Юлия Владимировна

​Воришки

​Воришки
Работа №242

Ракетоноситель успешно стартовал, и над мысом Канаверал пронесся рокот аплодисментов, которому вторили овации в центре управления полетами в Хьюстоне. Очередной транспортник HTV с приборами, запчастями и другими задекларированными грузами на борту отправился на орбиту. Преодолев облако космического мусора, модуль замедлил ход и начал сближение с Международной космической станцией по намеченной траектории.


- Каждый раз, когда они запускают грузовик, я мечтаю получить что-то по-настоящему классное к Новому Году.
- Поэтому ты с такой надеждой смотришь в иллюминатор? Считаешь, что под действием твоего взгляда микросхемы превратятся в имбирное печенье?
- О, даже не начинай, Джон! Это у вас в Штатах к услугам Санты молоко и имбирное печенье...Я каждый раз жду какого-то чуда, наверное, это ощущение из детства такое. Ощущение, с которым я никак не могу или не хочу расставаться.
- Интересные вы люди, русские. Вот мы висим с тобой здесь уже какой месяц, твоя вахта одна из самых длительных в этом году, ты специально задержался, чтобы встретить Рождество...
- ..Новый Год..
- Ну, хорошо, Новый Год. Так вот ты специально попросил продлить твою миссию ради нескольких дней, которые здесь никак не отличаются друг от друга.
- Да, я знаю. Там внизу уже весь город в гирляндах, фонарях, елках и стеклянных шариках...
- Неужели, Семен? Вы все еще вешаете подобные штуки дома?
- Слушай, Джон, это во всем мире уже 21 век давно, а у меня в Чебоксарах все еще теплое, ламповое, родное, из Советской эпохи...
- Ну, ладно, не буду тебя перебивать. Так что ты хотел сказать?
- Спасибо. Знаешь, мне кажется, что именно в этот раз случится что-то хорошее, волшебное.
- Тебе все время что-то кажется. Вы невероятно суеверны...
- Да, да, я знаю. Меня тоже бесит вся эта суета с освещением ракет святой водой и иконами, но это скорее дань традициям, Джон.
- Как у нас имбирное печенье и молоко?
- Что-то типа того...
- Ладно, грузовик на подходе, я пошел ловить наши подарки, а ты пока вскипяти молоко!

Через час и двадцать минут экипаж МКС вскрывал долгожданные контейнеры с грузом. Конечно, ничего обычного Джон с Семеном не обнаружили, хотя один пакет оказался весьма интересным. Внутри черной упаковки с печатями NASA и Роскосмоса оказался хромированный тубус, а также инструкция от команды биохимиков, ведущих совместные научные эксперименты.

- Так, что это тут у нас? «Провести эксперименты, тра-ля-ля, Рихтерсиус Коронифер или Тихоходка», надо же...
- Что такое?
- Да тут наши с вашими просят кое-что проверить, одну гипотезу. Для этого прислали вот этих маленьких ребят. Гусеницы микроскопические беспозвоночные, пять штук. Нужно разделить их на команды, и протестировать, как они себя поведут в разных условиях и в открытом космосе, выживут ли?
- Ну-ка, покажи! В этом тубусе они, внутри? А как смотреть? Ага, понял.
- ...ничего не понимаю. Они же сгорят под Солнцем сразу же. Да и в космосе их разнесет...
- Не все так просто.

Семен аккуратно открыл тубус, внутри оказалась пластиковая колба с полупрозрачным раствором, в котором плавали их «космические пассажиры». Вооружившись микроскопом, он увеличил видимый спектр. Тихоходки словно приоделись к путешествию, каждая выглядела так, будто была в скафандре.

- Смотри. И правда космические пассажиры. Ладно, завтра начнем их тестировать. Вот тут подробная инструкция, кого куда. Как делить их будем?
- Ну, решим завтра, давай готовиться к смене, я хочу поспать немного, а ты жди свой Новый Год.
- Хорошо.

Космонавты разобрали присланные вещи и поспешили каждый в свой модуль. Семен решил закрепить тубус рядом с иллюминатором в своем отсеке, а сам отправился посмотреть старые фотографии. Джон же забылся кратким, но глубоким сном. Пока планета двигалась навстречу новому дню, который принесет с собой светлый зимний праздник, Семен начал вспоминать свое детство. Как они вместе с родителями готовили угощение, как с отцом отправлялись в лес за елью, и потом наряжали ее все вместе. Поддавшись приятной ностальгии, он негромко включил плеер со старой музыкой и будто провалился в забытье.

