Валентина Савенко

​Второе имя

​Второе имя
Работа №307

О чём думает молодой человек двадцати двух лет от роду, всматриваясь в своё отражение в зеркале? Возможно, о том, что только свидание с очаровательной девушкой может заставить его побриться. Иван Куприянов размышлял над тем, как это мама ещё в роддоме смогла догадаться, что её долгожданного сыночка надо назвать именно Ванюшей. Курносый, светлокожий, с копной непослушных волнистых волос, с лёгким румянцем смущения на давно утративших пухлость щеках. Глаза большущие, серо-голубые, при ярком свете и прекрасном настроении становились синими и напоминали спокойные и задумчивые уральские озёра.

Фигура у Вани была далека от олимпийских стандартов. Среднего роста, щуплый, но жилистый. Локти острые, запястья тонкие, пальцы рук пугающе длинные, зато по клавиатуре бегают, как мотыльки порхают. Парень считал себя обыкновенным программером, таких в России пруд пруди. С конвейера факультета информатики и вычислительной техники они сходили если не сотнями, то десятками. Самые способные выпускники пытались прорваться в информационную безопасность. Но Ваня в охране информационных систем разбирался меньше, чем в последствиях незащищённого секса. Хлопотной работы корпоративным сисадмином он тоже не хотел. Вот и устроился в фирму скорой компьютерной помощи. Отличный вариант! Пришёл, когда очень ждут, быстро всех спас без риска для собственной жизни и, пробубнив ничего не значащее «Спасибодосвидания!», ретировался.

Клиенты, то есть чаще, конечно, клиентки удивлялись: «Такой положительный и такой тихий». Девчонки влюблённо вздыхали, но разрушить стену молчания не могли. Ванька пытался понять, чем же он может привлекать девичье внимание. Он не видел полёта челябинского метеорита, не слушал RnB, не выкладывал фотки в соцсетях, не катался на горных лыжах, не носил брендовые шмотки или носил, но не знал, что они брендовые. То, что он компьютерный доктор, в его собственных глазах оказывалось незначимым.

Иван с детства был застенчивым. Не от природы, нет, а с того момента, как мама и папа стали громко и надрывно выяснять отношения. Мальчик думал, что развод – это болезнь, надо только потерпеть, подождать, и наступит выздоровление. Никакого чуда не случилось. Восьмилетний Ваня лишился не только отцовской поддержки, но и мимолётных встреч с бывшим главой семейства. Мама беспокоилась за него по пустяковым поводам и вовсе без поводов. Не обладая мужскими качествами, она не могла помочь ему в освоении науки побеждать. Это не значит, что Иван был не способен за себя постоять, просто в любых конфликтах ему доставалось больше всего.

Сначала мальчишка мечтал стать геологом. Каждое лето он проводил у деда с бабушкой в большом уральском селе, раскинувшемся у подножия тёмно-зелёных с проседью лесистых гор. В этом райском месте Ванька был волен добывать из недр земных всё, что поддавалось разбиванию, откалыванию и выковыриванию. Главное же – он был волен распоряжаться найденным, например, прятать в коробках из-под обуви, раскладывать по сложносочинённой системе, делать тайнички для хранения особо ценных экземпляров.

Самое сильное потрясение Ваня испытал, оказавшись в минералогическом музее. Он хотел спрятаться в туалете, чтобы как можно дольше оставаться в этой волшебной стране. Но мама вовремя догадалась о его намерениях. Не только всезнайки из Голливуда давно поняли, что ночь в музее может стать невероятным приключением для мальчишки.

Компьютерный бум и всё та же пресловутая стеснительность изменили Ванины планы. Теперь его манили виртуальные миры, где за возможность стать героем не надо было долго мучиться или дорого платить. Конечно, хакер в Ваньке пока ещё не проснулся, а веб-дизайнер трогательно дремал. Зато геймер бодрствовал круглыми сутками. Властелин миров, вершитель судеб, неустрашимый воин, непобедимый маг.

Дело осложнялось тем, что Ваньке не нравилось его имя. Оно было неиссякаемым источником стихотворных и прозаических дразнилок. Ваняй – не воняй, Ваньша-баньша, без бумажки ты Ивашка… Казалось бы, то, что глупо – не обидно, но ни сердце, ни мозг не спешили мириться с этими шутками. Так в онлайн-пространстве поселился новый житель – Купрум.

