Юлия Владимировна

Переломный момент

Переломный момент
Работа №245

Часть 1. Решение.

В одной из крепостей Северных земель был переполох. Воины носились туда-сюда: кто чистил сапоги, кто полировал кольчугу, кто затачивал свой меч. В крепость прибывали новые силы из самых разных уголков мира. Все, кто способен держать оружие, незамедлительно направлялись в армию и распределялись по разным крепостям и отрядам. И, конечно же, новое положение не смогло не затронуть и эту крепость.

Главнокомандующий крепости Ричард отошел от окна и обратился к остальным офицерам, присутствующим в тут, на верхнем этаже.

- Нам необходимо больше воинов. Наших людей совершенно не хватает - с таким количеством бойцов мы долго не выстоим, - свет нескольких факелов комнаты осветил его некогда золотистые волосы с признаками седины и благородное суровое лицо, в которое забрались свидетельствующие о многих прожитых годах морщины. Чуть скрепя латами он прошел усталой походкой к столу и оперся на него двумя руками, уставившись на распростертую на нем карту с различными отметками и фигурками.

- Вы правы, сэр, - отозвался молодой парень лет двадцати от роду.

- Тем не менее нам необходимо выслать несколько отрядов без промедлений, - молвил один из офицеров, высокий и статный на вид человек, - Наша разведка докладывает, что подкрепления неприятеля уже на подходах к их основному лагерю. Если позволить им объединиться, то это действительно будет концом для всех нас.

- И так же не стоит забывать о вражеских шпионах, которые до сих пор свободно шныряют в наших рядах, - напомнил второй офицер, коренастый дворф с черной бородой, небрежно заплетенной в толстые косы, неодобрительно поглядев на первого.

Среди остальных офицеров прошел неодобрительный шепот.

- Если ты думаешь, что я ничего не делаю, то ты ошибаешься - сам попробуй найди этих червей! Мои люди с ног уже сбились! - раздраженно ответил ему первый, слыша подобный упрек от дворфа не впервые.

- Мои парни проливают кровь там! - дворф неопределенно махнул рукой в сторону гор, которые были видны из окна, - Пока вы отсиживаетесь в тылу, гоняясь за парочкой никчемных...

- Довольно! - резко прервал спор главнокомандующий, - Я понимаю, что всем сейчас тяжело, но в эти дни сплоченность необходима нам как никогда раньше. Не растрачивайтесь на пустые разногласия.

Среди каменных стен крепости наступила тишина, лишь доносились звуки переклички солдат, ропот коней в стойлах и звон молота кузнеца.

- Я получил весть, что к нам в крепость также прибывает один из офицеров. Говорят он прошел немало сражений и имеет опыт за плечами, - спустя минуту нарушил тишину главнокомандующий, устало вздохнув, - Хотя, как по мне, так чем нам сможет помочь один человек, пусть даже хороший офицер, не смогли будто выслать роту солдат...

- Кто он? - спросил один из командиров, с бледной кожей и острыми чертами лица, что до сей минуты лишь стоял немного поодаль от остальных, скрестив руки на груди и внимательно их слушал.

- Понятия не имею, Гордон. Единственное, что известно - он из офицерского состава, грамотный тактик и яростный воин в бою.

- И что, неужели мы доверим наших людей неизвестному офицеру, которого даже никто из нас не видел, - тихо спросил Гордон.

- А что ты еще предлагаешь? Своими силами мы уже не справляемся, конечно, лучше было бы получить в помощь роту солдат, а не те пару отрядов, что к нам прибыли на днях, и одного офицера. Ничего, подождем-увидим кто он...

- Ну что ж, ваше ожидание подошло к концу, - послышался со стороны входа в зал, где совещалось командование, голос и звук приглушенных шагов оповестил о приближении его обладателя.

Все офицеры остолбенели на несколько секунд. Дворф первый пришел в себя:

- Это... Женщина?! - даже не скрывая удивления гласно проговорил он через свою черную бороду, огласив, быть может, то, о чем думали и все остальные.

- А вы чего ожидали? - раздался голос уже гораздо ближе.

- Простите, миледи, но это война! - все так же громко говорил дворф, расправив плечи и горделиво приподняв голову, как будто надеялся, что, услышав эти слова, новоприбывший офицер даже не станет заходить в зал совещаний, а развернется и уберется подальше из крепости, - Девушкам на войне уж точно нет ме... Что?! ОНА ЕЩЕ И ОТВЕРЖЕННЕЦ?!

