Юлия Владимировна

"Луч солнца золотого…"

"Луч солнца золотого…"
Работа №276

Сотовый зазвонил, когда Сергей созрел, чтобы послать собеседницу к чёрту. Дёрнувшись, принес извинения и отключил скайп.

– Привет, Мишка! – он поднял трубку. – Представляешь, вечер понедельника в разгаре, а меня работой грузят! Статью, говорят, давай, а я ведь на среду договаривался!

Приятель ответил в том смысле, что работа любит работящих, но развить эту философскую мысль не успел – зачирикал дверной звонок.

– С ума все сошли, что ли?! – ругнулся Сергей. – Я перезвоню.

Он поднялся из-за стола и как был в красных спортивных шортах, так и пошёл открывать. За дверью стояли двое незнакомцев – коротко стриженый белобрысый детина в желтой футболке и светлых брюках и невысокий чернявый крепыш в серой рубашке и джинсах. Обоим было лет под сорок. Кроме возраста, их объединяла жёсткость взгляда, будто перед ними нечто, достойное не то наказания, не то снисхождения в силу нищеты духа.

– Ничего не покупаю и в бога не верю, если вы от этих… свидетелей чего-то там, – недовольно произнёс Сергей, не дав им раскрыть рта.

Крепыш повернулся к детине и протянул:

– Он думает о том, как сберечь своё время, и, к сожалению, совсем не думает о вечности.

В его тоне Сергею послышались менторские нотки, что утвердило в правильности предположения. Однако озвучить направление, куда следует двигаться придуркам, не успел.

– И ещё считает, что у него есть интуиция, – кивнул второй и спросил: – Шевелёв? Сергей Максимович?

Сергей слегка удивился, с любопытством глянул на него и поинтересовался:

– Из какой конторы будете?

– Ничем его не проймёшь, мин херц! – деланно восхитился крепыш. – Неужто совесть чиста?

– Относительно криминала, пожалуй, да, – добродушно согласился детина, затем неожиданно нахмурился и сменил тон на угрожающий: – Но в детстве отрывал жукам лапки! Отрывал ведь, а?

Шевелёв поиграл мышцами торса, недвусмысленно сжал кулаки и недовольно произнёс:

– Или вы, клоуны, говорите, что надо, или…

С лица крепыша исчезла ухмылка, он шагнул вперёд и ткнул Сергея в лоб. От неожиданной силы удара тот отлетел вглубь коридора, а когда собрался ринуться в бой, то наткнулся на руку детины, упёршуюся ему в грудь. Второй рукой здоровяк легко блокировал попытку Шевелёва достать его заморским приёмом. Причём так, что повторять не хотелось.

– Тихо, тихо. Успокойтесь, мы не драться пришли. Просто мой напарник очень не любит, когда его называют клоуном.

Сергей вырвался, отступил в комнату и поискал глазами предмет потяжелее, чтобы в случае чего…

– А какого чёрта тогда пожаловали?

Ничего серьёзнее хлипкого журнального столика поблизости не было, гитара же – оружие весьма сомнительное, – лежала на диване у дальней стены.

– Ты поосторожней-то со словами, – подал голос чернявый, намекая, что упоминание нечистого всуе ему тоже не по душе.

– Да кто вы такие?! – возмутился Шевелёв, не понимая, что происходит. Незваные гости и на бандюков не похожи, и уж точно не менты. – Что вам надо?

– А что говорит твоя интуиция? – недобро осклабился крепыш.

– Ну-ну, не перегибай палку, – придержал его детина. – Сергей Максимович, не зря проживши в добром здравии двадцать восемь лет, уже осознал ошибку и обещает быть приветливым и понятливым, не так ли, сударь?

«Что он плетёт? Какие-то они совсем не того…» – мелькнуло в голове у Шевелёва.

Тот тем временем продолжал:

– Он приглашает нас войти и обрисовать ему положение вещей.

Сергей кивнул и посторонился. Крепыш с детиной прошли и непринуждённо расположились на диване, хозяин квартиры настороженно присел в кресло напротив телевизора.

– Ну, что там у вас с этим… положением? – хмуро поинтересовался он.

Детина улыбнулся краешками губ и произнёс:

– Предлагаю, уважаемый Сергей Максимович, забыть о неприятном инциденте, причиной которого стала ваша нетерпимость к служителям цирка. Поверьте, их труд тяжел и неблагодарен. А мы, как вы наверняка догадались, совсем других полей ягоды, и цель нашего визита не совсем обычна, хотя и весьма благородна. Мы пожаловали к вам, дабы известить, что завтра утром вы станете причиной несчастного случая, а я и мой коллега призваны этой неприятности не допустить.

– Чего? – услышанное Шевелёва неожиданно развеселило. «Точно! Два идиота, страдающие ясновидением! Как же мне только их сегодня не хватало!» – подумал он, но вслух, памятуя о горячности чернявого, спросил: – И давно вам это откровение свыше было?

Двоица переглянулась, крепыш хмыкнул:

– Этак минут двадцать назад. Пока собрались, пока прибыли…

«Ого, да они, небось, склонны себя ещё и пришельцами считать! Тяжёлый случай!.. А ты теперь ломай голову, как от них избавиться без тяжких увечий…»

– Вижу, что мой коллега невольно подвигнул вас на непотребные мысли, поэтому повторюсь: вы всенепременно станете причиной несчастного случая, в результате которого серьёзно пострадает наша подопечная. Произойдёт это в двадцать минут девятого завтра утром…

– Быть того не может, – скривился Сергей, – хотя бы потому, что в это время я собираюсь …

– Не имеет никакого значения, что вы собираетесь, – детина подчеркнул последнее слово, – делать. Дабы обсудить выгодное предложение, о котором не успел рассказать Кравченко, вы с утра помчитесь на встречу, рискнёте на красный сигнал светофора, и водитель такси будет вынужден выехать на тротуар. Это повлечёт за собой наезд на пешехода и как следствие тяжёлые переломы таза…

«Не Мишка ли всё это подстроил, шутник хренов? – подумал Шевелёв, услышав фамилию приятеля. – Подговорил двух кретинов и… А на кой чёрт ему это надо? Знает же, что за такую шутку недолго и схлопотать, или я зря айкидо занимаюсь? Да ведь чушь несут, а я тут уши развесил! Таксисты, светофоры, переломы, тьфу!»

– Бред! – безапелляционно заявил Сергей, вскакивая. – Понятия не имею, откуда вы знаете Мишку, но…

– Сидеть! – рявкнул крепыш.

– …я ему устрою… – промямлил Шевелёв, чувствуя, как подкашиваются ноги, а тело послушно опускается обратно в кресло.

«Что за фигня? Гипноз, что ли? Эх, не стоило дверь открывать…» – запоздавшая мысль показалась на диво правильной и настолько же никчёмной.

Лица визитёров превратились в маски, не сулившие ничего хорошего. И тут детина, словно подслушав мысли, изрёк ни много ни мало как приговор:

– Ваша душа должна покинуть тело до восьми двадцати завтрашнего дня.

– Ч-что?! – вскрикнул Шевелёв. – Я должен умереть?!

