Эрато Нуар

Эксперимент

Эксперимент
171

Нотвье шёл по пустынной улице ранним утром двадцати двух тысячного шестьсот тридцать седьмого года. Как всегда на рассвете было довольно холодно, поэтому он убрал свои руки в низкие карманы пальто. Пальто было длинным, до самой земли, тёмно-зелёного болотного цвета. Даже в нём было холодно. Нотвье, подняв воротник, окунулся в плащ так, что виделась лишь его макушка и острый нос. Все двенадцать пальцев на руках он сжал в кулак. Вокруг было тихо. В этот ранний час все жители Донстра ещё спали.

Нотвье посмотрел на бледно-зелёное небо.

-Рассвет, - выдохнул он. Из его рта показался голубой холодный воздух. Нотвье дошёл до перекрёстка, свернул направо и пошёл посреди широкой дороги.

«Ровно месяц назад кончился отпуск, - думал он, - а кажется, что не отдыхал я вовсе. И эта омерзительная погода, - он зевнул, - Ужасно спать хочется. Из пятнадцати мне положенных часов, я проспал только семь… Настроения нет с самого утра, когда мои очки я обнаружил сломанными. Полночи я просидел над работой, но не продвинулся нисколько. И какая ужасная это работа! Уже на протяжении семидесяти лет я – старший учёный по эксперименту «Новая жизнь» исследовательского центра страны. А помнится мне, проработал я там уже сто двадцать лет, начиная с помощника учёного растительных тканей. Это было куда интересней, чем сейчас. Возможно, я много и не знал, но ужасно радовался, когда привозили новые экземпляры растительных тканей. А сейчас? Я главный учёный Института лабораторий, я – лучший учёный планеты в исследованиях новой жизни, удостоенный пятидесяти трёх наград… Но я не знаю, что делать с этой «новой жизнью»! Там опять проблемы и конфликты! Не помню, что в начале моей научной деятельности такое было… Хотя и я не очень-то посвящаю молодых студентов в проблемы, которые не должны их касаться. Эх, знал бы Друдо, бывший старший учёный по эксперименту «Новая жизнь», что случится… Кстати, сегодня должен прилететь Дбало. Надеюсь, он прилетит, иначе опять придётся разбираться над проблемами экспериментов, а без новых сведений это фактически глупо! Он обещал приехать на прошлой неделе, но двигатель сломался… Не знаю, как ему удалось починить его в условиях среды «Новой жизни», но он уже на пути в Институт. Надеюсь, он привёз хорошие новости…»

Нотвье вышел за окраину города и перешёл большое лиловое поле с колющей травой. Но Нотвье любил это поле. Когда-то он бегал здесь с мальчишками и ловил насекомых. На другой стороне поля его дожидалась машина с водителем, одетым очень тепло. На водителе были надеты широкие огромные очки тёмно-коричневого цвета.

- Доброе утро, Нотвье, - сказал он и взмахнул рукой.

- Доброе, доброе, - ответил Нотвье, взмахнув рукой и усаживаясь на заднее единственно свободное место.

Водитель протянул ему точно такие же очки, и Нотвье тут же надел их.

- Мерзкая сегодня погода, - заговорил водитель, заводя двигатель. Что-то щёлкнуло, и машина плавно поднялась в воздух.

- Сегодня отвратительный день, - ответил Нотвье, пряча руки в рукава. Ему вдруг стало очень обидно, что водитель одет тепло.

- Как же? Сегодня должен приехать Дбало.

- Ещё не известно.

- Я только что из центра. Он почти в атмосфере.

Нотвье улыбнулся. Это была первая хорошая новость за этот день. Теперь можно было стерпеть и холод, и потерю очков, которые восстановить было невозможно, и недосыпание.

Дальше они ехали молча. Ветер теребил кожу на лице. Вскоре пошли на снижение. Нотвье попрощался с водителем до вечера и зашёл в центр Института.

