Илона Левина

Охота на живца

Охота на живца
Работа №233

Люди, вы считаете чудом небожителей во плоти,
радуетесь их присутствию?
Глупцы, вспомните, кому они противостоят в нашем мире,
кого поражают и от чьих лап и рук гибнут сами.
Чудовища рядом!
Трактат «Высший Бестиарий»

Тело мертвого ребенка обнаружили на рассвете.

Неведомый зверь ударил малыша лишь раз, но охотники селения лишь хмурились при виде раны. Разорванная грудь, словно переломленное тело от ключицы до солнечного сплетения, ровные срезы выглядывающих ребер. Даже медведь не нанесет такой удар.

Ян Торош, поселковый староста, растолкал людей набежавших с селения.

- Олухи, дайте больше места!

Ольгерд, адепт Волкоголового, кивком поблагодарил старосту, но к телу сразу не подошел. Жрец оправил серый, многократно латанный балахон, потрогал бритый подбородок, прищурился. Сделал короткий шаг и сел на корточки, рассматривая мертвого сынишку Боргов. На мгновение он стал похож на принюхивающегося пса и староста отвернулся от отталкивающего зрелища. Развернулся на звук шагов и тяжелого дыхания.

Расталкивая людей к ребенку кинулась Мари. Дородная женщина упала на колени, протяжно завыла при виде мертвого сына. Ян досадливо сплюнул при виде виноватой рожи подбежавшего Парна, но промолчал. Страж получил наказ не выпускать Мари за ворота, но сложно винить его: Мари Борг вдвое крупнее и уступает в габаритах лишь собственному супругу, торговцу Олле. Не применять же стражнику оружие!

Ольгерт молча поднялся, попутно коснувшись плеча рыдающей женщины. Мари словно подавилась криком, обмерла. Жрец повернулся к Яну, сердито сверкая глазами:

- Зачем мать мучаете? Отведите домой! Я заморочил разум на день, чтоб руки на себя не наложила, а завтра уже Олли вернутся с Глотхоума.

Ян молча согласился с очевидным, повернулся к Парну.

- Завести домой и не отходить с ее подворья до приезда мужа. - Повернулся к жрецу. - Что за тварь свершила такое?

Ольгерт оглянулся на присутствующих, что-то прошептал под нос и окружающие звуки как обрезало. Пояснил:

- Так будет лучше. Паника же нам не нужна, так Ян? - Тонкие губы искривились, открывая желтоватые зубы с крупными клыками. - Это не животное и не нелюдь. Какой-то монстр с оборотной стороны, точнее сказать не могу. Эх, будь тут кто-нибудь из жрецов Смертоносного, маг или захудалый ведьмак какой-нибудь…

- Зачем жалеть об этом? Лучше скажи, ты что-то чуешь, я прав?

- Прав. Следы на теле ребенка, они передают чувства и стремления убийцы.

Жрец посмотрел прямо в глаза и Ян впервые за долгие годы знакомства рассмотрел звериную желтизну в них. Божества меняют своих адептов и Волкоголовый не исключение.

- Я чую голод и азарт. Монстр хочет крови и плоти!

- Но, тело мальца он не сожрал.

Ольгерт словно выплюнул:

- Это плохо! Он считает нас добычей и играет как лесной охотник со слабым зверем! Или мы его этой ночью, или он нас, третьего не дано! И вот что мы сделаем… Полтора десятка бойцов со следопытом отправим якобы на поиск твари, а сами подготовим ловушку в Ноуфирте.

Ян нахмурился, не вполне понимая логику жреца. Переспросил:

- Разумно ли разделять силы, уводя часть мужчин из села?

- Ты не понимаешь! Кем бы ни был монстр, он не знает наши силы и есть шанс застать его врасплох, приманив на вид беззащитного селения.

- Охота на живца? Может сработать… - Ян потеребил ус принимая решение. - Главное, что бы ты не ошибся, жрец.

***

- Господин Корн, смотрите!

Осадив лошадь, я проследил взглядом за указывающим жестом. Что еще Лустер там увидел? Эээ… Лежащий человек?

На склоне одного из холмов, между которыми извивается тракт, действительно лежит человек. Неестественно лежит, на животе, головой вниз. Так не отдыхают в ожидании попутчиков. Ловушка, где-то рядом опасность или все уже позади?

Закрыл глаза, читая про себя формулу призыва. Горло сдавило холодом и тут же внутренний взор наткнулся на туманную фигуру воздушного элементаля. Теперь дело техники.