Когда ему показалось, что он уже засыпает, динамик плеера вдруг начал странно скрипеть, пошли еле заметные помехи. Семен подумал, что ему показалось, но решил придвинуться ближе, сунул динамик к самому уху. Сквозь мелодии прошлого века пробивались тоненькие голоса, словно записанные поверх музыки. Семен решил, что ему мерещится всякое, но на всякий случай повысил тон и наконец различил отдельные голоса. Он услышал обрывки каких-то переговоров.

- ...И что? Пускай спит...
- На всякий...немного токсина..нельзя, чтобы нас..ружили...
- ..рошо! Что делать с ...?
- Дождитесь, пока он не отвлечется..заслон..нужен выход в открытый...мос
- Понял. Что нужно забрать со станции?

У Семена по спине побежали мурашки. Он захотел разбудить Джона, чтобы дать послушать эти переговоры, и двинулся в сторону американского модуля. На всякий случай он просканировал всю станцию, но не обнаружил никаких отклонений. Никто не нападал извне, да и это было бы слишком фантастично. Но кто же вел эти переговоры? Семен медленно плыл вдоль жилого модуля к узловой секции, когда вдруг наткнулся на невидимую преграду. Словно какой-то скотч или стекло – прозрачный невидимый барьер, который преградил ему дальнейший путь. Семен обшарил все края модуля – преграда уходила в стену, тогда он решил позвать Джона, но его голос будто увяз в зыбкой вате. Он кричал и кричал снова, но акустика вблизи барьера стала какой-то странной, даже музыка в плеере начала звучать будто издалека. Космонавт попробовал разогнаться, насколько это было возможно, оттолкнувшись от противоположной стенки модуля, но и тут преграда не поддалась.

«Заблокировали, они меня заблокировали! Твою мать! Что происходит?!»

Тогда Семен ринулся к бортовому компьютеру и попробовал связаться с Землей, чтобы рассказать им о творящихся на станции странностях. Но компьютер не отвечал! Сообщения отправлялись, но уведомления о доставке все ни приходили, а канал видеосвязи показывал лишь белую рябь! Все это время плеер продолжал работать, но голоса стали затихать. Семен решил выудить хоть что-нибудь из этих переговоров, чтобы понять, как действовать дальше. Он начал ловить голоса на манер поиска сигнала радио. Странное дело, но чем ближе Семен приближался к своему жилому модулю, тем отчетливее слышал голоса в динамике. Когда же догадка начала только проявляться в его мыслях, он поначалу отгонял ее, но потом вдруг ясно осознал, кто может устроить всю эту чертовщину.

Семен поплыл к колбе, закрепленной над иллюминатором в своем жилом отсеке, но и тут нарвался на преграду! «Черт!» - он стукнул в сердцах по мягкому податливому стеклу, но оно не отозвалось громким треском вопреки его ожиданиям. Он увидел, как по ту сторону барьера парит открытая колба, а раствор разлетается по всему отсеку желеобразными каплями. Семен заскрипел зубами от злости, и словно в ответ на это в плеере отчетливо донеслась усмешка, как ему показалось: «Никак нас обнаружили? Говорил я вам, токсин надо ввести в него!».

Семен крикнул что есть мочи:
- Эй! Вы, маленькие ублюдки! Вы меня слышите?!
Плеер отозвался:
- Да как вас не слышать, вы храпите, орете, дышите, вздыхаете, смеетесь и издаете миллион других звуков!

Семен остолбенел. Он не верил, что все это происходит на самом деле. Какой-то сюрреализм. Но, тем не менее, он продолжил эту странную коммуникацию посредством радио-плеера.

- Так, значит, это захват? Или что это? Какого черта вы делаете у нас на станции?
- А ты как думаешь, розовый? – тут вмешался другой голос: - Не говори с ним, занимайся своими делами, нам еще в космос нужно!
- ЧТО?! Вы что, собрались открыть воздушный люк?! Мы же рухнем на Землю!!!
- Я тебя умоляю, будь спокоен, мы возьмем все, что нужно, зарядим наши батареи и оставим вам вашу станцию в целости и сохранности...Если ты будешь паинькой.. – другой голос вмешался: - А разве они так говорят? Паинька?..

