Вадим Буйнов №3

Подсознание молодости

Подсознание молодости
Работа №187

Когда я родилась в этом мире, произошел какой-то взрыв на космической станции. Все внимание моего отца-робота было отвлечено этим событием, поэтому моим детским программированием занималась мама. Скорее всего, она забыла вставить в меня какой-то особый чип, поэтому меня ожидала очень странная судьба. Но, все по порядку.

Мама была на редкость живой, даже настоящей. Ей было около 300 лет, и она представляла собой особый вид живых людей-долгожителей, которые сохраняли свое биологическое здоровье благодаря новейшим технологиям. У нее было искусственное сердце и совершенно молодое, мускулистое тело. Она постоянно ела фрукты и овощи, пила много таблеток, грелась под большой желтой лампой, и мазалась всякими благоухающими кремами и маслами. Но я знала, что главное происходит не здесь, а в медицинской клинике, которую она посещает несколько раз в год.

Ее лицо было очень красивым. Она скопировала его с одной из картин Стревенса, которыми были украшены стены ее комнаты. Я никогда не могла до конца понять, что скрывалось за картинным лицом моей матери, и моей идеей фикс долгое время была мечта увидеть настоящее ее лицо. Но все мамины фотографии уничтожились в информационной компьютерной войне. Все, что могла я предполагать о ней, предполагала я, глядя на себя в зеркало. Я была сносной, не очень красивой, с гладкими черными волосами и голубыми глазами. Мой нос был прямым и красивым. Губы розовыми. Кожа – белой. Я никогда не предавала внешности такого значения, какое придавала ей моя мама.

Мой отец был совершенно не живой. Робот. Что с него было взять? Сначала я, конечно, считала его отцом. Его лицо тоже было красивым, фигура - идеальной. Единственное, конечно, его глаза часто пугали меня, потому что они были внимательнее живых: уж как уставятся, так хоть сквозь землю проваливайся. Его мозг был полностью компьютерным. Когда я была маленькой, я еще называла его «папой», но когда мне исполнилось 8 лет, я испытала нечто вроде шока, осознав, наконец, кто это тут ходит передо мной.

Но не то, что он был папой, было важным для нас. Сила. Вот почему пришлось жить с роботом. Это была наша защита от внешних воздействий агрессивной и неблагополучной среды. У каждой женщины, у которой не было мужа, был робот. Это было сначала очень грустно, и, как рассказывала мама, половина женщин специально ломали и выбрасывали бездушных роботов на улицу. Но государство, в целях личной безопасности граждан, сразу поставляло к дверям квартир нового робота.

Только когда мне исполнилось 10 лет, мама рассказала, что когда-то у нее был настоящий муж. Это было очень-очень давно, и, к сожалению, она не сохранила никаких воспоминаний о том периоде своей жизни. Тогда были в моде технологии стирания памяти, и она часто пользовалась ими, чтобы всегда быть в хорошем настроении.

Стереть память о муже ради хорошего настроения? Я никогда не могла понять в этом смысле свою мать.

Но мама учила меня, что память - не главное. Прожив 300 лет, мама поняла, что главное – это то, что происходит именно сейчас.

– Какая разница, если я вчера была счастлива? Я не хочу грустить об этом сегодня, если счастья уже нет. А если вчера было горе, зачем помнить об этом еще и сегодня? Я знала людей, у которых была бесконечная грусть, это очень ….плохо! – говорила она – Главное - это быть в хорошем настроении.

Когда она начинала такие свои рассуждения, я понимала, что 300 лет жизни наложили свой отпечаток на её сознание. Возможно, когда мне будет 300 лет, я буду рассуждать так же.

У меня же, наоборот, с самого детства память была феноменальной. Я не помню только первые две недели своего рождения, так как я видела все сверху вниз. Но как только зрение мое стало нормальным, все, каждое слово матери, каждый взгляд отца-робота, каждое новое выученное слово, первые шаги, все это я помню, как будто это было вчера. Как я узнала, что это ручка, а это стол, как я первый раз попробовала виноград. Груз детских ненужных воспоминаний всегда со мной, но я никогда не сотру их.

