Нидейла Нэльте №1

​«Красная свобода».

​«Красная свобода».
Работа №249

- Стой! Держите его! – раздался крик на улице.

Мальчишка бежал, расталкивая прохожих, которые только удивлённо оглядывались в его сторону. Улица была узкая, заставленная ящиками, но всё равно, он удачно лавировал между высокими фигурами взрослых, стараясь изо всех сил бежать как можно скорее. Продавец гнался за ним, постоянно что-то крича на ходу. Он был большой и неповоротливый, грубо ругался и с трудом проталкивался через толпу. Горожане вместо того, что бы расступиться перед ним, только ругались в ответ, а иногда и намеренно задерживали его. Мальчишка бежал, не оглядываясь, крепко держа руками свою добычу, упакованную в чёрный пакет. Лужа, и он чуть было не поскользнулся. Чьи-то руки попытались схватить его, но он успел вывернуться. Кто-то громко рассмеялся, а продавец продолжал преследовать вора.

- Да держите его, говорю вам! – кричал он. – Этот парень обокрал меня! Он меня обокрал!

Ещё одна пара рук пытается ухватить его за плечо и это у неё получается. Мальчишка изо всех сил наступает своему новому противнику на ногу, и тот с криком отпускает маленького вора. Продавец уже близко, люди вокруг ругаются и кричат. Сигналят машины и грохочут телеги с новыми ящиками. Мальчишка забирается на один из них в тот самый момент, когда продавец оказывается рядом.

- Теперь попался! – кричит он.

Буквально через мгновение возле них оказывается молодой парень лет девятнадцати. Он врезается плечом в продавца и тот с воплем падает прямо в лужу.

- Простите меня! – сразу оправдывается парень. – Я не хотел, так получилось!

Мальчишка знает, что парень врёт, ведь они обо всём договорились заранее. Однако он не оглядывается назад, а пользуется драгоценным временем, чтобы сбежать. Перелезть с одного ящика на другой, со второго на третий и вот он уже взбирается на галерею стоящего рядом дома. Люди вокруг с интересом наблюдают за ним. Конечно, продавец тоже может подняться сюда по лестнице, но тогда ему вновь придётся проталкиваться через возмущённую толпу. Мальчишка скрывается вместе с тем, что он украл из магазина прежде, чем продавец успевает подняться на ноги. Девятнадцатилетний парень тоже уже исчез – ни к чему продолжать торчать на улице, когда сюда подоспеет полиция. Им обоим ещё нужно встретиться и посмотреть, за сколько можно перепродать украденный товар.

Мутная вода медленно капала из дырявой металлической трубы и растворялась в красном песке на полу. Рядом, на стене, висел огромный агитационный плакат, изображающий шахтёра, который призывал беречь фильтрованную воду. Этот призыв в письменной форме, встречающийся через каждые десять метров, и такая вопиющая растрата прозрачной жидкости, казались почти ироничными. Паркер был готов открыто смеяться над такой картиной, если бы только не потерял последние крупицы своего чувства юмора два месяца назад.

Он сидел на усыпанном красным песком полу, прислонившись спиной к холодному бетону. Простой парень с бритой головой, большими ушами и разноцветными глазами, синего и зелёного оттенков. На теле военная форма, старый бронежилет с подсумками, высокие сапоги с металлическими подошвами. К одному плечу изолентой прикручен фонарик, к другому - связка проводов. Рядом лежали армейский рюкзак и гермошлем, в руках он держал самозарядное ружьё. Глядя на падающие одну за другой капли воды, он насчитал двести тридцать четыре капли, пока не потерял интерес к этому занятию. В туннеле было невообразимо скучно.

Паркер вспоминал своё детство. Вспоминал, как обокрал торговца в магазине и бежал от него по улице, а потом скрылся в толпе на галерее. Тот только успел подняться из лужи, а мальчишки уже и след простыл. Полиция только слушала его и кивала, сделать они уже ничего не могли. Тогда Паркер был всего лишь простым школьником, который прогуливал уроки и вместе с друзьями проворачивал разные «маленькие» дела. Тогда его куш, как правило, был скромный, но он и остальные, всё равно, были этому рады. Позднее Паркер начал играть по-крупному, и его выигрыш стал значительно больше. Тогда жизнь казалась ему определённо иной, чем сейчас. Она выглядела проще и интереснее, и имела куда больше перспектив. Даже когда на руки Паркеру надели наручники, он, всё равно, знал, что сможет выбраться и из такой ситуации. Весёлый Джоу своих не бросает и уж точно не бросит своего закадычного друга, с которым они вместе провернули столько разных афер. Так он тогда думал, и как потом оказалось, совсем не напрасно.

