Юлия Владимировна

Апокриф Мертвеца

Апокриф Мертвеца
144

Бывало ли с Вами такое: пытаешься кого-то спасти, а он – не хочет. Вопреки здравому смыслу считает, что лучшее для него – это смерть. А если в таком настроении пребывает не один человек, а целый народ? – он гибнет или её завоёвывают. А если – планета?..

А вот Вам новость: конец Света для любой планеты наступает ТОЛЬКО тогда, когда с его наступлением СОГЛАСНО подавляющее большинство разумных существ этой планеты.

И такой планетой была когда-то Даринго. С самого начала, многие тысячелетия, она была планетой восхитительных и сильных волшебных существ. Деградировавшая со временем в большей степени в безобразных магических монстров. Что привело к деградации и упадку магии в целом и к появлению обыкновенных гуманоидов – человечества. Но теперь и эти опустились.

Что в таком случае можно сделать? Смириться, что конец неизбежен? Или разыскать таких же как ты, собрать команду неподдающихся всеобщей волне упадка, не желающих быть жертвой. И полностью устранить причину такого масштабного падения духом. Помочь создать человечеству новую живительную Мечту, которая была бы всем так желанна. Ведь как только люди будут способны поднять голову и захотеть жить – ничто уже не поможет прийти никакому концу Света.

Тех, кто подвизался на такую миссию называли Артефактонцами. В честь древних Артефактонцев, кто во время вторжения Третьих Завоевательных Сил Вселенной (Треулонов-преступников правил Игры Вселенной) спас всю вселенную от преобразования в сплошной ад. Эти воины были уже сами по себе Артефактами по крови.

Сначала их было двенадцать. Но таинственным образом семеро, один за другим исчезли, они остались впятером. Последний из древнего рода Единорогов, Последний потомок Драконов, Наследный принц клана Оборотней, Лучший из последнего семейства Грифонов и Последняя тысячелетняя Дева из Лордов-Эльфов. Они пришли объединиться с Человеком.

Не то, чтобы они сами не выглядели как обычные люди. Но они обладали особыми способностями, а Человек совсем не имел их. Но всё же это был не простой человек, а главнокомандующий космическими войсками всего Даринго. Командор Тэтч, которому не было равного по силе духа. Он всегда воодушевлял войска лишь одним своим появлением на трибуне. Но... не сейчас. Сейчас что-то пошло не так во всей вселенной. Волна всеобщего уныния была столь велика, что люди сходили с ума толпами.

Пятеро Артефактонцев пришли к Тэтчу, чтобы он вёл и поддерживал команду. Вёл в Проклятую Пещеру спутника планеты Даринго – Самоса. По единственной причине. В глубине этой пещеры находился самый зловещий артефакт этого сектора вселенной – Камнекнига Мертвеца. Гигантская неподъёмная махина, цельно-монолитная с ядром самого спутника. По слухам (лишь – по слухам) эта книга содержит описание всех апокалипсисов, мега катастроф и прочих переломных событий прошлого, настоящего и грядущего. Артефактонцы надеялись узнать из неё, что происходит и понять, как наиболее разумно было бы действовать в этих условиях. Чтобы выйти из кошмара, если не победителями, то, как минимум спасёнными как «головня из огня». Как минимум, чтобы оставался шанс выжить и начать всё заново... Если не на этой планете, то... Ну, ладно.

Не так просто открыть и пролистать Камнекнигу. Не так просто вообще добраться до неё. В эту зловещую пещеру отправлялись лишь самые отчаянные, готовые рискнуть самой жизнью ради знаний всех событий вселенной.

На последующих друг за другом Вратах в пещеру пестрели предостережения. Каждые врата отворялись лишь тогда, когда стоящий перед ними принимал полное соглашение с тем, что его ждёт. Обмануть врата было невозможно. Они обладали сознанием духовного существа и воспринимали эмоциональную волну, на которой подавалась мысль: «Я согласен!» Но соглашаясь – каждый входящий соглашался с проклятьями...

Когда-то здесь появлялся сам Мертвец и при попытке пришедшего открыть страницу – сам запечатлял каждого в так называемые Маски.

В высоченном своде пещеры появлялось каменное лицо, искажённое болью, горем или ужасом. Внутри маска была полой, её словно покрывала тончайшая каменная плёнка, просвечивающая настолько, что можно было увидеть пульсацию энергии внутри. Сюда отлавливалась душа пришедшего исходящей из маски молнией. Камнекнига впитывала в себя не только жертвенную кровь (необходимое условие для открытия страницы), но и всю плоть этого смельчака, оставляя лишь горы тряпок одежды и скафандры. Этого добра тут накопилось в изобилии.

Весь свод пещеры мерцал от множества масок, а в пространстве словно носился неслышимый хор воплей. Вибрации были столь низки, что одно только это могло повергнуть дошедшего сюда героя в панику и бегство.

Ни один из смельчаков, преодолев всё ужасы пещеры, повергающие в шок, не был уже в состоянии завершить дело как полагается. А потому со временем Мертвец за ненадобностью оставил свой трон, что напротив Камнекниги и с помощью одной из своих рук, которую впитала Камнекнига, передал ей и часть своей души. Теперь Камнекнига сама вершила суд, а Мертвец отправился в вечный сон в недрах планеты Даринго. Ибо ему надлежало ещё несколько триллионов лет дожидаться своей очереди правления вселенной. Ожидая прихода его со-братьев.

В нашей вселенной о таковых знают только Великие Посвящённые. Те, кто от начала Игры под названием «Физическая Вселенная» создавал в ней отдельные туманности, звёздные скопления, галактики, системы и наконец – планеты. Простое население Планет называет их богами. А боги называют и определяют сроки прихода каждой следующей Завоевательной Силы Вселенной. Например, со-братьев Мертвеца они назвали Завершателями (или Времятрясенцами, или Аутсайдеронцами).

Это будут Седьмые Завоевательные Силы Вселенной. Но, не дай Бог, если они действительно придут! А придут они, если мы (простые смертные) не успеем спасти вселенную от деградации. Они придут, ставя на всём существующем, живой и неживой материи, штамп «Не пригодно. Уничтожить безвозвратно». Они не подвластны времени, а потому им даже не воспрепятствовать.

Изначальный план богов был таков: в Игру запускаются Завоевательные Силы - Игроки, которые обустраивают Игру, экспериментируют, генерируют правила, благодаря которым Игра будет Жить и совершенствоваться. Если бы их Игра продолжалась и по сей день – наша вселенная, вероятно, превратилась бы просто в скопление форм фрактальной геометрии. Но при создании этой Игры (тогда ещё – просто эксперимента) базовыми данными были: 1. Частица энергии или материи (созданной путём уплотнения и спутывания энергии) и 2. Пространство или игровое поле с 3Д-системой координат, в котором с этой частицей может что-то происходить.