Ваня уважал медь, как можно уважать то, что представляется тебе живым, настоящим, надёжным. Он восхищался её свойствами, любовался её сплавами. Знал все минералы, содержащие медь и важные для промышленности. Её золотисто-розовый цвет парень считал необыкновенным, неповторимым. Как убеждённый романтик, зеленоватые следы на памятниках и зданиях он объяснял тем, что таким способом металл разговаривает с нами, напоминает о себе. В Питере Иван часами разглядывал Медного всадника, вдохновенно бормоча цитаты из пушкинской поэмы.

Друзья-геймеры посмеивались, не находя в имени Купрум ничего героического, кроме труднопроизносимости. Однако, если бы не самоуважение Купрума, то Ваня продолжал бы играть в чужие игры. Скорее всего, ему бы даже не пришло в голову обратить внимание на объявление о конкурсе игровых концепций. Купрум держался с достоинством. Слова «конкурс» и «концепция» его не пугали, наоборот, притягивали, заинтриговывали.

Своя собственная игра – та степень свободы, о которой только и можно мечтать. Взрывная смесь квеста, фэнтези и боевика. Тема? Тему он знал всегда: «Хозяйка Медной горы». Как это звучит по-английски? Mistress of Copper Mountain или The mistress of the copper mountain, Queen of Copper Mountain или The Queen of the copper mountain. Хорошо, что Павла Петровича Бажова это не могло волновать. Представляя сногсшибательную героиню будущей игры, Ванька терял самообладание. Безжалостная волшебница, коварная искусительница. Сотни обличий, тысячи сверхспособностей. Идеальная соперница для главного героя. Ваню вдруг прорвало потоком идей, становящихся всё менее шаблонными. Он барахтался в них, словно забыв, что умеет плавать.

Парень был потрясён масштабностью своего замысла. Его вдруг осенило, что противостоять Хозяйке Медной горы смогут только два главных героя. Он стал напевать песню, известную ему с детства. Иван да Данила. Мама с папой любили песни этой группы, у них была куча кассет с записями, которые при разводе они разделили на две аккуратные равные стопки. «Вот идут Иван и Данила(о)».

Надо было спешить. На прорисовку образов и прописывание характеров уходило много времени. Правда, молодому человеку никто не мешал. Матушка на всё лето уезжала на дачу. Друзья, хотя и пребывали постоянно в режиме онлайн, жили на других концах города. Так что, когда Ванька забыл про еду, сон, телефон и прочие отвлекающие манёвры, его некому было остановить.

Труднее всего было запечатлеть божественный облик горной красавицы. Иван пришёл к выводу, что сначала следует решить самые сложные задачи, в результате дальше можно будет лететь на крыльях радости от преодоления преград. Со всей ясностью он ощутил, что отступать уже некуда и незачем. Это было так не похоже на Ванюшу, потому что обычно он выбирал путь наименьшего сопротивления.

В реальной жизни подобных женщин Куприянов ещё не встречал. Как любой двадцатидвухлетний землянин, он искал подсказки, кочуя по просторам Интернета. Он пролистал тысячи фотографий мегапопулярных актрис и топ-моделей. Затем последовали долгие часы просмотра кино, видео и мультфильмов, комиксов и фэнтези-иллюстраций с королевами и принцессами, а также шахерезадами, амазонками и русалками.

Наступила фаза исступлённого поиска «Пойди туда, не знаю, куда, найди то, не знаю, что». В такие моменты хочется вернуться в безмятежное детство. Память сама выводит заблудившегося путника на едва заметную, но желанную тропинку. Молодому человеку вспомнились поездки с классом в Москву и Питер, экскурсии в Пушкинский и Третьяковку, Эрмитаж и Русский музей. Наконец-то, Иван, затаив дыхание, подобрался к произведениям классического искусства. Репродукции картин, фотографии скульптур, виртуальные прогулки по залам знаменитых музеев мира. Переполненный впечатлениями, Ваня в крайнем утомлении рухнул головой на стол и тут же заснул, прижавшись щекой к видавшей виды клавиатуре. Юный здоровый организм, выдержав трое суток без сна, всё-таки потребовал тайм-аут.