- Никогда не доверял отверженным. Если уж сами небеса отреклись от них... - проворчал один из офицеров.

- Сомнительный союзник, - шепотом ответил другой.

- Они могут быть отличными союзниками. Видели бы вы их в битве. - упрекнул их третий за поспешные выводы.

- Отверженные славятся своей боевой закалкой. Но до конца не известно на чьей стороне их братия...

Когда обладательница голоса наконец показалась в дверном проеме все открыли рты, дворф так и вообще выронил из рук свой любимый боевой молот, который со звоном ударился о каменный пол. Новоприбывшая с невозмутимым видом прошла мимо собравшихся, закинув на плечо огромную кувалду неплохой работы. Помимо кувалды на поясе девушки были закреплены двое ножен с клинками. Прямые темно-красные волосы отверженной, огибая аккуратные небольшие рога, доставали до бледно-фиолетовой кожи плеч, а сама она была около двух метров ростом, атлетически сложена и хороша лицом, по меркам её народа. Она остановилась у стола с картами местности, который отделял её от главнокомандующего.

- Рыцарь-капитан Алдоа прибыла, - отчеканила она, отдав честь, - Жду дальнейших распоряжений.

- Вольно, рыцарь, - сказал Ричард, которому гораздо успешнее удалось скрыть удивление, читавшееся на лице у остальных, - Ну что ж, теперь можно и приступить к обсуждению плана атаки, раз все в сборе.

Главнокомандующий опустил взгляд на карту и начал объяснять планы действий стоявшим вокруг стола офицерам, передвигая фигурки и указывая жестами позиции. Обсуждение продолжалось еще около полутора часов, взвешивали каждый шаг, каждый возможный поворот событий. Между человеком и дворфом снова вспыхивали мелкие пререкания, вскоре подавляемые главнокомандующим Ричардом. Чернобородый дворф, которого звали Тран, также несколько раз высказал своё недовольство новым офицером в их рядах, неизвестно, что творилось в разуме сурового полурослика, но присутствие отверженного, да еще и девушки, ему явно было не по душе, и он этого не скрывал.

- Противник явно превосходит нас числом, - вдумчиво говорила Алдоа, - но у нас может быть эффект внезапности. Если мы сможем напасть быстро, то они не успеют реорганизовать силы. Так же лучше зайти не с этой стороны, - указала она рукой на карту, - а с другой, со стороны холмов, тут. Это гарантирует нам более безопасный подход к их лагерю, укроет от глаз.

- Но с той стороны может прийти подкрепление, - отрицательно покачал головой Гордон, - Это слишком рискованно - тыл будет совершенно беззащитен.

- Но риск оправдан, - продолжала стоять на своём Алдоа, - Тем более, если послать разведку, то шансы, что нас застанут врасплох снизятся. Позже можно будет занять их лагерь и приготовить засаду.

- Наш враг - это тебе не скопление безмозглых вурдалаков, девчонка, - возмутился Гордон, побледнев пуще прежнего, - Во главе их войск стоят Черные тени. Знаешь, кто они такие? Они темный ужас этих земель, это павшие в боях солдаты, подчиненные воле Короля неживых, и многие из них при жизни были гениальными офицерами, а некоторые - нашими друзьями... - его голос сорвался и в зале наступила тишина. Все из присутствующих поникли и опустили головы, даже вечно ворчливый дворф прекратил свои причитания и стоял, скрестив руки на рукояти своего молота и потупившись в пол.

- Не имеет значения - кто они. Я уверена, что так мы понесем меньше потерь и точка.

- Пусть тогда рассудит нас главнокомандующий. Ричард, чьему мнению вы доверяете больше - моему или этой незнакомки.

В глазах старого паладина промелькнуло сомнение и, подумав некоторое время, он наконец принял решение:

- Действуем так, как говорит Гордон. А теперь всем разойтись, необходимо отдохнуть, завтра вы выступаете.

- Но... - начала было Алдоа.

- Я все сказал.

- Главнокомандующий! Я тоже хочу участвовать в битве! - вдруг вмешался молодой парень.

- Мы это уже обсуждали, Найтан, ты останешься в крепости.