Но, с самого начала Игры, как только появилась первая частица в созданном бескрайнем пространстве (космосе), появилась и неучтённая произвольность – ВРЕМЯ. И вот почему создание вселенной выглядело как Большой взрыв: помещённая в более ничем не занятое пространство частичка, по спостулированным законам предыдущей Игры (о, да! до нашей вселенной было ещё много Игр!), моментально начала стремиться полностью занять эту пустоту. И вот наиболее точное определение «времени» - продолжительность наблюдаемого изменения, происходящего с частицей в пространстве. С ним связано изменение и самой Жизни.

Вместе с возникновением «времени» в Игре возникло множество и других произвольностей, приносящих с собой неразбериху. Помните «Фауста» Гёте? «Остановись, мгновенье! Ты прекрасно!» Так вот, таким образом изначально планировалось создавать идеальную вселенную частиц. Так, чтобы каждая частичка испускала прекрасную созидающую волну и вместе они бы умножали прекрасное. Но теперь... Со временем, испускаемые волны сталкивались друг с другом и «портились». Запутывались друг об друга, образуя электроны, протоны, нейроны... ядра атомов... т.е. образовывая таким образом МАТЕРИЮ. Так и начался Большой Взрыв (который, кстати, продолжается и по сей день и будет продолжаться до окончания этой Игры).

Вы скажете, так ведь это же классно! Появился материал! Есть из чего лепить! Да, ныне существующий основной вид вселенной и её работа – дело «рук» этих первых Игроков, их инженерного ума. Всё, созданное ими из энергии и материи было настолько разнообразным и... настолько неоценённым по достоинству! И лишь потому, что каждый творил и творил своё создание, но с течением времени так никто ни к кому и не заглянул «в гости» и не сказал: «Ух, ты! Как интересно ты создал! Я бы не подумал, что можно так!» Просто потому что никто не додумался восхититься другим. Напротив, с течением времени каждый жаждал всё большего одобрения: чтобы в сторону его создания было направлено много позитивного внимания. И всё больше росло непонимание: «Я что, никому не интересен? Моё творение никому не нужно?»

Некоторые из них начали подвергать своё творение «не-существованию» и прочим разрушительным созданиям. Некоторые бросали всё и мчались прочь. А когда сталкивались с чем-то, созданным другим, настолько были возмущены завистью и невозможностью найти счастливый выход из ситуации, что наносили вред и этому Инженеру и его созданию...

Создатели, увидели, что <инженерные> Завоевательные Силы Вселенной начали испытывать страшное горе. Назвали их Нурмиллами или Первосущими, или Древнейшими, или – ПЕРВОЙ Завоевательной Силой Вселенной (1-ЗСВ). Потому что примерно через несколько десятков триллионов лет после Большого Взрыва их корректировка правил стала такой: чтобы вернуть радость созидания 1-ЗСВ и дать им новое видение всей Игры, обновить Цели или создать совершенно новые – необходимо вливание в Игру свежих, 2-ЗСВ. Ещё одна произвольность, принёсшая непоправимые последствия в дальнейшем...

...Теперь, кажется, боги уготовили пришествие следующих ЗСВ. А простые смертные не знали, с чем предстоит столкнуться. К тому же у всех существ произошло включение древней болезненной памяти о том, насколько убойным по сравнению со 2-ЗСВ был приход 3-ЗСВ. Массовая истерия, доводящая от безнадёжности полного незнания до апатии, до самоубийства. Нежелания больше Быть в этой Игре.

В таком случае могло помочь только одно: ЗНАНИЕ о том, что грядёт и что с этим можно сделать. Это знание и содержала проклятая Камнекнига. Ещё бы: её создатель не был подвластен течению времени, а потому мог быть где угодно. И от нечего делать до прихода со-братьев 7-ЗСВ он решил вести дневник крупнейших событий. А поскольку у него было соглашение с одним из Древнейших (Дилинго, богом Даринго), то он не должен был показывать никому его содержания. Так он создал Камнекнигу и защитил её содержимое даже от самых безумных и чертовски везучих любопытных Игроков ЗСВ.

Когда-то, ещё при создании книги, она, как и весь монолит, частью которого она являлась, долгое время находилась в довольно перегретом состоянии. Около + 5427°С. Но, как говорится, годы взяли своё... Книга вовсе не стремилась никому помогать, использовать её в пользу было невозможно, а она же для своей жизнедеятельности – использовала жизненную силу всех остальных. Вообще всего живого. Вот почему от неё веет всегда ненасытным холодом, -270°С. Она считается самой ВЕЛИКОЙ ЗЛОЙ КНИГОЙ. Или Антиартефактом.

В Камнекниге были собраны все тайны и знания вселенной. Но открывалась она всегда только окроплённая невинной кровью и по одной странице. Пока не прочитаешь страницу до конца – следующая не отлистывается – плотно впечатана в камень. Прочитаешь – страница сама листается. Произнесение является не только информацией, но и заклятьем и проклятьем.

Как только читающий отвлёкся или решил, что чтение закончено (на «сегодня») – книга захлопывается для него навсегда, а он сам становится «Маской» в этом склепе с книгой. Конечно, каждый из тех, кто прочитал бы книгу – стал бы обладателем всех знаний вселенной, но толку-то! Теперь он Маска!

Все эти данные о Камнекниге были предоставлены Артефактонцами человеку, командору Тэтчу, для создания плана действий.

- ...Таким образом вы должны понимать, что живые маски Мертвеца – не заурядные смертные, а те мощные личности, кто преодолел все барьеры, чтобы добраться до пещеры, книги и прочесть как можно больше. – Командор Тэтч обладал инженерным складом ума, а потому, решая любое уравнение довольствовался данными, а не эмоциями. – Значит, в этом склепе, который размером в целый подземный город, просто кладезь героев, застывших во времени. И с каждым вновь пришедшим – лабиринты этого пустого города лишь разрастаются, соответствуя разным эпохам за все эти миллиарды лет. И с каждым пришедшим – в книгу добавляются новые данные, «высосанные» из пришедшего, как из проводника эпохи. Высосанные вместе с жизнью. То есть, Камнекнига тоже «читала» всех и добавляла себе знаний... Допустим, Вы, Леди Эльф, прольёте на страницы Камнекниги капли своей невинной крови, а Вы, лорд Единорог прочитаете то, что там написано, обладая способностью мгновенно понять любой язык или шифр. Хорошо. Но как нам избежать поглощения Камнекнигой? Может, имеет смысл обратиться за помощью напрямую к самому Мертвецу? Что мы знаем о нём, как его найти и склонить к сотрудничеству? Мистер Дракон, Вы говорили, что Ваш род был посвящён в тайну появления Мертвеца самой Божественной Эей, телесным воплощением нашего бога Дилинго. Настало время для раскрытия этой тайны. Нарушьте клятву, чтобы спасти всю Игру.

