Ольга Силаева №1

​Восстание обуви

​Восстание обуви
Работа №237

Шла холодная осень 2017-го. За окном постоянно моросил дождь со снегом. От ледяной земли веяло холодом и уже зимней тоской.

Большие Королевские Валенки молча стояли на мраморном полу Главного кабинета, вглядываясь в пустоту коридоров сквозь приоткрытую дверь. Сквозь толщу бронированных «по статусу» окон глухо, как издалека, пробивался звук курантов. Постовые медленно и вычурно начинали сменяться. Голоса командования смешивались с ударами часов. Получалась какофония, приглушенная защитой стен и толстых стекол. Потом все стихло. «Пора» - вздохнули Валенки. И медленно, как бы превозмогая неохоту и неуверенность, двинулись в сторону Главного кресла.
Тут же в кабинет вбежали маленькие изящные Лабутены, суетливо виляя по белому скользкому мрамору.
- Чай, кофе?
Потом осеклись и, оценив ситуацию и настроение начальства, выдохнули:
-Ой, мамочки. Что, пора? Сегодня? Вы уверены? Ой мамочки… - Лабутены заерзали и нетерпеливо застучали каблучками. – Прямо здесь? У нас?...
Валенки смотрели тяжелым взглядом в окно на сырой снег, искрящийся разными цветами в свете уличных фонарей и освещения подсветки Администрации. Решение нужно было принимать сейчас. Или еще один год пройдет в неволе, рабстве и унижениях со стороны господствующих людей. Вспомнилась зима 2015го… Все те, кто пережил те события и остался в строю, а не попал в утиль или под списание, сейчас при встрече не смотрели друг другу в глаза и делали вид, что не знакомы. Отчасти, даже жалели, что для них та зима не оказалась последней… Особенно те, кто дожил до апреля…
- Прямо здесь?- снова пискнули Лабутены, расплескивая кофе по блестящему скользкому полу.
- Нет! - выдохнули Валенки. - Начнем с регионов…
***
….Босые, напуганные нижегородцы ютились по квартирам, в шоке выглядывая из окон. В голове не укладывалось. Обувь! Вся обувь в один миг встала и вышла из квартир, домов, общежитий. Попытки ее остановить, уговорить, взять силой, напугать, приказать ей не приводили к результату. В лучшем случае, гламурные башмачки презрительно фыркали и уходили, демонстративно шлепая и отчеканивая шаг, в худшем – более наглые отечественные боты раздавали поджопники и по-хамски кидались пылью и грязью с подошв.
Проезжие части замерли в многокилометровых пробках. Озадаченные и напуганные водители пытались сигналить и орать на колонны обуви, топающие в центр. Но в открывающиеся окна машин тут же влетали угги и тапки. Обидно били по рукам и лицу. «Гриндера», не долго думая, моментально на подхвате выбивали стекла и вырывали боковые зеркала. Этим только волю дай.
Зимние охотничьи сапоги били витрины, засыпая битыми стеклами тротуары, по которым величественно и надменно топали итальянские сапожки, уворачиваясь от острых осколков : «Ну аккуратнее же! Кожа натуральная! 30 дней на таможне!». Отечественные и белорусские женские сапожки оперативно собирали вещмешки. Непонятно же, чем дело кончится. Сколько потерь будет. Нитки, иголки для рваных ран, резинки для подвязывания подошв, супер-клей, запасные шнурки… Ножницы и напильнички для оказания первой помощи. Запасные стельки (холодно же).
Более гламурные, якобы из-за границы (если не присматриваться) собирали крем для обуви и спрей для блеска. Война войной, а телевиденье приедет. Что же теперь, как те шахтеры в грязных касках на всю страну «транслироваться»? Позорище. Пусть и кожзам, зато блестит и хорошо будет в этом блеске и чистоте смотреться в кадре! Тут главное на передний план не вылезти, чтобы без деталей в виде строчки и дешевых молний.