– Я понимаю ваше состояние, но боюсь, милостивый сударь, – белобрысый развёл руками, – что-либо изменить не в ваших силах. Посоветую лишь не злиться, ибо смерть требует смирения.

Настроение Сергея сделало крутой разворот, и ярость сменилась отстранённостью. Это было никак не признаком смирения, но наоборот – понимания, что никакое айкидо сейчас не поможет. Если и удастся спровадить этих уродов, то уж точно не силой. По-доброму надо, с шутками-прибаутками – с психами, говорят, самое то.

Он деланно улыбнулся, выставил перед собой ладони и произнёс:

– Видите, какая у меня линия судьбы? Цыганка нагадала мне лет не сто, конечно, но где-то под семьдесят точно.

– Ну да, гадать они могут, было бы только на чём. – Собеседник повернулся к крепышу. – Покажи ему.

С мрачной ухмылкой тот продемонстрировал ладони.

В первый момент Сергею показалось, что не видит ни одной линии. Он привстал, напряг зрение, убедился, что оно не обманывает, и ошарашено пробормотал:

– Так не бывает… Что за фокусы?.. Да кто вы такие?!

– Исполнители, – процедил владелец странных рук. – Теперь дошло?

– Киллеры, значит, – обречённо пробормотал Шевелёв, валясь на спинку кресла. – Крутые, видать, даже отпечатков не оставите. Это операция или… – он фыркнул: – от рождения такая удача?

– От создания.

– Что? – вяло удивился Сергей. – Киборги, что ли?

– Не притворяйся тупее, чем ты есть.

– Куда уж тут… – Шевелёв успокоился, как это случалось всегда, едва вырисовывалась цель. К тому же сейчас как никогда стало ясно, что для достижения её хороши все средства. – То есть вы хотите сказать, что созданы не людьми?

– Надо же, не соврал! – притворно удивился крепыш. – Вполне себе искренне, мин херц, в Бога не верит!

– И очень даже необоснованно, – кивнул детина и грустно произнёс, обращаясь к Сергею: – Мы были людьми. Когда-то.

– Э-э… вы имеете в виду, что явились оттуда? – Шевелёв дёрнул головой вверх.

– Только он, – чернявый мрачно хмыкнул, – а я из другой, как ты говоришь, конторы.

Глаза Сергея округлились.

– Охренеть… – невольно вырвалось у него. – Чем докажете?

– Всё-таки он безнадёжен, – констатировал крепыш.

– Не о том вам думать надобно, сударь, – произнёс белобрысый.

– А о чём?

«Зачем они пришли сейчас, ведь вполне могли бы грохнуть меня ночью? Значит, есть у меня какой-то шанс, до которого я должен дойти своими мозгами… Качай инфу, Серега, качай!»

– О том, чтобы дела мирские закончить, как подобает.

– Но ведь теперь, когда я знаю, что стану причиной несчастного случая… Тем более точное время, когда он произойдёт… Да, в конце концов, вы можете для гарантии даже приковать меня к батарее!..

– Труба лопнет, – пожал плечами детина, – ещё и соседей затопишь.

– А если посмотреть на всё с другой стороны? – не унимался Сергей. – Ведь я – косвенная причина, собьёт-то её таксист! Что, если…

– Нет, если убрать его, такая чехарда начнётся… Да и вообще, он – отец троих детей. Вам их не жалко?

– А если я что-нибудь в машине сломаю, и он не сможет выехать из гаража?

– Всё не так просто. Думаете, мне доставит удовольствие ваша смерть?

Сергей мрачно хохотнул.

– Неужели трудно понять, – подключился к разговору крепыш, – что ты всё равно станешь причиной, из-за которой пострадает наша подопечная? Тебя нельзя оставлять среди живых.

«Реальный чёрт!» – Шевелёв внутренне содрогнулся, когда окончательно понял, что перед ним в самом деле сидит тот, кого принято так называть, – самый настоящий представитель нечистого племени. А рядом с ним, надо думать, ангел… Ну уж нет, пусть будет просто Гость Свыше… И оба – убийцы… Да разве такое возможно?!

Заметив, что он задумался, детина уточнил:

– Исполнитель – не значит убийца. Мы всегда даём время закончить дела в этом мире.

– Угу. – «Вот тебе и чудный ответ, – Сергей мысленно сплюнул. – Всё продумано у них, всё предопределено… А как же…» Он оживился: – А как же пресловутая свобода воли?

– Да какая у тебя свобода воли, если ты с порога заявил, что в Бога не веришь? – недобро ухмыльнулся чернявый.

– А если бы верил?

– Тогда бы не спрашивал, потому как знал бы, что на всё воля Божья.

– Софистика чистой воды! – возмутился Сергей.

– Так ведь этим и существуем, – ехидно усмехнулся Темныш, как тут же определил его Сергей, которому мысль о беседе с чёртом тоже пришлась не по вкусу, отдавая нездоровым фарсом. – Или ты не в курсе?

На это Шевелёву ответить было нечего.

«Что им чужая жизнь, если свои уже прожили, и перед ними вечность?» – подумалось ему и вдруг показалось, что готов сдаться. Он помотал головой. Нет, ему позарез необходимо убедить их, что должен остаться в живых, что нужен им живым! Но как?!!

Пока Сергей этого не знал, поэтому постарался загнать эмоции в дальний угол и мыслить логически. К сожалению, хватило его ненадолго. Детина настроил гитару, на которой до него играл кто ни попадя, и голосом эстрадного певца затянул старую песню:

– Луч солнца золотого…

– Да ты издеваешься, что ли?! – Шевелёв дёрнулся так, что стоящий на журнальном столике вишневый компот брызнул на футболку Гостя Свыше, расплывшись кровавыми, прямо-таки символическими пятнами. – Объявил, сука, что я послезавтра Солнца не увижу, а сам!..

– Не подумал, извини, – белобрысый отложил гитару и с сожалением посмотрел на футболку.

Шевелёв перехватил его взгляд, и неожиданно в голове забрезжила идея. Нет, ещё не идея, но мыслишка весьма обещающая.

– Ты ведь не знал, что я испорчу тебе футболку, так?

– Ну и что?

– И ты тоже?

Темныш презрительно хмыкнул.

– Тогда откуда знаете о несчастном случае, если элементарного предвидеть не можете?

– Вот ты к чему… – протянул Гость Свыше. – Думаешь, ты такая важная персона, что значителен каждый твой шаг? Брось! Для нас важна подопечная, а ты – досадная помеха, жертва обстоятельств, подлежащая устранению.

– Да ну?! – Определение «жертва обстоятельств» Сергея здорово покоробило.

– Пойми, мы не от бабки, которая на кофейной гуще гадает, пришли. Наши аналитики просчитали всё, что нужно. Ты – наименее ценная жертва. Статью вместо тебя напишет другой, Мишка твой выпьет, не чокаясь, и жизнь продолжится…

– Да что б вас!..

Детина рывком стянул футболку и пробормотал:

– Может, застирать её, а то реквизитор будет брюзжать, что опять без крови не обошлось?

– Да плюнь, мин херц, постирают, кому положено.

Сергея так поразил торс белобрысого, густо испещрённый шрамами, что, несмотря на аховое состояние души, не выдержал и поинтересовался:

– Неужели вам футболки выдают, а тела – нет?