И Последний потомок Драконов поведал своей команде то, о чём раньше о Мертвеце было не известно...

- ...Итак, подведём итог об этой личности, - начал Тэтч после непродолжительного всеобщего молчания. – Мертвец Дорланд, по сути всего лишь один из Аутсайдеронцев, втянувшийся в Игру раньше срока, а потому оказался неприкаянным: ему уже не выйти из Игры, сколько не умирай, но и в Игре он вне закона. Потому что неподвластен течению времени и может просто оказываться в каком угодно виде, когда угодно в любой точке игры: в прошлом, в будущем.

- И при этом он, конечно же, несчастен! – Глаза Леди Эльф были мокры.

- Да уж. Вряд ли кто-то позавидует его участи. – Отметил Дракон. – Ему приходится вести свои замкнутые Игры, наподобие создания дневника – Камнекниги или создания других запрещённых артефактов, связанных с нарушением течения времени и положения в пространстве. Например, Золотая Пыль Времён, которая витает где-то на орбите спутника Даринго Самоса. Но собрать её можно только в особый сосуд, каменные часы, созданные из того же материала, что и Камнекнига – из пирамидального монолита... А монолит, кстати, и являлся когда-то местом вступления Мертвеца в Игру.

- Так может, в этом монолите кроется ещё что-то, способное нам помочь? Например, какие-нибудь врата куда-нибудь. – Воодушевился Единорог.

- Ну, ты и умник! – Ввернул Оборотень, давно желавший поддеть этого «неженку», который, по его мнению, был совершенно не приспособлен к суровой жизни и смертельным приключениям. – Тебе слово МОНО-ЛИТ ни о чём не говорит?!

- Хватит! – Оборвал Оборотня Грифон, который всегда был на страже порядка и держал ухо востро, не оставляя камня на камне от любой попытки раздора. – Мы связаны единой целью. И каждый имеет право предлагать решение или выдвигать гипотезы. Успех нашей миссии зависит не только от сплочённых и слаженных действий всей команды. И не только от полного доверия друг другу. Существует ещё и такое тонкое понятие, как мыслезаключение. Наши мысли – также могут создавать или разрушать. Целые события. Хотя и на кажущемся невидимом уровне.

Командор Тэтч, как профессионал, не давал подтверждения ни одной из сторон, а просто продолжал обсуждение.

- Монолит является монолитом только на уровне сейчас существующих правил. Кто знает, как изменится физика, химия и все остальные законы с приходом Аутсайдеронцев. Нам стоит рассматривать версию с исследованием и использованием монолита только в случае неудач всех других попыток. Сейчас же нам нужно искать уязвимое место Камнекниги. И, если её душа – часть души самого Мертвеца, можно ли это как-то использовать? Леди Эльф, Вы можете вступить с ней в общение? На расстоянии? Чтобы нам не лезть так сразу на прямую погибель.

- Я попробую. Но какова будет цель этого общения? Не лучше ли нам придумать для начала несколько вариантов вопросов? Ведь после удачной попытки вступить в общение, может по непредвиденным причинам последовать его разрыв и нежелание более общаться с нами никогда.

- А что если сначала спеть ей песню?

- Отличный вариант! И сплясать! – Не удержался от сарказма Оборотень.

- Принц! – Грифон грозно посмотрел на Оборотня и предупредительно оставил на столе глубокий след от когтей.

- Ух, ты! Клёво! Я тоже так могу! – И Оборотень оставил на столе ещё более глубокий след когтей.

С самого начала Оборотень жаждал активных действий, опасных приключений, танцев со смертью и тому подобное. В его клане в ответ на его солёные шутки он всегда получал перчёный ответ. И ему было весело от этого. Но эти его новые друзья... Такие серьёзные и обидчивые. Лучше бы набрать в команду всех его братьев и Дракона. Эта тысячелетняя девственница вообще не поняла шутки, когда он пытался её поцеловать. А Единорог застыл в боевой позе, когда Оборотень спросил его: «Интересно, как бы выглядел Единорог, укуси его Оборотень?» А этот Грифон на все его шутки отвечает атакой. Скучно с ними...

Грифон же думал, что в их команде ложка дёгтя – это неуправляемый, с плохими манерами Наследный Принц Оборотень. Леди и Единорог тоже ощущали себя рядом с ним как не в своей тарелке. Но, может быть это оттого, что их предки веками враждовали с Оборотнями, считая тех низшими тварями, которых не должно быть на Даринго?

- Так. Объявляю перерыв на обед! – Прервал надвигавшуюся драку Человек. – Мы целых пять часов тут сидим. Пообедаем, прогуляемся-проветримся и собираемся здесь же через два часа. Без опозданий!

Вначале перерыва Оборотень и Грифон забили стрелку на драку после обеда, но насытившись, оба уже просто сидели, развалившись на своих тронах и перебранивались. А потом решили помчаться наперегонки, а потом побороться. Уже почти по-дружески.

Тэтч дал им до полного удовлетворения активности ещё полчаса, за которые успел мирно выслушать предложения Леди и Единорога. Ведь плавное вступление в общение с Камнекнигой при помощи песни – действительно могло возыметь действие. На волне умиротворяющей эстетики можно было не спугнуть, а расположить к себе дух книги.

Оставалось только написать песню, слова которой станут бережно проникать в самое сердце книги, со всем пониманием к её необычной судьбе и миссии. К написанию текста подключился и Дракон со всей мудростью.

Тем временем вернулись изрядно потрёпанные, но удовлетворённые Грифон и Оборотень, обсуждая попутно, что в будущем нужно будет обязательно устраивать спортивные состязания кланов. Но Тэтч приказал им обоим отправиться в душ, потому что увидел, как от густого запаха их тел воротят носы Леди и Единорог. И за это время «Песнь Вселенной» была как раз дописана.

Но нельзя сказать, что Леди и Единорога уж очень смутила эта гиперактивная парочка. Леди даже улыбнулась. Действительно, эти оба сейчас являли собой пример нашедших себе равного по силе и ловкости. И были довольны. А это поднимает и общий боевой дух команды.