Усилием воли перенес часть сознания в призванную сущность и взглянул на мир ее глазами. Пространство скачком расширилось. Элементаль послушно взлетел в небо, позволяя рассмотреть окрестности: холмы, пару луж с водой, далекая полоса леса. Внизу два всадника. Один рыжеволосый здоровяк, в кольчуге и с копьецом — мой слуга. Второй - смуглый брюнет в коричневом камзоле. Это, соответственно, я. А вот и наша находка. Точно не труп, аура заметно теплиться, но наверняка ранен.

Освободил элементаля и повернулся к ожидающему приказ Лустеру.

- Вокруг тихо, но клювом не щелкай. Приграничье, демоново...

Пришпорили лошадей.

Горец? Точно. Судя по одежде явный переселенец с гор: черный костюм из крашенной овечьей шерсти, плотный жилет с национальным орнаментом из нашитых бусин, короткие сапоги. Еще и незамеченный сразу традиционный топорик на удлиненном древке в подвернутой руке. В принципе, ничего удивительного в национальности раненного нет, хотя горы на другой конце Империи: как войска выбили из приграничья орочьи кочевья, так имперские чиновники сразу и дали добро на переселение многим племенам. Да и среди наемников горцев не мало.

Я спишился.

- Привал. За холмом вода, там и лагерь разобьем.

Лустер молча слез со своей немолодой кобылки и повел животных в обход холма. Что мне в нем нравится, так это абсолютное послушание в ситуациях, когда надо слушаться беспрекословно. Так-то рыжий еще тот засранец.

Горец оказался ранен в голову. Удар сорвал приличный кусок скальпа, но череп не пробил. Еще и возле виска ссадина. Но, раз не помер сразу, то жить будет. Перевернул его на спину, попутно вспоминая азы целительства. К сожалению, наставник Азерот ар Лисья Пасть учил в основном стихийной магии, так что факт отсутствия толковых мыслей не удивителен.

Ладно, от вполне вероятного заражения избавимся кардинально: огненная руна вспыхнула прямо на ране, выжигая возможную заразу. Фу, как завоняло паленным волосом и мясом! Раненный глухо застонал. Как бы концы не отдал от моего лечения. Досадно будет.

Тогда так… Слабенькая формула на основе силы воды хорошо охлаждает, и снимает боль. Теперь добавим энергию в ауру, активизируя процессы восстановления. И еще…

Раненный открыл глаза. Мутно глянул на меня.

- Меня зовут Корн ар Йора, я двигаюсь в Глотхоум на службу к наместнику. Кто ты, и как получил это ранение?

Раненный закашлялся и медленно сел, помогая себе руками. Потрогал голову и вздрогнул, морщась от боли. Вновь посмотрел на меня.

- Я… - Муть сменилась недоумением. - Я не знаю.

Теперь моя очередь морщиться, только не от боли, а от раздражение. Медленно выдохнул.

- Ладно, тебя неплохо приложили по голове. Потеря памяти от этого бывает. За холмом мой слуга лагерь разбил. Идти можешь сам?

Горец неуверенно поднялся, пошатываясь. Резко отвернулся сгибаясь в приступе рвоты. Завоняло кислым. Сотрясение мозга, точно. Хм, а ведь говорят, что у горцев там одна кость. Враки.

При нашем приближении Лустер поднялся с колен от разгорающегося костерка. Стреноженные лошади жуют траву возле источника, а на расстеленном куске полотна порезанные ломти хлеба и кусок копченной говядины. Что мне в Лустере нравится, так это умение быстро устраивать минимальный комфорт даже в походных условиях. Так-то рыжий еще тот раздолбай.

- Ты голоден? - Не дожидаясь ответа глянул на солнце еще не поднявшееся достаточно высоко. - У нас ранний обед. Лустер, вино еще есть?

- Нет, господин. Вода есть. Достать флягу?

Я посмотрел на раненного. Тот отрицательно покачал головой.

- Не надо.

Мы сели вокруг импровизированного стола и молча принялись за еду. Горец, правда, ограничился маленьким ломтиком мяса, что и неудивительно. Рыжий пройдоха искоса глянув на меня невинно заметил:

- Господин, если что, вы меня не лечите. - Откусив внушительный ломоть бутерброда зачавкал и даже не прожевав продолжил мысль, ухмыляясь во все зубы. - Я верю, в судьбу! Так что чему быть, тому не миновать.