- Я хочу биться! Я готов!

- Нет, это больше не оговаривается! - сорвался Ричард.

- Хорошо, с твоего разрешения, или же без него, но я пойду завтра с остальными!

- Оставьте нас, - сурово сказал паладин остальным офицерам.

Все начали неспешно расходиться, последними покинули зал Алдоа, Тран и Гордон. Дворф, выходя, лишь фыркнул, посмотрев на отверженную, и зашагал куда-то в известном ему одному направлении. Алдоа услышала легкую усмешку Гордона, который покинул зал вслед за ней. Когда в большой комнате остались только двое, главнокомандующий заговорил:

- Что ты опять начинаешь старые прерии, мальчишка?!

- Но Ричард, я уже готов встретиться с врагом лицом к лицу, схлестнуться с ним в смертельном бою!

- Нет, я не имею права рисковать твоей жизнью, - твердо заявил главнокомандующий, - Ты еще слишком молод.

- Отец! Дай мне шанс доказать, что я не зря ношу твою фамилию.

- Нет. Разговор окончен.

Ричард быстрым шагом покинул зал, оставив поникшего парня наедине со своими мыслями.

Миновала ночь и с раннего утра крепость была разбужена мелодией труб. Все приготовления были завершены еще до полудня. Отряды выстроились, как подобает. Бледное солнце Северных земель сияло на их стальной начищенной броне и дул легкий, но холодный, ветер, нередко гуляющий по этим просторам. Небольшое войско вело трое офицеров: Тран, Гордон и Алдоа. На отверженной были белого цвета латы с хитроумной резьбой и черными завязками и креплениями, местами утепленные мехом и теплые меховые перчатки выше локтей, которые можно было разглядеть из под походного черного плаща. Она оседлала коня и двинулась вдоль рядов, осматривая воинов, которые стояли неподвижно по стойке "смирно". Вдруг её внимание привлекла фигура, которая подбежала, громыхая латами, и не без труда втиснулась в первые ряды под недовольные возгласы остальных бойцов. Алдоа подъехала к тому месту и обратилась к опоздавшему:

- Как твоё имя, воин?

- Рядовой Найтан, леди! - послышалось из-под латного шлема.

- А ну-ка сними шлем.

Найтан нехотя, немного лениво, но послушно, выполнил приказ.

- Насколько я помню...

- Найтан! - вдруг появился из крепости главнокомандующий, - Что я тебе говорил!

- Я хочу биться, отец! Я жажду защищать наши земли так же, как и остальные солдаты!

- А парень решителен, - смерила его взглядом Алдоа и, улыбнувшись, сказала Ричарду, - Думаю, что стоит дать ему шанс.

Ричард пристально посмотрел в глаза отверженной, призадумавшись, и медленно проговорил:

- Да будет так. Но приглядывайте за ним.

- Хорошо, - кивнула ему девушка и прокричала, поставив на дыбы коня, - Войско! Шаго-о-ом МАРШ!

- Да хранят вас Боги, - сказал им вслед паладин, когда они скрылись за вратами крепости.

***

Этим утром Тран был разбужен взволнованным голосом Гордона.

- Тран! Тран, проснись!

- Что тебе не имётся, Гордон? Иди и спи в свою палатку, пока можешь - солнце ведь еще не взошло даже! - начал причитать спросонья дварф, приоткрыв один глаз и уставившись им недовольно на голову Гордона, которая просунулась в его палатку.

- Среди нас дезертиры, а тебе хоть бы что? Да, конечно, что нужно доблестному дворфу - так теплая постель, да побольше пива!

- Допёчешь ведь... - пробухтел Тран и сел, потянувшись, потом лениво встал и завернулся в теплый походный плащ с гербом альянса, завязав его на шее и выйдя из своей палатки, - Ну что там у тебя.

Утро было холодное, ветер просто продирал до костей холодом, а с неба большими хлопьями падал снег.

- Скажи ему то, что ты рассказал мне, - обратился Гордон к стоящему рядом с ним пехотинцу.

Парень немного помялся, но потом начал свой короткий рассказ:

- Ну, значит, сижу я, дежурю, как и было велено, а потом гляжу - Алдоа-то одетая, с каким-то мешком за плечом, спешной походкой, раз! и была такова - ушла куда-то. И не видел её больше - всю ночь продежурил, глаз не сомкнув.