К тому же они предложили свои интересные варианты по овладеванию знаниями Камнекниги. Хотя все они были со смертельным исходом для большинства членов группы. Например, Оборотень предложил, чтобы «кто-то» понимающий любой язык (указывая взглядом на Единорога) читал Камнекнигу вслух, а остальные тем временем стояли во вратах (чтобы те не закрывались) и слушали и записывали. А как только этот «кто-то» скажет, что дочитывает последнюю строку – всем остальным приготовиться бежать. Конечно, чтец принесёт себя в благородную жертву будущему. И о нём будут складывать легенды все Даринговцы.

Единорог, было, возмутился, что его сочли расходным мясом, но Тэтч напомнил, что к рассмотрению принимаются любые варианты. И, всего лишь – к рассмотрению.

Были и другие предложения. После чего, взвесив все данные, командор отдал команду к составлению списков вопросов к Камнекниге.

- А как вообще стало известно о книге столь многое, если никто оттуда не возвращался? Или всё же возвращался? А может, сам Мертвец от скуки распространил слухи? Или... да что угодно! Возможно, основанное на какой-то необычной или даже нелепой логике, - бормотал Грифон.

Вопросов разного рода было хоть отбавляй...

Трудно было предположить, какую реакцию может вызвать общение с этим «самым злым анти-артефактом», а потому команда готовилась к чему-угодно. Были запасены все возможные приспособления и материалы для поддержки Леди, пока она будет петь. Включая простые витаминные эликсиры и магические щиты с оберегами. Само её тело было слегка прикопано в землю, на случай генерирования слишком больших сгустков энергии, для отвода. Вся команда поддерживала её за руки и голову...

«Песнь Вселенной» в исполнении Леди растрогала даже Оборотня. В ней пелось о том, что все мы, оказавшиеся в этой Игре – братья друг другу, а не враги. То что, выбирая стать врагами, мы лишь слабеем – как и случилось после миллиардолетних войн 2 и 3-ЗСВ. И если ты находишься в этой вселенной – ты уже принят в Игру. Даже если многие могучие боги отрицают это. Игра – не больше любого Игрока, но ценность каждого игрока познается лишь в игре. Насколько он способен влиять на совершенствование вселенной и помогать в этом другим? Игрок он или лишь пешка, управляемая Игроком?

Пелось о том, что каждый имеет право быть любимым и уважаемым другими. Нужно лишь не закрываться от такой возможности. И то, что их команда – как раз те, кто хочет лучшего бытия для каждого во вселенной: бога, игроков, Камнекниги или Мертвеца...

Пожалуй, вся вторая часть песни была уже не в тему, потому что даже самой Леди она казалась уже не в тоне безмятежности, а в каком-то задабривании. И не мудрено: с самого начала Леди почувствовала, что Камнекнига внимает ей максимально. Но потом она прочувствовала и всё недоверие, несогласие Камнекниги, боль и гнев, маскирующий горе.

Тут впору было бы сымпровизировать, сменить песенку, но Артефактонцы и Человек не додумались написать запасные варианты, а потому Леди Эльф всё продолжала, а кончики её пальцев всё чернели и тело иссыхало, не взирая на интенсивные умащения его бальзамами.

Все слова песни теперь несли едва ли не противоположный смысл и издёвку. И это понятно: Леди Эльф под воздействием взбудораженных эмоциональных волн Камнекниги сама сейчас плохо справлялась со своей паникой. Все её слова казались ложью ей самой. Особенно ясной сейчас ей казалась ложь по поводу их добровольной помощи Камнекниге.

Песнь оборвалась, и полупрозрачное тело Леди как бы сдулось. Но в следующий миг через её тело нижайшим загробным басом заговорила сама Камнекнига, наполняя плоть нестерпимым холодом:

- Я вас полностью знаю, я вас полностью вижу, я вас полностью поглощу...

И несущая эмоциональная волна была такой, что не оставалось сомнения: эта непознаваемая тварь Мертвеца никогда не захочет сотрудничать и никому не принесёт пользы. Пожалуй, даже самому Дорланду. Просто этакий непобедимый и неумолимый вселенский паразит. Помойка Мертвеца для скидывания всякого шлака и поганых знаний. Чтобы не держать в себе.

Единорог, опасаясь за жизнь Леди пытался прервать её общение со злом:

- Приди в настоящее время!!! Посмотри, где ты?! Почувствуй мою руку!!!

- Отойди, коняшка! – И Оборотень, чья температура тела из-за бурления бешенной крови составляла 55’С, просто лёг на тело Леди, стиснув зубы от болезнетворного холода.

А Дракон сделал ей искусственное дыхание. Магическое, конечно же. А Грифон, чья температура тела была лишь немногим ниже Оборотневой, вызвался того сменить. Тут тело Леди затрепетало, она закашлялась и села.

- Не в этот раз, Грифон! Потому что у меня ЕСТЬ новые данные! – Тело Леди ещё было слабо и дрожало, но глаза сверкали как у ястреба. – У нас всё-таки есть шанс! И это – не сама Камнекнига, а те души, что навеки связаны с ней в той пещере. Они так же, как и она знают всё, ведь никогда не дремлют, а всегда видят всё, что вписывает в неё Мертвец. Кроме того они в состоянии обмениваться идеями, знаниями между собой. Кажется, я была среди них...

Итак, Тэтч, более полагавшийся на свой блестящий ум и ловкость, а не на магию и чудеса, предложил Артефактонцам отправиться не за Камнекнигой, а за героями-носителями этих знаний. Оставалось придумать, как освободить этих героев. Может, Леди свяжется с ними так же, как и с Книгой?

Однако этого больше не получилось ни на Даринго, ни позже, когда они большими жертвами добрались-таки до пещеры. А потому пришлось использовать запасные варианты.

Запасными вариантами были опять же разные «магические» ухищрения. А были и крайние «немагические» варианты. Например, не дать книге закрыться, попробовать взорвать всё подземелье или частично, попробовать отколоть книгу или телепортировать в более безопасное место – и уж потом экспериментировать. Эти варианты выглядели ещё сказочнее магических...

В-общем, Артефактонцы и Человек начали тщательную подготовку к полёту на Самос, надеясь по ходу подготовки придумать ещё что-то.

На подготовку, включая репетиции-тренировки разных вариантов и ситуаций, с учётом выздоровления тела эльфийской Леди могло понадобиться от месяца до полугода. Но пришлось отложить затею почти на год, потому что случилось вот что.

Просто катастрофа какая-то для клана Оборотней, и ещё большая – для Лордов-Эльфов.

