Светлана Ледовская

Белый шар

Белый шар
164

Фантазия-антиутопия на тему общественного мнения

Всего один белый шар. Один-единственный из десяти. И обязана она им Александру.

Полина опустилась на диван. Сейчас. Ей нужно только десять минут отдохнуть, и она начнет готовиться к приходу Александра. Ведь он обязательно придет сегодня, не может не прийти.

В ее голове возник весь этот день, с самого утра.

* * *

Совсем рано, едва она выпила свой стакан воды, позвонили сыновья.

Полина гордилась сыновьями. В отличие от многих, они никогда не пренебрегали звонками на Новый год и Восьмое марта и не пропустили ни одного ежегодного визита в День матери. И, конечно же, сегодня, в день ее рождения, они не забыли поздравить ее.

С тех пор, как много лет назад они покинули дом, совсем еще желторотиками, в ней поселилась какая-то странная тишина. Иногда ее посещала крамольная мысль, как было бы здорово, если бы они по-прежнему жили с ней, но ни за какие коврижки мира она не согласилась бы, чтобы ее сыновья стали изгоями. Она радовалась, что у них все складывается хорошо – работа их достаточно хорошо оплачивалась, чтобы они могли себе позволить все то, что положено преуспевающим мужчинам в приличном обществе – просторные квартиры, модную одежду, технику последних моделей, качественную еду и, само собой, красивых женщин. Без всего этого ни один мужчина не мог бы высоко держать голову, не опасаясь насмешек знакомых и коллег, а главное, повышенного интереса представителей Закона. Но ее мальчики прочно стояли на ногах. Полина, разумеется, не знала, кто их отцы, но часто в душе благодарила их за хорошую наследственность, которую они подарили двум мужчинам, носящим ее фамилию.

И вот сегодня они, как всегда, позвонили поздравить мать и пожелать ей успеха на Голосовании.

* * *

С приятным чувством Полина отправилась принимать ванну и даже напевала вполголоса «О, этот дивный мир!», хотя ей никогда не удавались высокие торжествующие ноты припева.

Не успела она выйти из ванной, как раздался звонок в дверь. Конечно, это был еще один бонус сегодняшнего дня – массажист из весьма и весьма дорогого салона. Деньги на него ей подарил накануне Александр, и в этот раз он действительно не поскупился. Полтора часа, проведенные среди масел и кремов, пролетели незаметно. Закрыв за мастером дверь, Полина подошла к зеркалу.

Закон был либерален – он позволял ей весить до пятидесяти пяти килограммов. Полина на всякий случай держала пятьдесят. При росте сто семьдесят это смотрелось совсем неплохо. Она с удовольствием рассматривала свои выступающие ключицы, впалые щеки и поджарый живот. «Не понимаю, – подумала она, – как эти жирухи полутора метров ростом держат те же пятьдесят? Неужели они не видят, какое это уродство?..» Зеркало улыбнулось ей знакомой улыбкой.

Но что это?.. У Полины забилось сердце: в самом углу глаз – там, где обычно нарисованы изящные тонкие стрелки, – ей показались маленькие, едва заметные морщинки. Не может этого быть! Ведь ей всего тридцать восемь…

* * *

Все заработанные ею деньги Полина, как и все порядочные женщины, тратила на поддержание молодости и красоты. Конечно, этих денег не хватало, чтобы пользоваться действительно радикальными способами омоложения, и, не будь она хорошей матерью, на средства, которые она получала от своих мужчин, можно было существенно улучшить уровень биологического обслуживания. Но она предпочла, чтобы ее мальчики ни в чем не нуждались, и тратила весь Естественный Доход на них. А зарплаты едва хватало на то, чтобы содержать себя в форме.

Закон был либерален – он не запрещал женщине работать по любой специальности, но плата за ее труд в любом случае не превышала минимума зарплаты, установленной для мужчин.

Когда-то Полина спросила у матери, почему труд их ценится так дешево. На это мать горько улыбнулась и ответила: «Полечка, женщина создана не для труда».

* * *

Мать Полины очень рано не прошла Голосование. Она была бедна, и причиной тому, как поняла Полина, был какой-то водитель грузового флаера, который посещал мать в юности. То ли он умер, то ли что-то еще с ним приключилось, но после него мать не захотела больше мужчин. Она могла бы содержать себя не хуже других, но у нее было целых трое детей. Меньше двух иметь запрещал Закон, но редко кто отваживался на большее, потому что это неминуемо вредило внешности и здоровью. Не говоря уж о деньгах.