Туфли Armani, Burberry, Bettye Muller, Christian Louboutin, Valentino, Yves Saint Laurent оккупировали дорогие машины представительского класса. Колготки и чулки сиротливо стучали в окна и просились в теплые салоны. «Лабутены» и «Валентино» пускали некоторых внутрь, чувствуя братско - сестринскую ответственность и общность интересов. Туфли по наглее, типа «Армани» и «Барберри», хохоча, отпинывали капроновых наглецов подальше от чистого салона в лужи грязи и талого мерзкого снега. Где их топтали и рвали грубыми подошвами роты армейской обуви, уже успевшие скооперироваться в колонны смерти.
На площади Лядово китайские кеды с кривыми надписями и потертыми полосками громили торговый центр «Небо», выгоняя на улицу обезумевший от идиотизма ситуации персонал. Проникая внутрь по этажам, эскалаторам и лестницам освобождали своих (и не только) из плена магазинов «Kari», «Мир обуви». В «МОНРО» опьяненные своей свободой испанские ботфорты загнали сотрудников магазина под кассы, заставляя снимать защитные магниты со своих «братьев и сестер».
В центре города уже творилось безумие.
Резиновые сапоги, калоши и бахилы сплавлялись по реке через переправу к Кремлю. Кто своим ходом, кто сооружал импровизированный плот из пластиковых бутылок и плывущих мимо бревен, неуклюже и неумело. Первый опыт. Прибывшие уже карабкались по лестнице и по скользким склонам откоса наверх. Спотыкаясь, падая, скользя. Разношенные и растоптанные дамские сапоги 41-45 размера с начесом из непонятного качества шерсти радостно встречали этот своеобразный, стихийно образовавшейся, морской флот. Махали им половиками из прихожей и сухими полотенцами.
Обувь шла на Администрацию.
Посреди площади Минина на импровизированной сцене, собранной второпях из побитых маршруток, машин и мусорных баков, стояли Нижегородские Валенки местного пошива. Хорошо сваленная шерсть хоть и была уже изношена и кое-где проседала в старческих потертостях, но все же говорила о качестве, мудрости и опыте. Эти не только зиму 2015- го пережили, сразу видно. Нижегородские Валенки ждали момента. Ждали, когда соберется Армия Обуви. Армия Освобождения. Они ждали этого слишком долго… Вокруг сцены заискивающе бегали лапти с Покровки и женские балетки плохого качества. Пытаясь найти момент услужить новому «вождю» и занять свое место в будущей, еще не сформировавшейся, элите города. Детские башмачки озорно скакали по Чкаловской лестнице, надеясь окунуться в гущу событий в непосредственной от них близости.
Город Обуви восставал против рабства, несправедливости, ущемления прав. Город Обуви жаждал восстания и драки. Город Обуви жаждал свободы.
***
В Администрации царили хаос и смута. Клерки в белых рубашках и недорогих пиджаках босиком бегали по кабинетам, закрывали окна. Строили баррикады у дверей. Они справились с первым натиском восставших, уничтожив часть из них канцелярскими ножами и степлерами. Тапки, влетевшие в еще не закрытые окна, были утоплены пеной из огнетушителей и сейчас корчились и разлагались в ее химикатах. Оставшиеся целыми наглые глупые угги и китайский ширпотреб сейчас бились в агрессивных конвульсиях о двери и стены в подсобном помещении, наглухо заблокированном офисными шкафами и стульями.
Губернатор города безуспешно пытался связаться со столицей и доложить ситуацию. Но городские телефоны не работали. За окном, издевательски хихикая на сорванных проводах, раскачивались синие кеды фирмы «Лакост». По сотовому - долго не соединяли, а потом приняли за сумасшедшего. Секретариат Президента заботливо уточнил, как давно Губернатор не был в отпуске и что вчера отмечали в Нижегородской Губернии. После чего, смеясь, положили трубку….. Регулярные войска из областных военных частей в одних носках, сырых и грязных от ноябрьского снега и слякоти, суетливо мялись у Кремлевской стены, глупо отстреливаясь от Обувных Пехоты и ВДВ. Своя же обувь давала им подзатыльники и калечила, не разбирая. Патрульные были изгнаны своими же тяжелыми сапогами за пределы площади. Сапоги при этом агрессивно шипели и фыркали им в спины
