Вадим Буйнов №3

Неизбежный конец

Неизбежный конец
183

У всего есть начало, рассвет и конец.

Реликт иль забвенье – каков наш венец?

Но это решать уж не нам, к сожаленью,

Оставим сей выбор следующему поколенью.

Ринон Двар-басет-Кар, 2436 год нашего времени.

Глава 1

13:35 по единому времени Земных колоний, 24 августа по Земному календарю, 2435 год нашего времени, 575 год Объединенного Содружества, система Альфа-Центури, территория расы Делургов.

Наш корабль уже двое суток находится на орбите этой звезды. Местная звезда является звездой класса О, то есть голубой гигант, с температурой поверхности 40 000 градусов по Цельсию. Я - лишь капитан самого современного космического корабля класса «Орион». Таких кораблей только 5 во всём Объединенном Флоте. Это моя гордость, мой первый корабль. Прежде я был помощником капитана на корабле класса «Астра». Если честно, то «Орион» мне нравится больше. Во-первых, на нём стоят современные генераторы силового поля, с переменной интенсивностью излучения. Во-вторых, на нём стоят орудия, которые используют в качестве боеприпаса гелионит. В-третьих, наши сенсоры способны засечь любую аномалию или феномен, любой корабль и любую форму жизни, находящеюся на расстоянии 5-ти световых лет от нас. Таких устройств на кораблях не ставят. А на нашем стоит. И ещё забыл сказать о важной вещи – телепортер и лучевой транспортер. Телепортер используется для мгновенного перемещения корабля вне пространства и времени в любую точку в пределах 12-15 световых лет. Крайне полезная штука, надо сказать! Особенно, если надо смыться….

Эта система, официально как бы, принадлежит расе делургов. Они не в составе Содружества, у них другие заботы. Ну, просто они ещё даже колесо не изобрели. Так что, начальство посчитало, что они не против нашего нахождения здесь. Другое дело – икааранцы. Эти птицоидные твари уже успели встать у Содружества поперёк горла. Их 200 000 кораблей (класса «А-ля Буран XX века») ведут крайне агрессивную политику во всём секторе. Эта раса – раса пиратов. Они нападают группами по 20-40 кораблей на торговые караваны «братьев по Содружеству Систем». При этом, наш великий Объединенный флот охраняет исследователей, мающихся ерундой на орбитах самых горячих звёзд. Стоит заметить, что эти самые корабли блудливых исследователей обладают довольно мощным защитным оборудованием.

- Капитан, у нас небольшая проблема – отвлёк капитана от мыслей сигнал коммуникатора.

- Слушаю, Глен.

- 36 кораблей икааранцев вошли в систему. «Процион» идёт на перехват.

- Отлично. Стоять на месте и охранят наших яйцеголовых друзей.

Ну вот. Опять икааранские сволочи, маячат перед лицом. Они только открыли гипердвигатель, и установили их на все свои корабли и шаттлы. Глупые конечно, ибо даже с гипердвигателем, их электромагнитные, кинетические ускорители ничего не сделают ни нам, ни нашим «собратьям». Пиратствуют. Однажды делегация Содружества Систем предложила икааранцем вступить в Содружество как равный член галактического сообщества. Но вместо ответа, они убили представителей и… съели. Ну и, по всем варварским правилам, отправили назад отрубленные головы. Затем последовала атака 3-х тысячного флота Икааранской империи на систему Сириус. Все эти корабли были уничтожены примерно за 35 минут. Как по мне – слишком долго. Если бы они не пытались достучатся до их «разума», то и справились бы быстрее. В таких вопросах, я предпочитаю крайние меры. Моё начальство этого не приветствует. Оно вообще не приветствуют всё, связанное с насилием. Им бы всё решить путём переговоров, дебатов, дискуссий…. Поэтому, 300 лет назад был распущен Боевой флот. Было уничтожено или переделано в исследовательские или грузовые корабли 13 000 судов, составлявших костяк флота, а остальные – переданы на длительное хранение. Теперь, из этих 13 000, во флоте осталось 3 000 кораблей. Правда, с тех пор были построены около 7 000 кораблей, 4 000 из которых, по тем или иным причинам были потеряны. А из оставшихся 3000 кораблей, 1200 – мелкие исследовательские суда класса «Звезда», 295 – крупные исследовательские суда класса «Астра» и 5 кораблей класса «Орион». Остальные – грузовые корабли крупного класса. В данный перечень не вошли мелкие коммерческие и грузовые транспортники, которых в Содружестве – десятки тысяч. И только 30% этих кораблей могут постоять за себя.

- Капитан, ещё 23 корабля с другой стороны. Через 30 минут подойдут на дистанцию огня.

- Это уже наша забота…. Начать процедуру деагрессии.

Зелёный сигнал тревоги ознаменует процедуру, которую наше начальство называет «деагрессией». Это означает, что уничтожаем корабли мы только в крайнем случаи. А так разрушаем орудия и двигатели. Но для икааранских шаттлов это равноценно потери корабля, ибо алюминий не выдерживает разрушений, вызванных выстрелом плазменных пушек наших кораблей. А про «Орион» можно вообще молчать – тут не уничтожить цель очень проблематично.

- Капитан! Ещё 18 кораблей над плоскостью эклиптики – капитан услышал доклад командира БЧ (ну, по современной терминологии – штурман-стрелок) при входе на мостик.

- Как они собрали так много кораблей, с учетом современных реалий…. Приготовить орудия. Цель – ближайшие корабли.

4 луча последовательно ударили из орудийных отсеков верхней передней части корпуса. За ними последовательно раскрылись 4 бутона взрывов над плоскостью эклиптики. Эффектно и эффективно. Затем ещё 6 лучей, но взрывов только 5. На один из кораблей понадобилось 2 выстрела. Штурман-стрелок понимает, что этих сволочей надо убивать, ибо научить их нельзя. Мой экипаж, слава Богу, знает, что надо делать и как надо думать. Я ими горжусь.

- Капитан, 9 кораблей из 3 группы противника уничтожены, остальные открывают огонь…

- Капитан, силовое поле на 99% - послышался доклад главного инженера.

- Третий залп по кораблям 3 группы! Задействовать все орудия верхней полусферы! Манёвр на сближение с группой противника 2!

Третий залп разнёс группу противника №3 в космическую пыль за считанные секунды. «Орион» развернул свои смертоносные орудия на следующих противников. Они видимо поняли, что им крышка, и открыли огонь с дальней дистанции. На дальней дистанции их орудия не эффективней чем лук и стрелы в открытом космосе. А учитывая их скорость, они подойдут на дистанцию эффективного огня только через 30 минут. Орудия «Ориона» смогут их разнести уже сейчас.