Недоумевающе глянул на рыжего, потом на горца. Ах, это… Мелочи какие! Рана после кардинальной обработки стала багрово-алой, спекшейся, а на половине головы волосы пропали полностью. В совокупности с остатками шевелюры и окладистой, черной бородой, красавец получился еще тот.

- Договорились, Лустер. Если что, оставлю тебя подыхать или просто добью, чтоб не мучился.

Рыжий подавился куском, закашлялся. Я повернулся к понурому горцу, исподлобья поглядывающего то в костер, то на меня.

- Ну, как ты? Память не пробудилась?

Горец отрицательно кивнул.

- Хочешь, исправим это?

Понурость и апатия во взгляде мгновенно исчезли, уступив место надежде. Горец вскочил, сжав кулаки.

- Вы можете помочь… Господин?

- Я маг. Правда в целительстве не силен, но есть идея, как тебе помочь.

- Что для этого надо?

- Твое согласие.

- Оно у вас есть!

Ну и отлично, любопытно же, кто его приложил по голове. Сформировал формулу концентрации, дополнив традиционное заклятие элементами плетений сна и памяти. Получившийся гибрид получился кривоватым и явно может сработать не так, как задумано. Все же не моя это специализация. Наполнение формулы силой и… На ладони вспыхнул голубой шарик, тонко зазвенел, сыпля искрами, и я не мешкая бросил распадающееся плетение в горца. Тот свалился мешком, чудом не попав в костер. Забился в судорогах. Вот, демон! Навалился сверху, прижимая к земле.

- Челюсти! Челюсти ему разожми и не дай язык в припадке откусить!

Лустер кинулся помогать, выхватив ножом. Сжал цепкими пальцами челюсть горца и клинком разжал стиснутые зубы.

Больше помощь не понадобилась: припадочный обмяк, загнанно дыша, глазные яблоки под веками задвигались, как у спящего.

- Все, отпускай его.

- И что теперь?

- Ничего. Обедаем и ждем результатов эксперимента.

Рыжий пройдоха облегченно выдохнул и подобрал с травы выроненный бутерброд. Сдул сор с травой и зачавкал, поглядывая на меня.

- Что?

- Господин, если что…

- Умолкни.

- Молчу-молчу!

«...Сознание вернулось мгновенно, без обычной паузы на переход от беспамятства к бодрствованию. Голова раскалывается, но в целом ничего страшного. Руки-ноги на месте, пальцы чувствуют привычное древко топора. Чуть-чуть приоткрыл глаза, пытаясь сориентироваться.

Деревья. Небо. Свист лесной пичуги.

Что я тут делаю? Ах, да… Приказ старейшины и бег с бойцами по едва заметному следу. Потом след оборвался и пришлось остановиться, призвав бойцов к вниманию. Все замерли, вслушиваясь в звуки леса. Справа в кустах, совсем рядом, что-то шевельнулось и рывком поворачиваюсь, вскидывая топор в замахе. И… Вспышка боли в голове, а через какое-то время выход из беспамятства.

Повернул голову в сторону. Обмер, столкнувшись взглядом с застывшими глазами Ульрика. Голова первого бабника селения лежала совсем рядом. Лежала отдельно от тела.

Рывком перекатился в сторону вскакивая на ноги. Горло сдавило от увиденного: изувеченные мертвецы вповалку, везде потеки крови и разбросанное оружие. Несколько тел прибито копьями к деревьям. Страх сдавил грудь мешая дыханию, а сердце наоборот суматошно забилось, чуть не выпрыгивая…»

- Господин, он приходит в себя!

- Сам вижу. - Я с интересом смотрю на вторично пришедшего в себя горца. Интересно, мои чары подействовали?

Горец медленно сел, обхватил голову и глухо застонал. Поднял на меня глаза и я замер, рефлекторно активируя формулу любимого боевого заклятия из своего арсенала. В воздухе на грани слуха зазвенел хрусталь, извещая о готовности Веера ножей сорваться в цель. Уф, пора лечить собственные нервы. Белки глаз горца налились кровью, как у какого-нибудь упыря, но в данном случае это просто полопавшиеся сосуды. Красавчик.

- Вы… Вы же маг?

- Я уже это сказал. Ты что-нибудь вспомнил?

- Вспомнил. На наш отряд напало какое-то чудовище... Все убиты!

- Как твое имя? И сам как выжил ?