Человечество пока не научилось проникать в чужие сны, поэтому людям остаётся довольствоваться ролью толкователей сновидений. Некоторые земляне достигли, по их мнению, неоспоримого мастерства в интерпретации посланий Морфея. Если бы Ваня был знаком с такими специалистами, он бы незамедлительно после пробуждения бросился к ним за помощью.

Ивановы сны теснились один за другим, как будто короткий концерт должен был вместить множество выступлений, и каждый артист боялся не успеть исполнить свой номер. Казалось, это была история сотворения мира, только этот мир отличался от тех вселенных, планет или стран, с которыми имели дело геймеры.

Сначала с необыкновенной скоростью налетели вихри, резкие, колючие, они меняли направление, закручивались в спирали, переплетались друг с другом, образуя знак бесконечности. Позже Ваня смутно вспоминал, что сперва были форма и движение, но не было цвета. Потом появился цвет, вернее, цвета, разные оттенки красного и жёлтого, зелёного и голубого, глубокого синего. Они принесли ощущение мягкости, пластичности. Цвета плавно перетекали один в другой, клубились крупными пятнами или бежали тонкими прожилками.

Словно из ниоткуда возникли геометрические фигуры, хвастали друг перед другом изяществом форм. Как будто договорившись, принялись изменяться, упорядочиваться в некую структуру. Оказалось, это громадная кубическая решётка. На несколько мгновений всё озарилось розовым и золотистым светом. «Cuprum, Cuprum», - звук шёл со всех сторон, превращаясь в заклинание. Похоже, кто-то пытался достучаться до Ванькиного сознания.

Вернулось разноцветье. Повсюду стали расти кристаллы. Они напоминали то стволы и кроны деревьев, то небоскрёбы «Москва-Cити», то горку профитролей. Постепенно они обретали природную минеральную форму, точно найденные на каком-нибудь знаменитом месторождении, Copper Queen, Эскондида, Удокан или Гумешевское. Цвет каждого минерала был его особой приметой, визитной карточкой. Вздрагивая и вздыхая во сне, Ваня шептал: «Халькопирит, малахит, борнит, азурит, куприт…»

Кто-то стал разрезать и полировать малахит. Открылся восхитительный рисунок из концентрических кругов, многослойных волн и цветочных розеток. Картина была подвижной, грозясь в любой момент исчезнуть. Контраст светлых и тёмных оттенков зелёного цвета добавлял драматизма. «Красотища-то какая!», - с этими словами Ваня проснулся.

Скажем честно, находясь в царстве Морфея, молодой Куприянов мог любоваться открывающимися перед ним мирами, но, пробудившись, он был сильно разочарован. Он рассчитывал, что ему приснится лицо величественной красавицы. Именно лицо, фигуру он себе уже представлял.

Роясь в холодильнике в поисках боевого подкрепления, парень вспомнил, что смотрел передачу по TV о том, что снами можно управлять. Не то, чтобы смотрел, просто, как всегда, играл, а телик включил для эффекта чьего-либо присутствия. Для публики сыграть хотелось. Про управление сновидениями в памяти отложилось только то, что перед тем, как ложиться спать, надо напряжённо, но позитивно думать о сюжете сна и его персонажах. «Фигня, это вам не таблицу Менделеева открыть!» Ваня приготовился думать.

Раздался звук барабанной дроби. Звонили с работы, интересовались, где это он околачивается. Сказал, что мама приболела, надо помочь ей на даче, дайте неделю, всё равно работа почасовая. Текст этот произнёс скороговоркой, не слушая ответы собеседника, так ему было проще соврать.

Фазу засыпания преодолел легко и быстро, сновидений тоже не пришлось долго ждать. Он парил в неведомом пространстве, будто подопытный кролик в безумно дорогом представлении Великого иллюзиониста. Рядом с собой он видел смутные очертания непропорциональных фигур, сотканных из зеленоватого тумана. Несоразмерно длинные конечности или балахоны, безголовые тела, или же голова и тело слиты воедино. Такими малыши любят рисовать привидения, а Ванюшка в чём-то был по-прежнему маленьким ребёнком. Мелькнула мысль: «Наверное, это ассистенты».

