Юлия Владимировна

Космический Странник

Космический Странник
Работа №255

1

Стрелка спидометра быстро отклонялась вправо, приближаясь к сверхсветовой отметке. Я вцепилась обеими руками в панель управления, хотя была крепко пристёгнута ремнями. Начался обратный отсчёт до вхождения в подпространственное измерение. 10, 9, … 5, …, 3, 2, 1 – Джеронимо! Меня вжало в спинку кресла, звёзды из точек превратились в светящиеся размытые полоски.

- Ты жива? – Том говорил так серьёзно, будто я действительно могла оказаться мёртвой.

- Живее всех живых!

- Рад за тебя. Я запрограммировал небольшую прогулку и последующее возвращение домой. Не изменяй параметры и не отклоняйся от курса.

- Ой, Том! Брось!

- Вообще-то это не совсем законно, и если твой отец узнает…

- Том, а ты сам вылетал куда-нибудь? Не на соседние планетки погреться или посмотреть на ледник, а вот так: в другую галактику?

- Я учился в университете на Лонелии.

- Лонелия в нашей галактике.

- Нет, не вылетал.

- Как ты можешь работать в центре управления полётами, если сам никогда нигде не был?

- Я техник. Моё дело – разбираться в механизмах. И не засоряй эфир, вдруг ещё кто услышит.

- Ну и ладно, трус!

- Напоминаю, что я дистанционно могу вернуть тебя домой в любой момент.

- Молчу-молчу.

- Береги себя.

Я смотрю на проносящийся мимо космос. Здесь совсем другие звёзды, не такие, какие я вижу каждую ночь на родной планете. Странно, но здесь, одна в металлической банке посреди чужих звёзд за тысячи световых лет от дома, я чувствую себя намного спокойнее. Наверное, я могла бы провести так всю жизнь. Никогда никуда не возвращаться, просто лететь среди вселенной до тех пор, пока не найду конец вечности. Взгляд на мониторы – не так уж много мне осталось летать: Том запланировал совсем короткую прогулку, боится.

Радары замечают невдалеке судно. Автоматически поднимаются щиты. Моё сердце начинает биться сильнее. Скорее всего, это небольшой торговый корабль, но всё же в открытом космосе может случиться разное, мне совсем не хотелось бы нарваться на бандитов. Пожалуй, только в такие минуты становится действительно страшно путешествовать в одиночестве. Через несколько минут судно исчезает с радаров и щиты опускаются. Я облегчённо вздыхаю и расстёгиваю ремни безопасности.

В моём судне спортивной модели по умолчанию ослаблена гравитация, так как предполагается, что на больших скоростях пилот будет пристёгнут ремнями, а на маленьких никто летать не будет (конечно, конструкторы не знают Тома, пекущегося о моей сохранности и программирующего черепашьи скорости). Я приподнимаюсь над сиденьем на несколько сантиметров, хватаюсь за верхнюю панель и легко подтягиваюсь на руках. Места немного, но вполне хватит, чтобы сделать сальто. Я выгибаю спину и оказываюсь перевёрнутой вверх ногами. Мои волосы так забавно плавают в воздухе. Я продолжаю возвращать своему телу привычное положение и чувствую, что мой правый ботинок подцепил какой-то рычаг, на что корабль ответил мелодичным звуком. Моя голова вновь оказывается наверху. Внимательно осматриваю верхнюю панель и нахожу тот самый рычаг. Привожу его в прежнее положение, корабль вновь отзывается тем же звуком. Я вновь сажусь в кресло.

Всё такие же звёзды, складывающие в незнакомые созвездия. Через некоторое время это начинает меня утомлять, и я закрываю глаза, слушаю мерный рокот двигателя, ритмичные сигналы приборов. Странно, Том больше не связывается со мной. Из дрёмы меня выдернул резкий толчок. Я решила, что произошла стыковка со станцией, и меня уже ждёт мой разгневанный отец, но дисплей подсказывал, что мы только приближаемся к сверхсветовому скачку. Меня вновь вдавливает в кресло. Точки звёзд становятся полосками. Корабль начинает странно трястись. Я чувствую, как раскалывается моя голова, и с каждой секундой боль становится сильнее. Я пытаюсь взглянуть на приборы, но не вижу их – и проваливаюсь в темноту.