Всё началось с того, что Леди Эльф засыпая, начинала смертельно замерзать. И надо же было Принцу Оборотню оказаться в первую же ночь неподалёку. Он учуял, что исчезает запах её крови из палитры всех вечерних запахов. И вместо охоты он отправился проведать Леди.

Она уже так замёрзла, что не могла пошевелиться. Чутьё не подвело Оборотня, он вышиб дверь. И бросился согревать её своим телом и дыханием. Это помогло.

- Спасибо, - тихо прошелестела она, как только смогла. – Ты снова спас меня... Ты мог бы не уходить пока я сплю?

- Конечно. Мы ведь одна команда, так ведь? Мы заботимся друг о друге и доверяем друг другу жизнь...

- Я доверяю тебе... Меня зовут Мариэль.

- А меня – Эзольдо. Я не всегда похож на наглого и неотесанного деревенщину. Ты, знаешь, у нас тоже есть придворный этикет и всё такое. И мы не кусаем всех подряд и легко контролируем себя. Я вообще никогда в жизни не охотился на людей. Я только веду себя так, чтобы сохранять легенду. Ты уже спишь? Вот и хорошо... Спи, Мариэль, я позабочусь о тебе.

Так Оборотень стал личным обогревателем Леди Эльф. Спустя пару недель Грифон прознал об этом и, конечно, тоже пытался предложить свою помощь, как бы смену караула. Но оказалось уже слишком поздно...

Больше всех негодовал Единорог, когда услышал потрясающую новость.

- Что?! За этого?!! Ты собираешься выйти за него замуж?!!

- Да. Будешь моим шафером? Я не могу позвать подруг, свадьба будет тайной, чтобы не волновать наши народы. Командор уже согласился повенчать нас. Так ты будешь моим шафером?

- Шафером?! Если бы я знал!!! Я... так... любил тебя!

- Прости, Лони! Мы друзья с детства и я люблю тебя как друга и всегда любить буду! – И Леди Эльф ещё долго утешала Единорога, в то время как Дракон и Грифон выбирали свадебный наряд жениху.

- Братан! А вы не могли отложить это шоу всех времён и народов на потом? Когда мы вернёмся из миссии? – Грифон тоже немного нервничал, всё ещё думая, что на месте Оборотня должен был быть он.

- Если. Если вернёмся. К тому же нужно сделать все возможное, чтобы Мариэль осталась здесь.

- Ну вот, начинаются сю-сю-сю! – Дракон чуял, что что-то не так. – Мы все в равной степени сами вызвались и все дали клятву погибнуть, но сделать, что должно.

- А что должно-то? Мы идём на авантюру вслепую, на чистом кураже... И Мариэль беременна.

- Что?!! – непонятно было: друзья больше возмутились или обрадовались? Но миг спустя уже все трое обнимались и прыгали от радости как щенята.

...Но страннее всего была брачная клятва, которую командор принимал от новобрачных:

- ...Клянусь защищать наше общее дело и до последнего быть плечом к плечу перед лицом смертельной опасности. Клянусь сам прервать её жизнь, если в этом будет оправданная необходимость. Клянусь хранить любовь навеки, невзирая на неодобрения рода своего, даже под угрозой проклятья. Ради жизни будущих поколений. Ради жизни нашей планеты...

Единорог плакал. Но грядущей участи в этом любовном союзе и соблюдение такой жестокой клятвы он сам не смог бы вынести.

Когда-нибудь, наверное, будет возможно поведать больше об их любви и о тех испытаниях, которые им выпали, как только родичи с обеих сторон узнали о тайной свадьбе. Творилось просто безумие. Человеческому роду тоже перепало, ведь Тэтч был не просто каким-то ответственным, а видным представителем всей человеческой расы. А меж всех огней находились муж и жена, Оборотень и Эльф. И вместо пары месяцев на подготовку к миссии ушло больше года. Со всеми разборками, тренировками и... подготовкой к родам.

Мало того, что Мариэль страшно мучилась при вынашивании ребёнка, а потом чуть не погибла при родах. Малыш, сынок, которого назвали как Эльфа Лилуэль, по фамилии Оборотня – Красс, был изначально совершенно нежизнеспособен. Никто из родственников не хотел его признавать, все отвернулись. Он даже не мог нормально питаться, постоянно раздирая материнскую грудь до крови.

И когда ему исполнился месяц, родители передали его Друидам. Те защищали всех существ и были добры ко всем одинаково. Они пообещали оберегать малыша до возвращения родителей и постараться выходить его, чтобы он стал более живучим и здоровым...

И вот, вся команда была уже снова в полной готовности исполнить свою миссию...

*

- Что это?! Этого не было среди информации о Самосе!

Артефактонцы были ошеломлены и дезориентированы. Совсем недавно на небольшом звёздном линкоре им пришлось преодолевать космический мусор, оставшийся на орбите Даринго после многих лет инопланетных войн, а теперь ещё и это. По всей ближайшей орбите Самоса было просто не протолкнуться от космического мусора. Здесь летали не просто огромные куски вражеских и дружеских кораблей. Такое ощущение, что сюда было подтянуто как можно больше даже целых кораблей, которые в дальнейшем можно было бы демонтировать. Но, скорее на переплавку. Так как постоянно сталкивающийся металлолом приводил в негодность всё на своём пути.

Даже если команде удастся прорваться через бомбардировку мусором, не факт, что их не пришибёт падением какого-то из осколков: вся поверхность Самоса была не похожа на свои иллюстрации в базе данных, настолько она была пропахана осколками и закрыта завесой пыли.

- Как мы определим теперь, где находится вход в пещеру? Может, он давно уже обвалился или ещё что-то.

- Не паниковать! – Тэтч был спокоен. – Мы всё сделаем, как и было задумано. Нам помогут мои бойцы.

И точно. У командора оставалось ещё множество специалистов на орбитальной станции Даринго. Они были рады помочь. Особенно в отсутствии активных действий и ожидании неведомого ужаса.

Понадобилось время, чтобы можно было в точности сопоставить карты Самоса прошлых столетий и его нынешний вид. В итоге пришлось вычислять даже по количеству вращений спутника и самого Даринго за последние двести лет, начиная от даты, когда была описана определённая фаза Самоса в определённый час. Для последней сверки карты был запущен мини-зонд в область предположенного местонахождения древнейшего кратера Верония...