- Я Босх. Я отключился от удара по голове и даже не рассмотрел чудовище. Вы поможете нашему селению?! Оно могло вернуться!

- Давай по порядку, как вы вообще в лесу-то оказались, целым отрядом?

- Утром… Вчера утром… Пастухи нашли убитого ребенка. Жрец Волкоголового почуял чудовище и нас отправили на его поиски. Оно почти не оставляла следов, но я лучший следопыт в селении! Теперь же… Оно могло вернуться к Ноуфирт, а там дети. женщины!

Так… То ли нижить, то ли какая-то тварь из-за изнанки мира и скорее всего второй вариант, раз этот Босх живой. Нежить сжирает тела или кровь, и этого бородача бы не упустила. Вообще, странно все это. Нападение днем на целый отряд горцев? Конечно, это вполне по силам многим монстрам из бестиариев, но все же…

- Так вы поможете?

- Господин, может сперва к наместнику? Вы же хотели наняться.

- Лустер, я хотел наняться к наместнику приграничья ради получения боевого опыта, ты же знаешь. И он вполне вероятно отправит меня сюда же в качестве боевого мага. Зачем делать завтра то, что можно сделать сразу? Мы сворачиваем лагерь. - Повернулся к Босху. - Горец, будешь проводником. Мы идем к месту нападения на отряд.

***

Да уж, странная картина получается. Полтора десятка перебитых бойцов, чье оружие ни разу не попятнало врага. И никаких следов кроме оставленных самими горцами! Да и раны… Словно их убивали не когтями и клыками, а честным железом. Топор и кинжал, или что-то вроде этого. Даже с ходу не припомню, кто из-за изнанки может пользоваться людским оружием. Нежить, да, какие нибудь вампиры, псевдоразумные мертвецы, или другие подобные существа… Но, вампир днем не нападет, разве что высший, да и тот не будет зазря кровь проливать и тем более пытать свои жертвы. После мертвецов попроще эманации смерти и вовсе всё бы запачкали тут, но ничего подобного не чувствуется.

- Тут никому не помочь, надо спешить в твой Ноуфирт. За телами пришлем людей.

Горец молча кивнул не поднимая глаз, развернулся и пошел по тропинке. Лустер ведя на поводу лошадей пошел следом, стараясь не смотреть на тела. Свой обед, бедняга, в желудке удержать не смог.

По лесу шли больше часа и за всё время я так ничего и не почувствовал, ни в округе, ни в нашем проводнике. Зато подвесил в собственной ауре несколько огненных заклятий, наиболее эффективных против темных существ. Как говаривал наставник Азерот ар Лисья Пасть, в местах, где на вас могут напасть, лучше быть готовым к удару на опережение.

Вот и пришли. Лес завершился полосой дикого малинника, за которым раскинулись заливные луга. И вдали , на берегу реки, небольшое селение с распахнутыми воротами. Спешить не стоит — ни стражей, ни другого люда не видно.

В этот раз я призвал не одного элементаля, а целую стаю. Вселять собственное сознание в духов стихии тоже не стал, вместо этого отправил их всех скопом на разведку.

- Зря шли сюда… - Лустер сплюнул, угрюмо глянув на напряженного, как струна Босха. - Наверное, ночью нападение было. Вы чуете живых, господин?

- Пока нет.

Коней оставили тут же, я лишь навесил на животных охранную формулу, отпугивающую диких животных и прихватил из седельной сумки боевой жезл. Артефакт когда-то сделал под руководством наставника в виде короткого моргенштерна, руководствуясь той точкой зрения, что сила в бою может закончиться да и магия иногда подводит, потому лучше под рукой иметь полноценное оружие, а не обычный ритуальный предмет.

К селению шли вращая головами по сторонам, но вокруг ни опасности, ни горцев. Может, люди покинули селение?

А вот и первая польза от воздушных разведчиков: один из элементалей сообщил о движении в селении, прислав смутный образ человеческой фигуры.

- Там еще есть кто-то живой.

Надежда на благополучный исход дела исчезла, как только мы подошли к воротам. Приоткрытая створка в крови, тут же валяется копье. Картина как в лесу, только тел не видно. Мы вошли в селение.

Босх побелел лицом, дико оглянулся и уверенно зашагал вперед.

- Эй, ты куда?

- Там место собраний и дом Волкоголового… Там должен быть жрец.

Лустер мотнул головой, но промолчал. Действительно, если жрец допустил вторжение темной твари в селение, то вряд ли добровольно. Хотя, кого-то элементали почуяли же?