2

Я бросаюсь к панели управления. Координаты совершенно мне не знакомы. Это не моя родная галактика. И не та галактика, в которую я летала. Когда-то папа – в прошлом знаменитый капитан, а теперь почти первый человек в офицерском составе звёздного флота – учил меня разбираться во всех этих приборах, говорил, что обозначает каждая цифра. Сейчас я, конечно же, ничего этого не помнила.

- Том! – я испугалась звука собственного голоса. На том конце не ответили, - Том! – молчание.

Спокойно. Главное сохранять трезвость разума. Нужно ещё раз всё проверить. Во-первых, ущипнуть себя, чтобы убедиться, что это не сон. Результат отрицательный. Во-вторых, попытаться найти кого-то поблизости. Связь. «Контроль, вы меня слышите?» Глухо. «Том! Том! Ответь!» Тишина. «Том, это не смешная шутка!» Попробуем внешнюю связь. «Кто-нибудь слышит меня?» Но мне никто не отвечает. Даже пираты.

Что делать, если оказался один в космосе? Нужно вести журнал. Он поможет восстановить события, даже если я не выживу. Я мысленно оценила свои запасы. Я ведь собиралась на небольшую прогулку. Вряд ли на этом корабле вообще найдётся какая-то пища. Да, мне нужно всё записывать. «Бортовой журнал. Сегодня 15 сентября 2873 года. Докладывает…» Имена слишком значимы. Нужно придумать прозвище. Псевдоним, которым я смогу пользоваться, не вписывая в эту мрачную историю фамилию отца. «Бортовой журнал. Сегодня, 15 сентября 2873 года, примерно в 13:00:26:15 по межгалактическому времени я потеряла связь с Центром управления и оказалась одна в открытом космосе. Точное местоположение установить невозможно. Подпись: Космический Странник».

Я слегка потеряла управление своими ногами. Вообще-то, меня не так просто напугать: я не боюсь даже темноты, высоты и зубных врачей. Но сейчас мне стало по-настоящему страшно. У меня склеились губы. Вся влага изо рта переместилась в ладони.

Не поддаваться панике. Не поддаваться панике. Не поддаваться… чёрт. Я обхватила себя руками, но от этого дрожь во всём теле стала только сильнее. Трясущейся рукой повернула рычаг освещения: в темноте, при слабом освещении приборов, всё кажется менее страшным. Через некоторое время и несколько глубоких вдохов-выдохов мне стало лучше. Стали вспоминаться папины уроки управления судном. Я открыла все возможные каналы связи и послала зацикленный сигнал SOS.

«Бортовой журнал. 15 сентября 2873 года, 15:11:34:108. Время моей прогулки уже истекло, меня в любом случае должны были начать искать, даже если не сделали этого раньше, ведь Том наверняка поднял на уши половину станции, когда пропала связь.»

Журналы так не ведутся, нужно излагать сухие факты. Но факт один: я в открытом космосе, в неизвестной галактике, и никого рядом нет.

«Продолжение бортового журнала. На мой сигнал SOS до сих пор не поступило никакого ответа. Приборы показывают, что он не был никем принят. Я остаюсь на одном месте, чтобы меня легче было найти.»

Почему я не слушала Тома и папу? Они всегда были правы, когда говорили об опасности подобных прогулок. Но я ведь не первый раз это делаю, никогда никаких чрезвычайных ситуаций не происходило. Том, почему Том всегда идёт у меня на поводу? Почему он не мог отказать мне, сказать строгое и твёрдое «нет»?

3

Я вспомнила, как в детстве мы играли на заброшенной стройке недалеко от нашего дома. Не знаю, что там возводили, но проект признали невыгодным. Всех роботов-строителей вывезли, оставили только сломанных. Неисправных всегда оставляют, они никому не нужны. Старшие дети рассказывали нам страшные истории о том, что эти роботы оживают по ночам, ездят на своих гусеничных ногах и стонут от того, что не приносят никому пользы. Они пытаются достроить здание, но все оставшиеся материалы рассыпаются от старости в их железных руках. А если они вдруг заметят живого человека, то будут гнаться за ним, потому что им нужно кому-то служить.