Он попробовал вращаться сам, или его стали переворачивать. Это оказалось необыкновенно просто и в некоторой степени приятно. Чем лучше он осваивал способы перемещения в этом необычном пространстве, тем больше ему хотелось вырваться из странных объятий и побежать-поплыть-полететь, куда глаза глядят. Иван сделал несколько резких движений в разных направлениях. Они получились какими-то рваными, похожими на росчерки пера. Телесные ощущения дополнились едва заметной болью.

Вещество вокруг него, если уместно в данных условиях использовать слово «вещество», начало уплотняться и крепко удерживать его в определённом положении. Зеленоватый туман сгустился, призраки приблизились к Ване, образуя подобие неплотного кольца. По телу спящего пробежал лёгкий озноб, Иван впервые с момента засыпания испытал чувство страха или, по крайней мере, беспокойства.

Вдруг он увидел своё тело испещрённым целой системой кровеносных сосудов. Заметны были даже самые крошечные капилляры. Его сердце старательно работало, заставляя кровь двигаться по всей сложной и разветвлённой сети широких и узких каналов. Настойчивая ритмичность сердечных сокращений магнетически действовала на зрителя. При этом каждый сосуд вспыхивал разноцветными бегущими огоньками. Если бы это было возможно, а в таком мире всё было возможно, то, видимо, вместе с кровью дополнительно перемещалось нечто иное, или кровь обладала некой особой энергией.

Затем Иванову взору предстала его нервная система со своей центральной и периферической частями. Головной и спинной мозг торжественно играли свою роль театральной примы. Черепномозговые и спинномозговые нервы, нервные узлы и сплетения не уступали им в профессионализме исполнения, но ролей второго плана. Весь этот слаженный ансамбль демонстрировал чудеса регуляции деятельности человеческих органов и систем. И снова эта паутина засияла, заискрилась цветными огоньками.

Потом Ваня наблюдал работу каждого внутреннего органа поочерёдно. Он явственно видел процессы, происходящие в бронхах и лёгких, в желудке, кишечнике, печени, почках, мочевом пузыре, половых органах. Будто на лекции по анатомии и физиологии человека кто-то листал атлас с подробнейшими рисунками. «Это же мои родные органы, это же я, а не какой-нибудь среднестатистический мужик из анатомического атласа!» Ваньке хотелось кричать, то ли от восхищения, то ли от возмущения, но никто бы его не услышал.

Его тело служило экраном, на который проецировалось изображение. Зеленоватые призраки суетились возле Вани, думается, от их активности зависело качество визуальных форм. На первый взгляд, в этих картинах не было ничего угрожающего. Но парень ворочался во сне, ёрзал по дивану, судорожно сжимал кулаки, скручивался в позу эмбриона. Складывалось впечатление, что его чувства мечутся между агрессией и беззащитностью, между спонтанным гневом и желанием спрятаться. Почему Иван так реагировал на возникающие во время сна образы? Похоже, кроме него самого, кто-то ещё претендовал на роль хозяина его сновидений.

Авторы «фильмов» о его организме были очевидными мастерами спецэффектов. Каждый физиологический процесс сопровождался особенным фейерверком, в котором жёлто-красные оттенки соревновались с зелёно-голубыми. Яркие всполохи были, с одной стороны, ослепительно красивыми, с другой стороны, логически объяснимыми. Этот язык тела Ваня пока не понимал, но чувствовал, что его можно расшифровать.

Откуда ни возьмись пришёл вопрос. Не звук, не знак, а подобие мысли, направленной прямо в мозг. Хищник, затаившийся в темноте, подкрадывавшийся неслышно на мягких лапах, совершил внезапный прыжок.

- Ты Cuprum?

- Да.

- Ты медный человек?

- Нет.

- Ты Cuprum?

- Да.

- Ты медный человек?

- Я Cuprum, но не медный человек.

Возникшая пауза натянулась, как струна. Напряжение росло. Пауза – явный признак того, что спящий Иван вёл диалог либо с какой-то частью собственной личности, либо с неведомым существом, либо с машинным разумом.

