Маргарита Чижова

​Жизненный цикл

​Жизненный цикл
Работа №309

Пролог

– А кто этот человек? Тот странный, в пиджаке с заплатками?

– Он?.. – Од пожал плечами. – Мы как-то и не спрашивали, а он не говорил. Если честно, мне кажется, что он сам этого не знает.

Андас сидел за стойкой в вагоне-ресторане этого странного состава. Стакан с чаем приятно согревал руки, а уши ласкала мелодичная оркестровая музыка из граммофона. Он никогда не чувствовал себя так умиротворённо.

– Но как-то ведь вы его зовёте?

– Библиотекарь, Хранитель, Смотритель, Ткач, … У него много имён, но откликается он обычно на «Рук».

– Что ж, буду иметь ввиду.

– Ты какой-то слишком спокойный для новичка. У некоторых неделями мозг плавился, а ты просто сидишь здесь и пьёшь чай, будто в гости зашёл.

Он обернулся на голос Малика, что развалился на диване напротив стойки, и выглянул в окно, обдумывая слова. За пределами вагона была лишь тёмная пелена, словно поезд движется в туннеле без света, которому нет конца. Перестука колёс, который так привычен в поездах, тоже не слышно.

– Там, откуда я родом, мы веками жили в соседстве с вещами, которых не понимали, и, кажется даже, не хотели понимать. Я не могу иначе объяснить, но это было так.

– А вот это интересно! О таком я ещё не слышал. Может, расскажешь, а то тут от скуки умереть можно? Ну а мы потом можем поведать свою историю, справедливости ради.

– Я не думаю, что это хорошая идея.

– Есть что-то, о чём не хочется вспоминать? – С тяжестью в голосе сказал Од.

– Это будет долгая история о человеке, который слишком много на себя брал.

– Если думаешь, что у нас она будет совсем другой, то ошибаешься. Я почти уверен, что этот поезд специально набирает таких. – Малик уселся на своём диване поудобнее.

Андас побарабанил пальцами по столу.

– Ладно, хуже от этого не станет. Мне давно уже хотелось выговориться.

1

– У тебя блестящие оценки на экзамене. Не надумала, куда пойдёшь после учёбы?

– Нет, ты же меня знаешь: всё всегда в последний момент…

– Вот и я не уверен. На заводе, где работает отец, мне предложили место, но я как-то даже не знаю.

– Но это же прекрасная возможность! Считай, тебя просто так возьмут в профсоюз и предложат честную уважаемую работу! Почему ты сомневаешься?

Мы с Алеттой шли после учёбы по узким улицам Циалиса, и остановились на мосту. Отсюда, меж низких домов и красных крыш, можно разглядеть единственный на западной границе выход за пределы Щита. Волосы шевелил приятный ветер, ясное небо затмевало фиолетовое свечение городского купола.

– Говорю же – не знаю. Просто чувствую, что это не моё. Я хочу принести какую-нибудь пользу этому миру.

– Но ты и так будешь приносить пользу, дурачок. – Рука Алетты легла на мою щёку. Я ещё никогда не чувствовал такого тепла от чьего-то прикосновения. – К тому же, куда ты ещё можешь пойти?

Над выходом из города вспыхнул гигантский прожектор.

– Три раза? Три раза! Но это же значит, что Авангард вернулся с экспедиции. Идём! Мы должны это увидеть!

Я схватил её за руку, и мы побежали к главной улице, по которой должны были проезжать солдаты. Там уже столпилось множество людей, нам едва удалось протиснуться. Как только мы вышли вперёд, начал слышаться грохот копыт. Отряд Авангарда галопом промчался по улице, оставляя за собой облако пыли.

– Куда это они так спешат? Только ведь прибыли.

– Трусы они, вот и всё! – Воскликнул мужчина, который стоял рядом с нами. – Боятся даже в глаза нам взглянуть!

– Они не трусы! Они каждый раз рискуют своими жизнями, отправляясь туда, пока мы тут прикрываемся Щитами!

