Светлана Ледовская №2

Затерявшийся поезд

Затерявшийся поезд
Работа №293

По железнодорожной ветке регионального значения не спеша полз пассажирский поезд Белый Яр – Бийск, останавливаясь при каждом полустанке. Лето, жарко в вагонах, однако окна закрыты от комаров.

Владимир Петрович вздохнул. Нет, не по поводу мелких дорожных неудобств. Карьера удалась, но в личной жизни проблемы. Пять лет прожили с женой, а детей нет. После развода она улетела на отдых в Европу. Он с друзьями покатил к Алтаю на излюбленные места горной охоты.

–Петрович, рассуди! – обратился друг из компании, – Я говорю, что комета, которая пролетает рядом с Землёй, опасности не представляет. А они спорят?!

Владимир слегка улыбнулся, поглаживая традиционную интеллигентскую бородку. Собеседникам невдомёк, что мир учёных глубоко специализирован. Титулованные исследователи об окружающем мире знают чуть больше, чем простые люди. Однако имидж надо поддержать, и преподаватель из Томского университета авторитетно заявил:

–Если быть точным, то это не комета, а крупный астероид, прилетевший из глубин галактики. На приличной скорости он проследовал недалеко от Солнца, прихватив с собой облачко плазмы, так как намагниченный и состоит, наверное, из железняка. С Землёй его траектория не пересекается, но пройдёт рядом. В атмосфере возможны аномальные явления типа северного сияния.

–Правда, что нам можно увидеть это явление?

–Да! – подтвердил Владимир Петрович, посмотрев на часы, – В эти минуты астероид пролетает над Алтаем.

Собеседники возбуждённой группкой бросились к окну. Учёный снисходительно усмехнулся, однако произошло совсем необычное событие.

Слабое сияние словно спустилось из стратосферы прямо на железнодорожные пути. Поезд на ходу взлетел. Всем составом! Люди в вагонах повисли в силу отсутствия гравитации. За окнами потемнело, на несколько минут показались звёзды. Затем последовало резкое ускорение. Пассажиры с испуганными возгласами повалились на пол.

Владимир Петрович успел подхватить падающую с верхней полки попутчицу Алёну и посадить девушку к себе на колени. Ускорение оказалось весьма длительным, и молодой учёный едва дышал от навалившейся тяжести миниатюрной, казалось, фигурки женского тела.

За окнами вагонов мелькали разноцветные сполохи, нещадно трясло, словно при езде по бездорожью. И это не считая непонятного ускорения. Неведомая сила несла состав среди звёзд в неизвестном направлении со скоростью много выше световой.

Через некоторое время мелькание за окнами прекратилось. Раздался свист, а за ним последовал толчок снизу.

–Походит на жёсткую посадку, – нашёл в себе силы прокомментировать последнее событие учёный.

Владимир Петрович удивился работе собственного мозга. Любопытство исследователя заглушило естественный страх. Чего не скажешь об остальных пассажирах.

Некоторые люди метались по вагонам, ничего не соображая. Кто-то завопил о конце света и загнусавил бессвязную молитву. Кое-кто улёгся на полки и укрыл голову подушками. Часть пассажиров столпилась в тамбуре, в панике пытаясь выбраться наружу.

Наконец проводники открыли двери, и люди высыпали наружу. То, что они увидели, заставило замереть путешественников возле вагонов «летающего» поезда.

Владимир Петрович тоже направился к выходу. За его руку крепко вцепилась студентка Алёна. Очевидно, девушка интуитивно искала защиты в этом «светопреставлении» у сильной и умной особи мужского пола. С ними вышла компания любителей-охотников из Томска, зачем-то расчехлив свои ружья.

Учёный широко распахнул глаза.

Ночь. Достаточно светло: в небе две луны. Незнакомые созвездия, несколько крупных звёзд в ореоле непонятного мерцания. Странный воздух: терпкий и словно тяжёлый. Некоторые пассажиры закашлялись. Необычный ландшафт: холмы, светлая рыхлая почва полупустыни, мерный рокот близкого прибоя с солоноватым привкусом лёгкого бриза.