- Дбало ещё не прилетел? – спросил он у своего помощника, располагаясь за столом.

- Нет. Приземлился несколько часов назад. Скоро должен быть здесь.

- Хорошо. Что у нас с озоновыми дырами?

- По-прежнему, расширяются.

- Глупое поведение примитивных существ, - ответил Нотвье.

- У них есть разум! Ум!

- Рямюж, если бы у них был ум или хотя бы разум, они сделали всё, чтобы прекратить это бедствие. Они ещё хуже животных!

Рямюж потупил свой взгляд и уставил его на стопку бумаги, лежащей на его столе. Он был главным помощником Нотвье, студентом, но уже молодым специалистом, сорокалетним юношей. Рямюж очень уважал Нотвье и его взгляды, поэтому всегда чувствовал себя не уютно, если они отличались.

- А что ты скажешь насчёт покрытия верхнего слоя земли твёрдой оболочкой? Или выкачивание природных ресурсов? Уничтожение растений? Разве мы так живём?

- Возможно, нам больше повезло, - ответил Рямюж.

- Повезло? – удивился учёный. - Наша планета находится под вечной угрозой атаки космических тел, запасы воды очень малы, каждые двадцать лет воздух смешивается с гелием, и нам приходится очищать его, у нас мало растительных видов… И кому ещё повезло?

Нотвье любил доказывать что-то своему помощнику. Он помнил, что в молодости был таким же скромным, любопытным, очень старательным и сильно обожающим своего наставника - Друдо.

В дверь постучали. Не прошло и секунды, как она резко отворилась, и на пороге показался Дбало. Он улыбался во весь рот, сиял от счастья и даже, как показалось Нотвье, помолодел. Дбало был его коллегой в исследовании «Новой жизни», в основном занимающийся её изучением на самой планете.

- Нотвье! Друг мой! – кинулся он обнимать своего коллегу.

- Рад видеть, рад видеть! – отвечал Нотвье.

- Рямюж, здравствуй! – взмахнул Дбало рукой. Рямюж тоже взмахнул рукой и сел на место.

- Какие новости? – спросил Нотвье.

- О новостях потом! Смотри, что я привёз вам! А какие мы сделали карточки!

Дбало тут же принялся распаковывать свой чемодан.

- Сначала карточки, - сказал он и достал из чемодана большую стопку карточек с изображением. Дбало сел на середину чёрного дивана. Нотвье сел рядом, - Рямюж, присоединяйтесь! Вам будет очень интересно! – позвал молодого специалиста Дбало.

Рямюж охотно сел рядом с учёным.

- Это мы приземлились на Землю, - стал тыкать в первую карточку Дбало. - Изображение из У-999-87-3а.

- Вы попали под дождь? – восхитился Рямюж.

- О, да! Нам ужасно повезло! – воскликнул Дбало. - Вот посмотрите на это чудо!

Дбало показал вторую карточку, на которой он и несколько его товарищей стояли под дождём и улыбались. Следующие двадцать карточек были так же посвящены этому дождю.

- Да, вам очень повезло, - ответил Нотвье.

- Ты ещё не представляешь, что я вам привёз! – сказал Дбало и подошёл к своему чемодану, оставив карточки на диване. Он пошарил руками в карманах чемодана и где-то из подкладки достал небольшой (около двадцати сантиметров в высоту и пяти по диаметру) прозрачный цилиндр, наполненный жидкостью.

- Это же вода! – воскликнул Рямюж, вставая, и тут же сел.

- Ты же знаешь: нельзя! – поднялся со своего места Нотвье. Он заговорил строго.

- Да ладно тебе, - ответил Дбало. - У них не убудет, зато вам подарок. Это та самая, дождевая.

- Но закон запрещает! – возражал Нотвье.