- Орудия передней полусферы – беглый огонь на максимальной дальности!

Восьми кораблей, как и не бывало. Потом ещё восемь.… Остальные шесть прекратили огонь и попытались сбежать, но последний залп уничтожил и их. В то же время «Процион», корабль класса «Астра», «деагрессировал»34 из 36 кораблей. Те корабли оказались гораздо манёвренней – видимо, икааранцы украли у кого-то технологию плазменного двигателя. Это плохо.

-«Процион» просит помощи. Последние два корабля противника вышли из зоны обстрела, и направляются к исследователям – доложил штурман-стрелок.

- Сэм, сможешь достать их? – спросил капитан.

- С нашими орудиями…. – с ухмылкой ответил штурман-стрелок, развернулся к пульту управления огнём, произвёл расчёт, и нажал на сенсорную кнопку выстрела. Через секунду 4 луча соединили «Орион» и два икааранских корабля. – Противник уничтожен.

- С меня стакан квадрианского пива – сказал капитан, вставая с капитанского кресла – отбой тревоги, всем отдыхать.

- Капитан, тут ваш коллега с «Проциона» желает с вами поговорить – доложил штурман-картографист.

- Ну что же, опять буду выслушивать о своей чрезмерной кровожадности. Выведи сигнал в мою каюту.

Капитан прошёл по коридору №2 левого борта до своей каюты. Каюта капитана расположена очень хорошо – в случаи ЧС, он сможет добраться до мостика за 40 секунд бегом. Но на этот раз, капитан решил идти как можно медленней – капитан Джон Дерри - это самый наглядный пример современного человека, не приемлющего насилия.

Когда капитан зашёл в свою каюту, на экране уже был капитан «Проциона», с явно плохим настроением.

- Капитан Дерри – начал капитан с насильно натянутой улыбкой – чем могу помочь?

- Вы опять нарушили Директиву Объединенного Флота №5 о «Деагрессии агрессивно настроенных элементов младших рас»! Это непозволительно для капитана корабля класса «Орион»! Я вынужден подать рапорт, где я изложу все ваши нарушения в этом и предыдущих боях!

- Не горячитесь, Джон – абсолютно спокойно начал капитан – у меня просто не было выбора. Орудия «Ориона» слишком мощны для таких кораблей. Предназначение этого корабля – не война с пиратами, а война с более могущественными цивилизациями. Например, с дердонцами….

- Во-первых, дердонцы нам не враги, а союзники, во-вторых, я сам видел, как в последние 2 корабля вы произвели по два залпа на каждый! Как вы это объясните?

- Да я даже протокол не нарушил – уже с небольшим презрением продолжил капитан – по протоколу, положено два залпа – в орудия или генератор, и двигатель! Вам нечего мне предъявить….

- Следует учитывать мощность кораблей, капитан – использовал последний аргумент «капитан-правильность».

- В протоколе этого нет, капитан. Так что расслабьтесь, и радуйтесь что я спас «Гиперион» от этих двух…. Вам напомнить, что наши учёные не защищены такими средствами «защиты-нападения» как мы?

- Спасибо, я знаю. Это бесполезно…. – сказал капитан Дерри и выключил канал связи.

Да, случай запущенный. Но ничего, пока что я даже протокол не нарушил, значит, я всё ещё капитан самого мощного корабля на ближайшие 24 парсека. А оставшиеся корабли икааранцев, которых «деагрессировал» «Процион», были отбуксированы к ближайшей планете с пригодными для жизни условиями.

Следующие несколько часов прошли довольно спокойно, если не считать солнечную вспышку, которая сожгла половину энергоресурса силового поля исследовательского судна класса «Ганимед», именуемый «Гиперион», и 15% силового поля «Проциона». «Процион» довольно старый корабль, его генератор силового поля уже потихоньку умирает. Наш генератор, например, даже 1% не потерял, находясь рядом с «Проционом». Наш Флот не обновляли уже лет двадцать. Видите ли, не нужно было нашему начальству. Они тратят ресурсы на расширение городов на Земле и Радуге, на создание защитных барьеров вокруг центральных планет Содружества Систем (Земля, Радуга, Горизонт, Эпсилон-Эридана-2 и т.д.), постройку гражданских станций вокруг Марса, Плутона, Урана и Нептуна, постройку резерваций на планетах агрессивных рас (Квазадоры, Адротианцы, Кобрины) и прочую небывалую фигню. Всё что угодно – только не новые боевые корабли. Они думают, что любые средства насилия в современном мире – противопоказаны, потому как это способствует разжиганию конфликтов, что ведёт к смерти живых существ. Позиция – идиотская. Мы не сможем защищать наших граждан при помощи автоматических станций деагрессии и карантинно-резервационных зон! Обязательно найдётся раса, с таким же уровнем развития, но с более мощным флотом и более агрессивными методами «присоединения миров». Я много раз говорил это нашим Главам - не помогло. Наше немилитаристское общество не признаёт войны как метода ведения внешней политики. При этом, мы присоединяем к Содружеству новые миры как раз при помощи военных технологий. Они думают, что будущие члены Содружества Систем присоединяются к нам, потому что приняли наши «высшие идеалы мира и гармонии»? Нет! Они просто боятся нашей военной мощи. Они знают, что проиграют, и ищут иной способ спасти себя. И становятся нашими «братьями по разуму и убеждениям». При этом весь научный и промышленный потенциал переходит в юрисдикцию соответствующих органов Содружества, а весь военный потенциал сводится к нулю. На орбитах миров новых союзников строятся защитные периметры из автоматических охранных станций, а представители бывших вооруженных сил получают возможность служить в Объединенном флоте. К сожалению, из 6000 капитанов кораблей и 30 адмиралов Объединенного флота меня поддерживают только 38 (!) капитанов. И то, среди этих 38 капитанов, 16 арктурианцев, 8 квадрианцев, 6 кварианцев и только 8 людей. И это при том, что 82% командного состава флота – люди.

Мы создали что-то вроде общества, часто переписываемся и обсуждаем «политические успехи» с нашей точки зрения. И наш вердикт – Содружество медленно идёт к разрушению. Старые механизмы сдерживания агрессивных рас скоро перестанут эффективно работать, а наши лидеры не собираются менять концепции – они, видите ли, принципиальны, и менять концепцию – равносильно предать наши идеалы «мира во всём мире».

Подобные мысли часто посещали капитана Рендома Вигу. Он в это время даже не подозревал, насколько быстро реализуются его прогнозы…

Через четыре часа, «Гиперион» закончил свои исследования, набрал полные трюмы этого металла, и все корабли совершили гиперпрыжок. Но перед этим пришлось покинуть зону гравитационного воздействия звезды, а это значит, что надо было пройти за гелиосферу.