- Ха! Я же говорил! Нельзя ей доверять, - возликовал Гордон, - Дезертировала наша девочка при первом же удобном случае. Удивляюсь, как она вообще дослужилась до звания рыцаря-капитана.

Дворф немного призадумался, обратившись к рядовому:

- Ты уверен, что видел именно её?

- Да, сэр. Разве отверженную можно спутать с кем-нибудь тут.

- 0 да, ты прав... И что же нам теперь делать? Посылать за ней людей не вижу смысла - у нас и так их не хватает. Ладно, бог с ней. Дезертировала - так дезертировала, что с неё взять - женщина ведь. Была б моя воля, я бы так вообще её заставил мыть полы в казармах и большего бы и не доверил, - проворчал Тран в свою черную бороду, возвращаясь в палатку, - Оставим всё как есть, нам некогда гоняться за дезертирами - у нас битва через несколько часов, поэтому советую вам хорошенько отдохнуть, господа. Разойтись.

Дворф снял плащ, и залез под одеяло, но уже не мог уснуть - новость его, вне всякий сомнений, немного огорчила, да и куда уж спать, битва скоро. Поворочавшись еще минут с пять, он встал, одел кирасу, поножи, засунул ноги в холодные стальные сапоги, утепленные медвежьим мехом, накинул плащ и вышел из палатки, осмотревшись.

- Да, скоро тишина утра будет сорвана звуками битвы и лязгом стали, - сказал тихо себе под нос дварф, - И всё же...

Вдруг его мысли в слух прервало какое-то движение на окраине лагеря. Он всмотрелся и через пелену кружащей пурги увидел знакомые очертания Алдоа, цокнул языком, когда она уже подходила к нему.

- А я-то думал ты все-таки сбежала. Где ты была всю ночь?

- Ловила лазутчиков, следы которых заметила еще когда мы тут остановились, чтобы разбить лагерь, - ответила уставшая отверженная на удивление дворфа, - По крайней мере о нашем местонахождении враг уже не узнает. Подумала, что допрашивать их уже не имеет смысла, да и так преследовала их полночи, поэтому убила.

- Что это еще за самодеятельность? - негодовал дворф, но в его голосе не было ни капли злости.

- Да, и еще я послала двух пехотинцев на разведку, они должны были... У-у-у-а-а-ах... уже вернуться, - девушка широко зевнула и потянулась, скрипнув латными доспехами, - А теперь, если вы не против, я немного посплю - впереди бой.

Алдоа оставила растерянного дворфа одного, вернувшись в свою палатку и крепко заснув.

***

- Что ж, тогда нам все-таки стоит действовать по-моему плану, - подытожила Алдоа, спустя несколько часов выслушав рассказ разведки, - Как я и предполагала.

- Нет, это будет нарушением прямого приказа главнокомандующего, - отрицал Гордон, - Надо действовать так, как мы планировали изначально. У нас есть точный, продуманный вместе с самим главнокомандующим план. Или ты считаешь себя лучшим тактиком, нежели он?

- Да ты что, вообще глух? - вспылила Алдоа, сверля Гордона взглядом, - На стенах той крепости закреплены огромные пушки. Если двинемся так, как планировали изначально, нас мало того, что заметят за милю до подхода к ней, так еще могут открыть из них огонь! Если единицам и посчастливится добраться до лагеря, то там их разорвут толпы нежити. Ты этого хочешь?!

- Я лишь хочу, чтобы приказы исполнялись точно и беспрекословно!

- МОЛЧАТЬ! Ты безумец! Или попросту предатель! - Алдоа вынула клинок из ножен, готовая снести голову Гордона прямо тут, посреди лагеря не смотря на то, что за ними наблюдает несколько отрядов солдат и Тран, который до сих пор не проронил ни слова.

- Да как ты смеешь обвинять меня в этом? Я служу всю жизнь верой и правдой!

Солдаты одобрительно закивали, поддерживая офицера Гордона, кто-то даже не сдержал колких выкриков в адрес отверженной.

- Когда я преследовала лазутчиков, я наткнулась на следы сапог, ведущие от лагеря, - девушка чуть пригнулась, готовая броситься на офицера в любой момент, что тот аж попятился.