Сознание, вот что отличало меня с детства. Я родилась какой-то осознающей. И я, я родилась с прекрасным мозгом. Как я потом прочитала в своих документах о рождении, я создавалась в специальной лаборатории и в меня были введены специальные биологические препараты. Я изучала свою длинную бирку как инструкцию по применению себя. Я нашла, что во мне есть три чипа и какой-то усилитель чувств. Зачем все это мне? С этими серьезными вопросами я решила обратиться к папе.

Папа сел на диван и включил телевизор (я уже понимала, что это была программа поведения стандартного папы), и стал пояснять:

- Чип номер один - это информация о тебе и о нас. На случай, если ты затеряешься где-то. Или, того хуже, улетишь куда-нибудь. Чип номер два - это чистый тип, он нужен для записи важной информации там, где ты можешь оказаться. Чип номер три - секретный. Никто не знает, что там. Он активируется, только когда государство сочтет нужным сделать это. Усилитель чувств - это регулятор твоих чувств. Пульт от них ты получишь, когда тебе исполниться 20 лет. Чувство боли должно притупляться на войне, а чувство любви, если ты полюбишь плохого человека. Чувства - это не шутки. Чувствами должен управлять человек. Скоро все будет тебе подвластно, деточка.

Я еле выдержала этот разговор.

Мое детство проходило дома. До 20 лет выходить на улицу мне не разрешалось. Я черпала представления о жизни из большого компьютера, а еще у меня была комната виртуальной реальности, где я, надев очки, гуляла по паркам и сидела на берегу моря. Как я понимала, жизнь вне дома была полна самых разнообразных опасностей, о которых мне никто не рассказывал правду.

В 20 лет мой День Рожденья отмечали первый и последний раз. Почему установилась такая традиция, я так и не поняла. Наверное, это было ни к чему, ведь гостей в нашем доме никогда не было, а подарки…у меня и так было все, что я хотела.

Папа и мама посадили меня за стол, хорошо накормили, подарили пульт управления чувствами и сказали хором загадочную фразу: Никто не дает тебе гарантии, что после детства ты не перестанешь быть собой.

Я только из уважения к родителям не стала заморачиваться по поводу традиций этого смешного праздника. Прошел – и, слава Богу! Буду я еще выяснять отношения с неживым папой и трехсотлетней мамой?

В этот же вечер, я, наконец, узнала, что ждет меня дальше. Я поняла, что в этот вечер я прощалась с детством, с мамой и папой, и теперь мне надо было отправиться в путешествие в какой-то капсуле, чтобы выбрать мир, в котором я захочу жить самостоятельно. Представления о жизни на Земле специально не давались, потому что, оказывается, на земле существует очень много других миров, и какой именно понравиться мне, неизвестно, а изучать правила всех миров – нецелесообразно.

Уходя, я посмотрела на свою живую мать и интуитивно поняла, что, возможно, я еще не последний ребенок, которого она вырастит в свой жизни, и, возможно, что уже завтра она не будет помнить обо мне. Что подумать про папу – я и вообще не знала.

Но грусти не было. Все мои мысли занимало гадание, куда же я попаду, что за миры меня ждут, и еще я боялась, что в капсуле будет душно и страшно.

Еще одно переживание поджидало меня - первый раз я шагнула за порог своего дома. Ничего страшного я не увидела, так как сразу оказалась на полянке, но не зеленой, как на картинках, а какой-то желто-красной, как осенний клен. Не успела я посмотреть по сторонам, как неслышно прилетела капсула в виде очень красивого серебряного правильного шара, дверца быстро открылась и я мгновенно вошла в шар против своей воли, как будто кто-то хорошенько толкнул меня в спину. Дверь еще быстрее закрылась, и я осознала, что удобно сижу в кресле перед монитором.