Эти легенды переходили из поколения в поколение. Сначала их слушали с открытыми ртами и думали: «Они верят, что мы верим», а потом рассказывали с самыми страшными гримасами на лице и тоже думали: «Они верят, что мы верим». В общем, как и со всеми подобными историями. Вот только никому и в голову не могло прийти проверить рассказы на правдивость. Конечно же, кроме меня и Тома.

Самым сложным было выбраться ночью из дома. Том потом говорил, что долго и осторожно пробирался мимо роботов-охранников. Я же своих просто-напросто отключила (пароль я уже давно подсмотрела у папы).

Мы притаились за небольшим песчаным валом, откуда хорошо была видна старая строительная площадка. Мы с Томом провели там всего около пятнадцати минут, когда он вдруг решил пойти домой.

- Послушай, мы здесь уже долго. Ничего не будет, это всё сказки. Давай пойдём отсюда.

- Ты что, испугался? Мы только пришли.

- Ничего я не испугался, просто бессмысленно всё это.

- Ну конечно же! Роботы же оживают, только когда чувствуют людей рядом, а мы тут лежим. Какой ты молодец, Том! Пошли на площадку.

- Что? Я? Я не это имел в виду! - слышала я тихие оправдания Тома, которого уже оставила за спиной. Ему ничего не оставалось делать, кроме как последовать за мной. Как обычно.

Почему он всегда, всегда идёт у меня на поводу?

В ту ночь мы в итоге испугались какого-то обрывка арматуры, качающегося на ветру, и бросились со всех ног домой.

Но я ведь видела, что Том не хотел идти тогда смотреть на роботов, тем более спускаться на площадку. Как не хочет он каждый раз помогать мне в космических прогулках. Это не просто его врождённая послушность, нет. «Береги себя,» - эту фразу я слышу из его уст чаще, чем из папиных: «Опять?! Ну я тебе задам!». Том никогда не признавался мне, и теперь уже не признается.

В носу защипало, а огоньки перед глазами расплылись, как при фотографическом эффекте боке. Вообще-то я редко плачу, но если ты находишься одна на космическом корабле без запасов еды в неизвестной области космоса, то можешь себе это позволить.

4

«Бортовой компьютер, на корабле есть еда?» «Ответ отрицательный.» «Где мы сейчас находимся?» «Установление координат невозможно в связи с тем, что карты данной области нет в моих архивах.»

- Том! Том, ответь! – тишина.

Что бы вы делали, если бы оказались одни в неизвестной части космоса почти без надежды на спасение?

«Бортовой журнал. 16 сентября 2873 года, 01:12:52:318. С того момента, как я потеряла связь с Центром управления и вообще кем-либо, прошли почти сутки. На корабле нет ни крошки еды и, что важнее, ни капли воды. Я так долго не продержусь, но я знаю, что рано или поздно кто-нибудь наткнётся на этот корабль, поэтому хочу записать кое-что.

Я так редко говорила своим родным, как сильно их люблю. Они, конечно, это знают, но иногда всё же слова имеют вес. Люди не придумали бы слово «любить», если бы не хотели его слышать. Я так часто спорила со всеми, поступала своенравно, но это всё мой дурной характер вкупе с затянувшимся подростковым бунтом. Если кто-то из моих родных это прочитает, то пусть он знает, что я всех их люблю и прошу у всех прощения.

Том, я знаю, что ты всегда меня любил, а я этой любви никогда не ценила. Ты был самым преданным из друзей, и я надеюсь, ты найдёшь своё счастье, ты это заслужил.

Совершенно неважно, как далеко ты летал и летал ли вообще, учился ли ты в Межгалактической Академии или в Звёздном колледже, кем работают твои родители и сколько космолётов припарковано за вашим домом. Важно совсем другое. Совсем-совсем давно, на планете, откуда мы, говорят, все родом, люди думали, в чём смысл жизни и есть ли он вообще. Сейчас, сидя в медленно остывающей кабине пилота спортивного космолёта, в неизвестной галактике, почти без шансов на спасение, я могу с полной уверенностью сказать, что смысл в жизни есть и я знаю, в чём он. Наверное, роботы на заброшенной стройке тоже осознали причину своего существования только тогда, когда уже не могли ничего больше делать.»