Гость Свыше высокомерно усмехнулся:

– Это, понимаешь ли, повод для гордости, хотя, разумеется, такое у нас не поощряется. Но право имею.

– Гордости? Так это типа зарубок на память о каждой жертве?

– Что за чудный образчик дедукции! – Темныш заразительно заржал. – О майн гот!

Детина недобро прищурился.

– Я эти шрамы в бою с врагом получил.

– Каком, интересно?

– Под Бородино.

– Чего? – недоверчиво вытаращился Сергей.

– Шевардинский редут, – ухмыльнулся белобрысый, встал с дивана и вскинул руку к голове. – Одиннадцатого Фанагорийского его императорского высочества великого князя Димитрия Павловича гренадерского полка капитан… – он вздохнул. – Неважно, того капитана уж нет… – рывком опустил руку и коротко кивнул: – К вашим услугам, господа.

– Ну ты даёшь… – только и смог протянуть Шевелёв, посмотрел на Темныша и спросил: – А ты кто?

Тот поскучнел лицом и покачал головой.

– Не любит он вспоминать, – произнёс Гость Свыше. – Скажем так – человек науки, профессор, но однажды создал – из лучших побуждений, разумеется, – совсем не то, что нужно для жизни на Земле.

– Убойную мерзость какую-то?

– В корень зришь – ты имеешь честь лицезреть одного из первых создателей боевых отравляющих веществ! Там это оценили, чем и заслужил… м-м… нынешний статус, – и продолжил будничным тоном: – Что же всё-таки с майкой делать?

Сергей молча поднялся, подошёл к стенному шкафу и достал синюю футболку.

– Вот, должна подойти.

Детина натянул одёжку на себя, поворочал налитыми плечами и кивнул:

– Сойдёт, если не дёргаться.

«Мне тоже, значит, не дёргаться?.. Надо же, кого ко мне прислали! Героический вояка и целый профессор… Стоп-стоп, а ведь это не я этих уродов заслужил, а их подопечная. Да кто же она такая в конце-то концов?»

– Та, из-за которой я должен умереть… – заговорил он. – Кто она такая, что вы с ней носитесь как с писаной торбой?

Гости переглянулись.

– А что? – хмыкнул Темныш. – Он имеет право знать.

– Ладно. – Белобрысый осторожно сел, но всё равно послышался слабый треск. – Ольга – лишь звено в цепочке планов Создателя. Ей суждено родить дочку, у которой, в свою очередь, родится сын, а уж он-то и сыграет свою роль в решении важной проблемы. Какой – не знаю, вы же большие мастера их создавать на свою голову. А за родину, хоть и бывшую, я, сам понимаешь…

– Угу, понятно, – протянул Шевелёв. – И давно её опекаете?

– Двадцать шестой год, – ответил белобрысый. – Только не спрашивай, почему тебе не дали родиться – ты тогда был слишком незначительным фактором и, как говорится, бабушка вилами по воде писала, сложатся ли обстоятельства так, как завтра, или по-иному.

– Магия больших чисел, сам понимать должен, – вставил Темныш.

– Я о другом. Часто ли вам приходилось, – Шевелёв провёл пальцем по горлу, – помехи вроде меня устранять?

– Такого рода случай, как ты – первый.

– Значит, по-другому как-то решали? – оживился Сергей, когда перед ним снова забрезжила надежда. – Неужели её нельзя предупредить, чтобы на улицу не выходила?

– Наивный, – протянул демон, и в его тоне почудилась злорадность, – мы не имеем права вмешиваться в её жизнь. Впрочем, как и в жизнь остальных миллиардов.

И тут Шевелёва наконец-то озарило. Он подался вперёд и с жаром заговорил:

– Хорошо, чё… хрен с ней, с подопечной, и вашим невмешательством! Но я-то могу её предупредить, ведь для ваших аналитиков я – лишь тёмная, обречённая на бойню лошадка, а?

Собеседники переглянулись, Темныш хохотнул:

– Ольга по медицинской части, между прочим. Угадай, какой она тебе диагноз мгновенно поставит? То-то.

– Плевать на диагноз! Всё равно это заставит её задуматься!

– Ты сильно задумался, когда мы тебе сказали о завтрашнем дне?

Крыть опять было нечем, но червяк-жизнелюб продолжал вертеться на сковородке обстоятельств в поисках спасения.

– А почему бы вам не помешать Мишке вызвать меня на встречу?

– Тебе друга не жалко?! – притворно поразился чернявый. – А ведь каким молодцом казался…

Сергей решил зайти с другого бока.

– А почему Ольга окажется на тротуаре в столь неподходящий момент?

– Если тебе станет легче, – проговорил неохотно Гость Свыше, – то она будет спешить в институт, потому как ей позвонят и скажут, что коллоквиум по её теме перенесён на девять часов.

– Угу, звонившего, я так понимаю, тоже трогать нельзя?

– Уже никого трогать нельзя, – кивнул детина. – До тебя наконец-то дошло, что после нашего появления всё предопределено?

«Нет!» – хотелось закричать Сергею и орать так до посинения, но уже поселилось понимание, что это ни к чему не приведёт. Вообще ничто ни к чему не приведёт. Он практически мёртв и осталось только слить воду, поставить тапки в угол и склеить ласты. И всё-таки сознание зацепилось за риторическое «никого».

– А если испортить её телефон?

По растерянности, с которой переглянулись белобрысый с Темнышом, Шевелёв понял, что такого оборота событий никто – даже пресловутые аналитики! – не предусмотрел. Вот он – его звёздный шанс! Сергей почувствовал себя не только хозяином сцены предстоящей трагедии, но и положения. Его взгляд упал на гитару. Глаза расширились. Он удивился, почему это не пришло в голову сразу.

– У неё подруга есть? – охрипшим от волнения голосом поинтересовался Сергей.

– Скажу больше – у неё и парень есть. Мямля бестолковая, но есть, – подтвердил представитель темной половины мироздания. – А что?

«Этот кретин из преисподней ещё и спрашивает! Можно, конечно, предложить им внушить желание подруге, а ещё лучше парню, позвонить Ольге и позвать её гулять, но на кой чёрт идти таким сложным путём? Человеческий фактор, опять же…»

– Как что?! – Шевелёв ткнул в Гостя Свыше. – Ты чьим голосом песню мне тут спеть собирался? Своим?

– Нет…

– То есть ты можешь запросто имитировать чужие голоса, так?

– Да… И он тоже. К чему ты ведёшь?

Сергей одарил исполнителей взглядом, где читалось, что они не просто тупые, а совсем уж непрошибаемые болваны. Разве трудно сложить два и два? Или это он такой гениальный с полными от страха штанами? Ладно, будем разжёвывать…

***

В кафе, куда они вошли спустя полчаса, народу было немного. К столику в углу, где разместились, подошла усталая официантка.

– Кофе, пожалуйста, – упредил её вопрос Сергей. – Три.

Молодая девушка удивлённо на него посмотрела.

– Кого-то ждёте?

Темныш толкнул Шевелёва в бок.

– Забыли тебе сказать – видишь нас только ты.

