Вадим Буйнов №3

Приют

Приют
149

Над горной грядой, словно огромная тень, висели низкие плотные облака, скрывая из виду заснеженные пики. Все вокруг стало серым, даже туман, обволакивавший горы влажной пеленой. Любые звуки тонули в его трясине, и над окрестностями повисло мрачное безмолвие. Только голодный ветер скулил над перевалами, рыская по склонам в поисках добычи. Отступивший под натиском воздушной стихии снежный покров обнажал испещренные трещинами скалы и уступы, торчавшие во все стороны словно гнилые зубы. По округе бродили тени, то появляясь совсем рядом, то растворяясь без следа.
Армейская база времен Холодной войны, ныне превращенная в частную высокогорную гостиницу «Приют», угрюмо возвышалась на небольшой площадке над обрывом. Серое одноэтажное здание смотрело вдаль множеством маленьких окон, напоминая потерпевший бедствие инопланетный корабль. В такую погоду гостиница выглядела уныло и зловеще, притаившись среди снегов. Сезон только начался, поэтому большинство комнат пустовало. Лишь в вестибюле с несколькими круглыми столами, простыми деревянными стульями и маленьким книжным шкафом горел свет. Там было тепло и более-менее уютно, хотя и тесновато. Ближе к вечеру вся гостиница погрузилась во тьму, слившись с горой.
Неожиданно тишину разорвал нетерпеливый стук в дверь. Администратор гостиницы Кирилл нехотя поднялся с кровати и пошел открывать, недоумевая кого занесло сюда в такой час. Включив свет в прихожей, он с трудом отворил тяжелую металлическую дверь, впустив внутрь влажный воздух. На пороге стояло четверо альпинистов, держа в руках носилки с пятым членом группы.
Нам нужен врач, сказал один из них.
Кирилл зажег свет в коридорах, и, указав направление медкабинета, отправился будить дежурного медика Славу.
Мы только начали восхождение, но Алексу вдруг стало плохо, объяснил один из альпинистов, после того, как его товарища аккуратно положили на кушетку, к счастью мы были недалеко от вас.
Кирилл улыбнулся. Этим ребятам невероятно повезло. Шутка ли, коэффициент смертности на горе Аннапурну много лет держится в районе 40%. Он взглянул на альпинистов. При ярком искусственном свете они казались очень бледными, испуганно и озадаченно оглядывались по сторонам.
Не волнуйтесь, это всего лишь горная болезнь, пояснил Слава, закончив осмотр пострадавшего, через пару дней оклемается, а вы пока можете пожить здесь.
Альпинисты молча переглянулись.
Знаете, мы, наверное, пойдем дальше, промямлил один из них.
Да-да, быстро поддержал его второй, спустимся вниз и позовем подмогу.
Теперь пришла очередь Славы и Кирилла удивленно переглядываться.
Зачем? Мы сами их вызовем. А вы оставайтесь, переночуете, а утром, если хотите, можете отправиться в путь
Нет, мы пойдем сейчас! заторопился альпинист, а вслед за ним и остальные стали быстро пятится назад. Еще минута и группа покинула гостиницу.
Что это с ними? спросил Слава, устанавливая капельницу.
Кирилл приподнял штору на окне, но бесполезно. Силуэты альпинистов растворились в ночи.
Кто их разберет, протянул он, они хоть документы на парня оставили?
Слава быстро осмотрел карманы куртки больного, а затем отрицательно покачал головой.
Черт знает что! Ладно, завтра утром позвоним в город, пусть они решают, что делать с бедолагой, предложил Кирилл.
Слава не спорил. Какой смысл беспокоить городские службы сегодня? Вечером они все равно сюда не пойдут. Тем более, с парнем ничего серьезного. Вполне вероятно, завтра он уже придет в себя.

Когда тонкие лучи рассветного солнца прочерчивали в сапфировой синеве небосвода золотые полосы, над горами продолжали висеть серые облака, поглощавшие свет. Никак не желавший рассеиваться белый морок, заглядывал в окна гостиничных номеров, облизывая стекла. Тяжелый влажный воздух, тайком просочившись в помещение, облепил лицо Кирилла, с трудом проникая в легкие. В комнате стало душно и неуютно. Толстые каменные стены, нависавшие со всех сторон, излучали могильный холод. Колкий шерстяной плед каждым прикосновением раздражал кожу.
Кирилл проснулся еще до звонка будильника, оделся, заправил кровать и вышел в коридор. Формально он был только администратором гостиницы, но сейчас из-за оттока постояльцев и желания руководства сэкономить на зарплатах остальные сотрудники взяли отпуска и парню приходилось отвечать за все одному. Конечно, кроме медчасти, находившейся в ведении Славы.
До завтрака оставался еще час, поэтому Кирилл стал потихоньку накрывать на столы. Выставил тарелки со скудным провиантом, вскипятил воду для чая и кофе, поставил вариться сосиски, к которым полагались тушеные консервированные бобы. Вскоре к нему присоединился Слава. Они оба чувствовали себя здесь неуютно и мечтали поскорее вернуться домой.
Разговор за завтраком не клеился. Кажется, за время, проведенное здесь, они уже обсудили все, что можно. Оставалось только уныло помешивать сахар в чашке. Вся комната успела пропахнуть сосисками, что окончательно отбивало аппетит.
Пойду проверю вчерашнего пострадавшего, сказал Слава, поднимаясь, не хочешь составить мне компанию?