- Смысл твоего ответа не ясен. Ты Cuprum, ты человек, значит, ты медный человек. У тебя есть медь. Нам нужна медь. Мы возьмём её у тебя. Ты дашь нам её.

- Нет у меня никакой меди! Ничего я вам не дам! Я просто не могу вам её дать.

- Ты Cuprum?

- Да-да-да!

- Ты дашь нам медь. Мы извлечём её из тебя.

- Нет-нет-нет! Вы убьёте меня! В организме человека не так много меди, но она ему жизненно необходима. Если вы, ужас, ужас, кошмар, вы с ума сошли, извлечёте её из меня, я умру.

Снова пауза. В этот момент тело настоящего Вани забилось в конвульсиях. На лице парня отразились мучившие его переживания. Его пугала близость собственной гибели, нелепость и безвыходность ситуации. Ванька, Ванька, это же только сон, заставь себя освободиться из горького плена!

- Что значит умрёшь?

- Умру, погибну, сдохну, окочурюсь, околею, испущу дух, отойду в вечность, переселюсь в лучший мир, прикажу долго жить, сойду в могилу, протяну ножки, склею ласты, отброшу копыта.

- Ты человек, у тебя нет копыт.

- Господи! Это образное выражение.

- Вариант №1. Господи – обращение к богу. Мы не твой бог. Мы не бог. Вариант №2. Господи – возглас удивления, неожиданности, досады.

- Да, да, возглас. Умру – значит, перестану жить, прекращу своё земное существование.

- А неземное существование не прекратится?

- Вы что, тупые? Говорю же, лишусь жизни, помру навсегда и без возврата, замолкну навеки!

Возникли новые образы Иванова тела. Оно стало многослойным, как торт «Наполеон» или колода карт. Заработал хорошо отлаженный конвейер по изготовлению продольных микросрезов. Каждый слой отделялся от основной фигуры и начинал жить самостоятельной жизнью, о которой рассказывал с помощью цветовых сигналов. Тысячи Ивановых частиц подвергались самым изощрённым испытаниям лишь для того, чтобы понять выживаемость образуемого ими единого целого. Тот, кто управлял этими опытами, напоминал знатока и любителя карточных фокусов. Он разворачивал всю группу микросрезов как гигантский веер, перелистывал как фолиант, многократно тасовал их, чтобы выстроить в новом загадочном порядке, экспериментировал с эффектом домино.

Спустя некоторое время диалог возобновился.

- Ты Cuprum?

- Нет, я Иван Куприянов. Cuprum - моё второе имя.

- Что такое второе имя?

- Так меня зовут в Интернете.

- Что такое Интернет?

- Всемирная информационная сеть.

- Цитата: «Интернет - всемирная система объединённых компьютерных сетей для хранения и передачи информации». Почему всемирная, если касается только вашей планеты?

- Чтобы все понимали, какая это крутая штука. Крутая – самая лучшая, лучше всех.

- Для чего тебе второе имя в Интернете?

- Я так лучше себя чувствую.

- Лучше всех? Круче всех?

- Ха-ха! Ну да. Ещё я могу прятаться, сделать так, чтобы меня не узнали, не заметили, защитить себя.

- У тебя есть третье имя.

- Куприянов – это фамилия. Это название моей семьи, моего рода. Мне его передал мой отец, а ему – его отец. Это связь поколений.

- Третье имя тоже защищает тебя?

- Не знаю, никогда не задумывался над этим.

Ивану нельзя было терять бдительность, но он позволил себе расслабиться и поплатился за это. Удар был нанесён с ювелирной точностью.

- Cuprum, нам нужна медь. Без неё мы тоже умрём. Ты дашь нам медь. Жизнь нескольких существ важнее жизни одной особи!

Никогда ещё в своей беспечной и простой жизни Ванька не просыпался в таком состоянии. Шок, хаос и паника. Очнувшись, он долго размахивал руками и ногами, пытаясь отогнать пугающие видения. Открыл кран с холодной водой, подставил голову под широкую упругую струю. Это подействовало отрезвляюще. Бросился проверять, закрыты ли окна и двери, не таится ли кто-то под кроватью, в шкафах и на лестничной площадке. Шумно вдыхал воздух, пытаясь уловить чужой запах.

