Анна Неделина №1

Духи и Души

Духи и Души
Работа №268

По коже Мато текли капли пота. Влагой блестела и спина Лиуону, идущего впереди. Где-то в круге двигались Молимо, Телатки, Керук и Матхотопа, но Мато уже почти не различал своих родных. В ритуальной хижине было полутемно и жарко. Жрица бросила в очаг священные травы, и, как потревоженные огненные лягушата, искры прыгнули в разные стороны. Молимо, Телатки, Лиуону, Матхотопа, Лиуону, Молимо… Плясали по кругу лица, перья, мускулистые спины. Мато качало. Утробные звуки, вырывающиеся из его горла, сливались с пением родственников, словно животные в стаю, и неслись ввысь, к духам-покровителям племени. Матхотопа, Керук, Молимо, Керук, Матхотопа… Все они сегодня просили за Мато.

Индеец с трудом повернул тяжелую голову и посмотрел на жрицу, возвышавшуюся у очага. Она била в бубен и пересохшими губами шепталась с духами. Ветер шевелил орлиные перья на ее голове и ее тунику. Высокая, тонкая, сильная, - жрица не была простой женщиной племени, она была проводником в мир предков. Обычные женщины сейчас укладывали спать детей и стирали одежду. Жрица будила бесплотных помощников.
...Все они молились за Мато. Ему предстояло уйти в лес на три дня, чтобы увидеть Большое Сновидение. Но Мато боялся, что не сумеет. Потому что Сновидения никогда не приходили к нему.
Священные послания потустороннего мира получали все индейцы. Они выбирали себе занятие благодаря Сновидениям. Избегали опасностей. Но только не Мато: закрывая глаза, он видел сплошную темноту, и никогда сообщение предков или предсказание духов. Проходя сквозь дверь в мир Снов, он уплывал вниз по длинной черной реке, и только ее воды окружали его. Ни одна яркая картина ни разу не предстала ему.
Мато снова посмотрел на жрицу, покачивающуюся вперед и назад. Ее Сновидения определяли судьбу племени. Это она увидела, что крокодил отберет ногу у Молимо, и в тот день Молимо не пошел на охоту. Это она поговорила с предками, чтобы сестра Мато перестала истекать кровью и родила еще одного мужчину для рода Медведей. Истинный, высший мир был открыт ее взору, а также приоткрыт взорам всех остальных членов племени. Волшебные травы и грибы помогали им.
Но не Мато. Большое Сновидение это его последняя возможность связаться со священным измерением. Если этого не произойдет, станет ясно: предки оставили его. И сегодня Медведи и жрица умоляли предков не отвергать Мато.
Жрица замедлила удары в бубен. Звуки качались и расплывались. Мужчины сели вокруг очага. Жрица была уже не здесь. Она воздевала вверх руки, мотала головой, бормотала. Перед тем, как закрыть глаза и продолжить молить предков, Мато увидел, как вздымается под тонкой туникой ее грудь, напрягаются ее ноги. Его обдало жаром, хотя пот и так струился по нему ручьем.

….Вторую ночь Мато не ел и не спал. Он сидел в своем шалаше, обхватив голову руками, и дрожал. Хриплое кваканье лягушек беспорядочно заскакивало в уши, острые крики птиц пронизывали грудь, шуршание кустарников и листвы скребло его кожу. Но перед взором его была только темнота. Мато загребал пальцами влажную землю и шептал мольбы. Но Великий Сон не пришел эту ночь.
Не пришел он и в следующую. Земля стала такой же сухой, как горло Мато. Ему казалось, что вздутые вены на его руках бледны, как слабый свет голубой луны. Когда веки индейца сомкнулись, порошок из толченых трав, который дала жрица, не выдернул Мато из черной реки.
Настало время возвращаться к племени. Измученный, Мато искал путь домой. Это было так тяжело потому, что от голода он совсем ослаб, или потому, что ему нужно было рассказать горькую правду о себе? Мато был обречен, и он знал это.
Индеец вышел к реке и припал губами к блестящей ряби. Поток щекотал его горячечное тело. Затем он поймал себе несколько мелких рыбешек, прятавшихся под гладкими камнями. Если дух-покровитель, Медведь, отверг его, зачем он же он позволяет ему добывать пищу, почему еще не явился и не убил Мато?
Река несла свои воды, проскальзывая сквозь ноги Мато. Кружил в лазурном небе орел. Мато упал на колени и воззвал к Орлу. Тот был занят поиском добычи и ушел на новый круг, высматривать жертву.
Спустя несколько часов Мато увидел за деревьями хижины племени. Он слышал возгласы детей, которым еще только предстоял Великий Сон, но которые уже сейчас учились толковать свои ночные видения. Мато представил, как через несколько минут его окружат Медведи. Слова крутились у него на языке: «Я ничего не видел. Простите меня. Простите, что опозорил наш род».
Мато уверенно зашагал к деревне. Он с достоинством примет свою участь. О том, чтобы солгать, и речи не шло – это не укроется от гнева предков. Он может навлечь проклятие на всех.