– Андас, не нужно. – Шепнулся мне Алетта.

– Да что ты говоришь, мальчик! И как же они там жизнями рискуют, а? Что-то я ни разу не видел этих их носкривату!

– Носферату. И радуйся, что не видел! Ты бы и вякнуть не успел, как они бы набросились на тебя!

– Да как ты…

– Идём, Андас. Сейчас же!

– Правильно, иди! Прячься за юбкой, сосунок!

Алетта увела меня за угол на соседнюю улицу, и лишь затем отпустила.

– Что ты делаешь?

– Хочу задать тот же вопрос! Что на тебя нашло?

– Разве ты сама не слышала? Этот пьяница оскорбил наших защитников!

– Слышала, но тебе-то какое до этого дело?

– Ты не поймёшь…

– Андас… Только не говори, что это, то чего ты хочешь? Это же самоубийство!

– Но так я принесу пользу не только тому фермеру, который купил бы собранный мной трактор, а всему человечеству, защищая его от Ферров!

– Нет! Выбрось это из головы сейчас же! Ты нужен нам здесь! Что если ты уйдёшь в эту экспедицию и больше не вернёшься? Что будут чувствовать твои родители? Об этом ты подумал? Что буду…

– Но… но…

– Прости, я не хотела кричать на тебя, просто… Ты тоже молодец, говорить такое. Идем, давай. Я должна тебе ещё с механикой помочь, чтоб ты не завалился на первом же вопросе.

– Хорошо. Но это я серьёзно.

– Ничего не хочу слышать.

Через два дня мы узнали причину спешки солдат Авангарда: город Аладен пал. Это событие потрясло всё королевство. Щиты, которые многие годы казались нам непроницаемыми, были разрушены. Город сдался всего за пару часов. Никто не был готов встретиться лицом к лицу со злейшим врагом, который превосходит людей во всём. Сотни и тысячи горожан были убиты всего за пару дней. Лишь очень немногие, которые жили у стен, сумели бежать.

Король лично выступил с речью, которую транслировали всеми возможными способами. Государь говорил, что эта трагедия была неожиданностью для всех нас, про помощь беженцам, а также призывал всех тех, кто хочет помочь, вызваться добровольцами в армию. Его слова сотрясали стены и сердца: «Мы должны дать ответный удар в этой затянувшейся войне. Враг напомнил о своей силе ценой стольких жизней»!

– Андас! Постой! Значит, это правда? Но почему?

– Я чувствую, что именно это моя судьба, моя мечта. Не могу я сидеть, сложа руки, понимаешь?

– И мне совсем не отговорить тебя?

– Думаю, что нет.

– Тогда хотя бы пообещай, что вернёшься живым и невредимым!

– Клянусь. Не бойся, мы ещё обязательно встретимся. Я буду присылать письма. И прошу, позаботься о моей матери, пока меня не будет.

– Хорошо, Андас, я обещаю.

– Тогда до встречи, Алетта Крайен.

– До встречи, Андас Крофорд.

Я зашёл за угол и направился в сторону военкомата. Я больше не видел её, но будто слышал, как она плачет, одна, и от этого моё сердце разрывалось. Назад пути уже нет, я сам выбрал эту дорогу, но всё произошло так быстро, что я едва осознавал действительность. Моя рука легла на ручку двери. Ноги не хотели двигаться дальше. Глубокий вдох. Выдох. Щелчок.

2

02.10.3872

Дорогой Андас.