- Ты лгунья! Единственная, кто покидал лагерь ночью, так это ты! Откуда нам знать, что ты не ходила к неприятелю, осведомив его о нашем положении, планах и нашем количестве?

Дворф подозрительно глянул на Алдоа, которая кинулась в сторону Гордона.

- ОТСТАВИТЬ! - резко скомандовал дварф, - Алдоа, убрать оружие в ножны, ЖИВО! Я скорее убью тебя лично, чем дам в обиду своих боевых товарищей.

Клинок отверженной со звоном расположился в ножнах, а сама она отвернулась, тяжело дыша от гнева.

- Тем не менее она права, Гордон. Учитывая сложившиеся обстоятельства, мы должны изменить наш план, - продолжил чернобородый.

- Да как ты можешь ей доверять? Возможно она ночью ходила к нашему неприятелю. Где доказательства её слов? Где головы тех, кого она "якобы" поймала? Это будет ловушкой, попомни мои слова.

По рядам воинов прошел неодобрительный шепот, они все уставились на Алдоа, которая стояла все так же спиной к дворфу и человеку, и пыталась совладать с собой.

- Я и не доверяю ей, Гордон, но я доверяю своим людям. А они сказали, что у врага есть мощная артиллерия. Поэтому, и лишь поэтому, мы последуем её плану. Другого выбора у нас нет. Решено.

- Да вы тут все в сговоре?! - возгласил Гордон, - Я немедленно отправляюсь к Ричарду и доложу ему о неподчинении. Бой должен был быть сегодня. А обходить их лагерь у нас займет около дня - к тому времени уже прибудет вражеское подкрепление, которое сметет численностью и нас, и нашу крепость! Я даю тебе последний шанс одуматься.

- Прежде, чем огласить решение, прислушайся к тому, что говорит тебе твоё сердце, дворф, - проговорила все так же, не оборачиваясь, Алдоа, - И ты сделаешь правильный выбор.

- Сердце, - передразнил отверженную Гордон, под усмешки солдат, - От твоего решения зависят жизни тысяч людей.

Дворф задумался, в воздухе повисла тишина. Решение было однозначно не из легких и каждая сторона, как казалось, была права, все замерли в ожидании. Тран закрыл глаза и нахмурил брови, всё тщательно взвешивая и наконец, вздохнув, огласил своё решение:

- Нападем завтра...

Казалось, мнения разделились. Среди солдат началось шумное обсуждения и споры, недовольные возгласы слышались со всех сторон. Гордон более не стал сдерживаться:

- Вас всех там перебьют, как овец на бойне. Я обязан доложить главнокомандующему, - он сплюнул на снег и пошел быстрым шагом к своей лошади, которая стояла неподалеку, ловко запрыгнул на неё и был таков.

Тран глядел ему в след, пока того не скрыла пелена мглы и объявил звучным голосом:

- Всем собрать пожитки и свернуть лагерь - мы выдвигаемся дальше!

Прошел день пути, который сменила ночь беспокойного сна. Ранним утром, пока не взошел бледный лик солнца, все солдаты выстроились и Тран сел на коня, обходя передние ряды воинов и произнося речь звучным командирским голосом:

- Мои братья по оружию! Сегодня нам предстоит масса сложной работы! Сегодня мы будем биться за тех, кто пал в боях, за наши дома, за наших жен и детей! Сегодня мы вернем нежить туда, где ей и следует быть, в землю! И эта победа будет одной из сотни, которые мы одержим! Некоторые думают, что нежити не ведом страх? Сегодня мы докажем обратное! Пусть будет тверда ваша рука, воины! Победа или смерть!!!

- ПОБЕДА ИЛИ СМЕРТЬ!!! - громко поддержали воины, вдохновленные речью своего командира.

- В АТАКУ-У-У!!!

Все дружно ринулись вперед. Около двухсот солдат, двухсот пылающих сердец, двухсот наточенных мечей должны были противостоять тысячи. С холмов спустились очень быстро, подгоняемые ледяным ветром, при подходе к крепости-поселению неприятеля все ускорили темп и дружно закричали, вторгнувшись в открытые ворота и недоумевая остановившись... на пустой главной площади.

Алдоа залилась звонким смехом и вышла вперед на несколько шагов, обернувшись к остальным лицом.