- Что нам делать? Как поступить с ним?
Жрица оглядела Матхотопа с ног до головы. Ее серо-зеленые глаза с поволокой гипнотизировали. Вдруг она посмотрела прямо на Мато. Он встретил ее взгляд, хотя в первые секунды ему захотелось отвести глаза.
- Если я должен уйти и умереть, то так тому и быть, - индеец сделал шаг вперед. Жрица по-прежнему не отрывала от него взгляда. – Я умру, - еще раз повторил Мато.
- Мне было видение, - заговорила жрица. – Племя Змей нападет на нас. Их много: много копий, много луков, много мужчин. Наши мужчины смелые, но смерть поглотит их.
Матхотоп сжал кулаки. Он хотел что-то сказать, зароптали и остальные, но жрица продолжала, глядя на Мато:
- Мато не видит мир снов. А мир снов не видит Мато. Мато может замыслить и сделать недоброе Змеям прежде, чем они уничтожат Медведей. Жрица Змей не узнает об этом.
Все мужчины обернулись на Мато. Жрица улыбалась самыми уголками губ.
- Значит, Мато убьет главного Змея, - сказал Матхотоп. Он подошел к Мато и положил шершавые руки ему на плечи. Мато стукнул себя в грудь. Где-то в небесах вскликнул орел.

Мато затаился и ждал. Предки взирали на него со звезд. Солнце спустилось за реку, где начало свою каждодневную подводную битву с илистым драконом. Оно всегда побеждало, но порой возвращалось на небо окровавленным. Мато попросил Медведя помочь ему и солнцу вернуться наутро домой.
Мато обхватил крепче свой лук. В темноте почти не было видно выжженных на нем рисунков охотников и духов-покровителей. Индеец достал из колчана несколько стрел и воткнул их рядом с собой в рыхлую землю.
С небольшого холма, на котором находился Мато, открывался неплохой вид на деревню Змеев. Один дозорный сидел у реки и глядел на противоположный берег. Его лук покоился у него на коленях. Другие двое расхаживали взад-вперед, поигрывая томагавками. Мато был уверен, что еще один или два охраняли другую сторону деревни, а она была скрыта широколиственными деревьями.
Сердце у Мато билось ровно. Как только воин выходит на тропу войны, его рука не может дрогнуть. Мато больше не был простым индейцем, он был орудием, был своим деревянным луком. И хотя прежде юноше не приходилось убивать человека, он не чувствовал ничего, кроме упрямой сосредоточенности. Всю свою жизнь он наблюдал, как его братья, сестры и старшие собирались и толковали свои сны. Ему же было нечем поделиться. Он участвовал в жизни племени, но у него никогда не было особого предназначения. Теперь же и Мато отмечен собственной судьбой. Даже если это смерть в первой же битве, это специально для него уготованная смерть.
Грубый хриплый крик, неотличимый от голоса цапли. Вокруг деревни Змеев зашевелились тени. Медведи выходили из засады. Но Змеи, конечно, знали о ней от своей жрицы. Не знали они только о Мато.
Дозорные схватили свое оружие, изо всех хижин повыскакивали разукрашенные мужчины с копьями и томагавками. Схватка началась. Боевые кличи и сдавленные стоны наполнили воздух. Мато видел, как истекал кровью Лиуону. Его сердце наполнилось яростью, и все же он терпеливо ждал.
Главный Змей показался на поле боя. Это был низкорослый, крупный мужчина. Он никак не походил на змея. Мато натянул тетиву. Змей махал томагавком направо и налево. Только бы попасть…
Мато выпустил стрелу с боевым кличем. Тело вождя плюхнулось оземь. Остальные мужчины племени Змей завертели головами. Мато перебежал на несколько шагов левее и поразил еще одного. Медведи теснили Змеев, которые не могли сосредоточиться на битве, ожидая выстрела в спину. Мато снова сменил позицию и выстрелил, на этот раз промахнувшись. А вот в него попал то ли удачливый, то ли очень зоркий лучник. Мато схватился за ногу. «Уходим!» - кричал Матхотопа. И те, и другие потеряли достаточно воинов. Змеи, похоже, не намеревались преследовать племя Мато.
Индеец сначала ковылял вниз по холму, стараясь остаться незамеченным, потом полз по трухе и грязи. Змеи укусили его ногу, и теперь в ней словно пульсировало горячее солнце. Как там небесное светило, справляется ли оно с драконом? Перед глазами Мато стояла пелена. Он не мог найти своих ориентиров. Позади вспыхивали крики Змеев, а может, ему уже мерещилось.