Прошёл уже год, как мы в последний раз виделись. Хочу чтобы ты знал: меня взяли на работу в наш научный комплекс. Тот, что в центре города. Пока что буду лаборанткой ну, знаешь, подай-принеси и так далее, но я рада и этому. Хотелось бы сказать, что всё хорошо, ужасно хотелось бы. Мне жаль, что ты узнаешь об этом так. Три дня назад на машиностроительном заводе, из-за какой-то дурацкой ошибки в системе, рухнули несущие балки сборочного цеха. Все последние дни там убирали завалы. Мне жаль, Андас, правда, очень жаль. Твой отец работал там в ту смену. Его тело нашли только сегодня. Твоя мать не проронила ни слова с того дня. Я заходила к ней недавно, и буду заходить каждый день. Напиши ответ, как только получишь это письмо, а лучше приезжай. Я знаю, что у вас там всё строго, но может быть найдётся какой-нибудь способ. Но если не получится, то хотя бы знай, что профсоюз выделил просто гигантскую сумму, чтобы все рабочие были похоронены с почестями, а их семьи получили достойную компенсацию. Нам всем тебя очень не хватает.

А.К.

3

26.04.3874

Привет Алетта!

Пишу тебе буквально из окопа. Нет, не волнуйся, у меня всё хорошо, просто ближайшие месяцы мы проведём на учениях в поле. Передавай привет маме, обними её там за меня. Подумать только скоро будет три года, как я здесь. Спроси меня раньше, я бы ни за что не подумал, что сейчас у меня на поясе будет висеть настоящая винтовка Гаусса, а сидеть я буду под землёй, планируя засаду. Конечно, порой здесь настоящий ад с этими тренировками, но я выдержу. Должен выдержать. Рассказывай, как сама, как работа? И как те чертежи, помогли с проектом? Капитан так быстро согласился попросить знакомых из комплекса Белля направить нужные бумаги к вам, что я и не ожидал такого. Кстати, если повезёт, то прикреплю к письму фотографию нашего отряда. К нам тут журналисты приезжали, расспрашивали о всяком, а взамен вот сфотографировали на память и всем копии раздали. Готов поспорить, что ты и не узнаешь меня в форме, но уж постарайся, хорошо? А вот, кажется, и враги подоспели. Дин как всегда портит прикрытие, я его даже отсюда слышу. Мне и вправду пора бежать. До встречи.

Твой А.К.

* * *

– Дин, ну какого лешего? Нас же услышат!

Одинокий луч солнечного света, нашедший путь среди бесчисленных листьев и веток, подсвечивал бормочущую широкоплечую фигуру с золотыми волосами, стоящую в полный рост посреди леса в метре от окопа. Укрытие бережно маскировалось ветками пол прошлой ночи. Разумеется, прятаться в нём никто не собирался.

– А ты не торопился. Ладно, не кипишуй, всё по плану.

– Плану? А где Виллиан?

– Если бы ты меня не перебивал, то я бы ответил, что Вилл сейчас в семидесяти метрах на юге по эту сторону дороги, выжидает. И вообще – почему я тебе должен всё объяснять? Где ты был, пока шло обсуждение?

– Да я...

– Ладно, можешь не говорить. В общем, Вилл сказал, чтобы ты к нему полз.

– Так и поступлю.

Растительность в этом лесу была на грани аномальной. Можно было даже не особо утруждаться на счёт траншей, а просто пригнуться, и никто бы тебя не увидел. Хотя в этом была одновременно и главная проблема: в полной экипировке ползать здесь настоящее мучение. Мешок на спине и застёжки подсумков так и норовили зацепиться за бесчисленные ветки кустарников, что раскинулись на пути словно паутина. Не угодить в неё было невозможно. Невольно заплутав в этом лабиринте, я едва заметил Виллиана, который, сбросив с себя всю выкладку, укрылся под ветками. Метрах в десяти отсюда проходит широкая тропа, по которой лежит маршрут другого отряда.

– А, вот и ты.

– Почему у меня такое чувство, что вы без меня всё решили, а я теперь только операцию срываю?

– А кто ж тебя знает? В общем, слушай: по этой тропе пройдёт отряд Энджи, верно? Задача Дина – привлечь их внимание. Если учесть, как Энж относится к Дину, то она попробует его перехитрить и обойти. Когда они это сделают, мы будем ждать их на деревьях и подстрелим всех разом. Как-то так.