Не обнаружив присутствия кого-либо из посторонних, немного успокоился. То, что в момент пробуждения находился на полу, объяснил тем, что во сне ворочался и, скорее всего, свалился с дивана. «Поесть, надо поесть, станет легче!» Глядя на пустой холодильник, Ваня понял, что не сможет выйти из дома. В который раз подступил страх, обхватил его липкими лапами, сковал волю и желание.

Барабанная дробь вывела его из оцепенения. Снова звонили с работы, сказали, что мать его разыскивает, что он не отзывается на телефонные звонки, что он им солгал, но пока его пожалеют и не накажут, потому что его мама – прекрасный человек. Впрочем, если он соврёт ещё раз, его тут же уволят. В ответ Ванька пробормотал: «Я больше так не буду», отключил телефон и глуповато захихикал. Потом включил телефон, позвонил матери, вяло и растерянно успокаивал её, что всё у него хорошо. Конечно, она хотела приехать, он убедил, что не нужно. Пришлось использовать главный довод – он сам скоро приедет к ней на дачу.

Матушка всегда делала продуктовые запасы. Естественно, сын по этому поводу над ней подшучивал. Теперь он был готов принести свои извинения. Быстро сварил спагетти, открыл любимые консервы «Цыплёнок в собственном соку». В старой турке приготовил настоящий кофе. Приятный сильный аромат распространился по всей квартире. Душистый напиток вернул ощущение знакомого и привычного мирка. Наконец-то Ваня попытался более-менее свободно улыбнуться.

Странный, чтобы не сказать страшный, сон не давал ему покоя. Ванька был убеждён, что когда-нибудь будет создан искусственный интеллект. Он считал, что технологии сращивания человека и машины послужат исключительно во благо нашей цивилизации. Он верил, что в будущем любое киберволшебство станет реальностью, а сценарии компьютерных игр гармонично встроятся в обыденную жизнь, и в ней не останется места для скуки и апатии. Что касается инопланетных гостей или жителей параллельных миров, то в их существовании он как раз сильно сомневался. Тем более он знал, что не представляет никакого интереса для таких созданий.

Парень вспомнил, как в трудных ситуациях бабка с дедом говорили: «Работа всё лечит». Впрочем, таких лекарей у них было много – время, деньги, друзья, любовь. Для Вани сейчас работа была единственно верным выбором, разумеется, не любая работа, а создание своей игры.

Хозяйка Медной горы так и не появилась в его сновидениях, но её образ был уже подвластен его фантазии. На рабочем столе Иван собрал пять файлов, необходимых ему для всплеска-потока-взрыва творческой энергии. В одном из них Снежная Королева, героиня знаменитого старого советского мультфильма, в другом - Царевна-Лебедь Михаила Александровича Врубеля. Следующие два файла - Наталья Бондарчук в роли Хари в «Солярисе» Андрея Арсеньевича Тарковского, Миа Васиковска в Бёртоновской «Алисе в стране чудес», на всякий случай, вместе с Джонни Деппом – Безумным Шляпником. В пятёрке сильнейших оказалась и Diva Plavalaguna из «Пятого элемента», имя актрисы Ваня не знал, но утолил любопытство в Интернете, - Майвенн Ле Беско, она же бывшая жена Люка Бессона, сколько же у него жён, бывших и настоящих?!

Два снимка он достал из семейного альбома. На фотографии школьного выпускного вечера его интересовала учительница русского языка и литературы, сударыня в стиле Ансамбля «Берёзка». На втором снимке – его бабушка со своей лучшей подругой в годы молодости, обе стройные, подтянутые. Величественная осанка, горделивый вид, открытый взгляд. «Ну, бабуля, я тебя не подведу!» Ванюша хитро подмигнул изображению уральских девчат.

3D-портрет Хозяйки Медной горы был ещё далёк от завершения, когда стало понятно, что автор продолжает акцентировать в нём признаки инопланетной красоты. Как же так? Она же Владычица недр земных и всех несметных сокровищ, теми недрами рождаемых и хранимых! Сам Ваня не обращал на это совершенно никакого внимания. До тех пор, пока…

Молодой Куприянов сознавал, что был ленивым человеком, любил побездельничать, поэтому часто чувствовал себя виноватым перед родственниками или друзьями. Ленивым, но увлекающимся! Если он со всей страстью погружался в какое-либо занятие, которое его особо привлекало, то мог и горы свернуть, и реки повернуть вспять. С абсолютной отрешённостью от всего, что могло его отвлечь, Иван устремился в мир компьютерной графики. Он полностью сконцентрировался на том, чтобы анимировать свою неземную красавицу. И она ожила, только раньше, чем он мог рассчитывать и планировать.