Черная река… Мато привык барахтаться в ее водах. Он позволил ее потокам затопить его. Черные, как крыло кондора, они мягко шелестели. Глаза, режет глаза…Золотые лучи разогнали кондоров. Солнце одержало победу в битве. Оно выпутывалось из водного плена, и с ним на поверхность выплыл Мато. Зеленые берега приняли его. Мато провел ладонью по мокрой траве. Вторую руку он приложил козырьком ко лбу, чтобы еще раз посмотреть на солнце. Оно сияло.
- Мато? Это я, Теана.
Мато обернулся. Над ним стояла жрица, как всегда, бесподобно красивая. Но совсем не такая далекая, как прежде. Она села рядом с ним. Индеец заметил, что у нее тонкий нос и шелковистые волосы. Она была одета в тунику, как простая женщина. И улыбалась совсем просто.
- Так тебя звали до посвящения в жрицы?
- Да. Не только имя у меня отобрало это посвящение. Тот, кто ведет других, не имеет собственного пути.
- Змеи не нападут на нас теперь?
- Нет, ты можешь не беспокоиться. Они восприняли знак свыше. Змея обезглавлена.
Мато с облегчением положил свою руку на пальцы Теаны. Только когда она взглянула на него, он сообразил, что сделал это. Индеец ощутил связь со жрицей такую же крепкую, как с натянутой тетивой лука во время охоты. Прежде, чем он успел что-нибудь сказать, солнечный свет ослепил его и разжег костер в его ноге. Мато зажмурился, а когда открыл глаза – вокруг было темно. Но это была не река. Мато проснулся в своей хижине.
Нога индейца была обмотана листьями лечебных растений. Рядом спали его младшие братья. Мато потрепал волосы одного из них. Они были почти такие же мягкие, как трава во сне.
Сон! Мато резко встал, голова закружилась. Он пробрался через спящих членов своей семьи и вышел наружу. Приволакивая ногу, он шел к хижине жрицы. Если кто-то из дозорных и видел его, то предпочел не обратить внимания. Мато еще не знал этого, но после того, что он сделал, в племени его одновременно чурались и уважали. Ведь он спас их благодаря проклятью. И по-прежнему никто не понимал, какое место должен занять Мато среди Медведей.
Когда он вошел внутрь, Теана бодрствовала. Пахло терпкими травами и дымком. Мато почтительно замер, испугавшись своего вторжения.
- Здравствуй, Мато, - она выглядела точно так же, как в Сновидении. – Я ждала тебя, - жрица вытянула вперед руки. Ее ладони белели в темноте.
- Почему?
- Потому что я была в твоем Сне. Разве ты не помнишь? Мы были там вместе.
- Как… как я мог увидеть Сон? - Мато помотал головой и сделал шаг назад.
- Змей, которого ты убил. Сейчас он уже на звездах, и будет помогать своему племени. Но пока он путешествовал наверх, его сила Снов была твоей. Ты отобрал ее.
- Значит, больше Снов не будет. Пока я не убью еще кого-нибудь.
Мато опустился на землю, нестерпимо болела нога. Теана села рядом с ним.
- Да. Убийство связывает души. Но эта связь быстро рвется, если смерть была правильной. Единство с родными берет верх. Змей принадлежал тебе, пока не нашел путь к звездам.
Мато и жрица помолчали. Оба смотрели прямо перед собой, на переплетение тонких гибких стволов и веток, образующих хижину.
- Почему я видел тебя? Ответь мне. Что это значит?
- Сон был твой, Мато. Ты ответь мне.
Мато опустил свою ладонь на пальцы жрицы, как указал ему Сон. Она приняла его жест. С минуту индейцы сидели неподвижно, вдыхая ночной воздух. Мато посмотрел на Теану. Ее глаза блестели. Знакомый жар взвился костром внутри Мато. Подобно солнцу, под покровом тьмы он боролся с Теаной до самого утра.