Да, тогда жизнь действительно была другой. Тогда работали правила, которые он хорошо знал, и по которым он умел играть. А потом правила вдруг изменились, и казалось, что играть в соответствии с ними не умеет никто. Все проигрывали, даже если они хоть на минуту подумали, что вытащили нужную карту. Вспоминая былые дни, Паркер был готов улыбнуться, и он сделал бы это, если бы только не разучился улыбаться шесть месяцев назад.

Организация Объединённых Наций колонизировала Марс в конце двадцать первого века. Тогда все люди говорили о большом прорыве и великом достижении человечества. Тогда все поверили в такую красивую мечту о покорении космоса. Эпоха, когда все хотели стать космонавтами и космическими пилотами. Но ООН не нуждалось в пилотах, их и без того было хоть отбавляй. ООН нуждалось в шахтёрах, и на Марсе начали расти рудники и перерабатывающие заводы, которые неотступной тенью следовали за возведением городов и орбитальных станций. Сам Паркер родился на красной планете в семье переселенцев с Земли. Отец работал шахтёром, а мать трудилась в медицинской службе, поэтому у мальчишки даже был выбор кем именно ему стать. Он предпочёл стать вором. Сначала они с друзьями воровали мясо и алкоголь, а потом Паркер познакомился с компьютером и начал воровать деньги с электронных счетов. Это была хорошая работа и главное, он совсем не чувствовал себя преступником. Жители Марса рождаются и умирают на родной планете, а богачи с Земли прилетают сюда во время отпуска и затем возвращаются назад. Забрать у них немного денег – почти не преступление. Даже отец не так часто возражал.

Безопасность на Марсе поддерживала частная военная компания «Алиан». В ООН посчитали, что это будет дешевле, чем посылать на красную планету миротворческие войска. Их солдаты контролировали города, спутники Марса и орбитальные станции. Иными словами всё. Тогда Паркер работал вместе с Весёлым Джоу, и они гребли деньги лопатами. Настолько, насколько это можно было делать на Марсе. На Земле со своими аферами они могли бы зарабатывать настоящие деньги, и они оба это понимали. Джоу даже предлагал перебраться на голубую планету, но Паркер каждый раз отказывался. Он одновременно и хотел, и боялся этого. Здесь на Марсе всё родное и знакомое. Хотя теперь он часто думал, что нужно было валить, пока был шанс. Теперь уже поздно.

Всё полетело в пропасть, когда началась эпидемия. Болезнь быстро распространилась в шахтах и в трущобах, а затем перебралась в крупные города. Трудно лечить, смертельный исход, она обладала всеми необходимыми качествами для инфекции, стремящейся стать проблемой грандиозного масштаба. Компания «Алиан» создала несколько гуманитарных миссий, занималась разработкой лекарства и ввела карантин. Поговаривали даже о расстрелах в шахтах. Со временем и ООН заинтересовалось этой проблемой, начало присылать своих представителей и проводить расследования. Зазвучали выступления важных и влиятельных персон, призванные успокоить общественность. На какое-то время это даже почти получилось сделать. А потом появилась Вао Инь.

Вообще Паркер считал её красивой, хотя иногда ему казалось, что он просто ненавидит эту женщину. Она обвинила компанию «Алиан» в разработке инфекции и сформировала оппозиционную партию «Красная свобода». И мало того, она начала гражданскую войну за независимость Марса. Зачем? Неужели и так мало бед перенесла красная планета? Паркер решительно этого не понимал и давно уже бросил попытки это сделать. Очевидно, Вао Инь считала, что с победой в войне все проблемы Марса исчезнут сами собой. К сожалению, её точку зрения разделили тысячи шахтёров и «Красная свобода» встала во главе собственной армии.

Тогда Паркер проворачивал свою самую крупную аферу. На кону стояла сумма в несколько миллионов, и он рассчитывал использовать её, чтобы эмигрировать на орбиту планеты. Подальше от бушующей войны. Однако всё сорвалось и Паркера взяли солдаты компании. Ему дали срок и отправили в тюрьму. Весёлый Джоу помог, и в тюрьме Паркера встретили его люди. Он получил защиту и почти год провёл за решёткой, в безопасности от любых проблем. До тех пор пока компания не начала набирать штрафбаты. Повстанцы «Красной свободы» провели наступление у главного города планеты и после этого «Алиан» определил всех своих заключённых в солдаты. Так Паркер оказался на войне.

- Время вышло, - командир сверился со своими часами и приказал всем подняться на ноги. – Выдвигаемся, товарищи!