Кирилл кивнул, и они вместе покинули тесный вестибюль, при необходимости выполнявший роль столовой. Из-за толстых непроницаемых стен в гостиничном коридоре стояла гробовая тишина, в которой тонули шаги сотрудников и любые другие звуки. В какие-то моменты могло даже показаться, что ты оглох. Несмотря на дешевые цветастые паласы, насквозь пропитанные пылью, изнутри «Приют» выглядел еще мрачнее, чем снаружи. Возможно именно по этой причине, а вовсе не из-за дурных слухов, он не обрел популярности у альпинистов.
Слава привычным движением толкнул дверь в палату и в ужасе замер на пороге, так что Кирилл врезался ему в спину.
Ты чего?! воскликнул он, но стоило администратору выглянуть из-за плеча доктора, как он тоже оцепенел.
Пострадавший альпинист лежал на кушетке раскинув руки и широко раскрыв глаза, а из его распахнутого окровавленного рта к потолку поднимался толстый стебель с изумрудными листьями и маленькими алыми бутонами.
Что это такое? с трудом выговорил Кирилл.
Слава молчал, все еще не в силах поверить своим глазам. Вчера человек был еще жив, а сегодня из него пробилось неизвестное растение.
Что это? снова прошептал Кирилл.
Не знаю, сказал Слава и осторожно приблизился к альпинисту. Очевидно тот был мертв. Чуть промедлив, подошел и Кирилл. В это мгновение один из алых бутонов стал медленно раскрываться. Испуганные сотрудники попятились назад, а затем пулей вылетели в коридор.
Как такое возможно?!
Понятия не имею, сказал Слава, вытирая пот со лба, но оно убило парня.
Так ведь не бывает. Не бывает, Кирилл качал головой, прислонившись к холодной стене.
Слава стоял рядом, дрожа всем телом, лихорадочно соображая, что делать дальше.
Мы должны позвонить в город и все им рассказать. Пусть приезжают и сами разбираются с этим. Такие вещи вне пределов моей компетенции, отрезал он и посмотрел на собеседника.
Отличная мысль! Все равно, мы ничего не сможем сделать.
После этих слов сотрудники кинулись в кабинет администратора, где стоял телефон.
Чуть не вышибив дверь Кирилл бросился к аппарату, по дороге опрокинув мусорное ведро, и стал быстро нажимать на кнопки. Слава застыл посреди комнаты.
Теперь понятно, почему вчерашние молодцы так быстро смылись. Должно быть, они что-то знали! тараторил он, вытирая лоб рукавом рубашки, это же бывшая военная база. Может они проводили какие-то испытания с растениями? Радиация, генная инженерия, создание оружия массового поражения. Наверняка это их рук дело!
Кирилл не слушал болтовню друга, напряженно ожидая ответа из города. Наконец, на другом конце трубки раздался треск, а затем он услышал голос.
База 1-А, слушаю Вас.
Это администратор гостиницы «Приют» Кирилл Королев, у нас случилось ЧП. Альпинист погиб, то есть был убит каким-то растением, нам срочно нужна ваша помощь! прокричал Кирилл.
На другом конце трубки повисло долгое молчание.
Алло, вы меня слышите? Нам нужна помощь! повторил он еще громче.
Вместо ответа лишь тишина.
Эй, Вы там? Дьявол! Должно быть звонок сорвался, пробубнил Кирилл, снова набирая город.
Слава тем временем принялся ходить по комнате, в волнении кусая губы.
Кирилл так сильно прижал телефонную трубку к уху, что оно начало болеть. Секунды бежали вперед, а на другом конце провода ничего не происходило. Соединения нет. Трясущимися потными руками Кирилл сбросил звонок и снова набрал номер. Ничего.
Похоже, обрыв линии, прошептал он.
После этих слов Слава стал белым, как снег на вершине горы.
Спутниковый телефон так и не купили, надежда только на радиосвязь. Военные оставили здесь приемник, можно попробовать связаться с помощью него, сказал Кирилл
К черту все! Надо бежать отсюда как можно скорее, пока эта тварь не взялась за нас! выкрикнул Слава и направился к двери.
Быстро вскочив на ноги, Кирилл успел перегородить ему дорогу.
С ума сошел?! Мы не можем уйти!
Это еще почему? Слава удивленно смотрел на Кирилла.
Потому что мы отвечаем за гостиницу, а значит не можем допустить распространения эпидемии. Мы не знаем, как оно попало в организм альпиниста и что произойдет с растением дальше. Вдруг его семена прицепятся к одежде постояльцев и таким образом попадут в город? Представь сколько людей может погибнуть! Пойми, если по нашей вине оно вырвется за пределы «Приюта», нас посадят. Нет, мы не можем уйти, твердо сказал Кирилл.
Слава окончательно поник.
Что ты предлагаешь? тихо спросил он.
Кирилл отступил, освобождая выход.
Связаться с властями с помощью радиосвязи, пусть они решают, что делать. А пока помощь не придет, объявим карантин. Никого не впускать и никого не выпускать. Думаю, мы можем рискнуть жизнями горстки людей ради спасения миллионов. Согласен? администратор посмотрел на друга.
Слава нехотя кивнул головой.
Не будем пока говорить гостям про растение, продолжил Кирилл, скажем только, что один из постояльцев болен и нам велено закрыть гостиницу и ждать врачей из города.
Боюсь, им не понравится эта идея, сказал Слава, придется изолировать «Приют». Опустим металлические ставни на окна и заблокируем дверь.
Придя к соглашению, друзья распределили обязанности. Пока Кирилл будет сообщать постояльцам о карантине, Слава изолирует гостиницу, чтобы никто не смог уйти без разрешения.