Глава 2

20:45 по единому времени Земных колоний, 2435 год нашего времени, 575 год Объединенного Содружества, 24 августа по Земному календарю, гиперпространство между Проксимо-Центури и Солнцем.

Капитан прошёл по коридору №5 правого борта. В этой секции корабля были спортзал, столовая №1 и №2, смотровые палубы №3, №4, №5, кубрики младшего командного состава. Капитан шёл в столовую №2, дабы проверить, на самом ли деле новый повар так хорош, как о нем отзываются старшие офицеры.

- Капитан! Я составил отчёт по последнему бою – послышался сзади голос Дила Вигу – брата капитана, а по совместительству старпома.

- Когда же ты перестанешь совать мне свои отчёты, когда я иду есть! – с наигранной угрозой ответил капитан Вигу.

- Простите, сэр! Этого больше не повторится сэр! – выстроившись по стойке «смирно» выпалил старпом.

- Вольно, солдат – сказал с усмешкой капитан – Давай свой отчёт. Пошли, проверим нашего нового повара.

- Ну, давай. Так сказать, будем следовать «Приказу №1» - «Исследование – вот наша миссия!» - сказал Дил, и оба брата, засмеявшись, пошли по коридору.

Рендом был на 2 года старше Дила, хотя по внешнему виду не скажешь. То ли Рендом молодеет, то ли Дил стареет. Они вместе служили с тех пор, как тогда ещё старпом корабля «Дедал» Рендом Вигу попросил своего капитана взять на борт тогда ещё лейтенанта Дила Вигу главным инженером на второй корабль серии «Астра», и самый старый подобный корабль на тот момент. Поскольку самая первая «Астра» - «Альфа-Астра», погибла в сражении против флота тогда ещё Дердонской Гегемонии в системе звезды Эпсилон Эридана. Это была последняя крупная битва в истории Содружества Систем, в которой участвовали 500 кораблей с обеих сторон. Она произошла 19 лет назад, и в ней приняли участие 45 кораблей Содружества. Несмотря на все протесты, как общества Содружества, так и правительства Гегемонии, нашим Главам удалось замять данный конфликт, а через пять лет Гегемония вошла в состав Содружества. Мы в той битве потеряли 15 кораблей – 14 «Звёзд» и одну «Астру». В том сражении погибла жена Дила – Арлина, лучший штурман-картографист Объединенного Флота, служившая на «Артемиде» - корабле класса «Звезда». Её корабль был уничтожен сразу тремя линейными крейсерами Дердонской Гегемонии. Может поэтому Рендом так зол на начальство. Если Дил воспринял смерть жены с мужеством и стойкостью, то Рендом чуть не разнёс Центр Управления Объединенного Флота. Он очень дружил с женой брата, относился к ней как к сестре. Бюрократы погубили даже память о ней в борьбе за свои идеалы, свалив всё на капитана её корабля, который якобы первым открыл огонь, и за свою кровожадность поплатился жизнью всего экипажа. И это притом, что этот корабль защищал земных колонистов на одной из планет системы, которых аргосцы хотели истребить при помощи ионного орудия – второго по разрушительности оружия после аннигилятора Содружества! С тех самых пор, Рендом находился в оппозиции по отношению не только к Флоту, но и к обществу Содружества Систем, которое поддержало действия Совета Глав Содружества.

Два брата дошли до столовой, в которой находился уже весь младший командный состав корабля. Все встали, дабы поприветствовать капитана, и после стандартного «Чистого неба!», продолжили трапезу. Капитан и старпом сели за единственным свободным столиком, и заказали два салата «Заря Содружества», один пирог с тарквинским яблоком и омлет по-флотски.

- Ну как твои сыновья, Рендом? – начал беседу Дил.

- Отлично, брат. Учатся в школе. В 7 и 5 классе. Умные черти! Преподавателей и наставников ставят в позу «это мы не проходили». У них большое будущее… хотя, кого я обманываю… Боюсь, их поколение потеряно, Дил. Со своими сыновьями я справлюсь. Но что делать с миллиардами детей, которые не смогут защитить свою расу?!

- Это не важно, Рендом. Главное этих двоих научи. Если у человечества будут такие лидеры, то шансы на успех возрастут…

- На 0,002% Дил… И то, если их во Флот допустят…

- Ты крайне пессимистичен, Рендом. Всё образуется. Как ваш клуб «анонимных милитаристов»? – сказал Дил, и засмеялся.

- А ты не смейся, а подключайся. И тебе работка найдётся.

- А что вы там делаете? Диванным экспертом я могу и вне вашего клуба побыть.

- Мы составили концепцию возрождения.

- Давно слышал об этом. Для её реализации вам не хватает, где-то, 6000 сочувствующих капитанов…

- Я боюсь, скоро на нас нападут.

- И отгребут по полной! Мы же на «Орионе»! Этот корабль весь флот Гегемонии 50-ти летней давности не взорвёт! Так, краску поцарапает!

- И линкор «Астерия» пустили по пространству… А ведь он был сильнейшим… Толку от всей этой мощи, когда таких кораблей пять из 6000!

- «Астерию» загнали под огонь всего флота…

- А что мешает им сделать тоже самое с «Орионом»?

- Капитан Рендом Вигу! Лучший капитан в этой галактике! – сказал Дил поднимая свой бокал с концентрированным соком из вегийского лайма. Я повторил его жест.

- Капитан, у нас ЧП – прозвучало в коммуникаторе за секунду до сильного удара, сотрясшего корпус.

Глава 3

16:30 по времени колонии Вега, 21:30 по единому времени Земных колоний, 24 августа по Земному календарю, 2435 год нашего времени, 575 год Объединенного Содружества, планета Вериос, система Вега, верхняя геостационарная орбита, станция орбитальной защиты №323.

Смена завершалась через тридцать минут. Ничего не предвещало беды. Сенсоры не регистрируют каких-либо аномалий, или следов «варваров». Только квадрианские разведчики сновали туда-сюда по системе. Причину никто понять не мог. Эта система крайне бедна природными ресурсами. Зато планета с отличным климатом. Внизу, на поверхности, стоит два красивейших города. И одна уродливая «станция защиты». Даже в деактивированном состоянии, она приносит столько неприятных эмоций… Её обещали снести. Ведь необходимости в ней нет, и быть не может. С каждым «врагом» можно договориться…

«Враг»… Как давно из обихода простых жителей исчезло это ненавистное слово… Слово, вносящие смуту в умы и сердца людей. Слово, которое олицетворяет ненависть, страх и грубую, неразумную силу… Нет, мы не можем позволить себе вести себя как икааранские варвары. Мы выше этого.