– Подожди, на деревьях? А если нас увидят?

– Да брось ты! Там такая листва, что мы-то их едва видеть будем. Так, кажется, они подходят. Сбрасывай всё лишнее и мигом за мной!

* * *

– Серьёзно? Почему наш маршрут должен проходить по этому лесу? Где тут логика вообще?

– Энж, я понимаю, что ты всегда такая, но постарайся хотя бы сейчас собраться. Может в этом и суть? Чтобы мы научились оценивать, казалось бы, безвыигрышные ситуации, и находить из них выход.

– Твой оптимизм меня не обнадёживает. Единственное, на что стоит надеяться, так это на то, что самовлюблённость Дина затмит мышление Вилла.

– А Андас?

– А что с ним?

– Ну, просто остальным ты характеристику дала, но их там трое.

– Именно! У них даже численное преимущество! Кстати, а это не странно, что мы знаем состав вражеской команды?

– Если уж так и смотреть, то не странней самого факта того, что мы учимся сражаться против людей. Для Милиции это слишком, а для Авангарда глупо.

– А-а-а, к чёрту! Давай просто сделаем это.

– Так что с Андасом?

– Будто мы с ним старые друзья. Мне откуда знать? Он вечно себе на уме. К тому же корчит из себя не пойми кого. Доволен?

– Да, звучит неплохо. Нарцисс, эрудит и мечтатель.

Непроглядный со всех сторон лес становился всё ближе. От этого зелёного моря, казалось, можно ожидать чего угодно: начиная от бегущего волка, и заканчивая вываливающимся из кустов Дином, запутавшимся в ремнях. Не успели они пройти пары дюжин метров по широкой тропе, как прямо по курсу меж деревьев проскользнул серый большой силуэт.

– Ты тоже это видел?

– Это чересчур даже для него.

– Пойдём?

– Это не может быть просто так, скорее часть какого-то плана.

– Значит, тебе придётся предвидеть его раньше, чем мы попадём в засаду. Шевелись.

Зайдя всего лишь метров на семь-восемь в заросли, под ногами появилась широкая и довольно глубокая траншея, заботливо укрытая ветками. Рядом то и дело виднелись глубокие и чёткие следы ботинок.

– Они точно издеваются.

– Предлагаю зайти с двух сторон.

– Так мы увидим больше.

Тропа из отпечатков ног была очень отчётливой из-за размытой почвы и большого веса идущего, так что следить за её направлением не составило никакого труда. Энджи и Роллон продвигались вперёд на расстоянии шагов двадцати друг от друга. Приходилось идти довольно медленно, выбирая место для ног, чтобы случайно не раздавить какую-нибудь ветку, или банально не вывернуть ногу об корни, которые здесь просто повсюду. Вдруг Роро подал сигнал, привлекая внимание, и указал вверх, на дерево. Подобрав нужный угол обзора, Энж смогла увидеть рюкзак среди веток. Он едва покачивался – это определённо был человек. Осмотрев ближайшие кроны, она увидела ещё одну фигуру, и тут же узнала зелёный платок на поясе, торчащий из-под кителя – Вилл, кто же ещё?! Обговорив жестами дальнейший план, они уже уверенно двинулись дальше.

* * *

– Оу, а… Привет, Энж! Прекрасная погода сегодня, правда? Самое то для прогулок по лесу. Правда… я не ожидал тебя здесь увидеть.

Небольшая полянка среди бесконечной зелени казалась настоящей роскошью и благословением. Лучи солнца мягко освещали траву, словно солдаты пробираясь меж веток, но до конца доходили лишь сильнейшие.

– Да ну?! Я всегда знала, что у тебя в предках были медведи, но это откровенно слишком. Где твои друзья, Дин? Бросили тебя, поняв, что так им будет куда лучше?

– Не пытайся задеть мои чувства.

– Но это единственное, чего у тебя в избытке.

– Очень смешно.

– Нет, смешно то, что пока мы тут пререкались, Роро уже обошёл тебя, и теперь держит вас всех на прицеле.