- Ты же знаешь, насколько это ценно! Я дарю его вам, - настаивал Дбало. - У них её там моря и океаны. Им жалко не будет, они всё равно ничего не заметили. Не хочешь брать, а это всё же прекрасный образец для исследования Новой жизни, я себе оставлю.

Последний факт заставил Нотвье сдаться, он улыбнулся и взял подарок.

- Вот так-то лучше, - улыбнулся Дбало. - А теперь продолжим.

Он дошёл до дивана, взял карточки и сел посередине.

- Где вы спрятали на этот раз свой У-999-87-3а? – спросил Рямюж.

- А вот здесь, - ответил учёный, показывая в карточку. - Отличная пещера, люди туда не ходят…

- А что же тогда сломалось? Почему? – спросил Нотвье.

- Эх, мелкие грызуны перегрызли провода… Это было ужасно!

- Разве вы не смазывали их?

- Смазывали, но срок действия, оказалось, вышел. Мазь не отпугивала больше грызунов.

- Кто вас собирал в экспедицию? – возмутился Нотвье. - Надо будет пожаловаться.

- Надо, надо, - покачал головой Дбало. - Состояние у нас было пренеприятное. Ещё и двигатель полетел… Но это уже по нашей вине.

- Отчего ж?

- Мы так обрадовались дождю, что поспешили спрятать У-999-87-3а, не осмотрев его как следует. Двигатель был перегрет.

- Что ж, в следующий раз будете внимательней.

Дбало закивал головой.

- А вот это вымирающий вид животных.

- Вымирающий? – удивился Рямюж. - В прошлый раз их численность превышала необходимую!

- Это же люди, они не умеют общаться с природой, - ответил Нотвье.

- Увы, увы, - согласился Дбало. - Их осталось меньше тысячи. Нет, они вымрут при таком раскладе.

- Всё так плохо? – спросил Нотвье.

- Хуже, чем можно предположить.

- Мы это учтём при отчёте.

- Не хотел бы я этого учитывать. Ваш отчёт, друг мой, не приведёт ни к чему хорошему. Вернее, я знаю точно, к чему он приведёт рано или поздно… Но Земля прекрасна!

- Не спорю.

- В конце концов, туда можем заселиться мы и преспокойно жить.

- Не можем, - возразил Нотвье, сделавшись очень строгим, - Это эксперимент. Мы – учёные. Мы не можем злоупотреблять своими правами. Мы клялись, в конце концов. Или вы хотите быть как они? – он указал головой на карточки. - Кстати, есть ли у вас карточки с людьми, городами и другими местами, где они оставляют свой след?

- О! Полно! – ответил Дбало. - Сейчас дойдём и до них.

- Это вы? – удивился Рямюж, указывая на человека.

- Да, в этот раз препарат оказался более качественным: я и моя команда на протяжении пятнадцати часов могли оставаться людьми. Это было замечательно: нас не отличали от своих. Тем более всё прошло без побочных эффектов.

- Я очень старался, - ответил Рямюж. - Вижу, моё средство и вправду улучшено.

- Вот это их озёра, - продолжал показывать Дбало карточки, - моря, океаны. Это вид сверху.

- А под водой?

- Конечно, конечно… Это рыбы, осьминоги и другие обитатели.

- А это?

- Затонувшие корабли. Им тут более двухсот лет.

- Печально, печально… За двести лет не смогли достать всего этого мусора! Какие же они, если можно так выразиться, бестолковые!

- Затонувший город. Северная часть планеты.

- В прошлый раз, помнится, этого не было.

- Было, - возразил Дбало, - и ничего не изменилось… А вот этого затонувшего города не было. Восток. Землетрясение с наводнением - и архипелаг под водой.

- И что они собираются делать с целым архипелагом?

- Вы не удивитесь, но ни с архипелагом, ни с затонувшими городами они ничего делать не собираются.

- Совсем?

- Увы… Это, по их словам, требует много затрат. А смысла – почти никакого.