В это время все четверо постояльцев завтракали в вестибюле, пребывая в прекрасном расположении духа. Вивьен, веселый мужчина средних лет, напоминавший волшебника из-за густой белой бороды, рассказывал очередную байку. Рядом с ним сидела рыжеволосая Габриэла, всеми силами пытаясь привлечь внимание своего спутника Пьера, который сосредоточенно изучал какую-то книгу, прищурив голубые глаза. Забившись в угол, старый приятель Вивьена Энди за обе щеки уплетал завтрак.
Понаблюдав за гостями некоторое время, Кирилл привел себя в порядок, постаравшись скрыть следы волнения, и, набравшись мужества, вошел в вестибюль. Постояльцы не обратили на него особого внимания, продолжая заниматься своими делами. Тогда Кирилл откашлялся и начал говорить громко и четко.
Дорогие гости, у меня не очень хорошие новости. Одному из постояльцев утром стало плохо, похоже он серьезно болен, Кирилл сглотнул, мы связались с властями, и они велели объявить в гостинице карантин. Не волнуйтесь, это временная мера. Как только сюда прибудут врачи из города, вы сможете получить разрешение на продолжение своего путешествия, а пока вам придется остаться здесь.
На секунду в вестибюле воцарилось недоуменное молчание.
Что еще за карантин?! воскликнула Габриэла, капризно надув губы, я не собираюсь торчать здесь всю жизнь только из-за того, что какой-то неудачник подхватил простуду!
Если кто-то серьезно болен, нам нужно поскорее убраться отсюда. У меня заканчивается отпуск, я не могу заболеть! Пьер наконец бросил свою книгу.
Другие шумно поддержали его слова.
А что собственно случилось? встрял Вивьен.
Кирилл вздохнул и повторил.
Один из постояльцев серьезно заболел, мы связались с властями и они
Плевать мне на этих идиотов! от злости Габриэла даже покраснела, вы нам отпуск срываете! Я целый год планировала это путешествие, а теперь вы хотите запереть меня в этой вонючей гостинице?! Да я на вас в суд подам! завизжала она.
Точно, Пьер тоже уже успел выйти из себя, мы этого так не оставим!
Кирилл почувствовал, что еще чуть-чуть и у него сдадут нервы. Он из последних сил пытался быть вежливым.
Вы имеете полное право обратиться в суд, когда вернетесь. А пока в «Приюте» объявлен карантин и без разрешения вы отсюда не уйдете, раздраженно бросил он и направился к своему кабинету, не обращая внимания на возмущенные вопли постояльцев, раздававшиеся у него за спиной.
В комнате его уже ждал Слава.
Ну как прошло? спросил он.
Кирилл не ответил. По выражению его лица и так было понятно, что дела плохи.
Нужно немедленно связаться с городом, сказал он.
Послушай, прошептал Слава, оглянувшись на дверь, чтобы убедиться в приватности беседы, я думаю, мы должны уничтожить это растение.
Кирилл вопросительно посмотрел на друга.
Я тут поразмыслил, начал Слава издалека, неизвестно, сколько нам придется ждать помощи. Сам знаешь, пока они посовещаются со своим начальством, пока соберут группу, пройдет ни один час, да и путь неблизкий. А вдруг это растение ядовитое? Пока мы будем ждать подмогу, можем отравиться. Надежнее будет уничтожить его, как думаешь?
Кирилл некоторое время молчал. В словах доктора была логика. Действительно, лучше обезвредить бомбу, чем надеяться, что она не рванет.
Я считаю, ты прав. Только как уничтожить эту тварь?
В подсобке есть пара топоров, срубим стебель, а там посмотрим, пожал плечами Слава.
Хорошо.
Сотрудники осторожно выбрались из кабинета и, стараясь не попадаться на глаза постояльцам, забрали из подсобки топоры, а затем направились в медчасть. У дверей нужной палаты они ненадолго замерли. У Кирилла от страха дрожали руки и подгибались колени, Славу мутило.
Сейчас или никогда! сказал доктор и насчет три они ворвались в палату.
За время, прошедшее с момента обнаружения, растение успело здорово подрасти. Его толстый зеленый стебель, покрытый колючим белым пушком, почти упирался в потолок. По всей длине в разные стороны торчали шершавые остроконечные изумрудные листья и маленькие отростки с тугими алыми бутонами. Некоторые из цветков уже успели раскрыться и теперь демонстрировали темно-синюю сердцевину с множеством круглых отверстий-сот, в каждом из которых пряталось черное блестящее зерно, похожее на паучий глаз. Тело альпиниста, из которого пробилось растение, стало совсем белым и сморщилось на глазах.
От этого зрелища у сотрудников перехватило дыхание. Обливаясь потом, пробиваемые мелкой дрожью, они медленно подошли к растению с разных сторон, держа топоры наготове. На первый взгляд, тварь никак не реагировала на опасность со стороны людей, но блестящие черные глазки алых цветов были обращены к чужакам и, казалось, следили за каждым их движением.
Давай давай рубить у основания, прошептал Слава, не сводя с твари глаз.
Думаю, этого недостаточно, ответил Кирилл, опасливо наблюдая за растением, если корни останутся целы, то оно снова может вырасти.
Что ты предлагаешь?
Корни внутри трупа, так что придется его обезглавить, а возможно и он не смог закончить фразу, но друг его прекрасно понял.
В процессе расчленения мертвеца мало приятного, но ему ведь уже все равно. Так что пришлось забыть о брезгливости.
Давай насчет три, предложил Кирилл, ты наносишь первый удар по шее, я второй, хорошо?
Слава кивнул и занес топор над головой. В этот момент тело альпиниста шевельнулось. Друзья вздрогнули. Неужели он жив?! Глаза мертвеца давно были подернуты пеленой и уже ни на что не реагировали, но его тело билось в конвульсиях. Свисавшие с кушетки руки подрагивали, а грудная клетка вздымалась и опускалась, словно при дыхании. Внимательно наблюдавшие за этими движениями сотрудники не сразу заметили, что растение упорно тянуло к ним свои листья, а его стебель стал изгибаться, готовясь нанести удар.