Когда прекрасное создание произнесло свои первые фразы, его облик не был завершённым, но невероятно располагал к общению. Выразительное лицо с большими, чуть раскосыми глазами, способными проникнуть в самую суть личности собеседника. Кожа нежная, шелковистая, вызывала желание прикоснуться, утолить тактильный голод. Мягкий зеленовато-голубой цвет кожи навевал лёгкий холодок. Переливавшийся всеми цветами радуги костюм напоминал комбинезон, максимально защищающий тело, оставляющий открытым только лицо. У костюма был явно футуристический вид.

Как только Хозяйка Медной горы заговорила, ошалевший Ванька вскочил со стула, несколько раз обежал вокруг компьютерного стола, снова уселся, схватился руками за голову, взъерошил и без того непослушные волосы. Он, конечно, слышал, что писатели беседуют с действующими лицами своих произведений, но чтобы вымышленный персонаж первым начал разговор, - от такого и у опытного автора дух перехватит!

- Иванушка, добрый ты молодец, позволь мне просить тебя о деле первостепенной важности. Только ты можешь мне помочь, избавить от неминуемой погибели!

- Какая ещё погибель? И часа не прошло, как я тебя создал!

- Нет, Ванечка, я давно существую, уж несколько сотен лет, тебе и не представить, ты ведь молодой совсем. Силы мои на исходе, не питает меня больше Матушка-Земля. Спаси меня, Ваня!

- Причём тут сотни лет? Ты же компьютерная программа!

- Что ты, Иванушка, живая я, самая что ни на есть живая. Приди ко мне, Ваня, ты же с детства хотел со мной встретиться!

- Никуда я не пойду. Глупости какие-то! Это же надо придумать – встретиться.

- Умоляю тебя, Ванечка, поспеши ко мне, спаси-помоги, не на кого мне больше надеяться!

Незадачливый геймер поначалу растерялся, потом сориентировался и перезагрузил компьютер. Но прекрасная дама никуда не исчезла, напротив, каждый её взгляд, жест, поворот головы обрели особую харизму.

- Поторопись, Иванушка, медлить нельзя, время бежит, мне всё хуже и хуже. Я тебе дорогу укажу! Дорога дальняя, трудная.

Цветовая рябь на костюме женщины перемещалась, как в калейдоскопе, и постепенно складывалась в карту знакомой Ване местности. Электронная карта выглядела взятой из распространённых поисковиков, но приправленной «фишками» сказочной графики. Такой подход парню понравился. Но раздражение и злость победили.

- Не будешь ты мне указывать!

- Заклинаю тебя, Ваня, приди ко мне!

Автор решительно расстался со своим творением, попросту выключив компьютер. Тут же засветился дисплей смартфона, обозначив известную карту и подготовленный маршрут. Снова на экране появилась дама, однако выражение её лица сильно изменилось. Теперь здесь правила бал Снежная Королева. Иван, не отрываясь, смотрел на её изображение. Одновременно в его сознание проникали щупальца чьих-то указаний. Этим антропоморфным программным кодам невозможно было сопротивляться. Впору было Ване умолять оставить его в покое.

Действие разворачивалось быстро, но в полусне. Иван выключил электроприборы, собрал рюкзак с документами и тёплыми вещами, положил смартфон в карман удобной клетчатой рубашки, надел походные ботинки со шнуровкой, тщательно закрыл входную дверь и отправился на железнодорожный вокзал.

Поезд, автобус, попутная машина, несколько километров пешком по едва проторенной дороге, и Ванька оказался в глухой горной местности. Выбравшись на крошечную полянку, упал в изнеможении на землю, ударился о какой-то камень, застонал. Понял, что страшно голоден. Фортуна ему улыбнулась, полянка оказалась земляничная, да ещё по краям росли кусты малины. Лихорадочно срывал ягоды, молниеносно съедал, не замечая ни сладкого аромата, ни отменного вкуса.