- Как никакого? – удивился Нотвье. - Там столько материала, который можно ещё использовать и использовать! Более того, я не думаю, что планета очень рада такому мусору на дне океана.

- Они её не спрашивают, - пробурчал Дбало.

- Точно, точно, - согласился коллега.

- А это что?! – воскликнул Рямюж, взглянув на следующую карточку, и взял её в руки, чтобы лучше рассмотреть.

- Заводы, - хором, глубоко вздохнув, ответили два друга.

- Какой ужас! Всё же видно: какие отходы в атмосферу! Ужас! Ужас! Они этим наполняют свои лёгкие?! Добровольно! Как вы там жили? Кошмар!

- Мы жили благодаря вашим, Рямюж, пластинам чистого дыхания. Да, они добровольно дышат этим. Ничего тут не поделаешь. Все люди, конечно, этому не рады, но ведь у них производство, у них бизнес, развитее стран!

- Какой бред, - фыркнул Нотвье.

- И не говорите! – продолжал восклицать Рямюж. - Нет, ладно… Я с вами согласен, профессор, нет у них ума… Но и совести у них тоже нет! Они ведь эгоисты! Если не думаю о себе, пускай думают о планете. Что они с ней делают? Ужас! Нет, нет, так невозможно! Надо спасать, спасать планету!

- Вы ещё так наивны, - серьёзно сказал Дбало. - В своё время у нас была такая же реакция на всякое их производство, заводы, фабрики, отходы… Но спасение планеты – это их задача. Мы не должны вмешиваться.

- Не могу поверить, что так можно поступать с родной планетой! У них же совсем не освоен космос: они не смогут спастись и перебраться на другую «Землю». Можно, я оставлю эту карточку себе?

- Да, да, конечно, - ответил Дбало.

- А Земля? Она как ведёт себя?

- Я думаю, вы и сами хорошо знаете ответ на свой вопрос: участились землетрясения и наводнения, взрываются вулканы, в том числе и те, которые они называют спящими; кислотные дожди и другие не очень приятные осадки; вымирание различных видов флоры и фауны; бесконечные пожары, усиление магнитных бурь, смерчи, ураганы… Список большой.

- Ох, нельзя это так оставлять, - продолжал Рямюж под впечатлением.

- А что вы предлагаете? – с какой-то надеждой спросил Нотвье.

- Не знаю ещё, профессор, - как-то виновато ответил ассистент.

В этот момент Нотвье подумал о том, что Рямюж начинает склоняться к той идее, которая уже очень давно его не покидает.

- Это их города: магазины, люди, высотные дома, старые здания, парки развлечений, парки для прогулок, фонтаны, архитектура…

- С архитектурой у них всё в порядке, - ответил Нотвье. - но города – нет, я лучше промолчу. Бессмысленное стремление в высоту. Самолёты, ракеты, автомобили… Какие ещё «машины смерти замедленного действия» они изобретут?

- Вы это точно сказали, - согласился Рямюж.

- Это деревни. Кое-где встречаются ветхие здания, они их не уничтожают и не используют вторично.

- Случаются пожары?

- Ещё бы!

- А в принципе здесь красиво, - сказал Рямюж. - Да и экология страдает совсем не много, не больше допустимой нормы. Это видно.

- Вы правы: всё по норме. Конечно, и сюда добрались автомобили, но с природой здесь можно прикоснуться. Эти люди ещё помнят и вовсю используют ручной труд и сельское хозяйство… Хотя и тут не обходится без машин.

- От этого уже никуда не деться.

- Дальше вы увидите растения, животных, в том числе и людей. Только с одной картинки можно увидеть, как они все больны и жалки… Вот, посмотрите, пожалуйста.

Дбало отдал карточки своим коллегам, а сам пододвинул к себе чемодан.