–Где мы? – ахнула Алёна.

–На другой планете, – сухо прокомментировал Владимир Петрович, – Высокоразвитая цивилизация перенесла наш поезд, вместе с пассажирами, через надпространство в коконе из силового поля. Очевидно, пролетающий у Земли космический корабль был замаскирован под астероид.

–Зачем?

–«Хороший» вопрос. Знать бы ответ.

Наконец рассвело. Взошла звезда-светило, как и далёкое Солнце, жёлтого спектра свечения. А через час атмосфера нагрелась в соответствии с климатом пустыни. Люди спрятались в вагоны. Правило первое при экстремальной ситуации: если не знаешь, что делать, – просто выжидай!

Владимир Петрович возмутился.

–Мы охотники, а значит отважные разведчики! Вперёд, друзья-соратники! За нами будущее этой колонии.

–Я с вами! – всполошилась Алёна, – Не бросайте меня!

Бородатый мужик из «отважной» компании заметил:

–У тебя ружья нет, малышка! И сапоги с каблуками.

–Пусть идёт! – разрешил молодой учёный, – В походе будет нашим поваром. Понесёт сумку с припасом.

Вооружённые соратники в количестве пяти «бойцов», не считая безоружной девушки, двинулись в пустыню.

–Куда пойдём, друзья? – последовал вопрос.

–К морю, – решительно заявил Владимир Петрович и сам удивился своей уверенности.

Наверное, молодому учёному не хотелось выглядеть «мямлей» в глазах красивой девушки, семенящей рядом. А может здесь сыграла роль некая логика?

Ландшафт не радужный. Холмы со светло-коричневой почвой, на которой почти ничего не росло. Лишь изредка встречались непривычного вида растения, – среднее между небольшими деревьями и высоким кустарником, с резными листьями на верхушке. Разнообразие вносили серые скалы и крупные камни возле них. Ничего живого не наблюдалось.

В пути часто останавливались, чтобы отдышаться. «Нехватка кислорода», – мысленно констатировал Владимир Петрович, – «Не будем гнать лошадей»!

Наконец вышли к каменистому побережью. И только здесь бравые охотники увидели нечто движущее. Кто-то из компании выстрелил. Группой подбежали к «дичи», с любопытством рассматривая местное существо.

–Тип членистоногих, с традиционным панцирем, – веско произнёс учёный, – Можно назвать «крабом», и достаточно крупным. Привал сделаем здесь, разведём костёр. Попробуем добычу на вкус. Ребята! Поищем сушняк.

Охотники разошлись в поисках топлива. Владимир Петрович заинтересовался зеленоватым оттенком небольшого заливчика. С Алёной они подошли вплотную.

–Водоросли на мелководье! – хмыкнул учёный, – Вырабатывают кислород. Своего рода лёгкие у биопланеты. Я уверен, что мы попали в эпоху её младенчества.

–Как это понимать? – с деланной наивностью переспросила девушка-студентка.

–А то, что до эпохи расцвета динозавров ещё сотни миллионов лет. То есть, серьёзное оружие нам здесь ни к чему. Успокойся, будущая женщина-мать! Твои дети будут жить на этой планете в относительной безопасности.

Алёна кокетливо улыбнулась и внесла поправку:

–Наши дети, Володя!

Учёный смутился, невнятно забормотал:

–Э-э! Мы отстали от друзей. Э-э! В смысле сбора дров.

Алёна засмеялась:

–Тогда побежали к ним!

И оживлённая девушка, не оглядываясь, помчалась к прибережным холмам местной пустыни.

Владимир Петрович удивлённо крутанул головой.

–Так просто решилось судьбоносное?! Ах, да! Мы попали в первобытные времена. Привыкай, интеллигент!

Развели костёр, испекли краба. Как неформальный лидер, учёный попробовал на вкус «дичь» первым. Товарищи с напряжёнными лицами смотрели за его реакцией, ожидая признаков отравления. Владимир сплюнул.

–Фу! Какая гадость?!

–Может, недосолено? – обеспокоилась Алёна.