Жрице было Сновидение. Теперь она видела их не одна. Внутри нее училась разгадывать Сны новая душа. Теана видела, что однажды это будет очень красивая женщина. В пророчестве еще маленькая девочка играла с деревянной фигуркой.
Жрица вышла наружу и помолилась духам. За то, что она сделала, они должны были оставить ее, но Теана не могла поверить в это. Впервые в жизни она просила за себя.
Тем вечером Теана окурила племя особой травой, и сон их был не столь чутким. Когда все, даже дозорные и мучимые бессонницей старики, на время покинули реальный мир, Теана зашла в хижину Мато. Он лежал среди своих братьев. Юный индеец дышал спокойно и размеренно. Он стал мужчиной не так давно, однако, когда Теана склонилась над ним, она увидела черты лица смелого и взрослого человека. И руки, которыми он убил Змея и сжимал ее в объятиях несколько недель назад, не были руками ребенка.
Она должна была сказать Мато, что теперь на свете есть еще одна связанная с ним и ему подвластная душа, его плоть и кровь. Что им нужно бежать от возмездия племени. Нет пощады жрице, нарушившей обет, и ее мужчине. Только если духи проявят сострадание, где-нибудь в другом месте они втроем найдут приют.
Теане было жаль будить Мато, потому что он чему-то улыбался во сне.

0
23:20
564
10:04
Интересный рассказ, претензий не имею, автору ставлю плюс.
Гость
20:32
+1
Ни разу не фантастика, но написано хорошо, с чувством.
Гость
18:44
+1
Просто хороший рассказ. Я не понимаю авторов? Это не конкурс прозы, это конкурс фантастики!
20:16
Извините, что вмешиваюсь, но.
Вижу ваши комментарии по поводу того, что все «не фантастика» уже далеко не первый раз. И, если в данном случае я согласна — эта работа очень-очень слабо подходит к тематике конкурса — то во многих других случаях не могу согласиться.
В правилах конкурса было сказано, что подходят и сама фантастика, и фэнтези, и мистика, и стимпанк-киберпанк, так что во многих случаях ваши возмущения неоправданны.
Гость
02:28
+1
Очень красивая, орнаментальная сюжетная линия, от рассказа так и веет прерией и дымом костра. Рассказ-состояние: как будто действительно находишься то в духе, то в душе. Медитативно! Все уместно, все органично, все красиво сплетено, как индейская косичка, и украшено бархатным слогом. Но не вполне фантастично…
Гость
10:50
Рассказ интересный. Работа производит хорошее впечатление. Слишком короткий. Всё произошло очень быстро. Заключительную часть следовало раскрыть больше. Ошибок не заметила.
Произведение мне показалось больше историческим, чем фантастическим.
Слог у автора хороший, читается легко. Образы интересные, они несут особые чувства, помогают восприятию текста.
Комментарий удален
01:58
Понравился рассказ, в нем есть целостность. Удачи автору.
17:13
Рассказ написан хорошо, но фантастикой не пахнет ))
Илона Левина

Достойные внимания