- Вот тут я привёз экземпляры растений, шерсти животных – словом, различные материи с генами обитателей Земли… В принципе, что я могу сказать? Вы спрашивали про новости, мой дорогой друг, Нотвье. Так, скажу вам, всё хуже некуда. Они живут для себя.

- Но ведь мы тоже! – сказал Рямюж.

- Они живут по-другому. Они живут сегодняшним днём, а мы стараемся жить ради завтра. Они убивают себя, а мы спасаем. Мы пытаемся выжить. Чувствуете разницу? Понимаете, о чём идёт речь?

- Понимаю, - ответил виновато ассистент.

- Не защищайте их больше, - вдруг резко сказал Нотвье, перестав рассматривать различные экземпляры растений и встав с дивана, - Больше никогда не защищайте их, вы поняли? – он строго посмотрел на Рямюжа.

Рямюж в этом взгляде понял всё, что в этот момент чувствовал его наставник. И он понял – людей защищать не стоит: они глупы.

- Понял. Не буду.

Нотвье одобрительно кивнул и зашагал по кабинету, убрав руки за спину.

В дверь постучали.

- Да, да, - сказал Рямюж.

Дверь открылась и вошёл какой-то учёный.

- Добрый день, - сказал ему Дбало. - Очень рад вас видеть.

Дбало и Рямюж махнули ему, учёный махнул им в ответ. Нотвье продолжал ходить по комнате.

- Не думаю, что день сегодня добрый, - сказал вошедший, - Профессор, - он обратился к Нотвье, - ожидается сильный метеоритный дождь…

На насколько секунд всё замерло. Кабинет опустился в тишину. Нотвье не отвечал. Потом снова зашагал по комнате.

- В таком случае, я советую сегодня всем остаться здесь, в центре.

- Здесь? – удивился учёный.

- Что вас так удивляет? Это же не в первый раз, и поверьте, не в последний. Мы все привыкли, не так ли?

- Да, но я…

- Поверьте, друг мой, - сказал Дбало, подходя к нему и кладя свою руку на плечо учёному, - так будет лучше. Но вы знаете: вас никто не держит. Вы можете ехать домой.

- Да, спасибо, знаю… - проговорил учёный. - Я как раз свободен. Если уйду сейчас, то как раз хорошо доберусь до дома.

- Во сколько ожидается падение метеоритов?

- Ближе к ночи, профессор. В двадцать три сорок пять.

- Хорошо. Спасибо. Можете идти.

- До свидания, - учёный махнул рукой, в ответ ему махнул только Рямюж.

- Счастливо добраться до дома, - строго сказал Нотвье.

Учёный ушёл.

- А вы? – он посмотрел на коллег. - Не собираетесь домой?

- Нет, ещё много дел. Надо успеть сегодня, - ответил Рямюж, - Сколько образцов сортировать придётся… - он указал на чемодан Дбало.

- Хорошо. Мы вам поможем. А потом будет заседание.

- Сегодня же? - удивился Дбало. - Я не готов ещё с отчётом. Мне нужно дописать его.

- Чего тогда ждёте? Дописывайте. Мне тоже надо будет дописать. А после – сразу совещание. Поверьте, нам необходимо его провести. Мне кажется, нам есть, что обсудить.

- Хорошо, - сказал Дбало, доставая из своего чемодана книги, и то, чем можно писать. Он сел за стол и стал доделывать свой отчёт.

- Рямюж, у меня к вам просьба: сходите к секретарю, пусть оповестит всех о совещании… В двадцать. Я думаю, успеем.

Рямюж кивнул и вышел.

***

Совещание было окончено. Начинался рассвет.

- Вы и вправду полагаете, что всё так печально? – спросил Рямюж у Нотвье, выходя из зала заседаний.

- Более чем.

Они молча прошлись по коридорам.

- Вы не будете против, Рямюж, постоять со мной на свежем воздухе?

- Не опасно? Метеоритный дождь ещё не кончился.

- Мне это необходимо.

- Хорошо.

