночью родители услышали шум разбившегося стекла в комнате Кати. Когда они открыли дверь в комнату дочери, то увидели ее на полу. Из порезанной руки капала кровь, а осколки зеркала были разбросаны вокруг плачущей девочки. Катрин с опаской смотрела на остатки разбитого зеркала.
-Бель ударила меня…Мне больно…Она ударила меня…-Повторяла Катрин одно и то же, пока родители убирали осколки и занимались порезом дочки. Тогда они решили, что Катя сама случайно разбила зеркало, когда вставала с кровати. После этого случая родители убрали все зеркала в доме.

Как-то раз за ужином Катрин встала и демонстрационно разбила соседнюю тарелку, заявив, что Бель хочет мясо, а не полусырые овощи. За подобную выходку родители впервые наказали Катрин и заперли ее в своей комнате. Позже родители обнаружили пропажу девочки: она сбежала. Два дня ребенка не было дома, а потом девочка вернулась как ни в чем не бывало. Вскоре родители забыли про эту историю: Катрин часто выходила из дома без разрешения.

На шестнадцатилетние к Катрин пришли ее выдуманные гости, больше она никого не хотела видеть. Девушка предупредила родителей, что пойдет в сад, потому что в доме гостям тесно и душно. После полученного одобрения Катрин весело хохоча убежала в сад. Отец решил присмотреть за своим чадо и пошел вслед за ней в сад. Конечно, он был уже не молод, да и здоровье в последнее время подводило, но присмотреть за одним- единственным ребенком он был еще в силах.
Уже под вечер мать Катрин услышала странные звуки. Она спустилась вниз и прислушалась: кто-то еле-еле стучал в дверь. Женщина с болью в суставах пошла открывать дверь. Когда дверь распахнулась, увиденное поразило ее: на пороге в судорогах бился ее муж. Женщина позвала Катрин, но никто не откликнулся. Тогда госпожа присела к мужу и попыталась втащить его в дом, но поднять мужа оказалось для нее невозможным. Старость с усмешкой давила ей на плечи. Женщина в очередной раз позвала свою дочь, но, как и прежде, ей никто не ответил.
- Дорогая, она существует…она есть,- задыхаясь, хрипел ее муж. Женщина в истерике снова позвала на помощь, она уже кричала, молила о помощи,0но все тщетно.
-Он мертв,- услышала женщина над собой знакомый голос. Бедняжка подняла глаза и увидела свою дочь: ее черные прежде прямые волосы были взъерошены, а грудь быстро вздымалась и опускалась; ее большие зеленые глаза были равнодушно устремлены на мертвое, но еще теплое тело старика.
-Катрин, доченька, что случилось?- В слезах спросила ее мать.
- Я Бель,- холодно ответила та и резко подняла глаза.
Последнее, что увидела старая госпожа- это безумные глаза существа, что так было похоже на ее дочь Катрин.

***

Мелоди отложила листы в сторону и поежилась: эта история и ее немного напугала, оставив неприятный осадок. Она медленно встала со своего рабочего места и с надеждой посмотрела на календарь…уже завтра встреча в литературном клубе. Мелоди поспешно расчесала свои волосы и легла в кровать. Уже сквозь сон она услышала, что кто-то открыл дверь, а потом холодными губами поцеловал в лоб. Завтра все или ничего!

Члены клуба с замиранием сердца слушали историю Мелоди. В конце рассказа наступила тишина: все с удивлением и нескрытным интересом смотрели на девушку. Та в свою очередь уставилась в пол, и нервный смех сорвался с ее бледных губ, черные прямые волосы отливали холодом в теплом свете свечей. Девушка вдруг резко подняла глаза.
- Я Бель!- крикнула она, и безумный смех нарушил тишину…

Посреди пепелища старого оперного театра, в котором некогда располагался литературный клуб, люди нашли девушку. Она с равнодушием смотрела на обгоревшие тела и что-то тихо говорила, как будто разговаривала с кем-то. Зеваки нарушили ее беседу с невидимым собеседником, девушка резко подняла глаза и в тот же момент так же неожиданно исчезла. Последнее, что видели те люди- это безумные глаза существа, которое так было похоже на погибшую дочь семьи Бранкфурт.

-1
10:00
465
Гость
11:33
Интересная работа, неплохая задумка, хотя и не особо оригинальная. Вспомнился фильм Джезабель. Тоже «Бель» надо отметить, и заканчивался такой же фразой одержимой героини.
Простенькая мистика. Нет ни нагнетания ни саспенса.
А мне зашло. Хотя начало крайне вялое — подробности о семье Мелоди кажутся лишними. История про Бель — очень интересна. Эту часть я бы с удовольствием прочел в расширенной версии. Когда дошел до конца, по рукам пробежались мурашки. Здорово)
Гость
17:29
В чем заключалось пари? Почему, человек, которому предложили литературное состязание за весь рассказ не произнес ни слова? Слабый сюжет, персонажи неинтересные, плохо представлены, никому не сочувствуешь. Ошибки лексические, типа: «Тогда госпожа присела к мужу и попыталась втащить его в дом...», т.е. муж умирает, а она рядышком «присела», как минимум кинуться должна была, броситься, ну хотя бы рухнуть как подкошенная рядом…
07:41
Bнтригующее название, но практически не раскрытое.
Не сразу становится понятно, что история Катрин – это рассказ, который сочинила Мелоди. Следовало бы сделать в начале какое-то обрамление, и хотя бы закавычить текст. В том, что ребёнок разговаривает с воображаемыми людьми, нет ничего особо странного. Это свойственно многим дошкольникам, и не является признаком психического заболевания (это я вам как будущий психолог говорю). И если уж делаете героиню душевнобольной, то неплохо бы диагноз указать. В принципе в вымышленных мирах могут свои заболевания, в том числе психические. Но тогда тем более нужно описать сущность вымышленного заболевания. То что, воображаемая сестра оказалась вовсе не воображаемой немного предсказуемо. Не совсем понятно, причём здесь вообще пари? Историю Катрин можно было сделать полностью самостоятельной. Тем более, что неясно, что за историю написала Мелисса? И вообще кто выиграл пари? Также непонятно, почему Бель заняла место Мелоди? Может это колдовские происки Мелиссы? А может, Мелоди писала о себе, и Бель была её воображаемой сестрой? Эту линию следовало раскрыть подробнее. Финал не совсем ясен. То ли Мелоди сама сошла с ума? То ли действительно совершилась мистическая подмена. Так же не ясно, где конкретно происходит действие? Имя Мелоди – английского происхождения, но фамилия Бранкфурт больше похожа на немецкую, Катрин – французское, а Катя – сокращение от русского Екатерина. Если речь о вымышленном мире, то необходимо уточнить, о каком именно.

«Сразу было ясно, что у госпожи нет настроения…» — слишком длинное предложение, дополнительно перегруженное повтором фразы «она и её». В предыдущем предложении два раза повторяется слово «комната» в различных падежах. «Ни Мелоди, ни ее братья ненавидели таких людей как она» — явно неправильное употребление союза ни…ни, правильнее будет: «И Мелоди и её братья ненавидели таких людей», или «Ни Мелоди, ни её братья не любили таких людей». «Как они» звучит не очень благозвучно, союз сливается с местоимением, образу не очень красивое слово «како». Опять же не хватает описаний персонажей, есть только указание на цвет волос и глаз Бель.

Больше всего рассказ тяготеет к мистике. Но мистическая составляющая практически не раскрыта.
Империум