Пока лейтенант Пацикус размышлял над этим, его смена подошла к концу. Дабы его заменить, на пост контроля вошёл другой лейтенант. Лейтенант Серов. Он – сын одного из самых неразумных по своим убеждениям капитана. Капитана Алексея Серова. Пока он не подавал признаков антигуманизма и ксенофобии, но… Яблоко от яблони недалеко катится, как сказали бы далёкие предки…

- Пост сдал – произнёс я.

- Пост принял – ответил Серов.

- Ну как, пойдёшь на нашу небольшую вечеринку? – сказал я, дабы разрядить обстановку.

- Нет, спасибо. Я сегодня вечером занят по уши.

- Надеюсь, не в шайке Рендома Вигу будешь зависать? – спросил я прищуриваясь.

- Да нет! Я пока молод. Ещё не дорос до их уровня…

- Глупости – закончил мысль я.

- Ну, кому как, Сильвестр, кому как…

На этом наш с ним разговор закончился. Я вышел, напоследок попрощавшись, и молча пошёл в каюту. Да… Жалко будет парня, если он не придёт в себя. Вся эта «романтика противостояния» - пережиток древней эпохи первой колонизации. Ещё до войны с Квадрианской Федерацией. От неё, как и от многого другого надо избавляться.

Глава 4

21:15 по единому времени Земных колоний, 2435 год нашего времени, 575 год Объединенного Содружества, 24 августа по Земному календарю, пространство между системами Альфа-Ренор и Бета-Ренор, 15 световых лет до пространства Содружества Систем.

- Отчёт о повреждениях! – потребовал капитан Рендом Вигу при входе на мостик.

- Силовое поле на 89% - доложил штурман-стрелок.

- «Гиперион» повреждён, у него сгорел гипердвигатель! «Процион» не появился! – доложил штурман-картографист.

- Капитан! У нас пока не работают главные двигатели – доложил рулевой.

- Желтая тревога! Всем приготовится!

Чтобы вот так вырвать корабль из гиперпрыжка, нужно чтобы другая гипертрасса прошла через нашу ровно в том месте и в то время, когда мы проходим именно то место и в то время. Но, капитан заранее предупредил Центр Контроля Полётами о своём маршруте! Значит, этот кто-то – не из Содружества. А поскольку этот сектор принадлежал когда-то дердонцам, это настораживает. Насколько помнил капитан, эта территория не входит в состав Содружества, так как дердонцы ушли отсюда за 50 лет до их вступления.

- Капитан, «Процион» вышел из гиперпрыжка раньше – у него взорвался реактор от перегрузки…. Никто не выжил.

Минуту все сидели, осмысляли происходящее. 650 человек экипажа…. Их капитан был идиотом, но это не значит, что все в его экипаже были такими же. Кто же сделал это…. Кого призвать к ответу за все эти смерти….

- Капитан! Фиксирую цель на сенсорах. Она в системе Беты-Ренора.

- Кому принадлежит корабль?

- Капитан…. Сигнатура дердонского линейного крейсера!

- Вот предупреждал я! Предупреждал о том, что этим уродам доверять нельзя! Когда починят двигатели?

- Через 3 минуты, капитан.

- Отлично. Приготовить орудия. Мы полетим за ним.

- Капитан, вам напомнить, что теперь мы одни! Судя по данным сканеров, дердонцев там не менее тридцати, и все – линкоры! – пытался возразить Дил.

- Мы на самом лучшем корабле Флота, Дил. Мы справимся.

Оставив «Гиперион» чинить свой гипердвигатель, «Орион» развернулся, и совершил прыжок в систему Бета-Ренор. «Они ответят за гибель «Проциона», за гибель тех 15 кораблей Содружества в битве за Эпсилон-Эридана, за гибель Арлины, за всё это!» - всю дорогу твердил себе капитан. Он явно потерял объективность. Но, это понятно – он в течении 19 лет хотел отомстить за гибель жены брата. И тут такой шанс.

- Капитан, мы почти у цели – доложил старпом.

- Отлично. Красная тревога.

- Рендом, ещё не поздно всё переиграть. Не стоит губить экипаж из-за мести….

- Дил, я 19 лет ждал момента, чтобы отомстить! Я – не ты! Я чувствую ответственность перед ней! Я должен был тогда заставить нашего капитана идти к той системе….

- Ты не знал что она там! Даже я смирился с этим, почему ты не можешь?!

- Я любил её как сестру!

- А я как муж! Я её муж, а не ты! Прекрати, ты погубишь этих людей! Остановись, Рендом!

Капитан осмотрел мостик. Эти люди были готовы идти с ним на самоубийство. Да, здесь и вправду самые лучшие представители человечества….

- Аварийная остановка!

Корабль трясло. Аварийная остановка гиперпрыжка плохо сказывается на состоянии гипердвигателя, но может спасти жизнь экипажу.

- Состояние…. – с болью в голосе сказал Рендом.

- Гипердвигатель в порядке, силовое поле 54% - доложил старпом.

- Сканировать систему Бета-Ренор. Результаты – мне через 3 часа. Меня не беспокоить – сказал капитан, встал с кресла и ушёл к себе в каюту.

Всю дорогу до каюты капитан осмыслял события, произошедшие за последние сутки. Дердонский флот был уничтожен по договору с Содружеством 14 лет назад. А сигнатура корабля-убийцы – дердонская. Это значит, что дердонцы создают новый флот, причём за пределами пространства Содружества. А для чего? Правильно – чтобы сместить Содружество Систем. «Хорошо, что Дил меня остановил, иначе бы мы все погибли из-за меня….» - подумал капитан. Если они там делают флот, то кораблей там десятки. А «Орион» хоть и мощный, но не настолько.

В коридоре его догнал Дил.

- Спасибо, что прислушался.

- Спасибо тебе, что не дал мне совершить глупость. Я потерял контроль… опять…. – всё с той же болью в голосе сказал капитан «Ориона», и отправился спать. День был трудным и долгим.

Спустя 3 часа, результаты сканирования лежали у Рендома на столе. В системе Бета-Ренор расположена дердонская база, состоящая из сети космических станций, находящихся на орбите газового гиганта. Возле базы – не менее 29 кораблей, и ещё 10-15 кораблей патрулируют систему. Но это не самое страшное. Самое страшное – это несколько орбитальных верфей на орбите некоторых лун этого газового гиганта. Если всё продолжится в том же духе, стоит опасаться за Содружество. Если они готовятся к вторжению хотя бы месяца два, то у них уже колоссальный флот. Эти верфи могут выпускать по одному кораблю в день при максимальной нагрузке, а таких верфей вокруг гиганта – десятки. Значит, у флота Содружества без должной организации нет шансов. Дердонский линейный крейсер по мощи равен десяти «Звёздам» и одной «Астре».