Оно хочет напасть! крикнул Кирилл, скорее!
Друзья мгновенно бросились к телу. Слава выставил перед собой топор, убирая с дороги изумрудные листья. Кирилл полез напролом и стоило одному листу коснуться щеки, как ее обожгло. Администратор вскрикнул и отшатнулся в сторону, задев другой лист. Острая боль пронзила кисть, и он выронил топор.
Оно жжется! сдавлено выкрикнул он.
Слава же в это время с силой ударил по шее трупа. Растение издало громкий писк и стало плеваться семенами доктору в лицо. Слава размахивал руками во все стороны, пытаясь защититься от них и тоже получил несколько ожогов. Кирилл, на покрасневшей коже которого надулись огромные волдыри, поднялся с пола и принялся молотить топором по мертвецу. Растение разъяренно пищало, а его похожий на копье стебель с размаху сбил Кирилла с ног, но уже в следующую секунду, тварь издала последний отчаянный вопль и рухнула на пол.
Тяжело дыша, сотрудники поднялись на ноги и переглянулись.
Думаешь, мы его прикончили? спросил Слава.
Кирилл приблизился к растению, лежавшему на усеянном черными семенами полу. Изумрудные листья пожухли, алые цветки роняли лепестки на пол, а стебель безжизненно свернулся в углу.
Думаю, ему конец, ответил Кирилл, морщась от боли.
Опухшее лицо и руки горели, все мышцы ныли, от перенапряжения кружилась голова. Администратор еле держался на ногах. Доктору досталось не меньше. Оба они еще некоторое время простояли в палате, а затем вышли в коридор и направились к холодильнику с лекарствами. Слава оказал помощь Кириллу, затем обработал свои раны. Кажется, несмотря на сильную боль, травмы были не серьезными.
Будет что вспомнить в старости, пошутил Слава.
Кирилл выдавил из себя кислую улыбку.
Теперь нужно связаться с городом и постараться, чтобы нас в таком виде не заметили постояльцы.

Вынув из коробки радиопередатчик, друзья долго его рассматривали, пытаясь сообразить, на какие кнопки следует нажимать. Модель давно устарела, но кажется сохранила работоспособность. Разумеется, инструкции по использованию не осталось, так что пришлось действовать наобум.
Кирилл нажал сперва на одну кнопку, подождал немного, затем надавил на другую. Передатчик затрещал. Работает. Оставалось только настроить его на нужную частоту.
Так, давай попробуем, сказал Кирилл, колдуя над аппаратом, это гостинца «Приют», кто-нибудь слышит меня?
Кажется, все было сделано верно, но никто не отвечал.
База 1-А, вы нас слышите?
Треск и больше ничего. Кирилл начал паниковать.
Гостиница «Приют» вызывает базу 1-А, у нас случилось ЧП. Срочно нужна ваша помощь! в который раз повторил Кирилл.
Ответа не было.
Мы же все сделали правильно! Я не понимаю, почему эта штуковина не работает! взвыл он.
Может, все работает предположил Слава, возможно, это в городе какие-то проблемы, а не у нас.
Кирилл немного успокоился.
Да, ты прав. Тогда подождем немного и снова попробуем связаться.
Выключив приемник, они покинули комнату. Постоянно оглядываясь по сторонам, сотрудники вернулись в основной коридор и прислушались. Голоса доносились из вестибюля, должно быть постояльцы еще сидели там. С другой стороны, куда им деваться? Выходы же закрыты.
Опухоль потихоньку спадает, заметил Слава, внимательно рассмотрев лицо друга, у меня в кабинете есть еще одна мазь, которая должна немного облегчить боль. Давай попробуем? Думаю, хуже не будет.
Кирилл не возражал. Ему хотелось как можно скорее избавиться от следов битвы с растением. И то, что обычные мази от ожогов помогали, вселяло надежду.
Свернув к медчасти, друзья увидели, что дверь в палату с поверженным растением приоткрыта, а в следующую секунду в проеме показалась Габриэла. Ее лицо было перекошено от ужаса, подбородок дрожал. Заметив сотрудников, она еще больше побледнела.
Я все знаю! крикнула она, пятясь назад, вам не удастся это скрыть!
Слава хотел ей что-то ответить, но в следующую секунду Габриэлу пробил надрывный кашель. Она сипела, согнувшись почти пополам и, казалось, была готова выплюнуть свои легкие. Слава бросился к ней. Женщина отмахивалась от него руками, продолжая заходиться кашлем. Вдруг из ее рта выпал тугой алый бутон и шлепнулся на пол. Слава в ужасе отшатнулся. Габриэла упала на колени, вместе с кровью выплевывая алые бутоны и маленькие изумрудные листья.
Растение. Оно хочет вырваться наружу, проворил Кирилл, а затем ринулся к палате, в которой они оставили топоры.
Слава же в оцепенении смотрел на Габриэлу, которая неожиданно прекратила кашлять. Теперь она судорожно пыталась вдохнуть, но нечто мешало ей это сделать. Повалившись на пол, женщина хрипела, пытаясь ногтями расцарапать себе горло. В следующий миг из ее рта потянулся к свету тонкий зеленый стебелек. Слава попятился к стене. Подоспевший Кирилл одним точным ударом отрубил Габриэле голову, а вторым пробил грудную клетку. Оттуда послышался знакомый писк, а затем все стихло.
Как она заразилась? спросил Слава, придя в себя.