–Не в том дело. Само мясо невкусное. Отдаёт непонятно чем, и весьма неприятным.

Друзья-охотники тоже попробовали, и согласились с авторитетным мнением. Тогда Алёна открыла свою сумку и со вздохом достала консервы.

–Поедим земное, пока есть такие продукты.

После обеда решили искупаться. Владимир Петрович с Алёной направились к мелководному заливчику, но друзья побрезговали плескаться среди водорослей. Бравая компания забралась на прибережную скалу, устроив шумные соревнования по прыжкам в воду.

Искупавшись, учёный предложил подруге:

–Надо одеться. Нам неизвестен характер радиации местного светила. Возможны ожоги.

Алёна закапризничала:

–Хочу быть загорелой, как истинная туземка! Я белая до неприличия. И на море впервые в жизни.

–Хорошего понемножку! – пробормотал осторожный учёный, за руку потащив будущую супругу к месту привала.

Алёна с неохотой оделась и, надув пухленькие губки, подошла к кромке тихих волн, демонстративно повернувшись к ею выбранному жениху спиной. Владимир Петрович усмехнулся: «Характер показываешь, красавица? А ты, оказывается, вовсе не мягкотелая».

Неожиданно девушка, вытянув руку, громко закричала:

–Мужики! Быстро из воды на берег! Опасность.

Учёный посмотрел на море и обомлел.

Метрах в пятидесяти от той скалы, под которой плавали бравые охотники, забурлила вода. На поверхности временами показывались огромные плавники панцирных рыб, которых теребили чудовищные челюсти длинношеих голов. Местным водным монстрам не хватило глубины у побережья, и кровавая схватка неуклонно приближалась к людям.

Компания отчаянно замолотила руками и ногами по воде, стремясь покинуть опасное место. Владимир Петрович схватил ружьё, торопливо отыскал патроны с картечью, и бегом ринулся к скале, намереваясь огнём прикрыть замедлённое водное «отступление» перепуганных друзей.

–Володенька, не надо! – заволновалась Алёна, – Скала невысокая, а у чудовищ длинные шеи. Могут достать. Ой!

Учёный в спешке едва не упал в воду, но сумел достаточно быстро взобраться на удобную точку обзора.

Вовремя.

Из водоворота «борьбы за выживание» отделилась одна зубастая голова. Хищник длиной метров в двадцать соблазнился более лёгкой добычей: панически бултыхающими людьми возле самого берега. Вот он уже вытянул шею, открыл чудовищную пасть.

Владимир Петрович выстрелил, целясь в голову. Потом ещё раз. Монстр дёрнулся от «неприятного укуса», издал трубный звук и повернул обратно.

Учёный без сил опустился на корточки. Уже с ружьями подбежали мокрые друзья, с возбуждением переговариваясь. Однако водоворот местной схватки начал удаляться от побережья, чтобы через несколько минут исчезнуть в глубине. Лишь одна сравнительно небольшая панцирная рыба выбралась оттуда и спряталась под тенью прибережной скалы.

–А рыбка-то будет массой в полтонны, – заметил один из охотников, – Может, она съедобна? На весь поезд ужина хватит, и ещё на завтра останется.

–Надо проверить. Стреляем! Все дружно.

После оглушительного залпа «рыбка» послушно перевернулась брюхом вверх. Охотники переглянулись.

–Как вытаскивать на берег будем?

–Надо нырнуть, подвести верёвку.

–А кто нырнёт? Я лично ни за что в это море не полезу.

Владимир Петрович вздохнул с обречённостью неформального лидера, взял верёвку из спасательного комплекта и храбро полез в воду за невероятной добычей.

Совместными усилиями «рыбку» вытащили на берег, кое-как топориком прорубили панцирь и отрезали несколько килограмм мяса. Деловитая Алёна у костра сделала жаркое, обильно сдобрив продукт маслом, солью и перцем, а затем каждому сунула по кусочку.

–Ешьте! Все. Нечего прятаться за спину моего Володи.

Поворчав по поводу неистребимого женского диктата, бравые охотники запустили зубы в местный продукт, а затем с подозрением начали посматривать друг на друга.