Капитан собрал всех старших офицеров корабля на наблюдательном мостике №1, поставил режим максимальной конфиденциальности, и начал речь:

- Друзья. Товарищи. Братья. Все вы видели отчёт по сканированию. Это – боевой флот, который будет направлен против Содружества Систем, в этом я даже не сомневаюсь. Все согласны? – после минуты тишины капитан продолжил – Вот и хорошо. Перед нами стоит выбор – подождать, пока этот флот не ослабит влияние Совета Глав на общество Содружества, и захватить контроль над Содружеством Систем, что приведёт к расколу общества, а в будущем и к гражданской войне, но позволит спасти человечество от гибели, или предупредить Центр Объединенного Флота о надвигающемся вторжении. В последнем случаи, о нас могут забыть, или сделать героями недели, и будет сохранён существующий строй, и угроза будет оставаться. Но у нас будет время подготовится, и мы попробуем что-то изменить изнутри самостоятельно.

- Капитан, это мятеж. Если мы выберем 2 вариант, то у нас не будет пути назад, а гарантии что всё получится с первым вариантом – очень малы – взял слово Глава Безопасности.

- У нас выбор между досрочным действием и отсрочкой неизбежного. В любом случаи, я вместе с капитаном – сказал своё слово штурман-стрелок.

- Я считаю, что нам нужно предупредить Флот, и одновременно заставить их отдать нам командование – сказал штурман-картографист.

После напряженного трёхминутного молчания, Дил Вигу сказал:

- Я предлагаю предупредить Флот. Это самый верный выход.

Капитан обвёл взглядом аудиторию. Эти люди служили вместе с ним на «Дедале», а потом все они стали его помощниками. Ну, кроме Главы Безопасности, этот недавно у нас. А все остальные…. 25 лет вместе. 25 лет исследований, борьбы и верной дружбы. Вместе отмечали праздники и памятные даты, вместе проходили через преграды и невзгоды, вместе прошли огонь, воду и медные трубы…. Теперь, все они здесь, в этой комнате, решают – предать родину, но спасти цивилизацию, или исполнить долг и погубить цивилизацию. Пойти ли против своих? Это страшный выбор…. Рендом это понимал. Они готовы принять любое решение своего капитана. Они знают – капитан примет верное решение. Все в этом уверены. Кроме него самого.

Все молча и терпеливо, ждали решения капитана. Они знают, что поставлено на карту, и насколько труден выбор. И вот, спустя 10 минут, капитан произнёс:

- Мы атакуем их верфи, уничтожим, сколько сможем, вступим в бой, если придётся, и улетим к ближайшему форпосту. «Гиперион» доберётся до Сатурна самостоятельно. Экипажу – красная тревога, готовится к жаркому и неравному бою.

Все молча, встали и пошли готовить корабль. «Всё – подумал Рендом – мосты сожжены. Пути назад нет. Выбор окончательный. Возможно, будущие поколения сочтут нас предателями, но это сейчас не важно».

Глава 5

02:35 по единому времени Земных колоний, 25 августа по Земному календарю, 2435 год нашего времени, 575 год Объединенного Содружества, система Бета-Ренор, борт линейного крейсера Дердонской Гегемонии «Триаксарракан»

Всё идет по плану. Генерал Риттар всё предусмотрел – в Совете Глав этого ненавистного Содружества Систем никто даже не догадается о нашем предприятии. Они заплатят за свой идеализм. Не мы, так исконные враги, как людей, так и дердонцев, уничтожат этих унылых пацифистов и вселенских праведников из Содружества. К счастью, это понимают даже некоторые из людей. Например, Рендом Вигу. Да, этот человек известен всем повстанцам. Он, безусловно, самый разумный человек во всём Содружестве Систем. За ним меньшинство, но если они выступят на нашей стороне…. Рендом, по последним разведданным командует кораблём класса «Орион». Один такой корабль стоит целой эскадры. Если привлечь его на нашу сторону… этот союз был бы очень продуктивен. Но, несмотря на свой гений, он – человек. Эти создания бывают, циничны, жалки, а бывают храбрее и патриотичнее чем любой дердонец. Например, 17 людей сумели сорок минут защищать колонию людей в системе Эпсилон Эридана. И сделали это на разрушенной орбитальной крепости, оснащённой всего лишь противометеоритной защитой, и несколькими десятками дронов. 40 минут против четырёх линейных крейсеров Дердонской Гегемонии класса «Ссарвит». Это самые сильные боевые корабли на тот момент! В боевой мощи с ними могли бы потягатся только «Астры» - эти присловутые «исследовательские корабли крупного класса»! Никто не хочет признавать, но в той битве скорее победили они, чем мы. Мы потеряли 334 корабля из 455, а они – 15 из 45. Это с учётом того, что весь их Флот тогда состоял из 7000 кораблей, а наш – из 12000. Мы бы проиграли войну. Но мы сумели их обмануть… на время. Скоро они догадаются, что истинные наши планы – массированный удар по ослабевшему Содружеству. Мы собрали в общей сложности 4000 кораблей класса линейный крейсер. А флот Содружества – это 1500 довольно таки старых кораблей, большинство из которых – «Звёзды», а остальные 4500 – это металлолом. Содружество падёт, в этом нет сомнений….

Мысли капитана одного из лучших кораблей Млечного пути прервал баззер боевой тревоги.

- Милостивый капитан! Неизвестный корабль идёт к нам на сверхсветовом ускорении! – доложил диспетчер центра контроля за пространством.

- Эта технология есть только на кораблях Содружества…. Приготовится к бою!

- Капитан! Корабль выходит…

Удар сотряс корабль как дом из жерлянки на ветру. Значит, враг вышел из сверхсветового ускорения слишком близко. Феноменальная точность, надо признать!

- Милостивый капитан! Они открывают огонь!

- Ответный залп! Активировать орудийную палубу!

- Капитан, они не нас атакуют! – доложил зашедший на палубу помощник капитана.

- На экран.

Две минуты капитан рассматривал, как корабль Содружества класса «Орион» расстреливает своими новыми орудиями кораблестроительные верфи на орбите. Там же десятки недостроенных кораблей! Кто же это!

- Навести орудия на цель и огонь! – в порыве ярости скомандовал капитан.