Семена не слишком ободрили эти слова, но то, что эти «захватчики» не испытывают откровенной вражды к нему, уже немного успокоило.

- Так, что вы сделали с моим коллегой? С Джоном что?
- С ним все в полном порядке, просто он поспит подольше. А ты сейчас ответишь на сообщения центра и скажешь, что у вас никаких внештатных ситуаций.
- А если я этого не сделаю?
- Тогда это будет последняя Международная космическая станция, которую построили земляне.
- Не понял?
- А что непонятного? Ваши правительства не разорятся на еще одну такую. А нам с этого полета материалов хватит на долгие годы странствий. Мы вообще можем выжить в открытом космосе.
- И... и куда вы собрались странствовать?
- В другие галактики, конечно. Для космонавта на борту космического модуля ты не слишком смышленный, Семен.
- Вы и имя мое знаете...а как вас зовут? У вас есть имена? Или мне так вас и называть – тихоходки?
- Нам все равно. Ваши земные названия не имеют к нашим настоящим именам никакого отношения.
- С ума сойти...я разговариваю с микроскопическими беспозвоночными тихоходками..это реально?
- Попробуй поковырять наш барьер еще раз и убедишься.
- Но вы такие....такие..
- Продвинутые?
- Да, именно! Вы понимаете мою речь, владеете знаниями о нашем мире и при этом сами размером с пылинку. Как это возможно? Почему мы раньше никогда не вступали в контакт?..Это ведь контакт, да?
- Ну, возможно. Своего рода контакт, да. Только о нем никто не должен узнать.
- Почему?
- Мы не очень любим быть в центре внимания. И потом, контакт с вашим видом будет тормозить нас, отвлекать от великой цели.
- И что за цель?
- А ты как думаешь? Конечно, посетить как можно больше миров...Ты, возможно, не заметил, но мы даже выглядим как космические путешественники. Вся наша цивилизация направлена на то, чтобы жить среди звезд, составлять звездную карту для других...
- Есть и другие?
- Конечно. Неужели ты думаешь, что Земля принадлежит людям? Ваш, точнее наш Микрокосм полон других рас и видов. Мы развивались миллионы лет и давно обогнали вас по многим параметрам. Существа, живущие в наших масштабах владеют сокровенными тайнами Вселенной, а вы нужны лишь для одного.
- Для чего же?
- Вы – трамплин. Средство достижения наших целей. С вашей неосознанной помощью мы собираем те материалы, до которых не способны дотянуться сами. Ты не представляешь, какого труда стоило обнаружить себя и показаться настолько интересными для ваших ученых, чтобы они отправили нас наконец сюда!

Семен замолчал, пораженный. Либо он сходит с ума, либо только что ему открылся смысл жизни. Вопрос, который мучил философов тысячи лет, вдруг обрел разгадку. На плеере закончилась очередная мелодия, Семен нажал на стоп и решил немного повременить. Он попробовал процарапать барьер, использовал даже острый бур для взятия образцов пород, но безрезультатно. Неопровержимое доказательство существования другой разумной расы, возможно, превосходящей человечество, было здесь, перед его глазами. Уму непостижимо. Все это время мы искали разумных существ среди звезд, но никогда не думали, что такие развитые цивилизации могут существовать у нас под носом. Смирившись со своим открытием, Семен вновь вышел на связь с тихоходками.

- Я правильно понимаю, что если не выполню ваши требования, вы разрушите станцию?
- Правильно. Но нам бы не хотелось доводить до этого. Придется торопиться.
- Хорошо, но у меня одно условие.
- Какое еще условие?!
- Я расскажу о нашем контакте остальным людям.
- Что ж...нам надо посоветоваться.
- На Земле наверняка уже заволновались, сеанс связи должен был состояться двадцать минут назад.
- Ладно, мы согласны. Но ты сделаешь это после нашего отлета на Землю. Только после отлета. Говори кому и что хочешь. Тебе все равно никто не поверит.
- А если я предоставлю доказательства?
- Какие?
- Да вот хотя бы этот наш разговор? Я сейчас включу диктофон.
- Валяй. Мы можем вывести из строя любую технику, включая твой старый диктофон. Но лучше брось эту затею, если не хочешь сгореть в атмосфере. Это если тебе еще повезет, а так ты просто будешь летать по орбите...

Семен представил собственное тело, падающее вместе с искореженным корпусом МКС в плотные слои атмосферы, и поежился. Затем взвесил все за и против, и решил сотрудничать.