В-общем, понадобилось много времени, но ориентиры установили довольно точные. Теперь нужно было установить, какая из трёх пещер, отмеченная разными историками – была действительно той, что нужна. Мини-зонд в этом не мог помочь. Требовалось спуститься и разгребать завалы. И вот тут уже «бойцы командора» подогнали побольше мощностей. И в первую очередь волно-пушку, чтобы расчистить на некоторое время «окно» между осколками и проскочить на шаттле. Правда, последствия создания такого «окна» таковы, что большинство осколков начнут хаотично падать на Самос. Надеялись, что те упадут раньше приземления шаттла.

В распоряжении командора было всего два шаттла. Решили поступить следующим образом. Сначала спускается командор с бойцами. А затем, если это действительно та самая пещера, спускаются остальные. Командор снова предупредил всех о риске и о том, что вся операция может быть провалена. Но перед ним стояли настоящие добровольцы. Как Артефактонцы, так и бойцы. Люди предпочли опасные действия тягостному бездействию.

В первую же разведывательную экспедицию первый шаттл был повреждён. Спустившаяся команда приступила к расчистке завала пещеры в условиях кромешной тьмы и пылевых облаков. Затем командор тщательно обследовал пещеру с бойцами – похоже было, что это и близко не та пещера. Ни врат, ни коридоров. Ничего.

Вторая пещера должна была находиться неподалёку от первой. Примерно в трёх часах езды на вездеходе. Неисправный шаттл решили втащить в пещеру, чтобы закрыть от дальнейшего попадания осколков. Конечно, у армии Даринго было множество шаттлов, но Тэтч и стал командором из-за способности разумного использования всех ресурсов. Человеческих и технических.

Путь к другой пещере, даже координируемый с орбиты, растянулся на семь часов. Потому что на пути им повстречались... невероятно! Недружелюбно настроенные вражеские роботы и андроиды. В спешке брошенные отступавшими войсками противника. Эти «неживые» существа, ремонтирующие себя из найденных на Самосе запчастей, нашли для себя вездеход командора весьма привлекательной находкой, кладезем запчастей. А потому команде, повоевав с ними некоторое время, в итоге пришлось покинуть подорванный вездеход и добираться до места уже марш-бросковой трусцой. Благо, малая гравитация Самоса облегчала бег в тяжёлых космических скафандрах.

Оставалось надеяться, что вторая пещера была «той самой». Команда Артефактонцев не спала уже более суток. Нужно было быть в хорошем состоянии, и Тэтч дал им отбой на восемь часов. Он не упоминал, что ему с оставшимися и раненными бойцами не удалось найти подтверждения во второй пещере, что она «та самая». Он с ребятами просто забаррикадировал вход от случайного нашествия роботов, затем расположил там герметичную палатку-контейнер, чтобы было где обработать раны, поесть и лечь спать. У него всё ещё оставались несколько возможных вариантов возвращения. Каждый из которых был сопряжён с риском. Проснувшись им нужно будет первым делом вернуться к шаттлу и починить его. Тэтч молил бога Дилинго, чтобы роботы не добрались до шаттла первыми.

Мариэль снилось, что Камнекнига высасывает жизнь из командора Тэтча, который лежит на ней в позе зародыша. А рядом с ним также неподвижно лежат бойцы. У одного оторвана рука, у второго забинтована голова вместе с глазами, у третьего нога вся в красных бинтах и с лужей крови... Они, лежали так безмятежно, словно и не думали сопротивляться.

Когда она проснулась, все Артефактонцы были уже в сборе, и лица их не были радостными. Командор с малым отрядом выступили три часа назад, сквозь пылевую непрекращающуюся бурю. Они возвращались к шаттлу, чтобы починить его. Идти им предстояло почти целый день. В лучшем случае. Не смотря на то, найдут ли они шаттл нетронутым роботами, починят ли его – им нужно будет потом ещё и вернуться обратно за тремя ранеными.

По просьбе Леди Эльф Тэтч описал их ранения. В точности как в её сне. Она пересказала сон командору. Что это значило? Может, они плохо проверили вторую пещеру? Может, врата нужно было искать... например, под ногами, а не в стенах? Нужно было что-то решать сейчас, не сомневаясь. И решили так: отряд под командованием капитана продолжает поход к шаттлу, а Тэтч возвращается продолжить поиски врат второй пещеры.

Когда он вернулся к раненым, те пребывали в диком ужасе, причину которого они не могли объяснить. Приборы обнаружили вибрации звука низкой частоты, не различимые человеческим ухом. И командор помог раненым выбраться из пещеры. Не смотря на пылевую бурю, а может и благодаря ей, бойцы пришли немного в себя и захотели быть хоть немного полезными Тэтчу в помощи переустановки палатки-контейнера. Ставить палатку снаружи было рискованно, ведь с орбиты мог на неё свалиться какой-нибудь хлам. Наши друзья, находясь на высокой орбите, уже продиагностировали места ближайших падений осколков.

Поскольку ранее проделанное волно-пушкой окно сейчас снова оказалось в удобной позиции для влёта второго шаттла, медлить было нельзя. Как только Тэтч дал подтверждение, что на полу действительно находятся какие-то знаки в литой металлической платформе, а Единорог расшифровал первые переданные Тэтчем символы как «Врата говорят...», шаттл немедленно отделился от линкора и устремился в указанные координаты...

Пока раненым оказывали помощь прибывшие с Артефактонцами медики, остальные расставили по периметру глушители низких частот и исследовали с Тэтчем первые врата проклятой пещеры. Как они открываются и что делать команде, по их открытии?

Единорог расшифровал сообщение первых врат:

- Врата говорят, а ты откажись говорить... Это всё. Я пробовал читать во всех возможных направлениях. Даже в глубину сканировал. Интересно, что во всех направлениях читается одинаково. И окончание сообщения – каждый раз прямо в центре врат, в виде языка-выступа, рычага наверное.

Тем временем, пока Артефактонцы придумывали варианты открытия врат, малый отряд под командованием капитана Манчи добрался до первой пещеры, но не обнаружил там и останков шаттла. С разрешения Тэтча они отправились в преследование по глубоким явным следам, но пока только в качестве разведчиков. Тэтч отдал приказ подогнать с орбитальной станции ещё техники, т.к. если на Самосе присутствует недружелюбная группировка робо-монстров, то её необходимо искоренить. Но для начала исследовать обстановку и попытаться взять пленников для допроса и исследования...

...И вот, кажется, был найден способ открыть первые врата и зафиксировать их открытыми. Конечно не было полной уверенности. В условиях смутного понимания правил, любое решение можно было бы назвать «методом слепого тыка». Но первая часть прошла как по маслу. Что всё равно не обрадовало, так как это могло оказаться простым везением и не давало уверенности, что они не окажутся внезапно в ловушке.