Девять залпов новых, высокоточных ионных пушек не причинили врагу никакого вреда. Его щиты слишком сильны. Но, спустя секунды после нашего залпа, уже вся флотилия наших кораблей вёла огонь по пресловутому кораблю Содружества Систем. Но даже такой залп слабо повредил его. Корабль противника начал маневрировать, лавируя между большинством выстрелов наших орудий. Как только он расстрелял верфи, он переключился на наши корабли. После залпа этого «Ориона», два наших крейсера лишились не только силовых полей, но и орудий. Спустя ещё два залпа, уже шесть наших кораблей вышли из боя. Один из линейных крейсеров попытался идти на таран, но «Орион» довольно резким для такого корабля манёвром ушёл с траектории столкновения, и нанёс удар всеми орудиями, разбивая горе-таранщику защитное поле, орудия и оба двигателя.

- Капитан, корабль противника пытается выйти на связь!

- Не отвечать! Развернутся и огонь! Беглый огонь!

Следующий залп «Ориона» пришёлся по нам. Мы лишились обоих двигателей и генератора силового поля. Но наши орудия были целы, и мы открыли огонь по врагу. Судя по всему, его силовое поле уже на исходе, и он пытается уйти к зоне гиперперехода.

- Он уходит! – доложил оператор вооружения.

- Догоняющий манёвр всей флотилии! Огонь по нему, его защитное поле сейчас рухнет! Общий залп….

В следующую секунду, бело-голубой луч соединил линейный крейсер Дердонской Гегемонии с тяжелым исследовательским кораблём Содружества Систем класса «Орион»….

- Капитан! Флагман флотилии уничтожен! – доложил штурман-стрелок.

- Состояние систем?

- Силовое поле на 9%! Множественные повреждения, сенсоры дальнего действия вышли из строя! Левый маршевый двигатель получил повреждения!

- Уходим к чертям собачьим! Выходим из гравитационного колодца звезды!

Корабль получал удар за ударом. И каждый удар сопровождался взрывом какого-то оборудования, всюду были искры и огонь. Ещё хотя бы 10 минут боя, и можно проститься с кораблём. Капитан это прекрасно понимал, и действовал правильно. Важно предупредить Содружество, каким бы отвратным оно не было. «Орион» летел с максимальной скоростью даже с поврежденном двигателем. Ещё минуты две, и они будут в зоне гиперперехода. Теперь всё зависит от этого корабля, его капитана и его команды. Теперь враг нападёт, в любом случаи, и прямо сейчас. Новых кораблей у них не будет, но и уже созданных довольно много. Значит, надо скооперировать действия всего Объединенного Флота. Ну ничего, и раньше справлялись, справимся и сейчас.

- Капитан, наше силовое поле на 3%! Враг стал делать сосредоточенные залпы! Гипердвигатель вышел из строя! – сделал доклад штурман-стрелок.

- Телепортация по моей команде!

- Капитан, эта технология ещё не проверена до конца! Не ясно как пройдёт телепортация в условиях боя…. – возразил старпом.

- Дил, у нас нет выхода. Создать стабильное варп-поле без силового поля и в условиях боя невозможно, а гипердвигатель повреждён! Прыжок в систему Альфа-Ренор!

- Капитан, Альфа-Ренор слишком далеко! – доложил рулевой.

- Тогда кидай нас куда-нибудь, на максимальное удаление от этого места!

Проведя серию расчётов, и комбинаций сенсорными кнопками, штурман-картографист отправил результаты рулевому. Удары по кораблю продолжались, а силовое поле корабля начало рябеть и пропадать, появились дыры, и удары начали приходится по корпусу. Как минимум девять снарядов ударили нам в хвост.

- Рулевой – прыжок!

Спустя секунду корабль исчез в ярчайшей вспышке. Да! Телепортация – это что-то невероятное. Но, недолгое. Спустя ещё три секунды корабль материализовался в совершенно другом месте.

- Статус корабля – запросил капитан.

- 11 попаданий, 7 пришлись по двигательно-инженерной зоне. Левый маршевый двигатель сильно повреждён, и требует длительного ремонта в условиях дока. Сенсорный массив дальнего действия не работает, гипердвигатель сгорел. Несколько кубриков экипажа получили повреждения косметического характера. Остальные системы, кроме пары компьютеров, работают в штатном режиме. 30 человек тяжело ранены или контужены, 45 человек легко ранены, все пострадавшие – работники инженерного отсека. Убитых – нет. – доложил старпом.

- Хорошо. Рулевой, наша дислокация.

- Капитан, мы в 11,3 световых годах от Бета-Ренор, по направлению к колонии Вега.

- Хороший ход, рулевой. Когда починят гипердвигатель?

- В наших условиях – через месяц.

- Дил, ты смеешься? У нас нет столько времени.

- Капитан, нам надо заново его собирать – он сгорел.

- Тогда, пойдём альтернативным путём. Как там наш варп-двигатель?

- В порядке. Правда, эммитеры варп-поля повреждены – так что я не гарантирую его стабильность.

- У нас нет выбора, надо предупредить Содружество. Будем перемещатся скачками. Благо, наш варп-двигатель имеет такую же скорость, что и гипердвигатель. И это всё равно быстрее дердонцев. А они полетят ещё нескоро теперь. Как будете готовы, прыжок в систему Вега.

Глава 6

11:00 по времени колонии Вега, 16:00 по единому времени Земных колоний, 25 августа по Земному календарю, 2435 год нашего времени, 575 год Объединенного Содружества, планета Вериос, система Вега

- Капитан, вы в этом уверены? – голос лейтенанта Серова был мрачен как никогда. Если то, что говорит сейчас капитан Рендом Вигу по сверхсветовой связи правда, то Содружеству приходит конец.

- Я всё ещё отдаю отчёт своим словам лейтенант – ответил капитан Вигу.

- Я передаю данные в Центр Управления…

- Сынок, некогда это делать! Они уже летят сюда! Я тебе сейчас скажу код, он активирует систему обороны наземной базы. Затем, ты пошлёшь сигнал SOS по всем частотам – на этот сигнал сюда сбегутся ближайшие корабли. А это минимум 25 «Астр» и 40 «Звёзд». Если сделаешь всё, как я велю, то у городов Веги будет шанс. Сделаешь это?

Его глаза явственно говорили одно – капитан говорит правду. Всё-таки, как бы его не поливали грязью власть имущие и неимущие, он человек чести. Он мог бы позволить дердонцам расстрелять пару колоний, дабы доказать свою правоту. Нет. Он решил предупредить. Он великий человек.

- Пересылайте код. Я всё сделаю.

- Я рад, лейтенант. Ты сын своего отца – сказал капитан Вигу, и отключился сразу после передачи кода.

- Капитан, за нами идут не менее трёхсот вражеских линкоров. Идут на максимальной гиперскорости – доложил штурман-стрелок. Мы ждали их 3 часа, и вот они здесь.

- Сколько до подхода подкреплений? – хмуро поинтересовался капитан Вигу у старпома.