– Нашли время для новости, – прошипел Сергей, дёрнувшись, и ответил официантке: – Тогда пока одно.

Та поджала губы и, покосившись на него, направилась к стойке.

– Чего ж он тогда пятен на футболке стеснялся?

– Это у него рефлекс, – поиграл бровями Темныш.

Не успела официантка принести заказ, как в кафе появился парень с мелкими чертами лица в потёртых джинсах и цветастой рубашке. Он сел за столик у дальней стены и попросил пиво.

– Вот действительно яркий пример, когда ни ума, ни фантазии, – прокомментировал его появление бывший профессор. – Мало того, что пришёл на свидание, как пугало, так ещё и пивка накатит, чтобы девушке разговаривать с ним приятнее было.

– И что она в нём нашла?.. – сокрушённо пробормотал детина. – Не иначе, как аналитики это чучело ей подсунули.

– Может, гены у него уникальные, – хохотнул напарник, – но беспробудно спящие!

– Думается, гены дело десятое. Скорее он ей нужен, чтобы пребывал под каблуком плотно и не рыпался…

Сергей слушал трёп, сидя как на иголках. На его взгляд, план, по которому предстояло действовать, не годился ни к чёрту, хотя и исходил от представителя этого племени. Он удивлялся, как Гость Свыше согласился на авантюру, грозившую прямым вмешательством в личную жизнь недалёкого любителя пива. Чего в этом больше: желания подпортить существование бой-френду подопечной или подколоть аналитиков? То, что ему наплевать на его жизнь, Шевелёв не сомневался, ведь сам напросился на роль винтика. Небожитель хренов!

Дверь кафе открылась, и в зал вошла невысокая полненькая девушка в короткой джинсовой юбке и зелёной блузке. Внешности она была столь непримечательной, что даже боевая косметика не очень-то выделяла её из толпы подобных. Мгновенно сориентировавшись, пышка направилась к столику, где сидел парень Ольги.

– Э-э?.. – вопросительно протянул Сергей, обращаясь к двоице.

– Нет, конечно, – не отрывая взгляда от девицы, произнес Темныш. – Это её подруга. Ольга будет минут через десять.

– Подруга здесь каким боком?!

По первоначальному плану предполагалось, что Шевелёв затеет ссору с бой-френдом, отправит того в нокаут, а когда Ольга начнёт вызывать полицию, выхватит её телефон и шваркнет о стену. То есть, с точки зрения аналитиков, спонтанное проявление эмоций и ничего подозрительного. Исполнители чисты и непричастны, а то, что реакция Сергея оказалась не просчитана… В общем, как бы и овцы целы, и баранам урок.

– Это ты, мин херц, у нашего чистоплюя спроси, – пожал плечами демон. – Насилие, понимаешь ли, ему не по нутру, тем паче – отягощённое эмоциональной травмой нежной девичьей души. Мол, а вдруг Ольга разочаруется в дорогом и любимом, с которым за два года встреч даже толком не позажималась, и отвернётся от губошлёпа, который за себя постоять не может. Поэтому и позвонил этой дуре от его имени, мол, давно хотел с тобой наедине увидеться, да смелости не хватало. А она и уши развесила, ибо какая подруга не хочет поиметь то, что уже, извините за тавтологию, есть у подруги? В общем, заварил кашку-какашку, дятел небесный!

Тем временем подруга Ольги вовсю обхаживала «губошлёпа», поглаживая ему ногу, а бюст так и просился в его ладони. Парень же растерянно улыбался, не понимая, что творится. Судя по такой реакции, было понятно, что становиться в оскорблённую позу он вряд ли будет, даже если сообразит что к чему.

– Мужчинка, угостите даму самогоном! – неожиданно заговорил Темныш развязным женским голосом, скосив глаза на парочку, и тут же сменил тон на мужской: – Ща гульнём, маруха, а то оголодал я с той тощей гимназисткой, мочи терпеть больше нет!

Сергей подавился кофе.

– Не обращай внимания, профессор просто развлекается во всю силу нерастраченной нелюбви к людям.

– Да вы оба на филантропов не очень-то смахиваете…

Дальнейшее развитие событий прервало появление в кафе стройной темноволосой девушки в светлом платье. Темныш цыкнул зубом и произнёс:

– Зря ты, мин херц, его пожалел – какая из них пара?

Гость Свыше передернул плечами.

– Это Ольга?

– Ну да.

У Сергея ёкнуло в груди – в свете последних событий предстояло явить чудеса импровизации.

– И как мне теперь действовать?

– Для начала закрыть рот, чтобы не привлекать внимания.

Заметив парочку, Ольга приподняла брови в недоумении, затем сердито прищурилась и решительно двинулась к столику. Без лишних слов она схватила бутылку и вылила пиво на голову парню, а когда подруга дёрнулась что-то сказать, тоном, не предвещающим ничего хорошего, поинтересовалась:

– А ты давно волосы мыла?

Парочке потребовалось меньше минуты, чтобы исчезнуть из кафе. Проводив её недобрым взглядом, Ольга уселась за столик и мрачно уставилась в пространство.

– Бой-баба, – одобрительно хмыкнул детина. – Я так и думал, что территорию за собой оставит.

– Ну что, теперь мой выход? – спросил Сергей.

– Подожди, а то телефоном по зубам получишь, – покачал головой Темныш. – Пусть немного расслабится. – Он повернулся к напарнику: – Чем тебе, мин херц, её подруга не пришлась? Ведь теперь, если я правильно понимаю, у Ольги даже кота для задушевных разговоров нет.

– Да сволочь она, а не подруга. Или сам не убедился?

– Ну-ну… Так в отчёте и напишешь?

Тот пожал плечами.

– Нас ведь здесь не было, не так ли?

К Ольге подошла официантка, вытерла столик и приняла заказ.

У Шевелёва к горлу подкатила тошнота. Он сглотнул комок, достал телефон и стал вынимать аккумулятор.

– Ты что делаешь? – поинтересовался бывший профессор.

– Всё правильно он делает, – сказал белобрысый. – Драку теперь ему затевать не с кем.

Заметив, что официантка принесла Ольге заказ, состоящий, к его удивлению, из ста грамм водки и стакана сока, Шевелёв поднялся и направился к бару. Там он подождал, пока девушка причастится, а затем подошёл к ней с телефоном в одной руке и sim-картой в другой.

– Я… прошу… извинить… – хрипло произнёс он, кусая губы, – но мой телефон… разрядился. К айфону бармена… карточка не подходит… Вы не могли бы?..

Ольга подняла тоскливый взгляд.

– Боже, какой банальный способ снять тёлку. Ничего более оригинального в голову не пришло?

Сергей почувствовал себя на грани нервного срыва. Ещё чуть-чуть и…

Он глубоко выдохнул и сдавлено произнёс, стараясь не сорваться на крик:

– Какая, к чёрту, оригинальность, когда дело идёт о жизни и смерти? У вас есть телефон или нет?

В глазах Ольги мелькнуло удивление.