Они сидели в тёмном огромном туннеле, по которому проходили линии энергопередачи, трубы водоснабжения и грузовые поезда. Такая сеть туннелей пронизывала почти всю колонизированную часть Марса и использовалась компанией для снабжения. Теперь её использовали повстанцы для своих партизанских атак. Отряд поднялся и выдвинулся следом за своим командиром. Все, включая Паркера.

- Лейтенант, - обратился к тому боец по имени Найджел. – А что если штурмовая группа не справилась с поставленной задачей?

- В таком случае, нас всех ждут одни неприятности, - ответил командир. – А тебя они ждут раньше всех, если не перестанешь задавать лишние вопросы.

Их отряд насчитывал двадцать человек. Они прибыли в эту часть туннеля на военном транспорте, который потом пришлось оставить по приказу лейтенанта. Четыре часа провели в полной тишине, и только теперь получили приказ выдвигаться к цели задания. За это время штурмовая группа должна была либо разобраться с противником, либо отвлечь его внимание на себя. А задача их отряда – захватить сам объект.

Командовал отрядом лейтенант Рассел – ветеран в шрамах, который раньше служил в миротворческих войсках ООН, а впоследствии стал наёмником компании «Алиан». Две механические руки держали офицерский автомат, в то время как глаза командира искали опасность в туннеле. Рассел убивал повстанцев с самого начала войны.

Найджел был человеком попроще. Обычный наёмник, который здесь только ради денег, и ничего больше его не волнует. По происхождению он тоже был землянином. Собственно, большинство солдат в отряде были такими же, как он. Кто-то с Земли, а кто-то с Марса, кто-то пошёл ради денег, а кто-то ради привилегий. И все – наёмники компании. Когда-то некоторые из них несли охрану на орбитальных станциях, а теперь вынуждены участвовать в военном конфликте. И все они не любили Вао Инь и «Красную свободу». Потому что именно из-за них эти солдаты должны были сражаться. Шайк открыто заявлял, что революционерку должны казнить, как преступницу. Он был компьютерным специалистом и отвечал за программное обеспечение отряда. Бенджамин был уверен в том, что руководство компании обязательно как-нибудь с ней договорится. Сапёр считал, что секретный канал связи между директорами «Алиана» и командирами «Красной свободы» действительно существует. Пулемётчик Карл вообще не интересовался вопросами политики. Пока за службу исправно платят, он был полностью согласен с офицерами. Половина отряда, как и вся половина наёмников компании, являлась киборгами, имеющими ряд технических улучшений. Механические руки или ноги, встроенные в кисти игломёты. Среди наёмников кибернизация была популярным явлением. Со спецназом компании вообще лучше было не связываться, там, у бойцов, всегда имелось несколько своих козырей в рукаве.

Одного из таких «железных солдат» Паркер видел прямо перед собой. Элис. Высокая девушка в хорошей военной экипировке, с парными пистолетами на поясе. На теле у неё виднелись чёрные татуировки, кисти обеих рук были механические, и Паркер подозревал, что только ими дело не ограничивалось. Глаза скрывали зеркальные очки, являющиеся частью защитного шлема, а за спиной девушка носила небольшой металлический ранец. Вооружена она была самозарядным ружьём, более современной модели, чем у Паркера. Элис включили в состав отряда перед самой отправкой, хотя все понимали, что суть задания предстоит выполнить именно ей. Она – это спецназ компании, она – одна из любимчиков руководства. На Земле у неё, наверняка, есть шикарная вилла с бассейном и солидный счёт в банке.

Отряд продвигался вперёд сквозь сплошную темноту, освещая себе путь при помощи фонариков. Связи не было, чётких данных о силах противника тоже нет. Все опасались ловушек, засад и растяжек повстанцев. Паркер старался держаться уверенно, но всё-таки нервничал. Обстановка вокруг была мрачной и неприветливой.

В начале месяца компания провела массированный ракетный обстрел позиций «Красной свободы». Повстанцы понесли тяжёлые потери, но, всё равно, пошли в новое наступление с именем Вао Инь на устах. Наёмники «Алиана» держали оборону. В целом они справлялись с поставленной задачей, но недавно сторонники революции смогли захватить силовую башню связи. Это стало неприятной потерей. После вражеской диверсии на второй такой башне, компания потеряла связь с орбитой на территории доброй половины планеты. Иными словами это могло означать только одно – силовую башню связи нужно срочно отбить. Выполнить эту задачу отправили отряд лейтенанта Рассела. И для гарантии успеха, компания выслала вместе с ним одного из своих спецназовцев. Скорее всего, именно Элис поручено активировать башню и передать сообщение о её захвате. Но сначала, удар по позициям повстанцев должна нанести штурмовая группа.

- Ну что, готов работать в команде? – спросил у Паркера пулемётчик Карл.

- Посмотрим, мы ведь вроде играем за одну команду, - ответил тот.