- 20 минут, капитан – также хмуро ответил Дил.

- Значит, нас ждут 20 минут ада. Все готовы?

Капитан окинул взглядом мостик. Он увидел именно то, что и хотел увидеть. Он произнёс:

- Хорошо. Связь по кораблю – И после утвердительного кивка старпома произнёс:

- Всему экипажу. Говорит капитан Рендом Вигу. Мы на орбите планеты Вега. Наша задача – охранять эту систему от дердонцев. Врать не буду – шансов у нас мало. Сюда идут около трёхсот их кораблей. Нам надо продержаться минимум 20 минут до подхода подкреплений. Задача почти непосильная. Но именно для её выполнения мы с вами здесь. Для выполнения этой задачи, я вас подбирал, проверял и учил. Это – оно! То самое! Об этом я вас предупреждал. Теперь мы здесь. И раз мы здесь, то давайте напомним дердонским крысам, что мы всё ещё сильны! За Землю! За человечество! Отомстим за Эпсилон Эридана!

Громогласное «ура» прокатилось по всему кораблю. Да! Ради этого чувства стоило жить эти 19 лет. Миг единства. Тот самый миг, между прошлым, и будущим…

Капитан Рендом Вигу, поднялся на своё капитанское кресло, и начал отдавать приказы:

- Всем по местам! Красная тревога! Орудия – к бою! Курс – на сближение с флотом врага! Прикрывайтесь астероидами и автоматическими станциями. Выиграем время, сохраним щиты. Связь с Серовым.

- Слушаю капитан! – произнёс лейтенант Серов с экрана.

- Какова обстановка?

- Паника. Как на Веге, так и на орбите. Капитан Элстон, командир защитного периметра, закрылся в своей каюте, и пытается связаться с Центром Управления Объединенным Флотом. Но дердонцы, похоже, начали глушить сигнал. Экипаж станций явно не готов к такому повороту судьбы… Ах да, пара безбашенных сели на ближайший шатлл, и полетели с призывом о мире к дердонцам. Ими командует лейтенант Пацикус.

- Он совсем с катушек слетел?! – зарычал штурман-стрелок – они же орудийные палубы открыли!

- Сэм, не беспокойся – они станут примером всем остальным «пацифистам» - успокоил стрелка Дил – хоть что-то полезное сделают для Содружества.

- Трансляцию переговоров – на все экраны Веги! – скомандовал капитан, и все упёрлись взглядом в одинокую посудину на экране…

Вот же капитан Вигу! Как так можно – активировать систему обороны против союзников! Хотя странно – чего это они расконсервировали свои линкоры? Это сейчас не важно, надо достучатся до их разума…

- Лейтенант, можем с ними связаться!

- Давай! На всех частотах!

После утвердительного кивка пилота, лейтенант заговорил:

- Уважаемые граждане Содружества! С вами говорит лейтенант Объединенного Флота Содружества Систем Глеус Пациус! Мы не собираемся с вами воевать! Вы – наши братья по разуму! Просим вас отказаться от ваших намерений! Прислушайтесь к голосу внутри себя! Капитан Рендом Вигу будет наказан как милитариский бунтарь, и наказан по всей строгости закона! Я вам это гарантирую!

Неожиданно даже для Глеуса, на экране появилось изображение рубки линейного крейсера. Высокий, почти в 2 метра гуманоид, подошёл к экрану из глубины этого забитого экранами помещения. Он начал говорить мощным басом:

- Ты, сопляк, не стоишь и волоса Рендома Вигу! Даже смотреть на тебя противно! Во что вы, люди, выродились?!

- Ээээ… Что это значит, капитан? Вы, вы… ведёте себя как варвар!

- Варвар!? А ты ведёшь себя как евнух! Хотя даже у евнуха больше чести, чем у тебя! Я с превеликим удовольствием бы вырвал тебе причиндалы, а потом перерезал глотку от уха до уха, да, жаль, нет времени на твою жалкую жизнь! Командир БЧ! Огонь по кораблю!

- Маневр уклонения! – закричал канарейкой лейтенант, прежде чем его корабль исчез в яркой вспышке плазмы.

- Капитан, шатлл взорван! Запись переговоров слышала вся Вега. Там паника!

- Меня это не волнует. Главное, чтобы пушки станций защиты работали. Скоро мы войдём в контакт?

- Через минуту.

- Тогда, с Богом! Орудия передней полусферы – огонь по усмотрению…

…Все компьютеры мостика искрили, но всё ещё показывали строку состояния корабля. Все палубы имели повреждения, разной степени тяжести. Орудия были в порядке, так как их порты были надёжно защищены, но всё остальное… Эмиттеры полей разбиты, причем 60% из них уже не запустятся никогда. Левый двигатель уничтожен. Правый – существенно поврежден. Реактор в порядке, но работает на пределе возможностей. Никакое сверхсветовое движение корабль не сможет совершить – варп-поле не создать, гиперпривод уничтожен в прошлом бою, телепортация разорвёт корабль… Лучевой транспортер разрушен прямым попаданием. На корабле нет живого места.

- Капитан… флот противника сражается с основным поясом обороны. Тот сектор, которым командует Серов, сражается до последнего. Все остальные – либо уничтожены, либо взяты на абордаж. Наш флот – в семи минутах – доложил раненый Дил. Его правая сторона обгорела. Правая рука лишилась всей поверхности кожи, правая нога сгорела наполовину. Половина лица стала чёрной, и только красный от лопнувших сосудов глаз вносил в этот мрак хоть какой-то дополнительный оттенок…

- Хорошо, Дил. Как с потерями?

- Мы потеряли половину экипажа. Точнее сказать не могу. Половина выживших – не способна сражаться. Медпункт – уничтожен рядом прямых попаданий. Весь жилой сектор теперь населён только ледышками в вакууме.

- Чёрт… Когда мы сможем вернуться к бою?

- Через минуту. Щит заряжен на 33%. Больше не зарядить – нет боеспособных эмиттеров. Орудия в норме. Можем ещё раз использовать аннигилятор.

- Даю разрешение. Вот ключ – с него и начнём. Каковы потери врага?

- Мы им 109 кораблей выбили. 82 из них – на тот свет.

- Отличная статистика, старпом! Один корабль на одно разбитое помещение! – сказал хриплым голосом штурман-стрелок, который половину боя провёл с куском арматуры в плече, и весь мостик повалился со смеху. Даже капитан позволил себе улыбку. Затем скомандовал:

- Курс – на сектор Серова! Аннигилятор к бою! Цель – ближайший целый корабль!