– Вроде не врёшь… Или, хм, артистом подрабатываешь…

Кулаки Шевелёва сжались с такой силой, что в левой руке громко хрустнул корпус телефона. Он открыл рот, чтобы поставить крест на своей жизни, но тут Ольга обезоруживающе улыбнулась:

– Ты извини нетрезвую девушку, дуру из неё сегодня сделали…

С этими словами она поставила перед собой бежевую сумочку, открыла и принялась там копаться. Сергей же подумал: «Знала бы ты, кого благодарить должна…» Злость разом схлынула, в душе даже шевельнулось раскаяние. Однако закономерная мысль махнуть на всё рукой прийти не успела.

– Вот, балда! Я его дома забыла!

От такой несправедливости он остолбенел. Нет, не может быть! Это же ни в какие ворота!.. Столько усилий и – коту под хвост!

Сердце ухнуло вниз, перед глазами замелькали мошки, а ноги стали ватными. Тяжело выдохнув, Сергей свалился на стул.

– Боже, да на тебе лица нет! – забеспокоилась Ольга, бросив бесполезные поиски, и пододвинула ему остатки водки. – Выпей, сейчас я что-нибудь придумаю!

Она вскочила и бросилась наперерез официантке.

– Девушка, одолжите, пожалуйста, телефон! Свой, как назло, дома забыла. И, вообще, день сегодня не задался… Ну, вы видели…

Та сочувственно улыбнулась, достала из кармана форменного фартука сотовый и протянула Ольге.

– Ой, спасибо большое! Мы сейчас позвоним и вернём. Три минутки!

Водка скользнула внутрь Сергея с лёгкостью воды, а бойкие действия Ольги вернули миру видимость рациональности. В его глазах, конечно. И ненадолго.

«А может, мне суждено ещё до утра умереть от сердечного приступа, и весь этот бред с ангелами и демонами просто предсмертные галлюцинации? Лежу я сейчас около компьютера, весь холодеющий, и мысленно протестую против скоропостижности, выдумывая варианты спасения… Мечусь по классической схеме между надеждой и отчаянием, хотя мог бы и пооригинальнее что-нибудь придумать…»

– Эй, ты как? – спросила Ольга, садясь за столик. – Ага, если водку выпил, значит, шансы на выздоровление есть. Держи, решай свои дела.

– Спасибо, – он подрагивающими пальцами разобрал сотовый, заменил карточку и поднялся. – Извини, я отойду ненадолго.

– Смотри, не убей моё хорошее мнение о людях окончательно…

Прижимая сотовый к уху, Шевелёв подошёл к столику, где расположилась роковая двоица. В глазах что одного, что второго читался чисто академический интерес. В Сергее вновь зашевелилась спортивная злость: «Нет, суки, пусть даже вы мне мерещитесь, но я ведь себя уважать перестану!..»

– Она свой телефон дома забыла, – пробормотал он.

– Вот понадейся на женщину! – цыкнул зубом Темныш. – Ещё Екклесиаст говорил… Или Заратустра?..

– Шутишь всё? – зло прошипел Сергей и обратился к Гостю Свыше: – Может, ключи у неё стащить, если, конечно, она их тоже дома не забыла? Адрес ты мне подскажешь…

– А если забыла? В форточку полезешь, последний романтик? Учти, сударь, пятый этаж.

– Что же делать?

Демон неприятно ощерился.

– Мужик ты или уголовник мелкий? Давай, напрягай извилины, мы для тебя и так сделали даже больше, чем хотелось.

Шевелёв развернулся и побрёл к Ольге. За его спиной детина произнёс:

– М-да, неожиданно…

– Надо думать, инерция. Обстоятельства стремятся сложиться в свой узор вероятностей.

– Витиевато, профессор, но, наверное, так и есть…

Слова эти бодрости Сергею не прибавили и шлюзов вдохновения не открыли. Впрочем, казалось, Ольга его унылости не заметила.

– Ну что, решил свои дела? Жить будешь?

Он бросил тоскливый взгляд на черняво-белобрысую парочку и хмыкнул:

– Какое-то время точно… – «А если ещё точнее, то меньше десяти часов…»

– С девушкой неприятности? Не переживай, это не смертельно, – и, добавив голосу авторитетности, произнесла: – По себе знаю.

Шевелёв глянул в серые глаза и вспомнил, как Ольга совсем недавно смотрела в никуда остановившимся взглядом. «Ты ведь не такая, – подумалось ему, – не твоё это – хорохорится, хлебать водку и с незнакомыми мужиками за жизнь трепаться… С другой стороны, я сегодня тоже выступаю в несвойственном амплуа редкой сволочи. Или я и вправду такой? Когда прижали к стенке, всё дерьмо оптом полезло наружу…»

Сергей покачал головой.

– Нет у меня девушки, там совсем другое.

– Неужто мальчик? – Ольга округлила глаза и прыснула: – Нет, не подумай…

Он тоже рассмеялся. Неожиданно для себя. Так, с перерывами на вдохи, они хохотали несколько минут.

– Ну, ты даёшь!.. – вытирая слёзы, наконец-то выдавил из себя Сергей. – Даже не подозревал, что обо мне можно…

– Ты бы видел себя со стороны! – воскликнула Ольга и передразнила замогильным голосом: – Нет у меня девушки!

– А почему ты не подумала, что она умерла?

– Ну, тогда бы ты сказал – уже нет.

– Хм, логично…

К столику подошла официантка. Шевелёв вскочил и протянул ей телефон.

– Спасибо, выручили!

– Пожалуйста. Прошу извинить, но мы скоро закрываемся.

Сказала и отошла, а в голове Сергея будто гулко ударил колокол. Он осторожно скосил взгляд на столик в дальнем углу. Сверхъестественные посетители не сводили с него глаз, как… Как, к примеру, с фаворита на скачках. Небось, ещё и ставки делают, и на кону его жизнь. А время утекает, убегает, летит с сумасшедшей скоростью!..

– Что-то ты опять нос повесил, – заметила его состояние Ольга, – или я лезу не в своё дело?

– Да если бы не ты… – вырвалось у Шевелёва, и он тут же похолодел от ощущения чужого присутствия за спиной.

– Мин хертс-с, – змеёй пролез в уши шёпот, – для нас твой преждевременный конец ничего, по большому счёту, не меняет, ферштейн?

– …я бы, наверное, пребывал сейчас в жуткой депрессии, – дрогнувшим голосом закончил Сергей, и пространство за спиной очистилось. – Кхм, чёрная полоса какая-то…

– Да ну, перестань, – отмахнулась Ольга. – Ты же – тьфу, тьфу, тьфу! – не в реанимации, в конце концов.

– Это точно, – кивнул Шевелёв и через силу улыбнулся. – А что ты говоришь тем, кто уже в реанимации?

– Ты врачом никогда не собирался стать?

– С чего бы это? – изумился он.

– Чувство юмора подходящее, – хмыкнула девушка. – Кстати, чем занимаешься?

– Свободный журналист, вольный художник, подневольный исполнитель заказов от клоунов с деньгами… Фрилансер, одним словом.

– На жизнь хватает?

– И даже на то, чтобы угостить девушку, – рассмеялся Сергей, положил на стол купюру и спросил: – Идём?

Уже в дверях он бросил взгляд на потустороннюю парочку. Темныш поднял большой палец, Гость Свыше прищурился.