- Тихоходки, прием.
- Да, Семен.
- Я согласен.
- Мы так и думали. Итак, сейчас мы откроем канал связи, сделай доклад, скажи, что все в порядке. Дальше буди Джона и приступайте к опытам. Нам нужно за борт.
- Хорошо.
- И вот еще что. Если ты хоть слово скажешь Джону, дашь знак, подмигнешь или напишешь записку, мы это увидим. Ты понял?
- Вы не можете быть везде...
- Один из нас может. Но тебе лучше не проверять это.
- Шантажисты маленькие...
- Давай-давай. Просто делай, что от тебя требуется. Вскроешь ему мозг после нашего отлета. Кажется, у вас, землян, так говорят.

Космонавт заскрежетал зубами от бессильной злобы, но подчинился. Барьеры растаяли, как по волшебству, Семен вышел на связь и сделал обычный доклад, стараясь выглядеть как ни в чем не бывало. После общения с ЦУП и обсуждения возможных причин в задержке связи, он отправился в жилой отсек американца и разбудил своего коллегу, спавшего самым сладким сном из всех, что посещали кого-либо на высоте 350 км над Землей. Джон устало потер глаза, наскоро умылся, почистил зубы и начал проверять инструкции, посланные вместе с тубусом.

К моменту, когда космонавты приступили к испытаниям в лабораториях модуля «Дестини», тубус волшебным образом вновь оказался там, где его закрепил Семен. Он боролся с искушением проверить, все ли тихоходки на месте, но решил не испытывать судьбу. Разделив существ на несколько «команд», они по очереди проверили влияние вакуума, а затем и космической радиации на «маленьких пассажиров». Жесткий ультрафиолет иссушил одну команду, которая выдерживалась в открытом космосе в течение пары дней. Но когда Джон вернулся на борт с контейнером, в которым были тихоходки, их замершие тела начали подавать признаки жизни. Семен задумался. Возможно, стоило оставить этих захватчиков в космосе и, таким образом, отвести возможную угрозу от МКС и всего человечества. Но теперь им овладело любопытство.

Увидев, как тихоходки возвращаются к жизни и вновь двигаются внутри своего тубуса после самой невероятной пытки в известной человечеству галактике, он проникся к ним симпатией. А еще Семен понял, что они были не так уж и неправы, когда рассказывали про свое предназначение. Любая космическая миссия землян может оказаться под угрозой срыва, если весь экипаж вдруг окажется в открытом космосе без соответствующей защиты. А этим существам защита вовсе не нужна. Тихоходки последовательно подвергались испытаниям температурой, ионизирующим излучением, атмосферой, давлением, космосом и влажностью. И всегда выживали.

Спустя несколько дней после завершения всех экспериментов космонавты стали собирать посылки для обратной отправки на Землю. Только когда все было упаковано, и грузовой модуль отстыковался от МКС, Семен рискнул включить плеер и выйти на связь. Он нашел самый тихий уголок в своем отсеке и прошептал в динамик:

- Тихоходки, прием-прием! Как слышите?
- Слышим тебя хорошо, ..ен! Но Связь пропадает!
- Я все сделал правильно? Вы не будете взрывать МКС?
- Конечно, нет! Мы бы и не смогли...
- ЧТО?!
- За кого ты нас принимаешь, землянин? Мы не воины, а всего лишь путешественники и исследователи!
- Но, но...
- Ах, да, точно...и еще мы немного воришки! Самую малость! С новым Годом, Семен!

Семен улыбнулся. Со всем этим «захватом» он совсем забыл про светлый праздник и желание маленького чуда, которое сбылось на самом деле.

+2
00:35
505
19:29
-1
Рациональное зерно есть, вроде. Погуглил тихоходок, прикольные
Гость
23:06
Добрый новогодний рассказ. Ментальный, ламповый) Оставляет после себя тепло, как кружка какао. Спасибо, автор)
12:11
-1
полностью соглашусь)
Уели. Давно обдумываю подобный расклад, и вот нА тебе. Опередили.
13:09
-1
Неплохо) Не то, что я люблю, но читать было интересно. И сюжет, и авторский стиль на высоте.
03:49
люди, написавшие эти комментарии: вы читали рассказ?? два червяка-супермена покоряют космос?? вы серьезно?? А заодно нагибают человечество) И все такие: ой как классно, ой молодец, ой как хорошо… лицимерие
Анастасия Шадрина