–Ну, как? Съедобно? – не выдержала повариха.

–Хм! А ты сама попробуй!

–Испробуй, Алёна! Это вполне съедобно,– разрешил невесте Владимир Петрович.

–Ура! Значит, будущую колонию смерть от голода не погубит, – наивно обрадовалась девушка.

–Не спеши с выводами! Здесь опасные моря. Будут сложности с местной «рыбалкой», – буркнул бородач.

Владимир Петрович задумчиво проговорил:

–Полдень, жара. К вечеру наша «рыбка» начнёт протухать. Надо срочно организовать часть людей с поезда для разделки и транспортировки. Где-то в вагонах я видел зачехлённые бензопилы у пары лесорубов: можно использовать при разделке. А другая часть пойдёт заготавливать топливо.

–Своевременно, – согласился один из компании,– Пошли, друзья, обратно! Мы свою миссию выполнили.

Возле вставшего на вечный прикол в незнакомой пустыне земного пассажирского поезда бурлили человеческие страсти. Кто-то собрал людей на своеобразный митинг, протестующий неизвестно против кого и против чего. Охотники протолкались сквозь толпу к тому вагону, из тамбура которого вёл пламенную речь оратор в строительной каске.

Из короткого опроса Владимир Петрович понял, что выступающий есть прораб строительной бригады, который организовал свою разведку, но в сторону невысоких гор. Там была обнаружена речка с чистой водой и, главное, врытая в скалы чужая электростанция с наблюдательным пунктом.

Такой вывод сделала разведка из рабочих строительной бригады. К ним никто не вышел, но они видели подвижные камеры наблюдения, а над ними кружил небольшой беспилотный аппарат.

Прораб философствовал о нарушениях прав человека, намеревался организовать к инопланетянам поход внушительной делегации с требованием немедленно установить связь с родной Землёй. В частности, послать сообщение российскому МЧС.

Владимир Петрович иронически хмыкнул, решительно поднимаясь на импровизированную трибуну. Оратор недовольно взглянул на учёного в экипировке охотника.

–Вряд ли инопланетяне будут спорить с нами насчёт абстрактных прав человека, если они совершили, фактически, похищение целого поезда, – сказал Владимир Петрович возбуждённой «аудитории», – А сообщение к Земле, если удастся послать, обычным радиоволнам лететь несколько лет. К тому же наше современное МЧС не располагает технологией скоростных межзвёздных перелётов. …

Учёный сделал паузу, посмотрев на притихшую толпу, и пылко продолжил:

–Над нами проводят эксперимент. Эксперимент по нашему выживанию на чужой планете. Так будем достойны звания человека разумного! Будем жить! Со временем переберёмся ближе к речке, найденной отважными разведчиками рабочей бригады, возведём там дома. Настроимся на это! Вряд ли инопланетяне будут нам помогать. …

Владимир Петрович вытянул руку в сторону моря.

–Разведка охотников прошла не без пользы. В море опасно, но мы ухитрились подстрелить крупную панцирную рыбу и вытащить её на берег. Надо поторопиться с разделкой и транспортировкой! Предлагаю организовать на это дело человек тридцать. Остальные тем временем соберут в пустыне топливо для костров и принесут воду с горной речки. Добровольцы?

Пассажиры переглянулись, и тихо загудели, разделяясь на группы. А через полтора часа у неподвижного поезда запылали костры, на которых жарили, варили или сушили вполне съедобные куски местной полутонный «рыбёшки».

Утром следующего дня Владимир Петрович разыскал в соседнем вагоне оратора-прораба. Тот хмуро посмотрел на неформального лидера: «мол, что надо»?

–Вы не сможете провести меня к наблюдательному пункту у инопланетян? – вежливо попросил учёный, – Не хотелось блуждать по незнакомой местности в поисках этого наверняка замаскированного места.

–Почему бы не проводить?! – оживился бригадир, – Пойдём! Вопрос: зачем?

–Хочу установить Контакт. Если удастся. Надеюсь, вы мне поможете в этом нам необходимом деле?