«Да ну вас к лешему! – мрачно подумал Сергей. – Как будет – так и будет…»

Он открыл Ольге дверь и вышел, не увидев, как напарник развернул руку демона пальцем вниз, мол, вот Сергей свет Максимыч вы и подписали себе смертный приговор.

***

Бывшие капитан и профессор медленно шли за парочкой пустынной аллеей парка, держась метрах в десяти. Сквозь кроны деревьев пробивался свет фонарей, время от времени слышалось чириканье. Тихий ночной час располагал к задумчивости.

– А не думаешь ли ты, мин херц, что этот красавец попытается проникнуть в квартиру Ольги, распустив павлиний хвост?

– Не до того ему, чтобы ловеласом притворяться, да и не та у него натура, или я в людях совсем не разбираюсь.

– Знаешь, мне его даже как-то жаль. О стену головой не бился, на колени не падал, только и хотел, чтобы ему дали шанс. Настоящим мужиком ведь держался!

– Он ещё жив, профессор, и сейчас всё больше постигает мудрость, заложенную в каждом.

– Загадками изволишь изъясняться. Когда?..

– В самый последний момент, когда ещё можно будет избежать аварии, когда он окончательно поймёт тщетность всех усилий…

Внезапно затрещали кусты, и на аллею выбрались три гопника. Заметив Сергея и Ольгу, они двинулись к ним.

– Это что ещё за напасть, мин херц?

– Излишки нашей доброты, что же ещё?

– Ты не против, если я ими займусь, а?

– Да он и сам вполне…

– Это же прямая угроза нашей подопечной!

– Только без смертоубийства, профессор, ведь нас тут быть не должно!

– О чём речь!

***

Девушка как раз заканчивала рассказывать Шевелёву о предательстве парня и подлости лучшей подруги, когда путь преградили три тела. В кроссовках, спортивных штанах и футболках – у одного на груди распростёр крылья орёл, – они одним только видом заставили её инстинктивно прижаться к Сергею.

«Вот как оно обернулось, – мелькнуло у него. – Значит, предлагаете мне от увечий в бою погибнуть? Это вы смешно придумали…»

Шевелёв ни на секунду не усомнился, что три стриженных урода – дело рук исполнителей, чтобы он смог потешить честолюбие. Да ещё и перед девушкой. А потом наконец-то смириться, что жил не зря. Психологи с того света, чтоб вам!.. Ладно, он покажет, чего стоит. Тем более что просто обязан это сделать.

– Опаньки! Гляньте, любовь в натуре! – воскликнул обладатель футболки с орлом, дождался, пока приятели по-людоедски гикнут, и приказал, ткнув пальцем в Шевелёва: – Этот – лишний!

Сергей собрался принять боевую стойку, как вдруг понял, что тело ему не подчиняется. Вместо того чтобы послушно напрячься, мышцы начали сокращаться по чужой воле. Неожиданно для себя он шагнул вперёд и отшвырнул прочь готовых броситься на него гопников. Спустя мгновение правая рука протянулась к главарю и молниеносно провёла по контурам рисунка на футболке. За пальцем побежала тонкая огненная линия, а затем орёл ярко вспыхнул.

Главарь дико заверещал, отшатнулся, упал на задницу и принялся сдирать футболку. Затем, не переставая визжать поросёнком, на четвереньках торпедой вломился в кусты.

Сергей посмотрел на оставшихся. Бледные лица, вытаращенные глаза, отвисшие челюсти – картинка на тему «Их разыскала нечистая сила».

– Бу! – рявкнул он и сделал пальцами «козу».

Парни отпрыгнули и побежали на вопли, отмечавшие путь главаря.

***

Темныш поднёс палец ко рту, по-ковбойски дунул на него и довольно осклабился.

– Как тебе шоу, мин херц?

Гость Свыше покачал головой.

– Изрядно, изрядно, но…

– Тебе не нравятся спецэффекты?

Напарник вздохнул.

– Мне не нравится, что они... Бегом!

Они понеслись за Ольгой и Сергеем, которые во весь дух улепётывали прочь.

– Не понимаю, зачем сейчас-то бежать, когда ничего не угрожает?

– Э, мин херц, если на крики объявится патруль, то они будут долго рассказывать историю о белом бычке, который померещился в темноте. А если полицейские ещё выловят и красавца с дивным тавром на груди!.. С другой стороны, наш клиент дурак, потому что выгоды своей абсолютно не понимает.

– Это почему?

– Так ведь в отделение Ольге вряд ли кто дозвонится!

– Нет, профессор, он-то понимает, что дольше, чем мы пообещали, не проживёт даже в несгораемом шкафу…

***

Ольга и Сергей выбежали из парка на безлюдную улицу, тяжело дыша.

– Ты далеко отсюда живёшь? – спросил он.

– Там, – девушка махнула рукой. – Ты мне другое скажи – что это было?

– Ты об этих уродах? Извини, что они тебя напугали. Если бы я взял такси…

Ольга замотала головой.

– Нет, я об этом, – она нарисовала в воздухе орла.

– А-а, – Шевелёв растерянно почесал затылок.

Происшедшее сильно сбило с толку. Выходило, что исполнители к гопникам никакого отношения не имели, а даже, наоборот, помогли. Хоть и непонятно зачем, ведь набить три морды ему не составило бы большого труда. Неужто тупо лишили его последнего удовольствия? Скоты!

– Понимаешь… э-э… просто моё кунг-фу оказалось сильнее их кунг-фу, – он через силу рассмеялся, но при виде ошарашенного выражения на лице Ольги поспешил сменить тему. – А ты давно рассвет встречала?

Девушка кивнула, мол, ладно, не хочешь говорить – не надо, и посмотрела на небо, уже начинающее сереть. В её глазах появилось мечтательное выражение.

– Наверное, с выпускного ни разу, – произнесла она. – Мы тогда всем классом на берег озера пошли. Новая жизнь, новый день – символично ведь, правда?

«Ещё как! Последний рассвет, последнее утро…» – Сергей мысленно выматерился.

– А потом ты поступила в медицинский?

– Да, я всегда мечтала стать, как бабушка. Она у меня хирургом была. Представляешь, как это круто – женщина-хирург!

– Вы с ней вместе куклам операции делали?

– Фу, – Ольга толкнула его кулачком в бок. – Ты ещё скажи – аутопсию!

– А кто говорил, что у меня юмор подходящий?

– Да ты вообще какой-то…

– Какой?

– Будто не от мира сего…

«Надо же, вот у кого интуиция! И ведь всё правильно, с малюсенькой поправочкой – я почти не от мира. Ещё несколько часов и тогда – да…» – мысль эта не вызвала бурного протеста. Может, виной тому знакомство с девушкой, а может – нервное переутомление. Как бы там ни было, но Сергей не чувствовал ничего, кроме умиротворения. Ему начало казаться, будто всё, что он мог бы сделать в жизни, вряд ли будет стоить сегодняшней ночи. Да, он боролся и проиграл, но не забился в угол.

Небо начало наливаться предрассветными красками, когда они подошли к девятиэтажке, где жила Ольга. Мысли Шевелёва снова вернулись к идее в последний раз увидеть восход Солнца.

– Давай залезем на крышу?