- Присматривай за горцем.

Слуга молча кивнул, крепче сжимая копье. Когда-то он служил простым солдатом в отряде наемников и теперь крепко владеет этим простым оружием. Если что, теоретически на пару с горцем они за себя постоят должны. Если не вспоминать бойню в лесу и пропавших жителей целого селения.

По пути толкнул дверь одного из домов. Традиционная картина для жилья простого селянина: домашний очаг, нехитрая утварь на столе. Словно хозяева ненадолго вышли.

На площади селения надежда увидеть жреца исчезла бесповоротно. Адепт Волкоголового умер с оружием в руках, вернее на руках. Боевые перчатки заканчивались внушительными железными когтями и на одной из них была кровь. Жреческий балахон тоже в крови и в прорехах.

Кстати оружие жреца оставляет весьма специфические раны на теле и сегодня лишь на одном человеке было подобное повреждение. Медленно повернулся к горцу…

«... Страх сдавил грудь мешая дыханию, а сердце наоборот суматошно забилось чуть ли не выпрыгивая из груди.

Паника толкнула на бегство, но шагнуть не получилось: зрение померкло и грудь сдавило словно обручем, выдавливая воздух и силы к сопротивлению. Что-то холодное коснулось затылка, скользнуло выше, надавливая на макушку. Кольнуло.

Головная боль притихла, отступая под напором удушливого, вязкого тепла, давящего и ощущения, и мысли. Холодное прикосновение пропало, зато в сознании проявилось понимание неправильности действий старосты. Как он мог послушаться жреца? Он же отправил их всех на убой! Посмотрел в мертвые глаза Ульрика, принимая решение и оскалившись махнул топором. Пора навестить жреца...»

Босх замер, не отрывая глаз от трупа жреца, по телу пробежала волна крупной дрожи. Топор горца выпал из руки.

- Что я наделал? Что я наделал?!

- Эй, дружище, давай без глупостей. - Я шагнул вперед, покачивая моргенштерном. - Топор отбрось от себя и на колени встал, не то покалечу!

Босх отпрыгнул, словно дикий кот, дико вращая красными глазами. Прохрипел:

- Глупцы, бегите отсюда! Бегите из этой ловушки!

- Хорошо-хорошо, только ты не глупи…

Горец отшатнулся, зрачки разом затопили радужку глаз. Пригнувшись оскалил желтые зубы словно дикий зверь и шагнул навстречу.

- Я сказал на колени, животное! Быстро!

Уже не сдерживаясь ударил одним из подвешенных плетений. Огненный комок ударил в середину желета и с глухим хлопком взорвался, опрокидывая безумца на спину.

Рядом вскрикнул Лустер. Это что за чертовщина? Последним выжившим жителем селения оказалась молоденькая девушка, почти ребенок. В данный момент она оседлала упавшего на живот Лустера и выгибалась дугой, затягивая на шее задыхающегося здоровяка петлю. Да что тут творится?!

Подбежал к сумасшедшей и рывком за волосы сбросил в сторону. Девица зашипела рассерженной кошкой и прямо с земли кинулась на меня. Ударил было навстречу моргенштерном, но ребенок же совсем! Задержал движение, отбрасывая назад древком. Наступил на грудь, прижимая извивающуюся пигалицу к земле.

- Лустер! Лустер, мать твою! Веревку сюда!

- Сейчас, господин!

Элементали взвыли все разом и... Пропали. Развеялись все разом, полыхнув высвободившейся силой воздуха. Удар энергии воздуха стегнул по сознанию болью и я уже ничего не видел, только ощутил падение. Кто-то подошел, ударил ногой по ребрам. Черт, надо было бить на поражение и по горцу этому, и по девице! Говорил же Азерот ар Лисья Пасть, что лучше…

Острая боль пронзила грудь. Разрубленное ударом сердце остановилось и сознание погасло навсегда.

***

Ольгерт, адепт Волкоголового, тяжело вздохнул. Вытер тряпицей испарину со лба, протер пальцы. Упарился пока тела прятал по подвалам, а чтож поделать? Ритуал все спрячет, но нехорошо, если люди увидят столько покойников. Мало ли, как все обернется. Одно дело, очередная темная тайна приграничья с пропавшими людьми, а совсем другое дело, наверняка уничтоженное селение с имперскими жителями, пусть и дикими горцами.