Но я-то могу, могу! Я наугад повернула несколько рычагов: хуже всё равно уже не будет. Машина отозвалась глухим гулом, и мы двинулись вперёд.

«Бортовой компьютер, переведи корабль в режим автопилота.» «Для данного действия необходимо ввести секретное слово.» Что? Ну вот кто это придумал?

Я сделала глубокий выдох и потянула за тот рычаг, который был похож на переключатель скорости. Я не ошиблась. Звёзды перед моими глазами уже начали превращаться в полоски света, я держала предельную скорость, но не хотела переходить на сверхзвуковую.

«Бортовой компьютер. 16 сентября 2873, 05:22:31:01, вижу впереди планету преимущественно голубого цвета (предположительно вода) с большими зелёными пятнами. Планета овеяна белыми сгустками газа, предполагаю наличие атмосферы. Возможно, ядовитой. Так как у меня не так много вариантов, буду пытаться произвести посадку. Капитан Космический Странник.»

0
22:40
577
14:42
Интересный рассказ, но уж очень короткий. Любопытно было бы узнать продолжение, если бы оно было.
Гость
12:57
Девушка, по своей глупости, залетевшая в другую галактику(!) — это просто ужастик какой-то!))) Да ещё на спортивном космолёте! Это — шедевр!!!
«Бортовой компьютер. 16 сентября 2873, 05:22:31:01, вижу впереди планету преимущественно голубого цвета (предположительно вода) с большими зелёными пятнами. Планета овеяна белыми сгустками газа, предполагаю наличие атмосферы. Возможно, ядовитой. Так как у меня не так много вариантов, буду пытаться произвести посадку. Капитан Космический Странник.» — ещё те перлы! Мне жаль читателей, которые будут это читать.
Комментарий удален
16:29
+1
У меня к автору 2 вопроса: кто есть — Джеронимо?


Джеронимо — это крик, который издают, чтобы придать себе храбрости. «Изначально Джеронимо (Geronimo) — военный предводитель индейского племени апачей, имя предватителя выступало как боевой клич». Довольно известная американская фишка.
Комментарий удален
Гость
20:37
+1
Слишком много Я! Я, Я, Я! Не буду лукавить, читать не интересно? Чего то не хватает?
Гость
11:45
Заинтриговало! Видно, дружище Том за что-то отомстил таким вот турне…
17:55
+1
Жду продолжения
Гость
13:52
Довольно ровная работа. Нет серьёзных недочетов, как и гениальных или хороших моментов. С одной стороны от рассказа веет юморком, но с другой стороны, конечно, основной, виден замысел автора.
Комментарий удален
23:52
Сверхсветовая скорость покорила. Особенно когда она стала сверхзвуковой.
Безусловно автору удается ведение повествования, но он, как и девушка в зездолете, не знает, куда лететь дальше. К счастью впереди планета. Вперед, девушка. Вот она выходит из звездолета на неизвестной планете (возможно неукротимой, как у Гарри Гарисона) и… делает селфи.
Мутанты, осьминоги и крокеры падают к ее ногам. Дарю идею.
Гость
00:07
+1
Рассказ в целом понравился, здесь затронуты вопросы любви, дружбы, ответственности перед близкими и перед собой, необходимости не поддаваться унынию даже в самой безвыходной ситуации. Правда, рассказ показался слишком коротким — повествование обрывается как-то резко. Но, видимо, это открытый финал:)
Тут уже сказали — слишком много Я. Хотя бы половину просто необходимо заменить или просто убрать — абсолютно без ущерба для текста. Имя, на мой взгляд, выбрано не совсем удачно. При прочтении перед глазами стоит школьница даже не выпускного класса, которой Космический Странник совсем не клеится. Поскольку я сама страдаю Космосом, то мысленно уже расширила имеющийся текст по крайней мере вдвое и даже нашла причину, по которой спорткар улетел не туда, куда его послали. Финал ну слишком уж открытый, продолжение прямо просится на бумагу. Потому ждём-с.
17:26
+1
Сюжет глупый не понятно почему она полетела в другую галактику и почему не могла улететь обратно.
Империум