Ольга задумчиво взяла пальцами кончики волос и провела кисточкой по подбородку, не сводя с него глаз.

– Ты точно какой-то странный! Жаль, что я пошла на терапевта, а не на психиатра, поэтому диагноз поставить тебе не могу.

– Не хочешь? – убитым голосом произнёс Сергей.

Девушка выпустила волосы, широко улыбнулась.

– Ну, наверное, я тоже не самая нормальная, если прогуляла с тобой всю ночь! – она вдруг засунула палец себе в нос и высунула язык. – Э-э!

***

Остолбенев от действий подопечной, исполнители переглянулись, а когда Сергей последовал за Ольгой в подъезд, Темныш расхохотался.

– Так ты, говоришь, в людях разбираешься, психолог заоблачный? Прямо мозг радуется наблюдать, как они тебя делают!

Напарник нахмурился.

– Что-то здесь не так!

Они зашли в подъезд в тот момент, когда Ольга говорила Сергею, что лифт уже месяц не работает.

– Если устанешь, я тебя на руках понесу!

– Вот ещё, – тряхнула волосами девушка, – если силёнок девать некуда, то старушек через дорогу переводи!

Демон хмыкнул.

– По-моему, мин херц, она вполне в себе.

– Посмотрим, – буркнул детина. – Идём за ними.

Они поднимались следом за парочкой, слушая, как Сергей рассказывает о чудесном рассвете, который ему довелось как-то зимой наблюдать с балкона. Ольга же сожалела, что с её лоджии никаких чудес, кроме заката за вокзалом, ожидать не приходится.

– Кстати, – поинтересовался Темныш, – а тебе не приходило в голову, что он хочет её с крыши сбросить? Раз – и его смерть уже никому не нужна!

– Такое только тебе в голову прийти может. Он же понимает, что этого мы ему сделать не позволим.

– Угу. Кстати, что-то я запамятовал, на каком этаже она живёт?

– На пятом, а что?

– Да мне всё ещё хочется скрутить аналитикам фигу.

Белобрысый глянул на демона.

– Да-да, мин херц, – кивнул тот, – пока клиент жив – шанс у нас есть. Или ты ещё рассветами не налюбовался?

– Хм, мысль, – с этими словами бывший капитан рванул вверх, догнал Сергея и сделал подножку.

Не удержавшись на ногах, Шевелёв упал, приложившись бровью к бетонной ступеньке.

– Ч-чёрт! – вырвалось у него.

Поднявшись, он оказался нос к носу с Темнышом.

– Вызывал? – весело поинтересовался демон. И резко сменил тон на угрожающий: – Тебе что, жить надоело? О телефоне, баран, совсем забыл?!

***

При виде рассечённой брови, из которой щедро лилась кровь, Ольга вскрикнула. – Да ладно тебе, – Шевелёв потянулся к ране. – Заживёт, если повезёт…

– Не трогай! – девушка схватила его за руку и потащила вниз. – Сейчас промоем перекисью и пластырем заклеим!

– А как же рассвет?

– Кажется, ты всё ещё настойчиво хочешь умереть у меня на глазах… Голова не кружится? – с этими словами Ольга достала из сумочки ключи и открыла дверь квартиры. – Заходи!

Исполнители скользнули следом за Сергеем, которого девушка тут же потащила в ванную. Осмотревшись в коридоре, Темныш укоризненно цыкнул зубом и кивнул на трюмо, где лежал телефон.

– Валяется, как ни в чём не бывало…

– Вот и хорошо.

– Что ж тут хорошего?

– Что на видном месте.

Сквозь неплотно закрытую дверь было слышно, как звенели пузырьки, как шипел Сергей, как Ольга профессионально приговаривала, чтобы терпел и не дёргался как маленький.

– Так, снимай футболку, надо её застирать, пока кровь не засохла, – сказала девушка и открыла кран.

Темныш ухмыльнулся.

– Вот у кого в гостях обливаться компотами приятно во всех отношениях. Сейчас она с него ещё и штаны снимет!

– Типун тебе на язык! – ухмыльнулся напарник. – Не в том он состоянии, да и она не такая, чтобы…

– Угу-угу, только ангел может так о людях думать, – кивнул демон. – Пари заключать будем? Нет? Тогда идём, скоротаем время на диване.

***

– Ты извини, что так напряг, – пробормотал Сергей, выходя из ванной. – Всю ночь тебе испортил…

Ольга звонко рассмеялась.

– А может, мне всю свою жизнь хотелось чего-нибудь этакого героико-романтического? И тут прямо как в лотерею выиграла – и человеку помогла, и он меня от гопников спас. Рассвет, опять же, почти увидела. Чаю хочешь?

– А может, я пойду?

– Пусть футболка хоть немного подсохнет. Марш на кухню!

Темныш при последних словах протяжно вздохнул.

– Что не так? – развеселился детина.

– Тебе нервы вроде тоже не удаляли? Нет? Вот, а этот бедуин все жилы из меня скоро вытянет!

«Бедуин» тем временем сидел на кухне, смотрел то в окно, то на вертящуюся у плиты девушку, и думал, будто знает, что делать дальше. С его точки зрения, всё должно было идти своим чередом, потому что раз уж оказался здесь, то нужно просто тянуть время. Ведь если выйдет вместе с Ольгой, то никак не сможет перебежать дорогу таксисту. Смущали, конечно, фразы исполнителей, что всё равно станет виновником инцидента с девушкой, но, в конце концов, его жизнь учтена только до двадцати минут девятого, а там…

«Уеду к лешему! Какая мне разница, откуда по интернету работать? Куда-нибудь в Занзибар какой-нибудь! Продам квартиру, сниму там бунгало подешевле, женюсь… Ого, как меня занесло!»

***

– Нет, я бы его уже прямо сейчас отправил на тот свет! – Темныш метался по комнате, не находя себе места. – Чего он ждёт?

Напарник же тихо улыбался, наблюдая за его телодвижениями.

– А ты чего скалишься, мин херц? Небось, знаешь, что у неё на глазах я ничего сделать не могу? Да?

Бывший капитан лениво потянулся и произнёс:

– Да уж, не каждому живому человеку удаётся довести беса до белого каления! Или это не твоя идея была ему помочь, интриган?

– Издеваешься? – вызверился демон. – А время идёт!

И в этот момент зазвонил телефон.

– Твою мать! – страшно взвыл Темныш.

***

Из квартиры они вышли за три минуты до рокового часа, что вполне укладывалось в новые планы Шевелёва. Ещё туда входило холить и лелеять Ольгу. По мере возможностей, конечно, которых у него, мягко выражаясь, не так густо…

Пока девушка возилась с дверью, Сергей автоматически нажал кнопку лифта.

– Он же не…

Раздался щелчок, гудение, и створки лифта раскрылись.

На улице их поджидали исполнители. Стараясь не обращать внимания на Темныша, который корчил страшные рожи, наглядно демонстрируя все разновидности казней египетских, Шевелёв шёл, зорко посматривая по сторонам и оттесняя Ольгу от проезжей части. Однако, как ни старался, от неизбежного уйти не удалось.