Решили так. Во-первых, условие сообщения, вероятно, имеет отношение к одному человеку. Поэтому нужно отойти всем от Врат и позволить открыть их кому-то одному из них. А раз Врата распознают намерения, тогда тот, кто откроет их – должен действительно, по-честному, бесповоротно согласиться, что за этими вратами он не произнесёт ни слова. Затем, после открытия врат он должен закрепиться на границе их смыкания, что должно означать, что он всё ещё входит. Если это прокатит, и Врата не закроются – остальные проследуют внутрь, до следующих врат.

Всё получилось. Добровольцем вызвался раненный в ногу, он хотел как-то помочь, а не сидеть в шаттле, как в лазарете. Затем установили на растяжках подъёмный механизм с бронированной люлькой: в случае чего боец мог быстро подняться на люльке вверх от Врат. Его также снабдили камерами и передатчиком для текстовых сообщений.

Не сразу поняли, что соглашение со Вратами может носить буквальный характер. Как только боец в люльке завис над пропастью на границе смыкания раскрывшихся врат, его рот, язык и всё, что связано с воспроизведением речи словно закаменели. Он запаниковал, но Тэтч успокоил его, что по возвращении на базу, если проклятье не пройдёт само, то с этим обязательно разберутся и исправят. После чего командор снова обратился ко всем, что миссия крайне опасна, но они должны рискнуть не только ради своей планеты, но возможно ради всей Игры вселенной. И все подтвердили, что с ним – до конца.

После первых врат открывалась настоящая бездна, со множеством боковых тоннелей-лабиринтов. В одни из них были запущены дроны, в другие – зонды, в какие-то отправились Дракон и Грифон.

Спустя часы вторые Врата были найдены. Маленькая створка в стене. Единорог расшифровал: «Врата видят всё, но ты не видишь ничего». В центре врат – углубление в виде слепка лица с дырами на месте глаз. Боец, у которого робо-монстры вырвали сутки назад глаза, вызвался добровольцем. Сейчас, на протяжении трёх часов у него болезненно приживались синтетические глаза. Но если они подойдут для открытия врат – нет нужды жертвовать ещё кем-то. На том и порешили, Врата были открыты, и вновь ослеплённый боец остался в них, охраняя проход.

Взору команды предстала очень пространная местность с низко нависшим сводом пещеры. Насколько хватало видимости в свете мощных фонариков – из пола пещеры торчали каменные руки. Все они были в идеальном состоянии – не видно было, чтобы кто-то проникал дальше за их барьер. При прикосновении к этим рукам – начинали каменеть собственные руки.

Это препятствие помогли преодолеть обычные гравитационные присоски. Но Грифону и Дракону пришлось расстаться здесь с командой из-за огромности их тел даже в человечьем обличье. Они не смогли бы проскользнуть, не задев этих каменных рук. Попробуйте скользить в таком состоянии на протяжении часа, и вы поймёте, насколько мучительным был этот путь.

...И вот, третьи Врата. Остались Тэтч, Единорог, Леди и Оборотень и ещё два бойцов. Надпись гласила: «Как овца на закланье безвольно иди. Отсюда не выйдешь, ни в ночи, ни в дни». А в центре Врат – силуэт человека. К которому нужно будет прижаться всем телом. Что произойдёт с тем, кто откроет эти врата? Надпись пугала неизвестностью будущего. Ни у одного члена команды не получилось открыть их – ужас брал своё. Не помогали ни бодрящие витамины, ни глушители низких частот. Оставался Тэтч. А это могло означать, что они могут лишиться мудрого предводителя, способного здраво соображать в любых условиях.

- Принц Эзольдо, я наблюдал за Вами. Я знаю, что могу доверить Вам судьбы членов команды. Идите. Да пребудет с вами Дилинго! – И Тэтч шагнул к силуэту во Вратах.

В следующий миг словно тысячи ядовитых игл, таящихся в каменном силуэте, вонзились в тело Тэтча. И Врата раскрылись.

Тут стоял гул воплей, и носились молнии. Раскалённая атмосфера была такой плотной, что команда продиралась сквозь неё, как сквозь воду. При входе в этот гиганский склеп силы покинули Леди Эльф, и она упала на руки Оборотню. Книга вновь заговорила через неё, и Единорог стал переводчиком.

- Сейчас вернётся мой хозяин. Никто не уйдёт живым!

- Скорее, посадите меня на трон Мертвеца! – Очнулась Мариэль. – Он не сможет прийти и занять место, пока там кто-то сидит.

Как только Мариэль была помещена на гигантский трон, тот словно вцепился в неё. Мариэль посмотрела на любимого с улыбкой.

- Я так счастлива, что встретила тебя! Без тебя моя жизнь была бы неполной... – и... окаменела, сливаясь с троном.

- Мариэль!!! – Эзольдо бесслёзно рыдал-рычал. Он знал, на что все они шли и всё равно был в ярости. Но не в горе.

Фигура Леди заговорила с трона на множестве языков одновременно. Вернее, звуки проходили через её тело. Единорог перевёл:

- Всё это было предрешено. Будущее не изменить. Вы уже повторили каждый ваш шаг, запечатлённый в Камнекниге.

- Ах, вот как! Ну, спасибо! Значит, и беспокоиться не о чем! – Как будто даже беспечно заявил Оборотень, но в глазах его был сумасшедший кураж камикадзе. – Тогда сделаем всё, как я и хотел сделать с самого начала! Бойцы! Закладываем заряды по всему периметру! Живее!

- Что ты творишь! – Ужаснулся Единорог. – Мы столько преодолели! Тэтч доверил тебе наши жизни, и так ты собираешься поступить? Взорваться?!

- Лони, дружок! – потрепал его по щёчке Оборотень, закуривая сигару. – Всё же предопределено! Слышь, ты прости, но я тебя всё же укушу – хочу посмотреть, что получится! Всё равно нам погибать!

- Нет! Ради памяти Мариэль!

- Будь мужиком, не ной! – Оборотень начал превращаться в монстра.

- Стой! – Лони забрался на Камнекнигу, видимо первобытный страх быть укушенным Оборотнем был сильнее. – Я тоже любил её! Но горе не повод убивать себя и всех, кто рядом!

- Может быть, так я нарушу предопределённое этой чёртовой книгой! И она сама сдохнет! – И в этот момент Оборотень допрыгнул до Единорога и разодрал когтями его ногу. Кровь хлынула на страницы и письмена на них начали светиться. – Ого! Так ты у нас девственник! Слезай сюда и читай!

- Что ты наделал! Теперь она точно нас всех поглотит!

- Да, но может быть, мы успеем всё же что-то узнать и сделать! Читай!