–Разумеется, помогу! – слегка заважничал прораб и махнул своим рабочим рукой, – Ребята, я по делам! Расскажу подробности, когда вернёмся.

В пути бригадир сделал прагматическое замечание:

–Эй, охотник! Как мы будем добывать панцирную рыбу, когда закончатся патроны? Вручную гарпуном такую естественную броню не пробьёшь, да и в лодочках плавать по морю опасно, судя по рассказу вашей поварихи. А другой еды вы пока не нашли.

–Значит, будем строить китобойное судно, желательно из металла. Человек существо изобретательное!

Прораб не угомонился в своём скептическом настрое:

–Допустим, сделаем. Но одной рыбой не проживёшь. Человек существо всеядное! А у нас нет семян для посева. Да и почва пустыни неурожайная.

Владимир Петрович улыбнулся. По его мнению, бригадир прагматик: долго приценивается, но зато потом делает всё наверняка и добросовестно. Поэтому он сообщил:

–Я был в вагоне-ресторане, разговаривал с поварами. Есть мешок с гречкой. А эта культура неприхотливая, всюду растёт. Из зелени можно высадить лук, посеять укроп. Жилой посёлок построим возле речки, там же вручную обработаем почву для сельскохозяйственных нужд. Не пропадём! Я обещал красавице-Алёне.

–А-а! – с пониманием протянул строитель, – Это та повариха, что мне представилась твоей женой? Деловая особа.

Учёный смутился, словно мальчишка, и промолчал. А вскоре они подошли к скале со стальными воротами.

Путешественники долго стучали, махали руками в сторону камеры наблюдения. Почти потеряли надежду, как ворота медленно приоткрылись. Автоматически, так как никто не встретил гостей.

Люди протиснулись в щель, с любопытством огляделись. Большой светлый зал действительно походил на электростанцию: несколько массивных агрегатов, толстые кабели, слабое гудение трансформаторов.

Делегация осторожно прошлась по цеху, врытому в скалы «дикой» планеты, и на длиной лестнице поднялась ко второму ярусу.

В череде служебных помещений неторопливо сновали роботы. Живых разумных существ не было видно.

Один из роботов остановился, с бесстрастием рассматривая «гостей». Прораб «сел на излюбленного конька»: ударился в философию о правах человека.

Владимир Петрович предположил, что чужие роботы могут не понимать речь человека. Он осмотрелся, и заметил между приборами планшет с привязанным к нему стержнем. Предположив аналогию с земным назначением, учёный взялся за электронное рисование.

Робот заинтересовался, подкатил поближе. Смотрел долго, а затем решил ответить человеку «Ответил» своеобразно: подключился к планшету и прокрутил некий видеофильм.

Из мелькания кадров Владимир Петрович понял, что древняя цивилизация разумных существ погибла. Уцелевший отряд роботов следует давней научной программе: расселению «отсталого земного» человека по планетам галактики. Однако дела идут плохо: подразделение устарело и нуждается в ремонте. Вместе с кораблём-астероидом.

–Значит, надеяться следует только на свои руки, – сделал вывод прораб, и помрачнел.

Так они и сообщили людям по возвращению к поезду.

На бурном собрании, когда жаркое светило зашло за горизонт, решили начать строительство посёлка в предгорьях: поближе к речке и чужой электростанции, в надежде, что роботы не будут возражать против небольшого подключения. А возле неподвижного поезда было предложено обустроить нечто вроде перевалочного пункта в пути к морю.

–Местное море для нас, пока не вырастим урожай гречихи, единственный источник питания, – веско произнёс Владимир Петрович, – Перевернём один вагон, снимем колёса с тормозами, сделаем китобойное судно под парусами. Совместными усилиями протащим его по пустыне к побережью, будем выходить на охоту за панцирной рыбой.

Прагматичный прораб добавил к сообщению учёного:

–У поезда возведём несколько открытых очагов для переработки морской добычи. На побережье деревьев почти нет, а возле гор они чаще встречаются.

Начать строительство «объектов» бригадир строителей распорядился с утра следующего дня, «не откладывая важные дела в долгий ящик».