Они уже подходили к перекрёстку, светофор начал мигать жёлтым, когда раздался истошный вопль:

– Серёга! Ты где пропал?! Я тебе дозвониться не могу! – Кричал Мишка с другой стороны улицы. – С утра к тебе забежал, а ты!..

Светофор полыхнул красным. Кравченко быстро оглянулся по сторонам и…

– Стой!!! – заорал Сергей.

Поздно. Уже завизжали тормоза такси. Крупным планом Шевелёв увидел побелевшие толстые пальцы водителя, рванувшие руль вправо. И огромный радиатор устремился прямо на него.

Тренированное тело среагировало мгновенно. Схватив девушку в охапку, Сергей прыгнул влево. Никогда до и вряд ли когда-нибудь после…

При виде его полёта олимпийские чемпионы облились бы жгучими слезами зависти, но крыло автомобиля всё-таки задело ногу Шевелёва, изменив траекторию движения. Боли он почувствовать не успел, потому что в следующее мгновение голова с мерзким стуком ударилась об асфальт.

***

Очнулся Сергей от того, что девушка делала ему искусственное дыхание. Открыв глаза, он, едва появилась возможность, пробормотал:

– И вправду умеешь…

Не обращая внимания на толпу, Ольга прижалась к его щеке, накрыв копной волос, всхлипнула и прошептала:

– Больше не сметь умирать на моих глазах!

***

Исполнители стояли в сторонке.

– Всё, – сказал Гость Свыше, – боле нам пока здесь делать нечего.

– После всего этого?! – Темныш подозрительно прищурился на него. – Ты так говоришь, будто ничуть не удивлён.

– Так и есть, – хмыкнул небожитель. – Похромает он чуток, и всё у них наладится.

– То есть получается, что ты задумал их свести ещё тогда…

– Когда позвонил подруге.

– И это он меня интриганом обзывал! И получается, что если бы не мы…

– Да, нас опять просчитали. Так что не такие уж балбесы там сидят.

***

В приёмном отделении роддома Сергей с нетерпением ждал, когда появится дежурная и скажет, что у жены всё в порядке, а он стал…

При виде мёртвого капитана и не менее неживого профессора, нарисовавшихся в проёме двери вместо медсестры, у него внутри всё рухнуло. Мало того, Шевелёва охватил ужас. Не за себя. Ему вдруг пришло в голову, что они прибыли за Ольгой как за той, кто уже исполнила своё предначертание.

Он попытался вскочить, но не смог, оставшись в кресле бессильным студнем.

– Назовём это, – оскалился Темныш, – бурной радостью по поводу встречи. Или ты не рад старым друзьям?

– В-вы… – только и смог просипеть Сергей.

– А ты говорил, что он нас забыл! – демон толкнул в бок напарника. – Помнит, камрад, ведь мы же, хе-хе, незабываемые!

Сергей обречённо закатил глаза. Взгляд наткнулся на часы, висящие над дверьми. Цифры мигнули и высветили «08:20». В проёме появилась медсестра.

– Шевелёв! – крикнула она.

– Здесь, – ответил его голосом Гость Свыше, а представитель противоположного ведомства поднял ему правую руку.

– Поздравляю, папаша! У вас двойня!

– К-как?.. – не удержался Темныш, роняя руку.

– Две дочки!

Медсестра развернулась и ушла. На демона было жалко смотреть.

– Ну и какая из них родит?.. – упавшим голосом пробормотал он.

– Будем опекать обеих, – детина хлопнул его по плечу, – наше дело солдатское! Зато теперь и шансов у человечества в два раза больше! Так что, орёл, прими наши поздравления!

– Так вы… – Сергей понемногу возвращался к жизни. – Просто поздравить?..

– А ты себе сирот нафантазировал?

– Нет, но… – Шевелёв сокрушённо покачал головой, проклиная слишком буйное воображение. – Спасибо! Если бы не вы…

– Не будь дураком! Ты всё сделал сам! Руку, сударь! – Бывший капитан пожал пятерню молодому отцу. – Расти их и не забывай, что мы рядом. До встречи!

Потусторонняя парочка растворилась в воздухе.

– Фух! – выдохнул Сергей и поплевал через левое плечо.

Тут же его голова дернулась от подзатыльника, и демон прошипел, вытираясь:

– Кому, обормот, сказали, что мы рядом?!

За окном взволнованно ходил туда-сюда еще один будущий папаша. Очаровательная девочка лет пяти, вся в огромных белых бантах, сидела на скамейке и зеркальцем пускала солнечные «зайчики» по асфальту. Подпрыгивая, их ловил потешный серый котенок. Грязный, но ужасно милый.

Потирая затылок, Сергей расплылся в глупой, дурацкой, идиотской, кретинской, но абсолютно счастливой улыбке.

+1
22:45
622
Гость
06:55
-1
Прочла с удовольствием. Слог отличный, сюжет полностью раскрыт.
Прочел залпом. Интересная мысль, сюжет, язык. В общем — отдохнул.
Фантдоп отличный, исполнение хромает на обе ноги и ещё на руку. Стараться надо автору. Думать о завлекательнсоти своего творчества.
Слишком многим напомнило «Мастера и Маргариту», но написано не так философски и глубокомысленно.
Нарушены причинно-следственные связи в причастных оборотах и диалогах: следствие происходит раньше причины. Избыток просторечных выражений.
На мой взгляд мало литературности в тексте.
22:25
Изначально понятно, что лучшее средство противодействия смерти – содействие ей в ее планах, полезность. Таким образом, совместная жизнь главного героя с подопечными Гостей Свыше – разумная концовка истории; то, как Автор к этому подведет – детали.

Сами Гости Свыше не похожи на канонических представителей Рая либо Ада, они более похожи на обычных людей, которыми они когда – то и были, – на черствых, недалеких, равнодушных людей (проведу параллель с “Мастером и Маргаритой”, где Иисус Христос тоже изображается простым смертным человеком, не властителем). То, как Автор прощается с ними в конце произведения, должно наталкивать на его позицию благодарности им, некоей радости от того, на сколько благополучна эта история закончилась, благодаря им. Я предлагаю не разделять такого отношения, потому – как, их позиция не требовала от них каких – либо сверхъестественных психических, либо (так – сказать,) физических затрат. Другими словами – им было просто. Видимо, здесь сокрыта сама жизненная позиция Автора, а не его фантазии, созданные для этой истории.
Также, в эту историю введен случай (некое Божественное Провидение), путем которого и начались основные события. Видимо, Автор ключевым моментом истории выбрал эпизод с песней, раз он назвал ее отрывком сам рассказ; на мой взгляд, ключевым моментом истории является как – раз таки эпизод с разлитым компотом, хотя временные расхождения, а также расхождения в определении первопричин – незначительны.
Эпизод с гопниками, со спасением девушки от автомобиля (видимо, он не спасал – бы ее, будь они знакомы менее, ведь его встреча с Мишкой, вполне возможно, и была тем – самым моментом, который отвлек – бы Сергея и Олю от дороги,) видимо, по задумке Автора, должен показать нам назидательный момент в этом – сам Серега проявил выдающиеся способности, требующие от него многих возможностей. Таким образом, думаю, можно сказать, что Автор приводит его в добрый пример и дает совет.

Мистика.
Илона Левина