- Тоже верно, - солдат ухмыльнулся. – Мы играем за тех, кто платит.

Паркер не знал, зачем Рассел взял его с собой. Он служил в другом отряде и держал оборону у высоты со скучным названием. Затем пришёл лейтенант и объявил, что Паркер отправится с ним. Так вот он и оказался в этом туннеле. Не сказать, чтобы рад и не сказать, что расстроен. Главное – выжить, а остальное уже не важно. Последнее время Паркер всё чаще задумывался о том, что возненавидел свой родной Марс и больше всего хотел бы свалить куда-нибудь подальше от этой планеты. Поэтому вот уже больше месяца, как ему было определённо всё равно, где и в каком отряде сражаться.

- Скоро мы покончим с этой войной, - с уверенностью заявил Карл. – Вот тогда можно будет по-настоящему расслабиться.

- Мне казалось, эту фразу повторяют все офицеры уже на протяжении полугода, - заметил Паркер. – И ничего не меняется, только половина планеты в руинах.

- Теперь всё точно изменится, - Карл взглянул на командира, а затем понизил голос. – Есть новости, самые последние слухи. Об этом тихо разговаривают офицеры и уже знают некоторые солдаты.

- Что за слухи? – без особого интереса спросил Паркер.

- Руководство компании доложило о ситуации с Марсом на Землю,- почти прошептал Карл. – И там оказались очень недовольны положением дел.

«Ничего удивительного», - подумал Паркер.

- Это ещё мягко сказано, - подключился к их разговору Шайк. – Но главное ведь не то, что люди сказали в своих кабинетах, а результат.

- И этот результат прост, - кивнул Карл. – ООН отправит на Марс свои войска. Пять миллионов миротворцев – этого более чем достаточно, чтобы за месяц покончить со всеми повстанцами. Чтобы покончить с войной.

Паркер чувствовал себя ошеломлённым. Неужели это может быть правдой? ООН отправляет миротворческие войска на Марс? Война действительно может скоро закончиться? Всё это, конечно, слухи, но вдруг это окажется правдой? Паркер видел, как изменились все командиры за последнее время, все это заметили. Какое-то сообщение пришло с Земли и разговоры о нём, на самом деле, начались уже давно. Что именно узнали офицеры? Совсем недавно армия компании отказалась от большинства наступательных операций и перешла к обороне. Почему? Не для того ли, чтобы сберечь жизни солдат до того момента, когда на планету прилетят миротворцы и покончат с этой войной? Паркер озвучил свои мысли наёмникам.

- Я подслушал, как лейтенант разговаривал по рации с начальством, - поделился Шайк. – Случайно, конечно. Похоже, что башня связи нужна для передачи миротворцам координат повстанцев. Наверное, чтобы они сразу с орбиты бомбардировку начали.

- Разумно, - немного подумав, согласился Карл. – Тогда у кого данные с этими координатами?

Они замолчали и посмотрели на Элис. «Кончено», - подумал Паркер. У кого ещё они могут быть, если не у неё? Руководство компании не могло поручить такую важную информацию простым солдатам и отдало её одному из своих спецназовцев. С одной стороны, Паркер не верил во всё это. Слишком сомнительно все эти слухи звучали. С другой стороны, в этом, всё-таки, имелся свой здравый смысл.

Когда они подошли к силовой башне связи, рядом с ней уже вовсю шёл бой. Штурмовая группа с помощью роботов атаковала позиции повстанцев, которые отстреливались из ружей и миномётов. Внимание противника было полностью отвлечено. На пути отряда стоял лишь небольшой дозор возле мешков с красным песком. Казалось бы лёгкая цель.

Лейтенант отдал приказ к атаке, и все они бросились вперёд. Тут же послышалась череда выстрелов. Наёмники прорывались к башне, метко стреляли и прятались за укрытиями. Повстанцы упорно отстреливались, пытались помочь своим раненным и отступали. С грохотом раздался выстрел миномёта и следом за этим взрыв его мины поглотил двух наёмников. Лейтенант швырнул гранату в один из окопов, Карл стрелял из пулемёта. Шайк ударом механической руки сломал шею какому-то повстанцу. Паркер тоже сражался. Он стрелял и лично убил одного из врагов. Метнул гранату, осколки которой никого не задели. Укрылся за обломками разрушенного дома и сменил магазин в ружье. В бою он был уже не первый раз и хорошо знал, что лучшее – это просто выжить. Ему не платят за выполненные задания. Ему платят только за сутки, которые он прожил. У компании «Алиан» к войне свой деловой подход.