Утро выдалось пасмурным. Небо затянули плотные облака. Владимир Петрович задрал голову с неясной тревогой: в традиционный серый цвет вплетались расплывчатые желтоватые полосы. «Что бы это значило? Что-то нехорошее, но разумное объяснение этого явления не приходило в голову».

Из вагона вышла улыбающаяся Алёна.

–Доброе утро, дорогой! – чмокнула девушка своего избранника в щёку, – Ах! Какая чудесная ночь была у нас с тобой. Почему хмуришься? Ты чем-то недоволен?

–Только не тобой, любимая! – погладил невесту озабоченный учёный, – Меня тревожит непонятное явление в местном небе.

–Ерунда! – беззаботно махнула рукой Алёна, – Будет дождь, а он для пустыни полезен. Пошли на завтрак! Остальное – потом.

После завтрака люди, согласно предварительному договору, вышли наружу. Дождя не было, несмотря на пониженное давление, но поднялся сильный ветер. С побережья доносились звуки разыгравшегося на море шторма.

–За работу, друзья-соплеменники! – издал приказ неугомонный прораб, – Нас ждут дела неотложные.

Бывшие пассажиры земного поезда не стали спорить. Группами они подходили к деловому бригадиру, чтобы получить конкретные указания. Беда пришла со стороны штормового моря. Пришла в виде принесённой ветром едва заметной полосы газа слегка желтоватого цвета.

«Соплеменники» захрипели, хватаясь руками за горло, в муках катались по рыхлой почве местной пустыни.

«Это метан. Меньше движений, дышите через материю»! – выкрикнул предупреждение бывалый шахтёр из невероятно далёкого, теперь, Барнаула.

К счастью, ветер изменил направление. Люди бросились к вагонам застывшего поезда, панически задраивая окна и двери. Около сорока человек из двухсот пассажиров так и остались лежать в неподвижности на чужой земле.

Вскоре хлынул кратковременный дождь. Однако радости он не принёс.

Не сговариваясь, к вечеру выкопали могилы, утром похоронили погибших. Мрачные люди почти не разговаривали друг с другом, а Владимир Петрович чувствовал себя виноватым. Он, как учёный, должен был догадаться о характере атмосферы на биопланете с ранними формами жизни.

Бригадир строителей заметил:

–Что будет с нами, когда начнётся настоящий сезон непогоды? Эта планета не для людей. Нет! Вы как хотите, а я лично не согласен быть здесь в качестве подопытного кролика. Пойду к наблюдательному пункту с требованием нашей отправки обратно. Эй, Петрович! Ты со мной?

–Пойдём! – нехотя согласился учёный, – Попытаюсь в рисунках отобразить трагичность нашего положения. Однако шансов к пониманию мало. Вряд ли роботы смогут отойти от задач, заложенных в программу погибшей цивилизации.

В наблюдательном пункте знакомый робот подошёл к неформальным лидерам «колонистов», с выжиданием посмотрел на двух людей.

–Эта планета не для людей, это не наш мир! – громогласно заявил сердитый строитель, – Проклятый эксперимент. Везите нас обратно в Солнечную систему!

–Вы ошиблись в выборе планеты, – мягко произнёс Владимир Петрович, и в электронных рисунках попытался доказать несостоятельность грандиозного проекта.

Ведущий робот внимательно посмотрел на рисунки учёного и, неожиданно для него, согласился с его доводами. Также в рисунках он предложил людям занять привычные места в поезде и приготовиться к отправке.

Взволнованные пассажиры ждали в вагонах сутки, молясь о том, чтобы роботы не передумали. Наконец поезд окутал кокон силового поля, и состав вознёсся в космос. Уже знакомое ускорение, мелькание огней за окнами и посадка.

Пожалуй, жёсткая посадка. Некоторые вагоны упали боком. Правда, в несколько замедлённом темпе: никто не пострадал. Люди ринулись к выходу, с трудом веря в «чудо звёздного возвращения».

Владимир Петрович, вместе с неизменной Алёной, тоже выбрался наружу.