Какой-то мужской голос стал рассказывать мне:

- Вы - милое дитя мира №18, придуманного очень давно. Это был один из первых примитивных миров, придуманных человеком после эволюционного переворота, в память о жизни на Земле. После череды неудач, которые преследовали человечество, всех этих войн между государствами, произошел какой-то эволюционный переворот во времени и пространстве. Кто его сделал, так никто и не знает. Возможно, он возник сам по себе как ответ Вселенной на плохую организацию жизни. Споры ученых не утихают, но мы не гадаем. Мы просто знаем, что вместо государств появились непересекающиеся миры, в которые помещали людей и других существ, появляющихся в нашей Галактике. В зависимости от того, кто вы и кем родились, вы помещались в мир, который больше всего вам подходит. Сначала этим занимались специальные люди, но теперь человеку дана воля и он сам выбирает себе мир. Условие только одно – мир можно выбрать ОДИН раз. Всего видимых миров 614563, невидимых – 148. Любой мир может производить обманчивое впечатление, но кодекс миров гласит, что обманчивый мир только один, и они об этом сразу говорят.

Еще мне рассказали, что миры бывают большие и маленькие, что можно сразу умереть, если выберешь опасный мир, что любой мир, как бы привлекателен он не был со стороны, обладает непредсказуемостью, и от разочарования никто не застрахован. Так же мне сказали, что есть кнопка выбора – белая большая кнопка с красной точной – на ее нужно нажать, когда выбор мира будет сделан.

Я все поняла –сказала я вслух – Я готова.

И вот я полетела, и передо мной на экране стали разворачиваться самые немыслимые и разнообразные существующие миры.

Первый мир, который открылся мне, был мир Эльфов. Милый эльф плясал на зеленой поляне и вместе с ним веселились остальные эльфы и маленькие эльфята. Детский мир, подумала я, такой мне не подходит. Следующий мир оказалась жутким и кровавым: страшные воины с безумным количеством оружия дрались на поляне. Их кровь, что самое удивительное, быстро растворялась в воздухе, а раны сразу затягивались. Внизу экрана сразу появлялась надписи – сколько лет существует данный мир, кто его создал, сколько людей тут живет, как живут, сколько живут, как умирают. В данном случае я поняла, что это был мир вечной войны, потому что на экране было написано, что люди умирают только после 1000-го ранения. Туда, конечно, я тоже не хотела. Следующий мир оказался миром мертвых. Мертвецы ходили по городу, причем это были обычные люди в повседневной одежде, молодые и пожилые, только мертвые. Это было видно по цвету их лица и отсутствию мимики. Мне стало страшно, я быстренько переключилась дальше. Мир мистический оказался очень красивым: темно-фиолетовое небо, золотые звезды, загадочные женщины в темных вуалях и длинных платьях, мужчины, делающие золото в своих тайных лабораториях. Одна женщина вышла из дома и направила луч от фонарика на тротуар – там мгновенно появился лиловый кабриолет, она села в него и уехала. Мне очень понравился этот мир: темные птицы с большими крыльями таинственно и медленно кружили по небу, черные кошки медленно ходили по улицам и сверкали своими зелеными глазами. На улицах росли неестественных размеров цветы. Особенно поразил меня золотой и серебряный дожди и постоянно звучащая таинственная музыка на улицах, раздающаяся неизвестно откуда. Я неделю путешествовала по этому миру, запомнила его номер, и подумала, что если не найду ничего интереснее, буду жить тут.

Спустя неделю я поняла, что большинство из миров – это интересные, захватывающие, манящие миры, и, конечно, хотелось бы в каждом из них побывать. Они были простые и сложные, детские и взрослые, маленькие и бесконечные: мир электронных технологий, космический мир, мир биологически совершенных существ, мир золота, мир любви и мира, мир Бога, мир экологический, мир цветов, мир печали, мир ужасов, мир конфет, мир дисгармонии, мир роботов, мир музыки, мир танцев, мир поэзии, мир в воздухе, мир под землей, мир в трубе, мир слепых, мир звуков, мир запахов, мир кукол, мир улыбок, мир красоты, мир уродства, мир холода, мир жары, мир прозрачный, мир железный, мир сумасшедших, мир одноруких, мир литературных героев, мир в микросхеме, мир на Луне, даже мир в МР3-плейере и мир в лапке паука.