Карлу прострелили плечо, и он упал на землю. Военный медик из отряда оттаскивал его в сторону. Найджел лежал неподвижно в луже крови. Один из наёмников выстрелил из подствольного гранатомёта. Лейтенант Рассел очередью из автомата убил вражеского стрелка. Паркер хорошо видел двери, ведущие во внутренние помещения силовой башни связи. Короткий рывок и он первым оказался внутри. У пропускного пункта в панике метались какие-то люди, казалось, они были безоружны. Прежде, чем Паркер успел что-либо предпринять, он почувствовал, как кто-то схватил его за плечо и с силой оттолкнул в сторону. Рядом появилась Элис. Мгновение и в её руках оказались пистолеты. Не тратя времени, Элис открыла огонь. Зазвучали выстрелы, гильзы начали падать на пол и уже через несколько секунд все люди, которых Паркер здесь видел, лежали мёртвыми. Боец не верил своим глазам.

- Зачем ты это сделала? – спросил он. – Они ведь были безоружны!

Элис повернулась к нему, и в её зеркальных очках Паркер увидел собственное отражение.

- Весело, - только и ответила она, а затем отправилась дальше.

Не успел Паркер перевести дух, как рядом появился лейтенант.

- За мной, парень! – приказал он. – Живо, живо!

Их было только трое, весь остальной отряд остался главных дверей. Было ли так запланировано в самом начале или это получилось случайно - Паркер не знал. Он только следовал за своим командиром, который, в свою очередь, шёл за Элис. Девушка перезарядила пистолет, и казалось, совсем не замечала своих сопровождающих. Судя по всему, её интересовало только её личное задание и ничего более. Хотя от того, как она сказала слово «весело» Паркеру было не по себе.

Коридоры внутри башни обладали ярко-красными стенами, белым полом и потолком. Однако освещение, на самом деле, было плохим. Лампы работали только через две, а то и три, но те, которые всё-таки работали, давали слишком мало света. Паркер был вынужден признать, что в целом во внутренних помещениях баши было достаточно темно. Элис шла вперёд твёрдо и уверенно, отчего он решил, что в её очках наверняка, имелась система ночного видения. Сам же Паркер и лейтенант оказались вынуждены внимательно всматриваться в каждый тёмный угол. Включить фонари Рассел не разрешил, опасаясь, что это их демаскирует. Пользоваться лифтом они также не стали, в расчёте избежать возможной засады, поэтому подниматься четыре этажа наверх пришлось по лестнице. Паркер стремился не спорить и во всём слушаться своего командира. Лучше несколько раз перестраховаться, чем один раз получить пулю.

Этаж, на котором находилась комната управления башней, встретил их зелёными стенами, полом и потолком. Несколько раз взгляду попадались агитационные плакаты компании «Алиан». Вокруг было тихо, возможно все защитники после атаки спустились на нижние этажи. По крайней мере, пока что Паркер не видел какой-либо угрозы.

- Здесь разделимся, - не терпящим возражений голосом сказала Элис. – Сможете найти комнату управления?

- Сможем, - ответил Рассел. – У меня есть карта.

- Хорошо, мне нужно проверить планетолёт. Встретимся уже у пультов.

- Как скажите.

Рассел уже хотел развернуться, когда Элис вдруг схватила его за плечо.

- Лейтенант, - предостерегающе произнесла она. – Помните о приказе. Не вынуждайте меня лично проверять его исполнение.

- Не волнуйтесь, - внешне Рассел сохранил полное спокойствие. – Я хорошо помню распоряжения руководства.

Паркер посчитал, что лучше будет промолчать, в его привычки не входило вести излишние беседы с командирами. От этого его отучили в армии ещё год назад.

Они разделились. Элис скрылась в одном из полумрачных коридоров, двигаясь при этом совершенно бесшумно. Лейтенант направился в другую сторону. Карту он заучил ещё перед заданием и поэтому знал, куда нужно идти. Паркер следовал за ним. Окружающая обстановка вызывала двойственные ощущения. С одной стороны, вокруг было темно, двери кабинетов были открыты, а коридоры всё больше напоминали какой-то лабиринт. Паркер понимал, насколько легко устроить здесь засаду. И с другой стороны, вокруг никого не было. Все люди словно куда-то исчезли или же слишком хорошо спрятались. Быть может, все, кто были в башне, действительно отправились к главному входу удерживать оборону? И сейчас они сражаются со штурмовой группой? «Весьма вероятно», - подумал Паркер. Стены самой башни связи были изготовлены из бетона и покрыты специальным герметичным слоем, из-за чего шум битвы не мог достичь двух бойцов. Складывалось такое впечатление, будто они оба оказались в глубоком тылу, совсем одни и отрезанные от своих товарищей.