Понятия не имею. Возможно, вдохнула одно из семян, предположил Кирилл, прислонив к стене окровавленный топор.
Это странно, обронил Слава.
Что ты имеешь в виду?
Мы обнаружили это растение еще утром, но не заболели, а она, Слава посмотрел на Габриэлу, всего несколько минут назад вошла в палату и растение сразу ее убило.
Кирилл молчал, обдумывая сказанное доктором. Ситуация действительно выглядела подозрительно.
А что, если контакт с растением произошел раньше? разум Кирилла пронзила неприятная догадка, что, если кто-то другой был в палате до Габриэллы и именно от него женщина и заразилась. Нужно проверить оставшихся постояльцев.
С этим словами, оба сотрудника быстро направились к вестибюлю. Стараясь не выдать своего присутствия, они украдкой осмотрели комнату. За столом в центре Вивиан и Энди играли в карты. Пьера нигде не было видно.
Все сходится, прошептал Слава, этот парень ее заразил. В какой комнате он остановился?
Номер 6, сказал Кирилл.
Друзья сразу направились туда, в глубине души надеясь, что ошиблись.
На настойчивый стук в дверь никто не отреагировал. Тогда Кирилл открыл замок своим ключом. Свет из коридора освещал только прихожую, а в самой комнате царил полумрак, так что трудно было разглядеть хоть какие-тодетали. Сотрудники осторожно вошли внутрь. Фонарик никто не догадался захватить, и Кирилл стал ощупывать холодные стены в поисках выключателя. Слава, тем временем, заглянул в комнату. Маленькое окошко слабо светилось из-за щелей в металлических ставнях, через которые безуспешно пытался пробиться дневной свет. Напрягая зрение, он разглядел тумбочку с лампой и кровать, которая выглядела пустой, а еще вешалку с одеждой рядом. Или это что-то другое? Слава подался вперед, стараясь понять, что замерло около кровати. В этот миг, Кирилл, наконец, нашел выключатель. По глазам ударил резкий искусственный свет, заставив Славу зажмуриться. Моргнув несколько раз, доктор снова распахнул веки и содрогнулся.
Совсем рядом с ним стоял Пьер. Его полные ужаса глаза впились в Славу, а торчавший изо рта зеленый стебель угрожающе раскачивался из стороны в сторону. Вжимая голову в плечи, доктор сделал шаг назад, держа перед собой топор, но не решаясь нанести удар. Вдруг тело Пьера стало медленно тянуть руки к Славе, а ноги слегка согнулись, словно мертвец собирался сделать шаг. Выскочив из-за спины друга, Кирилл попытался ударить тварь, но она обрушила на него град из черных семян. Закрывая лицо руками, администратор отступил, а растение пошло в атаку. Со свистом рассекая воздух, толстый стебель хлестал людей по рукам и спине, выдавливая из комнаты. Слава отбивался, как мог, но споткнулся о чей-то ботинок и влетел в стену. Продолжая закрываться от яростных ударов, он заметил в сумке постояльца зажигалку и лак для волос. В следующий миг обожженное струей огня, растение издало душераздирающий вопль. Тело Пьера вжалось в угол и на глазах стало сморщиваться, как и захватившая его тварь. Еще минута и все было кончено.

К полуночи все четверо постояльцев были мертвы. Измученные, покрытые ожогами и язвами сотрудники сидели в радиорубке и в который раз пытались связаться с городом.
Вызывает гостиница «Приют», кто-нибудь слышит меня? говорил Кирилл надтреснутым голосом.
Слава сидел рядом, раскачиваясь из стороны в сторону.
Это «Приют», нам нужна помощь!
Растение мертво, кажется, им удалось одержать победу, но на душе у Славы было неспокойно. Ни на секунду его не покидало чувство тревоги и страха. Обожженная кожа болела и на этот раз мазям не удавалось облегчить страдания.
База 1-А, где вы? Нам нужна помощь! в который раз повторил Кирилл, у которого уже разболелось горло.
Откинувшись на спинку стула, он снял шерстяной свитер, из-за которого начала чесаться кожа на груди, и замолчал. Неужели помощь не придет?
Не понимаю, только и мог сказать Слава.
Надежда на удачный исход потихоньку покидала обоих.
Этот передатчик оставили военные, так? Кирилл разговаривал больше сам с собой, чем обращался к другу, значит, он вполне может посылать кодированные сообщения, от разговоров горло стало саднить, и администратор налил себе воды.
То есть вместо призыва о помощи в городе от нас получают какую-то белиберду? спросил Слава и тоже глотнул воды.
Кирилл пожал плечами, снова почесав область сердца.
Не знаю. Но это бы объяснило, почему мы до сих пор не получили от них ответа.
Получим ли вообще, с грустью добавил Слава и закашлялся.
Что с тобой? настороженно спросил Кирилл.
Слава сделал несколько глотков из стакана.
Горло немного заболело, должно быть, на нервной почве.
После этих слов Кирилл побледнел.
У меня тоже болит горло, тихо сказал он, я думал, что слишком много говорил.
Друзья переглянулись.
Нет, мы не могли заразиться! воскликнул Слава.
Да, наверное, мы просто Кирилл замолк на полуслове, осознав, что уже около минуты яростно расчесывает кожу на груди.
Опустив взгляд вниз, он заметил множество красноватых полос, оставленных его ногтями.
Кирилл? обеспокоенно позвал его Слава.
Тот не отвечал, вдруг осознав, что нечто инородное щекочет его изнутри. Потеряв контроль над собой, Кирилл вылетел из радиорубки в поисках зеркала.