Вскоре голова моя закружилась, я поняла, что вряд ли смогу выбрать мир, потому что в моей записной книжке уже значилось 47 миров, которые мне понравились. Как я мечтала пожить сначала бы в мистическом мире, потом в мире цветов, потом попасть в подземный мир, потом в мир литературных героев, и, конечно, хотелось бы побывать в мире Бога.

Отчаяние овладело мной, потому что мне было трудно выбрать. Слезы лились из глаз, и я, как ребенок, не могла выбрать лучшую игрушку - мне нужны были все.

Что делать? Я вспомнила о пульте управления чувствами, достала его, направила себе в область груди и нажала на кнопку «минус». К моему удивлению, ничего не произошло. Никакого эффекта! Отчаяние как было, так и пребывало во мне, нарастая с каждой минутой.

- Что то не работает…- сказала я вслух.

Сначала я проверила батарейки - они там были, огонек горел. Но пульт явно не работал, и каким-то наитием до меня дошло, что пульт работал только в том мире, где был придумал. А вне его, конечно, не работает.

Догадалась я, что не работают и чипы. Я усомнилась, есть ли они во мне вообще. Я поняла, что оказалась один на один с собой, и есть только мое тело и мой мозг. И больше ничего.

Без управления чувствами и без чипов я вдруг почувствовала какую-то незащищённость. Уверенность, что все мне может быть подвластно, ушла безвозвратно. Я вдруг поняла, что я лечу одна в неизвестной серебренной капсуле и, изучаю какие-то параллельные миры. И вот, пока я лечу, я, конечно, тоже где-то есть, но где…

СТОП – сказала я себе – ВОТ ИМЕННО…ГДЕ ЖЕ Я СЕЙЧАС? В КАКОМ МИРЕ?

Ведь должна же я быть «где-то». Откуда-то я наблюдаю за другими мирами?

На моем лице нарисовалось задумчивое удивление. Я поняла, что попала в какое-то правильное направление мыслей, и ухватившись на них, я стала их развивать…и вот что у меня получилось.

Я поняла, что если миры имеют свои номера, то мир, в котором я нахожусь в данный момент, наверняка, не имеет номера. А, значит, его номер, скорее всего – НОЛЬ.

Его я быстренько и нажала на клавиатуре. И с ужасом и интересом уставилась в монитор.

Сначала в мониторе произошла заминка, а потом, о, УРА, я увидела свою капсулу со стороны. Она уже не летела. Оказалось, она стоит себе на полу, на тоненьких серебряных ножках, в каком-то научном центре, и там несколько людей смотрят на нее, сидя за своими столиками с компьютерами. Увидев меня, они испугались и попрятались под свои столы – наивная попытка скрыться. Я плохо помню, что было дальше, но точно помню, что я стучала в дверь и кричала «Выпустите меня!!! Не хочу никуда. Где я???».

Прошло, наверное, около часа, прежде чем дверь, наконец, открыли. Мужчина в очках внимательно посмотрел на меня и спросил:

- Как вы себя чувствуете?

- Отлично! – сказала я – Что за обман такой? Где я? Где моя мама? Ей, правда, было 300 лет?

Мужчина улыбнулся:

- Правда. Ну, вы только, пожалуйста, не волнуйтесь. Мир изменился, и мы должны были поменяться вместе с ним. Все, что с вами было, это было правдой, и если бы вы захотели, правдой был бы один из любых, выбранных вами, миров. Единственное, о чем никогда не говорят, так это о том, что Земной мир остался тоже. Вы бы выбрали любой параллельный мир, мы бы вас туда отправили, и все. Счастливая жизнь в параллельном мире – чего еще желать. Но вы не захотели. Вернее, почему-то не захотело ваше подсознание, ваш какой-то особенный мозг. Наверное, у вас очень чувствительный мозг, который интуитивно понимал, что, кроме множества параллельных миров есть настоящий мир, т.е. наш. Вы вышли из Мира №18, а он был создан для людей, у которых еще сохранились остатки человечности. Видимо, вам попался хороший ген! Поздравляю! Ваше сознание отказалось жить в другой, не свойственной настоящему человеку, параллели.