Центр управления встретил их холодом. Вероятно, вместе с освещением нарушилась и работа системы отопления. Зелёные стены в белую полоску, множество компьютеров и различного оборудования, и большое окно, за которым открывался вид на марсианские пустоши. Паркер замер, поражённый тем, что увидел. Большой и необъятный мир, по-своему красивый, по-своему притягательный. Красные равнины, раскинувшиеся настолько, насколько хватало глаз. Высокие горы, скопившиеся где-то на горизонте. И тучи, медленно плывущие по небу. Многие называли Марс суровым и грубым. Многие утверждали, что этот мир лишён какой-либо привлекательности. Паркер был с ними решительно не согласен. Марс – красив! Ведь это отдельный мир, другой и непохожий на Землю. Непохожий на всё то, что люди привыкли видеть в своей жизни. И именно в этом заключалась его главная прелесть. Эта другая планета и она неповторима точно так же, как неповторима сама Земля. Именно за это Паркер любил Марс.

Внизу, у основания башни, всё ещё шёл бой. Это было видно в окне. Наёмники и повстанцы сражались друг с другом, потому что так решили другие люди. Те, которые сами не возьмут в руки оружия. Лейтенант бегал по помещению, включал и выключал компьютеры, проверял какие-то приборы. Он нашёл микрофон и запустил его. Он нервничал, ругался, и казалось, как будто куда-то торопился. Паркер не понимал смысла его действий.

- Что ты стоишь на месте?! – рявкнул Рассел, внезапно вспомнив о своём подчинённом. – Иди сюда и помоги мне!

- Сэр, что вы делаете? – Паркер недоумевал.

- Не задавай вопросов! Просто запусти всю эту аппаратуру! И побыстрее!

- Но я не связист, сэр, - он был удивлён. – Я работал с компьютерами, но не с такими.

Неожиданно лейтенант выхватил пистолет и наставил его на Паркера. Тот отшатнулся назад, больше поражённый таким поступком, чем напуганный.

- Тогда получается, что я зря взял тебя с собой, - сквозь зубы процедил Рассел. – Мне нужно, чтобы эта аппаратура заработала. Мне нужно передать сообщение, срочно. Или ты изменишь свой ответ, или будешь лежать здесь с пулей в голове. Выбирай.

Выбор был прост. Паркер сел за один из компьютеров и попытался настроить систему. В принципе, здесь не должно было быть что-то сложное. Его друг в прошлом работал на такой же башне и объяснял ему некоторые особенности, когда Паркер пытался устроиться в обслуживающий персонал. Рассел был сам на себя не похож. Он постоянно оглядывался на дверь, нервничал и поторапливал Паркера. «Что с ним такое? Какое сообщение он хочет передать?» - думал тот. В их задании есть что-то, о чём простых солдат не предупредили?

- Вам установить связь с орбитой, сэр? – спросил Паркер, когда всё было готово.

- Нет, - ответил ему Рассел. – Мне нужна связь с планетой.

Почему-то Паркер думал, что лейтенант хочет передать данные о повстанцах на орбиту, и такой ответ лишь ещё раз его удивил. На какой-то момент солдат решил, что его командир переметнулся к врагу и хочет предупредить его о приближающихся миротворцах. Да и что можно ещё думать? Зачем ему связь с планетой, если не для передачи сообщения «Красной свободе»? Выходит – Рассел действительно предатель! Долг Паркера требовал помешать этому человеку, но ствол пистолета не оставлял возражений и боец, поднявшись, отошёл в сторону. «Как же так?» - пронеслось у него в голове.

- Вам не стоит этого делать, - посоветовал Паркер, когда лейтенант взял в руку микрофон.

- Действительно? – с иронией спросил тот.

- Вам не стоит говорить о миротворцах, - продолжил Паркер.

Лейтенант замер и с сомнением посмотрел на солдата.

- Откуда ты заешь о них? – спросил он.

- Слухи уже разошлись, - Паркер не видел смысла врать. – Большинство уже знает. Если миротворцы прилетят сюда, то у повстанцев не будет никаких шансов! И уже не будет смысла кого-то предавать.

- Предавать? – на лице Рассела отобразилось возмущение. – Ты сам понял что сказал?

- Я понял. Вы ведь хотите с повстанцами связаться, верно?

- Допустим.

- Значит, хотите предать компанию, - рассудил Паркер.

- Да я работал на эту компанию больше, чем ты! – заявил ему Рассел. – Я на Земле воевал! И я никого не собираюсь предавать! А ты, просто ничего не знаешь.

- Но ведь вы хотите сообщить повстанцам о подкреплениях с Земли? Тех, которые послали, чтобы помочь нам?

- Какие подкрепления? – в глазах командира Паркеру почудилась жалость. – Не будет никаких миротворцев. Никто к нам не придёт.