...Единорог читал, а Оборотень помогал бойцам закладывать заряды. Невероятные вещи узнали они из прочитанного. Несколько раз они останавливались, переглядывались и смотрели на Тэтча... Жаль только для самого Тэтча, истекающего кровью в глубокой апатии во Вратах, всё это казалось просто бессмысленным набором звуков и действий.

Последнее, что он видел, как четверо парней из остатков его команды стояли, взявшись за руки, перед самым зловещим анти-артефактом, Камнекнигой Мертвеца. Их лица казались умиротворёнными...

- Эзольдо! Я сейчас прочитаю последнюю строку. И я рад, что мы всё сделали правильно. Ты такой, как ты есть и без твоего решения мы бы не узнали всего этого! И я принимаю тебя таким.

- Отлично, Лони! И я принимаю тебя таким! Увидимся в следующих жизнях! – И последний наследный Принц клана Оборотней нажал рычаг взрывателя. Волной первого взрыва тело Тэтча отбросило за Врата, и они мгновенно захлопнулись...

*

...Тэтч проснулся в лазарете. Он вышел из четырёхлетней комы. Все части тела замечательно срослись, он даже не помнил, что его собирали по кускам.

Поставленный на его место заместитель уже очень хорошо показал себя, и Тэтчу теперь грозила отставка. Да уж, долгое время Человеку удавалось от неё открещиваться. Не каждому семидесятилетнему мужчине это по силам. Всё же четырёхлетний пробел в знаниях и слабое тело...

Ему пожаловали прекрасные угодья у горного озера, с небольшим замком, куда могут приезжать его внуки и правнуки; ионный автомобиль и небольшой двухместный самолётик. Ах, да! Ещё охрану, на случай, если кто-то из остатков волшебных кланов захочет свести с ним счёты за гибель наследников.

Из хроники Тэтч узнал, что негативный фон всеобщего паршивого состояния жителей Даринго создавали как раз заточённые в пещере души. Когда от взрыва пещеры они освободились, то всеобщее гнетущее состояние ушло. Вторжения 4-ЗСВ не будет? Отложено? Всё это – лишь казалось? Эх, знать бы, о чём прочли его бойцы!

Робо-монстры на Самосе куда-то пропали. А поскольку первый шаттл нашли починенным, решили пока оставить Самос как есть, в покое.

Была и ещё одна победа в их предприятии. Сын Оборотня и Девы, тот самый младенец, который всё никак не мог выжить, в момент решающих событий очнулся. И теперь это был самый загадочный ребёнок на Даринго. И любимец обоих родов. Они, кстати, примирились. Жаль, что для этого должны были погибнуть их дети. Но... Вы ещё не раз услышите легенды об эльфе-оборотне Лилуэле Крассе!

Тэтч стоял на берегу собственного озера, смотрел на звёзды. Где-то там должно быть всё ещё летают души ушедших героев. А быть может, они уже обрели себе новую игру, новую жизнь. Человек смотрел на спутник-гигант Самос и ему чудилось, что на орбите того изредка что-то поблёскивает. Ему казалось, что там происходит что-то важное, что в нём кто-то нуждается...

Наверное, он теперь никогда не будет спокоен в отношении спутника и того, что таится в его самой проклятой пещере.

Но более всего покоя ему не давала его способность играть в самые крупные и опасные Игры. Он ещё не был готов к мирному доживанию в уютном уголке планеты. Это не лечится. И кто знал, какие ещё приключения придут на ум старому, но не устаревшему вояке.

0
10:40
585
Sun
19:59
«Апокриф» (от др.-греч. ἀπόκρῠφος — скрытый, сокровенный, тайный) — Произведение на библейскую тему, признаваемое недостоверным и отвергаемое церковью.
Окей. Понятно, что тут рассматривается альтернативное происхождение вселенной и т.д.
А — «Мертвеца»? Значит ли это, что всё это написано тем самым описываемым Мертвецом? Или…
16:15
+2
Это НЕ рассказ. Это выжимка учебника физики, домыслы создания вселенной и просто тьма чертовой графомании. Автор издевается над читателем, прекрасно осознавая, что читать такую парашу — другие авторы обязаны и отвертеться нельзя. Лютый минус. Таким авторам нужно делать укол, навсегда отбивающий тягу складывать слова в печатный текст.
Самое паршивое произведение, попавшее в группу.
Гость
16:19
Сложно назвать это рассказом. Со всеми этими Леди Эльф, Мистер дракон, сначала показалось, что это прикол. Потом началось грузилово матчастью, которое просто невозможно читать, потому что это бессюжетное эссе. Конечно, дальше началась полубредовая история о предотвращении апокалипсиса и прочем. Язык корявый слова подобраны ужасно. Очередное издевательство, либо кусок нетленки, вытащенный из закромов.
08:46
На мой взгляд, название не очень точно отражает суть рассказа. Или автор не знает, что апокриф – это книга, не вошедшая в каноны Ветхого и Нового Завета? Тест-то никак не связан с Библией. Конец света упоминается практически во всех религиях, например, у древних Скандинавов он связан с освобождением волка Фенрира. Тем более, что в рассказе тема Апокалипсиса совершенно не раскрыта. А путешествие в пещеру напоминает компьютерный квест. Вроде герои выполняют серьёзную миссию, а ощущение такое, словно они так забавляются.

Слишком длинная и скомканная предыстория. В маленьком рассказе очень трудно раскрыть полностью историю планеты от основания до Апокалипсиса. Такую тему лучше бы разворачивать в романе. А то и серии романов.

Рассказ, скорей всего, относится к поджанру «Звёздные короли» + Космические эльфы, (а также оборотни, грифоны, единороги и прочие мифические существа).

Не понятно, зачем некоторые слова набраны капсом? В сети это приравнивается к крику. И в рассказе режет глаз. Тем более, что выделенные слова не всегда несут особый смысл. Если уж хотите что-то выделить, лучше использовать жирный шрифт или курсив.
«Вы скажете, так ведь это же классно!» — слово «классно» стилистически чужеродно. Так могут выразиться подростки-геймеры, к примеру. Но не все же читатели геймеры, не все так «скажут».
«…неслышимый хор воплей» — фраза абсурдна, это мог бы быть оксюморон, но вряд ли автор хотел создать комический эффект.
«- Ух, ты! Клёво! Я тоже так могу! – И Оборотень оставил на столе ещё более глубокий след когтей.» — словечко «клёво» тоже из подростковой лексики. А «след когтей» упоминается в двух предложениях подряд. Можно использовать синонимы, написать, скажем, «ещё одну глубокую царапину».
Империум