– Что ты имеешь в виду?

– Тех непутёвых древолазов. – Она махнула винтовкой в сторону Вилла.

– То есть как это? Они на деревьях?

Позиция Виллиана была ближе, но попасть в него оказалось труднее. Энджи совершила быстрый рывок в сторону и на бегу выстрелила в ту крону, где должен сидеть Андас. Деревьев на пути почти нет и промахнуться было невозможно. Роллон, последовав сигналу, тут же выстрелил в Дина и вместе с Энж они рванули туда, откуда их не увидит Вилл. Пара присела в кусты за деревьями, выжидая хода оставшегося в одиночестве соперника. На перезарядку оружия уйдёт ещё секунд пятнадцать, в это время они беззащитны. Тишину прервал приглушённый всхлип Роро. Выстрел пришёлся ему прямо в грудь, но что самое главное – прилетел он с их стороны. Промахнуться по Андасу ниже её достоинства, это было просто невозможно, но и Вилл ни за что не сумел бы так быстро сменить позицию. Откровенная паника захлестнула Энджи: она не знала, что делать дальше. Как назло, винтовка ещё не зарядилась. Если она побежит, то её встретит Вилл. В текущей позиции она в безопасности ещё секунд десять, но что дальше? Бежать самый опасный, но единственный способ. На ружье загорелся заветный зелёный огонёк. Осталось лишь совершить рывок.

– Всё кончено Энджи. Сдавайся, ты окружена.

Это был голос вечно спокойный голос Виллиана. Он стоял прямо позади неё, держа оружие наготове. Она всё ещё думала побежать вперёд, но прямо перед ней возник Андас, весь измазанный грязью, из-за чего он почти терялся в тени на фоне тёмной древесной коры. Всё было кончено.

4

– Ну что, парни… и дамы, – Дин покосился на Ини и Энджи, – осталось всего полторы недели. Не передумали, куда поступать будете?

Треск костра заполнял воздух. Искры от сучьев мелькали на фоне звёздного неба, на котором в ряд выстроились три луны. Колоссальная тень от замка накрывала наш уголок. Лёгкий ветерок покачивал волосы, разнося одновременно и запах дыма.

– Ой, а сам-то определился?

– Обижаешь! Стражам явно пригодится такой солдат, как я!

– На что им такой медведь? Чучело сделать и на входе поставить? Неплохо, кстати, звучит.

– Начинается. Говори лучше, куда пойдёшь.

– Я уже давно сказала - Милиция. Ничего не изменилось.

– А город, к какому проситься будешь? – Вилл оторвался от книги.

– Фелианор. У меня там родственники живут.

– Чуть ли не дальше всего от конфликта. И где же твоя смелость?

– Я же сказала, что у меня там родня! И к тому же, я действительно хочу жить, в отличие от некоторых. Да, Вилл?

– Что ты имеешь в виду?

– Да… я тут подумал, и принял решение…

– Только не говори, что это…

– Авангард.

– Ну, твою ж налево, Вилл! Мы же договаривались в Стражи вместе пойти.

– Это ты за меня решил. Я тогда и сам ещё не определился, и поэтому был за, но теперь всё иначе.

– Что иначе?

– Хватит, Дин! Если тебе не хватает мужества пойти в Авангард, никто тебя упрекать в этом не будет, но не мешай другим.

– Андас? Ты тоже?

– Ради этой цели я и пришёл в тот день в военкомат. И отступать не намерен.

– Вы сговорились все что ли?!.. Роро! Скажи, что ещё остались нормальные люди!

– Если тебе от этого станет легче, то я иду в Стражи.

– Слава Трём, здесь ещё не все свихнулись! Стражи? Значит, вместе будем?

– Полагаю, что так.

Дин продолжал расспрашивать остальных. Как выяснилось, в Авангард собирались лишь мы вдвоём. Не то, чтобы это было удивительно, но всё же. Встретиться с Феррами – это испытание для любого солдата. По крайней мере, для обычных людей… Вскоре повисла тишина, которую прервал глухой шелест травы. Внушительная, как скала, фигура приближалась к нам ровным шагом.