- Что ты находишь в этом смешного, отверженная?! - взревел Тран, ничего не понимая.

- Попались, - с улыбкой на лице объявила она.

Часть 2. Хитрый план и верные друзья.

- ЧТО?! Так это была ловушка?

- Да, как видишь, - все так же улыбаясь молвила Алдоа.

По рядам солдат прошел шепот, все озирались по сторонам, как будто ожидая атаки или стрелы в спину в любой момент, но пока что ничего не происходило, на них смотрели лишь безмолвные окна зданий главной площади.

- Да как ты посмела?! Я убью тебя на месте! - снова взревел дворф, перехватив свой молот.

Отверженная снова звонко засмеялась и её смех эхом пронесся по безлюдной улице, отдаваясь эхом от каменных зданий, мощенного парапета, уносимый порывами ветра.

- Как я посмела? Я думаю, что не имеет смысла тебе всё рассказывать. И если случится чудо и ты выживешь и встретишь Гордона - передай ему, что он всё сделал правильно. Он и вправду грамотный офицер, только...

- Будь ты проклята, - послышался издалека голос Гордона.

Алдоа обернулась и тут же в неё вонзилась стрела, прямо в незащищенную латным доспехом нижнюю область живота. Отверженная согнулась и упала на колени, испустив судорожных вздох.

- До твоего появления всё шло так, как должно было идти, - Гордон натянул тетиву со второй стрелой и спустил её, прицелившись. Алдоа чуть отстранилась вбок и стрела, вместо горла, угодила чуть левее, выше груди. Отверженная повалилась на бок и распласталась на заснеженной площади. Гордон отбросил лук и презрительно посмотрел на тело девушки, которая лежала между ним и войском во главе с Траном, - А теперь можешь передать мне то, что она хотела сказать.

Гордон самодовольно улыбнулся, глядя на дворфа.

- Ты должен быть сейчас у главнокомандующего, разве нет? - понемногу начал осознавать происходящее Тран, говоря вкрадчивым голосом.

- О, да, так я вам сказал. Впрочем, более ничего не имеет смысла. Вы умрете здесь и сейчас, канув в лету, а я вернусь, как единственный выживший, в крепость и наконец мы избавимся от неё раз и навсегда.

- Пусть и предстоит нам смерть, но не раньше тебя, проклятый предатель! Войны, К ОРУЖИЮ! - громогласно и твердо сказал что было мощи дварф. Казалось, его ярости не было предела. Его великий голос многократным эхом прокатился по площади, разлетевшись, казалось, на мили вокруг, вдохновляя солдат, которые подняли мечи вверх и тоже закричали, поддерживая своего капитана.

Начался бой. Нежить повалила со всех сторон бесчисленными толпами. Войны продвинулись вперед и сомкнулись в круг, в центре которого лежала Алдоа. Тран подошел к ней и сел на колено, вглядевшись в прекрасное безмятежное лицо:

- Спасибо тебе, девочка, ты дала нам шанс, пусть не большой, но надежда, что мы выберемся из этой переделки все еще есть, - проговорил он тихо через свою черную бороду, - Я отомщу за тебя.

Отверженная глухо кашлянула.

- Она еще дышит? - удивился дварф, - Войны, стоять до последнего! Защищать нашего офицера! ЗА СЕВЕРНЫЕ ЗЕМЛИ!

Вновь могучий глас дворфа был поддержан криком пехотинцев. У Трана была просто изумительная способность держать боевой дух своих солдат, да, это и вправду был один из величайших офицеров этого времени. Рассеяв все страхи воинов, он перехватил свой боевой позолоченный молот и вырвался из круга, яростно круша нежить. Одного его мощного удара хватило бы, чтобы свалить мамонта. Нежить в ужасе отступала от яростного воина, который продвигался вперед, к предателю Гордону, круша всех встречных своим громовым молотом, словно сами боги наделили его великой неистовой силой.

- А вот и ты! - тяжело дыша просипел дворф, остановившись в нескольких метрах от Гордана, - Смерть ждет всех предателей! Умри же!

- Это не вероятно, этого не может быть! - Гордон схватил свой лук с земли и попятился, натягивая тетиву. В его глазах была паника.