Учёный задрал голову.

«Понятно. Роботы вернули состав точно в то место, откуда взяли. Однако ремонтники полностью восстановили пути и посадка «летающего» поезда пришлась на опоры электропередачи».

Многие пассажиры заплакали, целуя зелёную траву и нежно обнимая стволы берёзок. Алёна в умилении назвала вездесущих комаров «родными», позволила напиться крови, а затем осторожно сдула с руки.

Загудел проходящий товарный поезд, тормозя у места неожиданного «крушения». Владимир Петрович подбежал к локомотиву, пытаясь объяснить машинистам невероятную ситуацию. Те недоверчиво покрутили головами, однако по рации сообщили в Барнаул о произошедшем случае на дороге. От железнодорожников учёный узнал, что на Земле, за несколько суток его звёздного путешествия, прошло ровно пятнадцать лет.

Учёный подошёл к Алёне, заглянул в голубые глаза, полные счастья, проникновенно произнёс:

–Нам неслыханно повезло: удалось вернуться на Родину. Что ни говори, а иной мир есть для нас чужой. Это касается не только звёзд.

+1
00:15
493
Гость
06:32
-1
Затянуто, все уже нечто подобное где то и когда то то читалось.
Гость
12:10
Очень сильное произведение. Читать было очень приятно, большое спасибо автору. Хотелось бы продолжение истории.
Комментарий удален
Отличный рассказ. В духе мемуаров написан. Мне очень понравился. Читать легко и интересно
Хорошая русская фантастика с национальным колоритом в духе Стругацких. Только концовка слишком сказочная.
Есть атмосфера. Ощущается буквально кожей. Только диалоги героев неестественны. Какой нормальный человек скажет: «Массой полтонны», после того, как на него напало чудовище? Он не будет так умнословен. Впрочем, реплику можно дать учёному.
Лучше «Потерянный» или «Забытый» поезд, а не гибридное название. И «из-за» комаров, а не «от». И неплохо бы использовать больше синонимов дальше по тексту — слишком просто иногда звучит: подряд одинаковые слова идут, даже не через предложение. А в диалогах при этом канцеляризмы. Почитайте «Слово мёртвое и живое» Норы Галь.
22:32
Слог Автора довольно красив, читается увлекательно. Где – то проглядывается наивность, (впрочем, может, это есть жизненный опыт,) но в – целом, читается и воспринимается легко.
Мне было приятно наблюдать за героями, переживать их приключения. И более того, мне и самому захотелось разделить их.

Я уже пережил нечто подобное в детстве, а после, повторил этот “опыт” уже и во взрослой жизни, прочитав повесть “Робинзоны космоса” Карсака. Так – что, мой “подход” к освоению новопланетарных территорий уже приобрел вид. Я решил, что не буду тратить патроны впустую, что на первых парах установлю Джамахирию (чтобы впоследствии разумно перевести ее в авторитаризм,) что буду особенно относиться к огню, пище, суду, здравоохранению, религии, безопасности, и ко многому другому. Мне кажется, что мои мысли Автор не угадал, что он писал для кого – то другого; самое страшное – избежав конфликтов. На мой взгляд, он совершил ошибку, возвысив столь сильно и человеческую личность, и личности тех инопланетян, что оставили столь легко давшуюся возможность работам вернуть поезд обратно. Помнится, Марк Твен высмеял обязательность назидательных концовок в девичьих опусах, но, на мой взгляд, – здесь – так было – бы лучше.
Мне непонятно, почему эта история произошла именно с этими людьми. Ничего особо – выдающегося в них я не увидел. Непонятно, для чего Автор придумал метановый ветер, если мне не жалко никого из мертвых, с которыми он даже не познакомил. Хорошо жить в мире, где все хорошо, но Автор, вы ведь для людей пишете, а не для ангелов, и у нас здесь другие истории. Ваша – правдивой быть может, но покамест, я еще не встречал сразу большое скопление народа в мире живущего в своем обществе (за исключением тех, кто выплясывает в церквах и отбирает квартиры)............ Автор, вы не успели?

Фантастика.
Империум