Провернуть все мероприятие оказалось не сложно. Разделил бойцов, причем разум следопыта зачаровал в несколько слоев и благословил Волчьим словом на бой, а в Ноуфирте сам справился с оставшимися бойцами. Женщины и дети, замороченные собственным жрецом, шли под нож добровольно. Кстати, Босх приятно удивил. Ведомый заклятием вернулся с тракта не просто с людьми чужой крови, а мага сильного привел. Даже слишком сильного! Если бы не удача с духами стихии, могло и не получится его одолеть.

Теперь основное… Жрец вышел из селения с несколькими тюками. Многовато вещей, да ничего, вон две кобылы у леса дожидаются. Повернулся к Ноуфирту, служившему домом почти десять лет и сложил пальцы в ритуальном жесте жертвоприношения. Заключительный штрих в гекатомбе.

Письмена, нанесенные на стены домов и стен жертвенной кровью, замерцали видимым даже при свете дня огнем. По мертвому селению прошелся шелест и скрип. Вся древесина мгновенно рассыпалась трухой, а глина с камнями в очагах растрескались, обваливаясь крупными кусками. Как завершающий штрих из почвы полез шевелящийся ковер разнотравья за мгновения вырастающий по пояс стоящего человека. Было селение — нету селения.

Сердце в груди дало сбой. Рядом, достаточно руку протянуть, проявилась призрачная фигура со звериной головой. Лицо Ольгерта ожгло взглядом темного божества и жрец упал на колени не веря собственным глазам.

Божество протянуло руку и коснулось призрачным когтем плеча верного адепта, подарившего повелителю столько новых рабов. Причем один из них оказался маг! Волколовому как и другим божествам нужна сила - приходится воевать с демонами иномирья, чистить мир от сильной нежити. Без жертв никак.

Ольгерт упал на спину не в силах сдержать крик. Ломота скрутила мышцы в узлы, разрывая связки и сухожилия. Сознание почти покинуло слабое человеческое тело, но влияние Волкоголового пошло на спад. Когда жрец открыл ставшие полностью звериными глаза, никого рядом уже не оказалось. Поднялся, прислушиваясь в бурлящей в жилах силе. Улыбнулся.

Удачно маг на огонек заглянул. Охота на живца удалась.

0
23:25
542
21:04
Супер! Это это именно то, чего я и ожидал от фентази. Есть практически все, что нужно! Ни прибавить, ни убавить. И маги с магией, и заклятия интересные, и монстры, и боги. Шикарно.
Этот рассказ к сожалению закончился быстрее, чем мне хотелось бы :)
У автора проблемы с буквой Е? Спишился, нижить… А, желета…
Количество недостающих и лишних запятых просто безобразное.
Сюжет не в моём вкусе, но завёрнут лихо. Не ожидала такой концовки. Однако представлять незаконченную работу — верх неуважения.
jd
16:43
-1
"Неведомый зверь ударил малыша лишь раз, но охотники селения лишь хмурились при виде раны" — второе же предложение лично меня ввергло в продолжительный ступор. Лишь-лишь — это типа эхо в горах? Что чему противопоставляется при помощи союза «но»? Если бы ран было больше, охотники бы не хмурились? Если бы зверь был «ведомый» их лица бы просветлели? Почему «лишь» — потому что не пустились в пляс при виде раны?

Дико недообразованный автор во всех аспектах родного языка, текст абсолютно графоманский, под завязку набитый всеми возможными штампами, банальностями и вульгаризмами. "Растолкал людей набежавших С селения" — ИЗ селения набежавших, ИЗ! Тут вам и просторечный безграмотный предлог и книжный архаизм в одном флаконе. Из какого типа селения набежали-то? Впрочем, не из населенного пункта — и на том спасибо. Про запятую в причастном обороте даже не заикаюсь.

Дальше дородной Мари ниасилил, извините. По моему скромному сугубо личному никому не навязываемому представлению, это вообще не литература. Посему удачи автору не желаю: ему бы чем-нибудь другим, более подходящим демонстрируемому общему уровню заняться, а не бумагу марать ;)
04:22
удачное фэнтази в конкурсных рассказах — редкость. прикольно, нормальная работа и два из трех комментаторов желчью излились (неуважение к читателям, графоманство). кстати, в большинстве прочтенных мной сегодня рассказов (даже в это группе) — ошибок то побольше и текст часто такая дрянь…
подход, как и во всех группах, валите конкурентов, чтобы ни шанса не было) рассказ на правку действительно надо бы
Мясной цех

Достойные внимания