Тран ринулся на него, словно разъяренный медведь. Гордон спустил тетиву, но вонзившаяся в руку дворфа стрела не могла его остановить. Он высоко подпрыгнул и со всего маху опустил свой великий молот на голову человека, буквально вмяв всё его тело в землю с характерным хрустом ломаемых костей. Земля дрогнула от наимощнейшего удара, кровь разлетелась в разные стороны, оросив снег на метры вокруг.

"Ну же, давай, вставай!" - твердила себе Алдоа, - "Поднимайся, ты можешь! Давай же!"

Отверженная открыла глаза, приложив титанические усилия, перевернулась и встала, шатаясь. Бой кипел во всю. Солдаты образовали вокруг неё непроходимый круг, выставив вперед щиты и стоя насмерть, не смотря на превосходящие силы противника. Чуть пошатнувшись от сильного порыва ледяного ветра, Алдоа схватилась обеими руками за древко стрелы, торчащей из живота, и, учащенно дыша, резко вытащила её из своего тела, выкинув в сторону.

- Еще... Одна... - отверженная стиснула зубы и аккуратно ухватилась за древко второй стрелы, резким движением вытаскивая её. Адская боль пронзала всё тело, раны как будто горели огнем и из них обильно текла кровь. Алдоа сложила руки вместе и сосредоточилась, начав что-то шептать. Воздух вокруг неё начал пульсировать от энергии и немного потеплел, а в нескольких сантиметрах от лба появилась странная руна, сияющая голубоватым свечением. Спустя несколько мгновений её раны начали затягиваться, возвращались силы, боль постепенно отступала, уступая приятным волнам тепла, прокатившимся по телу. Спустя полминуты от ран не осталось и следа, лишь замерзшая на теле кровь. Руна у лба рассеялась, ветер унес с собой тепло. Алдоа села на колени, всё так же держа руки вместе и снова её губы зашевелились, нашептывая молитву. Отверженная закрыла глаза. Звуки битвы словно отдалились на многие километры, доносились до уха словно далеким эхом. Тишина, нарушаемая лишь шепотом молитвы, и спокойствие - вот что сейчас было у неё посреди этого ожесточенного сражения, и мягкий, падающий сверху большими хлопьями, снег.

- Алдоа!

- Алдоа жива! - послышались возгласы солдат, которые оборачивались посмотреть на отверженную, стоявшую в середине круга. От её доспехов как будто исходило небольшое сияние, клинки и наконечник кувалды наполнились ниспосланной на них светлой энергией, глаза, и без того сияющие мягким призрачным светом, теперь загорелись еще ярче.

- Ну что ж, - тихо, но твердо, проговорила отверженная, перехватив поудобнее кувалду, двинувшись из круга и закричав что было мощи, подобно дворфу, - ЗА СВЕТ!

- ДА!

- УРА!

- ЗА СВЕТ!

Хором отозвались солдаты, тесня неприятеля. Убитых и раненных было на удивление немного, но орды противника все наступали.

Сражение продолжалось. Алдоа присоединилась к Трану, который в одиночку бился против окруживших его со всех сторон врагов, продолжая сокрушать их своими могучими ударами. И теперь они встали спина к спине, два полководца, два могучих воина, два друга, яростные и неукротимые. Вскоре врагов начало становиться все меньше. Чем яростнее билась Алдоа, тем ярче становился свет, исходящий от неё, чем яростнее сражался дворф, тем больше поверженных врагов падало к их ногам, нежить слепла и сжигалась от вспышек света и не могла устоять от взмахов боевого молота. Вурдалаки хрипели и визжали, снова и снова набрасываясь, словно морские волны, на щиты пехотинцев, и разбивались о них, словно о неприступные скалы. И даже ни самому могучему ветру, ни самой ледяной воде, не удалось бы угасить огонь, что пылал в их сердцах, в сердцах героев, которые бились за будущее, за надежду, за мир. Мощные удары дварфа, слаженность, упорство, высокий боевой дух мечников и яростный выжигающий свет отверженца медленно, но верно делали своё дело, до тех пор, пока все враги не были перебиты до последнего.

Когда сражение было завершено, на снегу не было ни единого белого места - вся площадь была обагрена кровью, завалена трупами: трупами солдат, что храбро сражались до последнего вздоха, и еще большим количеством трупов их противников. Ветер утих, солнце почти полностью показалось из-за горизонта. В живых остались единицы. И те, кому посчастливилось остаться в живых, были сильно изранены и измотаны. Волосы Алдоа стали пепельно-белого цвета от переизбытка энергии.