Славе с трудом удалось его нагнать. Когда же он подоспел, то нашел друга в одной из комнат, замершим у зеркала. Кирилл стоял не шевелясь, его белое лицо напоминало гипсовую маску. Администратор смотрел, как под кожей в области сердца разрастаются тонкие изумрудные нити.
Я тоже, прошептал он, я заражен.
Нет-нет! Тебе только кажется! запротестовал Слава.
Он хотел сказать что-то еще, но снова закашлялся. На этот раз спазмы сопровождались болезненными ощущениями в легких. Славе казалось, что в горле застрял посторонний предмет и он никак не мог избавиться от него. Лишь последним усилием Славе удалось прочистить дыхательные пути. Он взглянул на свою ладонь и обнаружил на ней тугой алый бутон.
Друзья молча переглянулись. Сколько им еще осталось?
Давай похороним эту тварь во льдах, неожиданно предложил Кирилл, тоже начавший подкашливать, выйдем наружу и постараемся как можно дальше уйти от гостиницы и альпинистских маршрутов. Когда мы умрем, наши тела вмерзнут в лед вместе с этой тварью. Оно уже не выберется.
Мучимый кашлем Слава согласился.
Они вышли из гостиницы и направились вперед во тьму, утопая в мокром снегу. Вскоре их фигуры растворились вдали.

Когда следующим утром в гостиницу ворвались полицейские и спасатели, они обнаружили пять изувеченных человеческих тел, еще два трупа, опознанные, как администратор гостиницы и дежурный медик, были спрятаны в подсобке, неподалеку валялись окровавленные топоры, но никаких следов убийц не было найдено. Очевидно, их поглотили горы.
Значит, преступников было двое? спросил следователь, сидя за столом в допросной.
Напротив него расположился руководитель группы альпинистов, пару дней назад заявивший о подозрительных событиях в высокогорной гостинице «Приют».
Да. Я ведь уже все рассказал, когда мы подавали заявление, альпинист чувствовал себя здесь неуютно.
Знаю, но я очень прошу Вас повторить это дня меня, следователь старался выглядеть дружелюбно, хотя настроение было паршивым. Еще бы, очередной глухарь.
Хорошо, вздохнул альпинист, как я уже говорил, наша группа только начала восхождение, но Алексу
Вы имеете ввиду Алекса Брауна? уточнил следователь.
Да-да. В общем Алексу стало плохо. У него кружилась голова, его мутило, потом он потерял сознание. Уже смеркалось, но мы решили не устанавливать палатки, а добраться до гостиницы «Приют», которая была совсем рядом. Мы думали показать Алекса врачам, а сами бы заночевали там и утром, в зависимости от состояния друга, решили, когда следует продолжить восхождение, альпинист положил ладони на холодную гладь стола, Когда мы добрались до «Приюта», свет в окнах уже не горел. Я постучал в дверь и нам открыл какой-то парень.
Опишите его, попросил следователь.
Знаете, вначале я даже не разглядел его лица. Он представился администратором гостиницы и показал нам, где находится медчасть. Мы направились туда. Через пару минут этот тип вернулся вместе с врачом. В коридоре было светло и я заметил, что они оба выглядели очень странно
Странно? Уточните, пожалуйста, в чем именно заключалась «странность»?
Альпинист нахмурился.
Это трудно объяснить. Они оба были очень бледными и какими-то взъерошенными, словно птицы под дождем. Еще у доктора ужасно тряслись руки. И глаза да, зрачки у обоих были настолько расширены, что глаза казались черными, парень замолк, пытаясь восстановить в памяти цельную картину того вечера, я не знаю, что добавить. Было много разных деталей, но говорю Вам, они вели себя необычно, не так как поступают нормальные люди.
Хорошо, продолжайте.
Мы уложили Алекса на кушетку. Эти двое нас всех очень пугали. Честно говоря, вначале я решил, что они под дозой. Наркотики или что-то в этом роде, но потом Кристофер, я имею ввиду Кристофера Хаксли, толкнул меня локтем и указал в сторону угла комнаты. Там лежала отрубленная человеческая рука. Тогда я понял, что дело плохо. Конечно, мы не должны были оставлять Алекса там, сказал альпинист, шмыгая носом, но с ним мы не смогли бы спуститься вниз, вы же понимаете? он посмотрел на следователя в поисках поддержки, в общем, я решил, что мы спустимся в город, сообщим об увиденном и сразу же вернемся за Алексом, но мы опоздали
Следователь вздохнул.
Соболезную, сказал он и продолжил, постарайтесь вспомнить, может быть подозреваемые, представившиеся администратором гостиницы и дежурным врачом, говорили о чем-то при вас? Называли какие-нибудь имена? Возможно, упоминали о своих планах?
Альпинист отрицательно затряс головой.
Ничего такого не было. Они только настойчиво требовали, чтобы мы остались в гостинице на ночь и при этом глаза у них подозрительно блестели.
Ясно, спасибо. Допрос окончен. Время одиннадцать тридцать, с этими словами следователь выключил диктофон и достал из кармана пачку сигарет, хотя курить в помещении было строго запрещено.
Вы можете мне объяснить, что произошло?! взмолился альпинист.
Следователь открыл дверь, и они вместе вышли в коридор, затем через запасной выход покинули здание. Прислонившись к лестничным периллам, следователь выпустил в воздух несколько клубов дыма.
Итак, существует официальная позиция следствия, а есть частное мнение конкретного сотрудника, надеюсь, вы понимаете, в чем разница?
Альпинист кивнул.