- Лейтенант! – раздался рядом чужой голос.

Это была Элис. Она стояла в дверях, направив оба своих пистолета на Рассела. Тот тоже взял её на прицел, но пока не торопился стрелять. Паркер лишь с непониманием смотрел на них двоих.

- Что вы делаете? – потребовала ответа Элис.

- Именно то, что вы думаете, - произнёс лейтенант. – Люди должны знать правду.

- Вы нарушаете приказ! Не вынуждайте меня прибегать к крайним мерам.

- Это вы меня не вынуждайте, Элис! Я, может быть, и не служил среди железных солдат, но стреляю тоже не плохо.

- Вы не должны этого делать, - Элис пропустила его угрозу мимо ушей. – Это будет ошибкой.

- Ошибка – это решение, которое вы приняли, - парировал Рассел. – А я хочу сделать то, что должен. Я всю жизнь защищал людей и теперь хочу сделать это снова. И не надо думать, будто вы сможете мне помешать!

- Товарищ лейтенант, успокойтесь! – Паркер тоже выхватил пистолет и направил его на командира. – Давайте обойдёмся без крови!

Секунда и Рассел навёл оружие на подчинённого. Он смотрел с яростью, но, всё равно, было видно, как его терзают сомнения. «Он не знает правильного выхода», - понял вдруг Паркер. Не знает, как ему лучше поступить. Проблема была только в том, что и сам Паркер не знал, что ему делать.

- Ты должен понять, парень, - произнёс Рассел. – Ты должен всё правильно понять. Никто уже не придёт к нам на помощь. Не будет никаких миротворцев и подкреплений. Это тяжело осознать, но мы должны сделать то, что от нас требуется, иначе будет уже слишком поздно.

Раздался выстрел.

Рассел притронулся к ране в своей груди, а затем упал на пол. Паркер стоял и смотрел на это, потеряв дар речи. Элис тоже не шевелилась. От одного из её пистолетов поднимался дым.

- Я предупреждала вас, лейтенант, - сказала она.

Паркер сорвался с места и бросился к своему командиру. Тот истекал кровью и пытался зажать механическими пальцами рану, но всё это было уже бесполезно. Паркер попробовал помочь ему, но быстро понял, что ничего не сможет сделать. Волна ужаса, от осознания этого факта, накатила на него.

- Что вы наделали? – крикнул он. – Зачем это?

- Затем, что этот человек не выполняет полученных приказов.

Элис говорила так спокойно, словно ничего не произошло. Словно это не она только что убила человека, сражавшегося вместе с ней по одну сторону баррикад. Паркер был шокирован этим. Ему хотелось заглянуть ей в глаза и увидеть в них хотя бы что-то. Злость, сожаление или даже безразличие. Любые человеческие эмоции. Но ничего этого он увидеть не мог. Каждый раз, бросая взгляд на Элис, он видел только своё собственное отражение в её зеркальных очках.

В конце концов, она ушла. Отдала какой-то приказ, но Паркер не разобрал её слов и ничего не понял. Элис скрылась в полутьме коридора, в то время, как он пытался снять со своего командира бронежилет и перевязать его рану. Получалось это плохо, кровь медленно растекалась по полу. Лейтенант захрипел и попытался что-то сказать, но у него ничего не вышло. Только со второй попытки он, наконец, произнёс:

- Микрофон.

- Сэр, - покачал головой Паркер. – Вам сейчас нельзя говорить. Поберегите силы.

- Тогда ты.

Почему он? С какой стати? Паркер не хотел никакой войны и тем более не хотел в ней участвовать. Его заставили. А теперь его заставляют нарушить приказ и взять этот грёбанный микрофон. И делает это человек, только что получивший пулю за своё стремление. Что же тогда получается? Вторую пулю получит уже сам Паркер? Меньше всего ему хотелось, чтобы Элис вернулась сюда со своими пистолетами.

- Микрофон, - повторил Рассел.

- Нет, - со злостью ответил Паркер. – Вас чуть было не убили из-за этой штуки, а я не хочу себя подставлять!

- Ты должен.

- Я никому ничего не должен! Я вообще не должен быть здесь! Это вы потащили меня в это место, а до этого люди вашей компании заставили меня пойти в армию! Я марсианин! Никогда ни от кого ничего просто так не получал, а значит никому ничего не должен возвращать. Всё чего я хочу, так это выжить и вернуться домой.

- Раз ты марсианин, - прохрипел лейтенант. – Тогда спаси свой Марс.

Рассел говорил сбивчиво, иногда с трудом выдавливая слова, теряя одновременно и кровь, и последние силы. Видимо он решил, что это будет для него важнее. Паркер слушал его, не смея перебить, и всё больше не веря своим ушам. Всё что он услышал, было похоже на какой-то странный заговор или страшную, злую шутку.