«Вождь» зарычал: «В атаку, братцы! Стоять до конца!». По стенам Кремля тут же взвились разбитые заношенные ботинки пролетариата и работников заводов. Невыносимая вонь их стелек и подкладки загоняла людей подальше от окон вглубь кабинетов. Роты армейских ботинок и сапогов строем зашагали на территорию Кремля, выламывая деревянные балки дверей на воротах. Зимние кеды и ботинки с тракторной подошвой вышибали стекла на всех этажах во всех зданиях. Началась бойня.
***
Нижегородские Валенки медленно поднимались по лестницам Главного Здания Администрации. Под его подошвами хрустели осколки битого стекла и обгоревших балок. На ступеньках лежали порванные, искалеченные и неузнаваемые братья по восстанию. Над высоким мужским сапогом, порванным пополам склонилась санитарка 38 размера и плакала. Перевязанные тряпками и подручными кусками шпагата «Камелоты» несли на себе останки бойцов Регулярной Обувной Армии. На перилах, стенах, плитке пола были разбросаны куски шнурков, стелек. Повсюду была сажа и следы с различным рисунком…. На площади, тем временем, оставшиеся целыми, загоняли в круг людей. Всех, кого поймали на площади, кто не укрылся в домах, любопытных зевак, военных. Валенки зашли в Губернаторский кабинет и тихо сказал бывшему его хозяину, глядя в сторону : «Пошел отсюда». Уговаривать долго не пришлось. С грохотом и неуклюжей суетливостью тот покинул кабинет, тут же угодив в лапы резиновым сапогам с очаровательным рисунком в виде звездочек.
Вождь включил громкую связь. Прокашлялся. Грустно посмотрел, как на площади развлекаются банды черных «Гриндеров» - мародеров и выдохнул в микрофон, уже заботливо установленный помощниками.
-Уважаемые жители города. Бывшие его хозяева. С этого момента мы, Обувь, являемся его владельцами. Мы!выбираем. МЫ!вас теперь носим. МЫ!решаем когда вы становитесь НЕМОДНЫМИ, НЕНУЖНЫМИ, ИСПОРЧЕННЫМИ. Это МЫ! теперь отправляем вас в утиль. МЫ!определяем ваш БРАК, ФАСОН, СОСТАВ! МЫ!устанавливаем моду на ВАС.
С завтрашнего дня каждый из вас подлежит маркировке, определению размерности и будет снабжен магнитным чипом. С этого дня мы будем подбирать вам пару самостоятельно. Каждое утро я, лично, буду озвучивать новые правила НАШЕГО города на этом самом месте. А теперь все по домам. Комендантский час! Обувная Регулярная Армия проконтролирует этот процесс.

На столе задребезжал телефон. Лабутенчики, поприветствовав приятным столичным акцентом, соединили с Королевскими Валенками.
-Все прошло хорошо. Потери большие, но силами людей восстановим. И наши потери и потери города. Мы победили.
-Молодцы. Работайте. Сегодня ночью восстанут Тверь, Рязань, Мытищи, Домодедово, Химки.
-Окружаете, значит…
-Завтра ночью Москва и Питер….
-Не боитесь, что подготовятся? У них там танки, оружие, армия. За две ночи разлетятся слухи….
-Им все равно никто не поверит. До связи.
-Служу Обувному Отечеству!
***
А за окном играл огнями уставший и притихший от шока город. Стучали торопливо высокие легкие каблучки, пели счастливые песни молодежные ботиночки, размахивая цветными шнурками. Детские башмачки радостно скакали вокруг муляжей танков у Кремлевской стены.
Начинался новый день. Новый Обувной День в Городе Обуви.

+2
00:10
489
11:28
Во как! (подозрительно скосилась на собственные ботфорты. 41 размер как-никак. не жук чихнул). Это ж сколько можно на рекламе заработать, если вывести рассказ в ТОП!
Илона Левина