Хорошо. Я могу высказать только свое частное мнение, он сделал затяжку, около двадцати пяти лет назад на Аннапурну совершала восхождение группа альпинистов из семи человек. Надо сказать, подготовлены они были неважно: не рассчитали запас кислорода и маршрут выбрали не самый легкий, а тут еще погода вмешалась. Группу настигла сильная снежная буря, не прекращавшаяся три дня. Думаю, вы понимаете, что испытывали ребята? следователь избавился от сигареты, и у двух членов группы сдали нервы. Они тронулись умом. В стрессовых ситуациях такое бывает. Кажется, их тоже звали Кирилл и Святослав. В общем, эти двое кричали, что в их организм попало семя какого-то растения и теперь оно прорастает внутри них. Альпинисты стали вести себя неадекватно и агрессивно, в итоге отбились от группы и пропали. По нашим данным, смерть настигла их недалеко от военной базы, которая теперь стала гостиницей «Приют». С тех пор было еще несколько похожих случаев. Один или сразу несколько человек неожиданно сходили с ума в радиусе километра от гостинцы. И каждый раз одна и та же история бред про семена таинственного растения, потом вспышки агрессии по отношению к ближним, а затем они уходят в сторону от троп и замерзают насмерть. Но чтобы сразу семь трупов, такое у нас впервые.
Постойте, прервал его альпинист, безумие ведь не заразно.
Верно,- подтвердил следователь, мы обычно относим подобные проявления к симптомам так называемой горной болезни. Только не спрашивайте, что это такое, он горько усмехнулся, знаете, горы не подходящее место для демонстрации своей силы или смелости. Потому что люди не покоряют горы, это сами горы выбирают, пропустить человека или поглотить. Так что, восхождение похоже на русскую рулетку. Сегодня тебе повезло, а завтра удача может отвернуться. Мой вам совет держитесь подальше от этого места, если не хотите, чтобы ваше тело стало ориентиром для очередных глупцов, именующих себя покорителями вершин.

0
10:50
546
Гость
18:05
Горы несущие смерть. Или смерть несущие растения в заснеженных горах… Этот сюжет не из новых, отдаленно напоминает «Перевал Дятлова». Я далеко не С.Кинг, поэтому не воспринимайте мое частное мнение, что называется, «в обиду». Что меня поразило: на сколько тщательно и красиво описаны какие-то мелкие детали интерьеров, окружающей природы и погоды, на столько же «невнятны» и неинтересны персонажи, хоть бы каких деталей об их прошлых жизнях, намеков на сверхъестественность в их судьбах… я не альпинист, но полагаю, что в горы «со смертностью 40%» вряд ли ходят люди без особой надобности, ну скажем, только военные, например. Уж устраивать частный отель в таких «гиблых» местах — Мега-провальная бизнес-идея; Почему кого-то зовут Кирилл и Слава, а кого-то Габриэль и Вивьен, и они общаются все вместе на одном языке? На каком основании не военный медики, и вообще никакой властью не уполномоченный админ отеля принимают решение о незаконном удержании граждан другого государства, еще и в угрожающих их здоровью условиях? Поймите мой посыл верно, я это все к тому, что написано то потрясающе талантливо, а вот такие «несуразицы»(на мой взгляд) рушат все очарование от мистического произведения. Спасибо, читала с удовольствием!
Liv
19:04
Спасибо за похвалу!
Наверное, стоит кое-что уточнить.
1. На самом деле, альпинисты регулярно (хотя, это относительное понятие) совершают восхождения (или попытки) на Аннапурну, несмотря на высокий коэффициент смертности. Поэтому на склонах горы полно трупов. Не знаю, много ли информации в википедии, но данные о восхождениях там точно должны быть. Жаль не могу скинуть полезную статью на эту тему.
2. Гостиница международная, поэтому там останавливаются люди разных национальностей. И все прекрасно общаются на английском. Сотрудники вполне могут быть русскими, но прекрасно говорить на английском.
3. Насчет «незаконного удержания» логика такая.
Уголовно-процессуальный кодекс РФ: Возбуждение уголовного дела в порядке, установленном статьей 146 настоящего Кодекса, и выполнение неотложных следственных действий возлагаются также на:
1) капитанов морских и речных судов, находящихся в дальнем плавании, — по уголовным делам о преступлениях, совершенных на данных судах;
2) руководителей геолого-разведочных партий и зимовок, начальников российских антарктических станций и сезонных полевых баз, удаленных от мест расположения органов дознания, указанных в части первой настоящей статьи, — по уголовным делам о преступлениях, совершенных по месту нахождения этих партий, зимовок, станций, сезонных полевых баз;
3) глав дипломатических представительств и консульских учреждений Российской Федерации — по уголовным делам о преступлениях, совершенных в пределах территорий данных представительств и учреждений.

23:55
Саспенс — есть, но реализма мало. Ужас он тем и ужасен, что происходит с обычными людьми в простой и обычной как кажется на первый взгляд ситуации.
15:36
Прочитала с большим удовольствием, даже лайкнула. Такая смесь «Нечто» и «Отеля у Погибшего альпиниста». Я тоже, как и первый комментатор, только брови подняла: что за идиотизм, оставаться в гостинице и держать там постояльцев? Но в конце и этому дано объяснение. Однако, рассказ требуется дорабатывать. Много стилистических нестыковок. Плюс вы явно переборщили с сумасшедшими на горе, о которых красочно расписывает следователь. Пока мы имеем сумасшедших призраков, которые стали убивать ДО прихода альпинистов (рука, которую увидели альпинисты), а всё остальное — их глюки. А если всё превратить в «Ой, тут полно такого», то снижается вся неожиданность — давняя легенда, никто про неё не знает, ничего не предпринимает… Тут всего одна фраза, так что, я думаю, её из рассказа будет выкинуть легко.
В общем, мой восторг связан именно с тем, что можно принять за вашу оплошность (возможно, она и есть). Не приход альпинистов вызвал растение и события, а напротив — призраки стали убивать раньше.