Лица своей матери Полина почти не помнила. Но зато она прекрасно помнила свой шок, когда она впервые увидела мать в маске мэрисмит. Она привыкла видеть вокруг себя кучу мэрисмит, но ей никогда не приходило в голову, что и ее мать может в один какой-то день прийти с чужим лицом. Индивидуальные биомаски стоили так баснословно дорого, что копить на них приходилось даже тем, кто менял мужчин каждый месяц. А гарантированная каждой женщине Законом биомаска была лишена индивидуальных черт.

* * *

Полина почувствовала легкую дрожь. Угроза стать мэрисмит внезапно показалась ей настолько реальной, что она почти ощутила кожей прикосновение упругого геля. Что, если сегодня она не пройдет Голосование? И уже сегодня вечером она вернется домой ужасной презираемой мэрисмит, на которую до конца дней больше не посмотрит ни один нормальный мужчина?..

Она еще раз пристально взглянула на себя в зеркало. Нет, все, должно быть, в порядке. Кожа по-прежнему мягка, хотя в последнее время немного мягче, чем обычно; грудь не отвисла; линии татуировок ровны и чисты; нигде ни единого волоска – она специально попросила массажиста проверить… Особенно ей нравилась форма головы – безо всяких уродских шишек и сплюснутостей. Нет-нет, все должно быть в порядке.

Конечно, если бы она была менее легкомысленной и не ограничилась всего несколькими мужчинами…

* * *

Первого своего мужчину Полина и не помнила. Он был очень внимателен, но она уже тогда понимала, что это обязанность мастера дефлорации. Поэтому она не придала ему никакого значения. Тем более, ей было двенадцать лет, а в этом возрасте еще кажется, что впереди все самое прекрасное, что только может быть, и она даже не стала вписывать мастера в свой блокнот.

«Самым прекрасным» оказался первый ее настоящий мужчина. Два года он посещал ее почти каждый вечер, и, как ей порой думалось, был бы непрочь остаться с ней даже на ночь, но она не могла позволить, чтобы из-за нее у него были неприятности с Законом. Он часто выводил ее в свет, но денег давал не очень много, потому что имел одну из тех редких профессий, которые оплачиваются больше престижем, нежели деньгами.

Им было хорошо вместе, но однажды он просто исчез. Некоторое время Полина вынашивала планы, как безопасным методом выяснить, почему его нет, но так и не нашла способа обойти Закон, оберегающий покой и репутацию сильного пола.

Второй мужчина навещал ее реже, но гораздо дольше. Он был во всех смыслах положительным работягой и был настолько снисходителен, что даже разрешал ей иногда играть с сыновьями в его присутствии. Уходя, он честно признался ей, что нашел другую, а она ему надоела.

Третьим мужчиной был Александр. Познакомились они случайно. Полина никогда бы не поверила, что можно познакомиться иначе, чем через Банк знакомств, если бы этого не произошло лично с ней. Идя из магазина, она пошатнулась под тяжестью сумок и чуть не упала, зацепившись шпилькой за какой-то бугорок. Проходивший мимо мужчина подхватил ее и помог добраться до дома без приключений. Это и был Александр. Вот уже семь лет он посещает ее почти каждую неделю, и у нее нет к нему ни одного замечания. Кроме одного – денег он ей всегда давал в обрез. За исключением вчерашнего дня, когда он вдруг расщедрился и отвалил ей кругленькую сумму. Правда, большая ее часть ушла на массажиста, но ведь это был очень-очень дорогой салон…

* * *

Мастер знал свое дело прекрасно. В последний раз взглянув в зеркало, Полина натянула высокие сапоги и аккуратно накинула на себя плащ. Удивительно красивый, синий как глаза Александра. Плащ, на который ушел весь остаток ее вчерашнего подарка. Она готова.

* * *

Микрорайон у них был небольшой, поэтому большинство женщин, у которых сегодня был день рождения, Полина встречала на Голосовании много лет подряд. Конечно, кто-то из них исчезал, появлялся кто-то новый, но в целом картина была ей знакома. С некоторыми она даже обменивалась кивками, когда наблюдатель отворачивался в другую сторону.