Два брата, Рендом и Дил, вместе вставили ключи в консоль управления главным оружием корабля – аннигилятором «Армагеддон» - и ввели коды доступа. Из носа корабля, пятый раз за бой, вылез массивный корпус линейного ускорителя потока, готового в любой момент излить смертоносную антиматерию прямо в стан врага.

- Внимание! Залп аннигилятора!

Яркий, белый, похожий на сжатый солнечный протуберанец, луч направился в сторону самого целого вражеского линкора. Как только произошло касание – на небосводе Веги зажглось новое солнце. Как позже выяснилось – 2 солнца.

- Прямое попадание капитан! Два вражеских линкора уничтожены! Ещё четыре серьёзно повреждены!

- Отлично! Как дела у Серова?

- Плохо. Он выходит на связь!

- Капитан! – на экране появилось перекошенное лицо Серова – они внутри! Они нас атакуют! Отступать некуда! Так что… передайте моему отцу, что я выполнил свой долг!

В глазах этого мальчишки девятнадцати лет загорелся тот самый огонёк. Ставки сделаны, игра окончена. Теперь, надо биться до конца. Ему нечего терять, он сделал всё, что мог. Его совесть чиста. Капитан увидел это. На его глаза набегали слёзы гордости и скорби. Единственное что он смог сделать, так это отдать честь и произнести:

- Твой долг исполнен. А теперь – до встречи на той стороне, сынок!

Он лишь криво усмехнулся, включил самоуничтожение базы, и развернулся, дабы сойтись с врагом в последний раз. Связь отключилась. Спустя 30 секунд раздался взрыв, и на небе Веги появилась третья звезда.

- Капитан! Теперь между Вегой и остатками их флота ничего нет! Наш флот в трёх минутах от системы, ещё 2 минуты на достижения орбиты! Они же начнут бомбардировку! – кричал штурман-картографист, который занял пост погибшего рулевого.

- Не начнут. Все мы знали, на что шли. Сэм – орудия к бою, лейтенант – курс на сближение. Займи позицию между планетой и флотом врага.

- Но… нас же просто расстреляют… - сказал Дил.

- Именно так, Дил. Но нашей прочности хватит, чтобы выдержать 5 минут боя максимальной интенсивности. Это билет в один конец… Но это единственный выход. Все кто хотят жить – бегите на капсулах.

Он окинул взглядом экипаж мостика. Потом взглянул на показания уцелевших датчиков – никто не ломанулся к капсулам. Они здесь чтобы закончить дело.

- Хорошо. Раз так – утроим им Ад!

Снова громогласный возглас «Ура» прокатился по корпусу судна. И мы пошли в свой последний бой…

Громадная туша «Ориона» пронеслась со скоростью корвета, и замерла на траектории движения вражеского флота. Все орудия были нацелены на различные корабли армады. Аннигилятор был разряжен, как говорится, «досуха», антиматерия имелась только в реакторе, но она не была предназначена для боя. Оставшиеся щиты работали из последних сил. Этот корабль не может больше вести полноценный бой. Но потянуть время он сможет.

- Капитан Рендом Вигу! Говорит адмирал Тирратанксох, командир армады! Не стоит так губить свою жизнь. Сдайся, и встань в наши ряды! Вместе с тобой, мы сможем уничтожить Содружество! – произнесла двухметровая фигура гуманоида с экрана.

- Хоть я и стою в оппозиции к Объединенному Флоту и населению, я давал присягу защищать Содружество. Для меня это не простые слова. Я, и мой экипаж, готовы сражаться до последнего! Если хочешь пройти к Веге – сначала уничтожь меня!

- Других слов я от тебя не ожидал. Ты – человек чести! Последний такой человек. Ты не изменишь погоды. Но, я горжусь, что сошёлся с тобой в бою! Ты – истинный герой своей расы! Слава герою! – произнёс адмирал, вместе с экипажем отдал честь, и отключил связь.

Пучки ионных зарядов били непрерывным потоком по остаткам щита. Лучевые орудия стреляли по всем направлениям. Ряды противника редели, корабль за кораблем взрывались. Но «Орион» уже почти погиб. Щит отключился, удары пошли по корпусу…

- Рендом! Они бьют по портам орудий! Реактор перегружен! Корпус на 18% целостности! Мы разваливаемся! – кричал Дил.

- Значит всё… Полный вперёд! На таран их флагмана!

- Рендом…

- Всё нормально Дил… Начинай… Я рад, что ты со мной, брат…

- Значит, до встречи на той стороне…

- До встречи на той стороне, Дил… - сказал капитан почти шепотом, затем продолжил по связи – Внимание! Идём на таран! До встречи на той стороне, братья!

Корабль сорвался с места. Целые остовы конструкций отрывались от корпуса, но основной массив летел в сторону флагмана противника. Тот не успел совершить манёвр уклонения, и импакт был не избежен…

Адмирал Тирратанксох, всё это время находившийся на одном из линкоров второй линии, смотрел на то, как в результате перегрузки реактора, вызванный импактом с «флагманом» флота, взрывается корабль «Орион». Жаль… Его капитан погиб напрасно. Людей ждёт геноцид, как несостоятельных паразитов…

- Адмирал! С нами на связь вышли квадрианцы. Флот, летевший на помощь «Ориону» уничтожен на подходе к системе.

- Хорошо. Начинайте орбитальную бомбардировку… - сказал адмирал, всё глубже погружаясь в раздумие. Он смотрел на обломки «Ориона» и говорил про себя: «Жаль ты не знал Рендом, что вас предали все. Квадрианцы, кварианцы, дердонцы… Все, кто имел разум. Люди превратились в паразитов. Но не ты. Слава тебе, герой!».

Через десять лет, на планетах Земля и Дердон, будут поставлены памятники Рендому Вигу, и его команде. Надпись на памятнике сделана на двух языках – дердонском и человеческом. И она гласит: «Капитану Земли Рендому Вигу и его команде – последним из людей».

Другие работы:
-2
16:50
494
18:27
O! Сколько военной космической статистики! Правильнее было бы начать отзыв так: «Выйдя на орбиту работы № 183 19.02.2017 года по времени Земли, добросовестно облетев более 20 000 печатных знаков, включая пробелы, я обнаружила 30% статистических данных...»
Если серьезно, несколько перегружаете рассказ такими данными, что делает его трудным для восприятия. Да, действительно, статистика придает правдоподобие любой истории, но все хорошо в меру.
А вопрос поднимаете серьезный: противиться ли насилию или нет, и к чему это может привести, если не отвечать агрессией на агрессию. Только непонятно, почему называете в конце рассказа человечество паразитами. Что имеете в виду? Помимо военных есть не менее достойные профессии. Разве эти люди паразиты? )
Анастасия Шадрина

Достойные внимания