- Подкреплений не будет, - повторил лейтенант. – Миротворцы не прилетят к нам. На Земле разразился какой-то кризис, возможно, точно такая же эпидемия, как и у нас. Они не нашли решения этой проблемы. Они сбросили ядерные бомбы. Земля теперь в огне, там хаос и гуманитарная катастрофа. Там повсюду пламя. ООН задействовало всех миротворцев и силы колоний для спасения Земли. До Марса теперь никому нет дела.

Сказать, что Паркер был потрясён такими словами, значит не сказать ничего. Он буквально почувствовал, как весь мир, в котором он раньше жил, изменился за одно мгновение. Изменился раз и навсегда. И только он один, как будто, сидел в прошлом, ничего не зная и не понимая, пока впервые не услышал обо всех этих переменах. Как будто, он всю свою жизнь провёл на заброшенной станции в ожидании поезда, который никогда не придёт, и только теперь узнал правду.

- Разве такое возможно, сэр? – спросил Паркер. – Разве такое возможно?

- Да, - с трудом ответил Рассел. – Руководство компании решило скрыть эту новость, они опасаются паники по всей планете. Вот только они ошибаются, эту правду нужно раскрыть. Нужно рассказать обо всём и повстанцам, и наёмникам, чтобы прекратить эту войну. Покончить с ней и заключить мирный договор. Марсу нужно остановить это кровопролитие, если мы все хотим выжить.

- Так вот, что вы хотели сделать, - осознал Паркер.

- Возьми микрофон, - произнёс Рассел. – Скажи сам. Расскажи людям обо всём. Я уже не могу.

- Но ведь и я тоже.

Над красными марсианскими пустошами стояло яркое солнце. Высокие красные горы скопились на горизонте, а где-то рядом с ними расположился и город. Внизу, у основания башни связи, по-прежнему шёл бой. Никому не нужный, точно так же, как и все бои на этой планете, как и вся война, которая на ней началась. Неподалёку от башни, из скрытой подземной шахты, вылетел одноместный планетолёт. Паркер знал, что им управляла Элис, отправившаяся на орбиту с каким-то своим заданием, известным только ей одной. Лейтенант уже умер. Он по-прежнему лежал там же, так и не сделав того, что хотел.

Паркер стоял возле окна с микрофоном в руке. Все частоты были настроены, и башня была готова передавать сообщение, но он не знал, что ему делать. У него был приказ, ослушаться приказа – значит совершить преступление. Если он промолчит, то сможет спокойно вернуться к своим, но война продолжится дальше. Если скажет всё как есть, то рискует попасть под трибунал, но война закончится мирным договором. А что если нет? Если повстанцы попытаются использовать эту новость и с новой силой активизируют свои действия? Ведь тогда получится, что руководство компании было право? Если Рассел, в конце концов, просто обманул его? Или компания, всё-таки, расскажет правду, просто при других обстоятельствах? Ведь она тоже не сможет вечно держать это в секрете.

Паркер стоял возле окна с микрофоном в руке. Он не знал, что ему делать, не знал, как лучше будет ему поступить. Лучше для всех, и для него самого в том числе. Он хотел бы спасти людей, хотел бы спасти Марс. Но он не знал, как это сделать. Какой выбор будет правильным?

И есть ли он вообще?

Конец.

-2
529
00:51
+1
Ну, в общем, то да, вот она, собственно фантастика, но лично мне читалось как-то натянуто, даже скучновато.
Но за проработанные детали и фантастику, так фантастику, ставлю восемь!
18:06
+1
Не пойму, чего тут больше — Red Faction, Deus Ex или Killzone
скорее килзон, от редфэкшн чот мало нашел:\
11:45
Скучновато-то, не хватает динамики… И логика иногда хромает.
14:39
Написано очень сухо, скучно. Автор только перечисляет события.
По стилю: много повторов, «свой», «был» нужно нещадно резать. Местами излишне подробно, что убивает динамику. Перегружено.
Ярких интересных образов (кроме воды, медленно капающей на красный песок) не увидела.
Смогла только до половины дочитать.
Начать можно было сразу с мутной воды, капающей из трубы. Всё, что до неёё, явно лишнее.
Эпитет к микрофону всё же нецензурный. Абсолютно недопустимо. Не надо унижать родной язык в текстах, которые призваны быть образцами культуры и читателей поднимать, а не опускать.
Финал практически никакой. Не хватило художественности, чтобы показать сомнения персонажа не так прямолинейно.
03:37
скучно же… не знаю, что еще можно сказать по поводу такого рассказа??
Загрузка...
Светлана Ледовская №1