С каждым годом ждать Полине приходилось все дольше – вызывали по возрасту, начиная с младших. Но вот называют и ее имя, и она входит в Зал Голосования.

Пока она идет к присяжным, секретарь оглашает результаты ее анализов – заразные заболевания отсутствуют, гормональный фон в норме.

Легкой походкой она приближается к десяти мужчинам, которые сейчас будут решать, достойна ли она еще год рассчитывать на внимание и не оскорбляет ли она их взор своим видом, или ей пришла пора воспользоваться гарантированным Законом правом на бесплатную биомаску. Каждый раз она видит новые лица – присяжные выбираются жребием, и это является почетной обязанностью для всех избранных. Полина слышала, что пару раз были случаи подкупа, но те громкие скандалы произошли где-то очень далеко, она даже не запомнила, где. Впрочем, она сейчас не боится и неподкупных, ей просто нельзя бояться, иначе страх помешает ей очаровать их.

Не доходя нескольких шагов до присяжных, Полина эффектно скинула плащ и остановилась в полной грации позе, окидывая всех быстрым, но зовущим взглядом. И тут сердце ее пропустило удар, потому что в крайнем справа кресле сидел Александр.

Вчера он ничего не сказал ей о том, что будет принимать участие в Голосовании. И сейчас он тоже сидел с нейтральным выражением лица, как будто видел ее впервые. Ну конечно! Он и не мог показать, что они знакомы, иначе его тут же отстранят от Голосования.

Полина внутренне возликовала. Она теперь знала, что, как бы плохо ни обернулись дела, еще один год, полный смысла, ей обеспечен.

Она радостно выполняла привычные действия – демонстрировала все свое такое послушное и красивое тело, принимала заданные позы, произносила заданные фразы своим по-прежнему молодым голосом, без тени смущения ощущала на себе оценивающие руки…

Наконец началось Голосование. Мужчины по одному проходили в кабину для Голосования и клали в урну один из шаров – черный или белый. Маленькие шарики, размером не больше мячиков для пинг-понга. Закон был либерален – если хотя бы один шар оказывался белым, женщина могла жить привычной жизнью до следующего Голосования.

* * *

Полина, вновь завернувшись в плащ, взяла в руки урну и прошла в Комнату итогов. Говорили, что некоторые женщины слишком бурно проявляют свои эмоции после вскрытия урны, поэтому Закон обязывал делать это подальше от глаз присяжных. Специальный чиновник – мастер итогов – сопровождал всех в Комнату и регистрировал результат.

Полина вскрыла урну и посмотрела внутрь. Сначала ей показалось, что в Комнате мало света, но через мгновение она просто поняла, что в урне лежат только черные шары. Деревянными руками она стала доставать их по одному. Урна была узкой и глубокой, поэтому достать сразу все не получалось. На самом дне лежал ее спасительный белый шар. Она судорожно вздохнула и сказала про себя: «Спасибо, Александр!» Но остальные-то. Остальные – черные! «Я не могу сейчас думать об этом. Мне нужно сначала дойти до дому!» – сказала она себе. Дав мастеру итогов убедиться, что белый шар есть, Полина вышла в другую дверь и на негнущихся ногах прошла по коридору к выходу, минуя дверь, куда отправлялись новоиспеченные мэрисмит.

* * *

Полина пришла в себя от воспоминаний, лежа на диване. Как жаль, что это был не сон!.. Но почему она разлеглась тут, ведь сейчас придет Александр, он обязательно сегодня придет в свои обычные семь часов, а она еще не готова!

Часы показывали половину восьмого.

Полина не поверила глазам и бросилась проверять. Да, полвосьмого! Странно, почему же он не пришел?.. Наверное, его задержали формальности Голосования.

Полина опрометью кинулась к зеркалу и принялась наносить макияж. Тон лег неровно, стрелки абсолютно несимметричны… Ничего, ничего, главное – успеть! Наличием макияжа она просто выкажет ему уважение, а благодарность проявит иначе…

* * *

Когда цифры показали половину одиннадцатого, Полина поняла, почему ее мужчина был так щедр вчера.

Александр голосовал последним, и его шар никак не мог оказаться на дне.