08:26
Сюжет интересный. Но есть логические несостыковки. Почему в гостинице нет дежурного администратора? Или какой-нибудь девочки на ресепшен? Постояльцы ведь могут в любое время суток заселиться. Странно, что дежурный персонаж, включая врача, спит на рабочем месте. С таким же успехом события могли бы разворачиваться в частном доме на двоих хозяев, которые сдают туристам комнаты.
Почему из первой жертвы альпитста цветок пророс только к утру, то есть спустя часы после заражения горной болезнью, а у Габриэлы стебелёк изо рта стал расти почти сразу? Хорошо, допустим, она заразилась раньше, но за завтраком она вполне здоровой выглядела, в отличие от злополучного альпиниста, у которого были совсем другие симптомы, головокружение и обморок, а не саднящее горло, как у работников гостиницы. И непонятно имеют ли какое-то отношение к происходящему другие альпинисты?

«Когда тонкие лучи рассветного солнца прочерчивали в сапфировой синеве небосвода золотые полосы, над горами продолжали висеть серые облака, поглощавшие свет» – сапфировая синева и серые облака это взаимоисключающие явления. Да и сама фраза звучит штамповато. В общем, снова вспомнился Базаров с его «друг Аркадий, не говори красиво».
Liv
18:49
Кажется, Вы читали рассказ по диагонали.
В тексте сказано, что
— администратор был именно дежурным администратором, а врач — дежурным врачом.
— «Приют» находится высоко в горах, поэтому сотрудники не только работают, но и живут там.
— «Приют» — частная высокогорная гостиница.
— никакого цветка-убийцы не было, сотрудники просто сошли с ума.
Не понимаю, почему рассветное небо и серые облака — взаимоисключающие явления. Наоборот, такие вещи часто можно наблюдать.
13:46
«С ума по отдельности сходят, это только гриппом все вместе болеют» © 🙂(шучу) А если серьезно, то про сумасшествие становится известно лишь в конце, а вопросы по цветку возникали по ходу чтения. Забыла их удалить, прошу прощения. Но всё равно для сотрудников-то цветок-убийца – реальность, так почему они не удивились разной скорости произрастания семян?
Помню я, что врач дежурный, в предыдущем комментарии так и писала «странно, почему дежурный врач». Или вы комментарии читаете квадратно гнездовым способом? Уточню: меня смутило то, что он этот врач спит на дежурстве. И администратор должен не в кровати во время дежурства быть. Насчет облаков убедили. Пусть будут серыми. Но это не отменяет штамповатости описания. Вообще я описания люблю, но вы переборщили, как мне кажется.
Liv
16:40
Честно, я не могу понять, почему Вы пишете все это сейчас, когда поезд ушел? Баллы посчитаны, финалисты объявлены. Конец. Даже при желании участники уже не смогут переголосовать, а я — что-то переписать. Ладно, если бы мой рассказ вышел в финал, тогда можно было бы возмущаться относительно такой несправедливости. Но он ведь не вышел. Тогда, какая разница? Но главное, все это Вы должны были написать в бюллетене вместе с оценкой. Зачем повторять?
Теперь насчет замечаний.
1. Сотрудники удивились, что Габриэлла так быстро заболела и нашли этому свое объяснение.
"- Это странно, — обронил Слава.
— Что ты имеешь в виду?
— Мы обнаружили это растение еще утром, но не заболели, а она, — Слава посмотрел на Габриэлу, — всего несколько минут назад вошла в палату и растение сразу ее убило.
Кирилл молчал, обдумывая сказанное доктором. Ситуация действительно выглядела подозрительно.
— А что, если контакт с растением произошел раньше? – разум Кирилла пронзила неприятная догадка, — что, если кто-то другой был в палате до Габриэллы и именно от него женщина и заразилась. Нужно проверить оставшихся постояльцев."
Да, с точки зрения здравомыслящего человека их рассуждения ошибочны. Но сотрудники ведь были больны. Почему сумасшедшие считают, что шапочка из фольги не позволит другим людям читать их мысли? Не знаю. Обычному человеку это кажется странным. Но у пациентов есть свое объяснение и своя логика.
2. Наверное, нужно повторить.
«Формально он был только администратором гостиницы, но сейчас из-за оттока постояльцев и желания руководства сэкономить на зарплатах остальные сотрудники взяли отпуска и парню приходилось отвечать за все одному. Конечно, кроме медчасти, находившейся в ведении Славы.»
В «Приюте» было всего два сотрудника. Они работали и жили в гостинице. То есть, они работали, например, месяц, потом их сменяли другие сотрудники, а эти двое возвращались в город. Не могли же они месяц не спать. Вообще, по ночам никто восхождения не совершает. Случай с альпинистами — случайное совпадение.
05:33
Так я свой первый комментарий из таблицы и скопировала, чтобы вы не мучились от нетерпения, пока организаторы комментарии сводят. ИМХО, это серьёзный минус анонимных конкурсов, то, что автор не имеет права вступать в диалог с читателями. Иногда объяснения автора способны на оценку текста повлиять. Да мы, участники, увы, уже не можем переголосовать. Но что мешает вам внести в текст правки, если таковые вы сочтёте нужными? Бывают конкурсы, которые берут опубликованные в сети тексты. Есть журналы, например, «Уральские следопыт»… Так что выбывание из конкурса не точка, а всего лишь многоточие, ИМХО.
Liv
19:39
Тогда, понятно.
Правки легко вносить, только если ты все еще погружен в текст, в историю. А когда она закостенела, это превращается в мучение.
В УС мой рассказ точно бы не взяли. Других журналов не знаю.
Империум