– Чего грустим, молодёжь? Радоваться надо! Мне больше не позволят поиздеваться над вами.

– Смирно!

Все вскочили со своих мест, вытянувшись по струнке:

– Господин капитан? А что вы здесь делаете?

– Вольно. Я что, уже не могу поговорить со своими кадетами?

– Нет, конечно, можете, я не…

– Брось, Энджи. Давайте сегодня сделаем вид, что я не ваш злобный командир. И я вообще-то не с пустыми руками пришёл! – Капитан Баирн поднёс к свету старую, но неплохо сохранившуюся гитару. Лак местами давно потрескался, тут и там виднелись сколы, но в остальном вид был весьма приличный. Должно быть, у неё долгая история. – Нашёл вот недавно. Слух у меня уже не тот, да и пальцы тоже, но я постарался привести её в должный вид. Так что, порадует кто старика живой музыкой?

– Конечно. Давайте её сюда.

– Дин? Ты играть умеешь?

– Да, Энж, умею. Не такой я раздолбай, как ты обо мне думаешь.

– Я тебя за язык не тянула.

Дин провёл пальцами по струнам, довёл до ума звучание, ударил вновь и удовлетворённо кивнул. Капитан присел вместе со всеми. Это был первый и последний раз, когда мы сидели рядом, словно просто хорошие знакомые. Пальцы Дина начали энергично бегать по струнам, и воздух стал заполняться ярким и знакомым звучанием всем известной мелодии. Эта мрачная, и в чём-то даже грустная песня стала, тем не менее, символом нашей борьбы с Носферату. Она была придумана ещё в первые годы, и разлетелась по всему королевству. С тех пор её знает каждый ребёнок.

Кости отцов у подножия стен,

Плотных, как камень, и светлых, как лёд.

Наша защита и вечный наш плен.

Ветер степной нам погибель несёт.

Во тьме иль при свете спасения нет.

Быстры и сильны супостаты.

За что эта кара? Нам дайте ответ.

Ушедшие к звёздам собраты.

Мы верим, мы бьёмся, спасение есть.

Отвага и ярость в почёте.

Под небом бездонным вернём себе честь,

И песни о нас вы споёте.

5

Сборы пришлось начать на четыре дня раньше. Причину прямо, конечно же, никто называть не стремился, но ходили слухи, что в Белль собирается приехать сам король Реджинальт. Так или иначе, вещмешки уже были укомплектованы. Последнее движение пером, так знакомые сгибы бумаги, и, наконец, уверенная капля сургуча. Я положил законченное письмо во внутренний карман кителя, встал из-за стола, повесил на плечо вещмешок, но, подойдя к двери, остановился. Прямо как в тот день. Что тогда, что сейчас, это означает лишь одно – перемены. Никогда их не любил, и, тем не менее, я здесь. Глубокий вдох. Перед закрытым взором, я представил единственную вещь, что согревала меня всё это время, проведённое в пыльных стенах крепости Анвир. Как же тяжело осознавать, что воспоминания имеют свойство стираться, и даже самые важные вещи рано или поздно становятся словно выдуманными и нереальными. Выдох. Щелчок.

– Постой, не открывай! Позволь пройду. Спасибо.

По коридору, едва удерживая огромную стопку книг, медленно лавировал меж суетящихся кадетов Роллон. Я, конечно, знал, что он любитель почитать, но тут хватило бы и библиотеку открыть.

– Роро, откуда их столько? Давай помогу.

Я ещё раз поправил заплечный мешок и взял половину книг. Так Роллон хотя бы стал видеть, куда идёт, хотя ему по-прежнему мешала постоянно проходящая через лицо прядь длинных волос, собранных в хвост на затылке.