- Ну, и где я?

- На Земле, обыкновенной, конечно – с грустью сказал мужчина. - Мы не любим, когда на нее попадают из других миров. Редкость это - он взглянул на меня оценивающе – Хорошо, что вы малочипированны и молоды. Однажды к нам попал полностью робот, только мозг был человеческий. Он сошел с ума и умер, не смог тут жить. Но вы, наверное, сможете. Только учтите, никаких чудес у нас тут нет. Только технологии. Да и в них мы уже не верим, потому что все они у нас как-то не приживаются. Всем нужна своя параллель.

- А отправиться в параллельный мир я уже не смогу? – почему то спросила я.

- Даже если вы туда отправитесь, вы не сможете забыть, что он параллельный. А человек существовать в двух мирах – обычном и параллельном - еще не может без ущерба для своей психики. Из одного параллельного мира в другой – это, пожалуйста. Потому что в параллельном мире нет полноты бытия, там всегда чего-то не хватает. Поэтому человека тянет из одного мира в другой, это там естественный процесс. Однобокие они, все эти миры. Ну, помните, например, мир конфет? Смех же один, одни ириски везде растут и пастила. А мир на лапке паука? Ой, ну что это обсуждать. Скажу вам по секрету, иногда люди меняют миры по пять-десять раз в своей жизни, незаконно, конечно. Непостоянство свойственно людям, вы же понимаете. А вы уже выбрали 47 миров, это показатель! Именно поэтому вы останетесь жить тут. И все, закрыли тему.

Так я оказалась на Земле. Конечно, я немного жалею о других мирах, в которых могла бы жить, особенно почему-то о мистическом. Но в тоже время меня обрадовала моя новая квартира на двадцатом этаже. Я спокойно гуляю по городу, уже ездила в метро, и теперь мои друзья из лаборатории готовят меня к поступлению в институт Робототехники. Конечно, папа бы обиделся, но меня клятвенно заверили, что в параллельном Мире №18 никто об этом не узнает.

-2
23:35
543
Гость
18:24
Есть крен в сторону соллипсизма, но незначительный…
22:00
Мне очень понравился этот рассказ. Общая идея простая, но обыграна тонко и самое главное, что текст очень хорошо написан и построен.
Он захватывает внимание с первых предложений и не отпускает до самого конца. Почему рассказ так хорошо читается? Возможно тут работает контраст: героиня самым простым, будничным языком повествует об исключительном мире, даже мирах. Ее слушаешь и ей веришь. Одно это уже большая авторская заслуга.
Персонаж 300-летней мамы, которая к тому же и кокетка с философией отрицания памяти это необычайно удачная находка, которая усиливает рассказ многократно. Вот только, на мой взгляд, здесь не совсем раскрыты отношения дочери-матери. Несколько конкретных случаев, раскрывающих их взаимоотношения, скажем, в разные периоды жизни героини, сделали бы это линию более сильной.
Лиловый мистический мир таинственной музыки тоже большая заслуга, потому что несколькими штрихами автор создал нечто волшебное и интригующее.
Образ главой героини, я бы сказал, имеет свои плюсы и минусы. Плюс в том, что автор безошибочно выбрал интонацию повествования: спокойную, трезвую, немного отстраненную. Но в этом и минус. Мы переживаем вместе с ней важнейшие события ее жизни. Логично, если бы мы разделили ее волнения и страхи, она ведь живой человек. Но эмоциональный диапазон получается немного узким.
Еще я бы заметил, что тексту стилистически местами не хватает контрастов. Например, когда мужской голос рассказывает героине, сидящей в серебряном шаре, о видимых и незримых мирах. Было бы выразительно, если бы его речь как-то отличалась от авторского голоса, который мы слышим в рассказе, или если бы в ней была какая-то фишка. А то слишком монотонно.
В целом рассказ удачный, с хорошими находками и очень здорово написанный.
Анастасия Шадрина