Это был не его шар.

Подарок Александра оказался прощальным.

Полина тихо засмеялась и воткнула себе в сердце специальный стилет, который ей вручил чиновник в Комнате итогов.

Закон был либерален – у нее на это было полное право.

+4
16:00
578
20:54
Предполагаю, что рассказ больше понравится женской части аудитории. Но постараюсь быть объективным.
Не очень понимаю, почему героиня покончила с собой. Ей в целом нравилось общество, в котором она жила, у нее был в запасе минимум год спокойствия, а что мужик бросил — так ведь не он первый, не он последний (год есть, помним?), а каких-то чувств героиня к нему (и к кому-то вообще), кажется, и не испытывала. И потом: разве морщинки и прочую ересь нельзя извести у врачей? Дети, вон, хорошо зарабатывают.
Не очень понравилось info dump в начале: все-таки информацию до читателя лучше доводить, показывая, а не рассказывая. Поэтому, на мой взгляд, хромает мотивация героини.
Но написано хорошо. Опускаю в урну белый шар =)
04:27
Соглашусь с предыдущим отзывом: непонятно, почему Полина покончила с собой. Особой любви к Александру из текста не видно, особого протеста против общества — тоже. В остальном рассказ понравился, наптсан грамотно, читается приятно.
23:58
И еще одна хорошая работу в мою сегодняшнюю копилку работ. Хороша-то она хорошо, злободневна для нас, существ женского пола, да не без червоточинки. Ну да обо всем по порядку.

1. Персонажи.
А если быть точнее — персонаж. Очень хорошо она прописана внутренне. И биография у нее есть, и чувства, и эмоции, и характер наклевывается (хотя чего-то четкого нет, просто любая женщина). А вот внешность ее описана очень бесцветно. Деталей не хватает. Что ж вы, господа начинающие писатели, так их не люби-те то? Отсутствие четкого, живого описания в вашем рассказе, где внешность в центре внимания, просто недопустима. В остальном отлично.

2. Идея и сюжет
Идея для антиутопии очень и очень хорошая. Вообще на самом деле зачастую в антиутопиях берут тему похода против системы. Как же приятно наконец посмотреть на человека, который живет в этом времени и по его законам. Так же сюжет имеется. Завязка есть, кульминация есть, развязка грустная и тоже есть. Больше придраться в этом плане не к чему.

3. Язык
А вот ту у вас проблемки. Язык слабый, присутствуют повторы (сама страдаю, рекомендую погуглить программу «свежий взгляд», вычитала в статейке Василия Купцева и вроде как она помогает, хотя про вычитку все равно не забывайте). Описаний очень мало. Не описана ни внешность героев, ни обстановка, а если описания и имеются — то общие, зацепиться не за что. Зря. Очень и очень зря. Приписка по поводу «фантазии-антиутопии» излишня, и без нее было бы все понятно и даже (!) лучше бы смотрелось, ибо так вы всю интригу убили! Рассуждения присутствуют. В остальном текст читается легко, но вот каких-либо завитушек словесных не увидела. Ни метафор, ни эпитетов, ни всего такого прочего. Жаль. Могло бы разбавить простенький язык.

Вывод — очень хорошая антиутопия. Если убрать повторы и добавить описаний будет вообще идеально. Мне как женщине понравилось, даже страшно как-то стало. Мужчинам же совет — не делайте так!

P.S. Анализируйте мнение критика, не слушайте его от и до. Пишите то что вам нравится и так, как вам нравится, не забывая о правилах литературной компазиции. Пишите так, чтобы у самих вас дух захватывало. Редактируйте логикой и справочником Розенталя, ибо это два ваших главных оружия против косяков. Будьте беспощадны к ошибкам. Не бойтесь творить! Всех благ.
Гость
16:19
Спасибо вам за рассказ, жаль, что вы не участвуете в голосовании. Поставила вас на 2 место — настолько мне понравилось, как вы описали ваш мир. Некоторые ужастики легче читать, чем такой вот будничный ежедневный кошмар. Впрочем, мои впечатления я расписала в комментариях в таблице — надеюсь, вы их прочтете.
Гость
12:39
Большое спасибо за отзывы и советы! Обязательно учту их в дальнейшем творчестве.)
Империум

Достойные внимания