Стемнело. Испугавшись своих «подвигов», парнишка взобрался на ближайшую ель, устроился на показавшейся ему прочной ветке и замер в ожидании. Скоро на полянке появилась узнаваемая женская фигура. Ваня набрался смелости, слез с дерева и двинулся ей навстречу.

- Значит, ты существуешь. Или вы?

- Иван Cuprum, мы приняли комфортную для тебя форму, чтобы ты смог спокойно с нами общаться.

- Почему я? Что вам от меня нужно?

- Мы нашли тебя по имени, мы не знали, что это твоё второе имя. Нам нужна медь, но мы не хотим, чтобы ты умер.

- И на том спасибо!

- Мы тоже не можем прекратить существование. Мы изучили разные способы получить медь – из кабелей, труб, кровельных листов, монет, ювелирных украшений, памятников. Но все эти способы приведут к малым, но значимым потерям или большим катастрофам. Мы могли купить металл на медеплавильных комбинатах. Однако нам не нужен большой объём, а, главное, у нас нет денег. Мы узнали, как украсть деньги, но это противоречит нашим правилам.

- Откуда вы взялись на мою голову?

- Мы путешествуем по разным планетам, исследуем неизвестные формы жизни.

- Если вы такие крутые, сделайте эту чёртову медь из воздуха!

- В прошлый раз ты объяснил значение слова «крутые». Да, мы лучше многих. А что такое чёртова медь?

- Не обращайте внимания, это выражение крайней досады.

- У людей много слов, обозначающих эмоции и чувства.

- Объясните, в конце концов, зачем вам медь.

- Ты эгоистичен. Это первый вопрос, который ты должен был задать.

- Ладно, ладно, мне действительно интересно.

- У нас есть вторая кожа.

- О, мне бы тоже это пригодилось.

- Это специальная технология. Умный, точнее, разумный костюм. Он наблюдает за состоянием наших организмов и регулирует их жизнедеятельность. Он полностью защищает от вредных внешних и внутренних воздействий. Поддерживает связь между нами и с тобой. Перемещает нас в пространстве и времени. Например, от наших летательных аппаратов до поверхности планеты.

- Круть! То есть высший класс! Мы пока о таком только мечтаем.

- Мы его редко снимаем, он ухаживает за нашей кожей и контролирует выделительную систему.

- А что же медь?

- Костюм изготавливают, мы обычно говорим «выращивают», из особых самовосстанавливающихся материалов. Медь входит в их состав. У вас есть нечто похожее – метаматериалы, программируемые материалы, искусственные структуры, перспективные технологии.

- Ага, у нас только первые шаги.

- Во время путешествий мы обнаружили уязвимость наших костюмов. При некоторых условиях медь начинает изменяться. Поэтому вы воспринимаете инопланетян гуманоидами зеленоватого цвета.

- Откроем правду о зелёных человечках!

- Мы знаем фразу: «Всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно».

- Послушайте, а что вы делаете в этих местах?

- Низкая вероятность контактов, безопасность.

- Здрассьте! Здесь мы точно найдём медную руду, а, быть может, и самородную медь. Если не повезёт, полетите в Забайкалье.

- Иван Cuprum, мы предполагали, что ты нам поможешь. Спасибо!

- Да я всю жизнь шёл к этому!

- Смешно, весело, радостно, позитивно! Мы тоже понимаем юмор.

Даже высокоразвитым инопланетянам не помешает чуточку везения. Вторая кожа превосходно функционировала. Вспоминая молодого Куприянова, они пришли к важному выводу: второе имя действительно защищает. «Это может пригодиться, надо бы доложить Верховному…»

+1
23:10
656
21:15
Читать было интересно, но по итогам содержание не до конца оправдало ожидания. Суть рассказа проста, зато вокруг этой простой сути накручено многовато лишнего. Инопланетяне вышли слегка шаблонными, но почему-то все равно понравились. Главный герой тоже прописан хорошо. Стиль порадовал, по большей части читалось в удовольствие. Спасибо за текст.
Анастасия Шадрина