Нотвье казалось, что у него камень на душе. Ему казалось, что сегодня он решиться сделать то, о чём так давно думал и никак не решался.

В коридорах было темно. Все учёные разбрелись по свои кабинетам и, скорее всего, легли спать. Возможно, некоторые обдумывали прошедшее заседание.

Новье и Рямюж дошли до огромной железной двери – выхода из центра. Не став надевать пальто, учёный и его ассистент вышли на улицу. Они спустились со ступенек и прошли немного вперёд. Нотвье остановился. Рядом с ним встал его помощник.

Учёный устремил свой взор за горизонт. Перед ним была сухая потрескавшаяся земля, где изредка встречались какие-то растения. Было совершенно пусто и темно. Было холодно.

Два учёных смотрели на то, как метеориты пролетают сквозь атмосферу и пропадают где-то вдали. Было слышно, как они с грохотом ударяются о землю, но Нотвье и Рямюж знали: это далеко. Иногда тряслась земля под ногами. Но учёные не собирались уходить.

Нотвье не знал, о чём думал его ассистент. Он был погружён в собственные мысли: «Если бы мы жили на Земле, если б она была нашей планетой, мы были бы намного счастливее. Планета была бы здоровой, мы берегли бы её. Все было бы гораздо лучше. Но мы живём здесь, мы рады и этому. Единственное – нам приходится выживать. Тяжело, но мы справляемся. Несмотря на все трудности, мы бережём свою планету, любим её, гордимся ей…»

Несколько обгорелых раскалённых не то углей, не то камней, ещё дымящихся, шипящих, с немного неприятным запахом упало под ноги учёным. Рямюж наступил на них ногами и потушил. Нотвье не обратил на это никакого внимания.

«Если б только Санкриб знал, чем закончится его эксперимент «Новая жизнь», что из этого выйдет… А ведь цель-то была простая: узнать, как поведут себя разумные существа в условиях лучшего существования. Нашим центром были созданы эти условия, была положена жизнь… И что? Ни-че-го. Санкриб, предлагая этот эксперимент, надеялся, что «существа разумные» будут жить счастливо, а что оказалось? Они губят свою планету. Это самое ужасное, что может быть… Если б нас не губила наша планета, если б она полностью защищала нас от метеоритов, если б у нас была такая богатая флора и фауна, столько запасов воды и полезных ископаемых… Но нет, нам не дано. Пора ставить точку. Пора…»

Нотвье ещё несколько секунд молча, ни о чём не думая, смотрел, как метеориты прорываются сквозь атмосферу, как всё чаще сыплются с неба под ноги раскалённые камни. Он сказал:

- Пора нажать на рычаг.

Рямюж ничего не отвечал.

- Пора, друг мой, - повторил Нотвье.

- Вы… хотите уничтожить Землю?

- Увы… Она прекрасна, но не доступна нам. Люди же не достойны пользоваться ей.

- Вы… уверены, что хотите прекратить эксперимент?

- Да. Он оказался неудачным. Идите и нажмите на рычаг.

Рямюж послушно ушёл в институт.

Нотвье знал, что через несколько минут его ассистент зайдёт в главную комнату, и рычаг будет опущен, будет запущенна программа уничтожения Земли.

«Если их не уничтожим мы, то они рано или поздно уничтожат себя», - думал Нотвье, смотря на метеоритный дождь и медленно поднимающееся солнце. Небо становилось зеленоватым. Это было страшно и красиво.

- Эксперимент был неудачным…

0
16:20
409
20:42
+1
Рассказ написан хорошо, но как-то без изюминки. Идея «мы не любим свою планету» не нова, и читатель понимает это на середине рассказа, после чего читать становится неинтересно. Нет конфликта между персонажами и их идеями: все согласны с тем, что эксперимент провалился.
Но огромный плюс в том, что читается это легко, стиль выдержан.
Илона Левина

Достойные внимания