Отверженная осмотрелась и, переводя дух, присела неподалеку с израненным и изнеможенным дворфом, который, тяжело дыша, сидел на одном колене, опираясь на свой молот:

- Во истину... Это... Была славная битва.

- Одна из многих, что нам предстоят, - попыталась подбодрить дворфа девушка, так же тяжело дыша.

- Увы, но... - Тран повалился на землю.

- ТРАН! – отверженная кинулась к нему и села рядом.

- Всё хорошо, дорогая. Всё хорошо... Ты молодец, - начал говорить чернобородый дворф, закрывая глаза, - Этой победой мы обязаны прежде всего тебе.

- Так не должно быть... - замотала головой Алдоа, - Нет.

Оставшиеся солдаты обступили своих офицеров и неподвижно стояли рядом. Тран поднял руку и, положив её на плечо отверженной, подтянул к своему лицу, заговорив совсем тихо - силы его покидали:

- Ты хорошо сражалась, и этот рассвет твой, но не мой... Для меня было честью сражаться бок о бок с таким славным воином и другом.

- Нет, это была честь для меня, мой капитан, - Алдоа положила свою руку на руку дворфа и крепко сжала её.

- Береги себя и прости, что не доверял тебе сначала.

- Да примут тебя небеса, дворф...

Пехотинцы сняли шлемы и опустили головы, когда Тран испустил последний вздох, провожая великого капитана в последний путь.

- Мы будем помнить тебя, Тран, великий рыцарь. Спи спокойно, ты навсегда останешься в наших сердцах, - прошептала отверженная и встала, подняв голову к небу и испустив яростный клич, подхваченный остальными солдатами.

Цена победы оказалась слишком высока...

0
00:50
719
19:09
-2
После «так же» и «дворф» не смог читать, извините. А участники конкурса вообще в курсе, что фэнтези это не фантастика?
19:20
+4
А вы в курсе правил конкурса? :) Фентези тоже принимается.
19:38
+2
А что не так с «дворфом»? Это более правильно, чем идиотский перевод «гномы».
Поспорю с термином «идиотский». Не более идиотский, чем многие индивидуумы, позволяющие себе некорректные выпады. Так можно всё на свете обозвать идиотским, потом задаться вопросом, зачем вообще существует жизнь и сделать глобальные выводы.
По мне, любое обозначение предмета, явления и проч. имеет право на существование, например, как самоназвание оной расы на своём языке. И да, до сих пор я понятия не имела, что гномы и дворфы суть одно и то же.
С каких пор?
Фанта́стика (от др.-греч. φανταστική — искусство воображения, фантазия) — жанр и творческий метод в художественной литературе, кино, изобразительном и других формах искусства, характеризуемый использованием фантастического допущения, «элемента необычайного», нарушением границ реальности, принятых условностей.
Фантастика — Википедия
ru.wikipedia.org/wiki/Фантастика

Другой источник сами посмотрите или поискать? Или всё равно неубедительно?
12:47
+3
гномы и дворфы это разные расы. Дворфы довольно крупные бородатые низкорослики, которые обитают в горах, добывают породу и бухают. Гномы ниже дворфов и гораздо более щуплые, зато они лучше продвинуты в техническом плане и обладают большим интеллектом чем дворфы
Благодарю за информацию. Я на этом вообще не заморачивалась, достаточно было понимания, что это раса такая. Тем не менее слово «идиотский» некорректно. А в рассказе лично мне неважно, как именно выглядят упомянутые расы.
17:46
+1
Годно! Вполне то, что нужно, вполне интересный.
Рассказ сыроват, я бы доработал по ошибкам и подлиния Найтана исчезла. Огрехи и опечатки есть, но в целом картина понятна и незамысловата.
Тема дворфов раскрыта, с пивом улыбнуло, заслуженный плюсик :)
12:36
+1
«Воины носились туда-сюда: кто чистил сапоги, кто полировал кольчугу, кто затачивал свой меч» — носятся и носятся, сидя на месте))).
Вообще, неплохо, хоть и сыровато. Немного подправить и нормальный рассказ. Наконец вижу достойную работу.
Анастасия Шадрина

Достойные внимания