– Будто у нас много мест, где можно книги раздобыть. Но сейчас я, кажется, действительно запозднился с возвратом. Сам-то как? Налегке, как посмотрю.

– Да, можно и так сказать. Готов поклясться, что вещей у меня было больше, но когда начал собирать, то всё в одну сумку влезло.

– Это всё крысы. Они здесь будто ужаленные. У Дина завтраки воруют, у тебя вещи. Чего только от Энж не наслушаешься…

Стены коридора с деревянной отделкой, множество картин – всё это веяло былым имперским величием, и неустанно напоминало о разности культур всех тех народов, коим приходится уживаться в одном мире.

– Кстати, я давно хотел спросить, прости, если грубо, но почему тебя «Роро» называют?

– Не за что извиняться. Это сокращение. В моём историческом языке нет звука «л», он заменятся на «р». Поэтому «Роллон» звучит, как «Ророн». Вот и вся история.

– Вы с Энджи ведь из одного города?

– Да, но знакомы не были.

Мы проходили мимо главной лестницы, на пролёт которой вбежал Дин, и, увидев нас, остановился, переводя дыхание.

– Вот вы где! Там капитан приказал всем собраться в главном зале для брифинга.

– Как-то внезапно. Что там будет?

– Кто ж его знает, но явно что-то важное. Так что давайте туда, а я остальных искать.

Дин умчался так же быстро, как и появился.

– Вот как.

– Иди, дальше я сам.

– Уверен?

– Я и раньше книги вовремя не возвращал. Мне не привыкать.

– Хорошо, как скажешь.

* * *

По пути мы должны были объединиться с третьим и седьмым отрядами, но последний так и не объявился. Сейчас он, вероятно, уже сильно отстал из-за густого леса, путь через который пролегал последние четыре часа. Но вот, наконец, бесконечная череда пролетающих мимо тёмных деревьев миновала, и взору открывались засеянные луга, ограниченные на горизонте стенами. Город становился всё ближе, его колоссальных размеров купол переливался до боли знакомыми фиолетовыми оттенками. Оставалось всего несколько километров. Вот он тот миг, ради которого я вызвался добровольцем: уже завтра вечером представитель от каждого Корпуса выступит с речью, призванной заставить кадетов выбрать то место, где они будут продолжать службу. Всего один день отделял меня от мечты, но тут мир рухнул. Непреступный барьер, верный защитник человечества начал мерцать, и через пару секунд его вовсе не стало. Он просто разбился. Как стекло. А вместе с ним словно и вся реальность. Лишь капитаны были не удивлены, не так как все. Они лишь нервно переглянулись и начали выкрикивать приказы.

– Восьмой отряд! Всем занять позиции согласно боевому расчёту! Держаться до последнего! На время операции вы переходите под командование Авангарда, исполняйте все их приказы! Вперёд! И да помогут нам Трое…

Мы галопом ринулись в сторону неизбежности. С самого начала мне это не нравилось. На брифинге нам объясняли план действий на случай экстренной ситуации, но знал ли капитан, что всё будет настолько плохо? Сейчас эти рассуждения ничего не дадут. Я оказался в одной команде с Роллоном и Энджи. Мы должны направляться в южную часть города, в точку «Б». Это должно быть какое-то здание с большой антенной на крыше – вот всё, что нам сказали.

Белль был чуть ли не прямой противоположностью Циалиса: непомерно высокие дома, сплошь бетон и стекло, множество красочных вывесок и рекламы, что призваны разукрасить серые кварталы города. Бесконечное нагромождение пустых улиц, где ещё недавно кипела жизнь, напоминало настоящий лабиринт. Множество нечеловеческих воплей наполнили воздух, отражаясь от стен, усиливаясь и рассыпаясь по закоулкам. Мы скакали так быстро, как только могли. Широкие аллеи сменялись узкими улочками, где с трудом расходились пара всадников. Казалось, это никогда не кончится, и мы так и останемся заперты среди этих серых монолитов, если бы среди них не показалась заветная антенна. Заброшенное здание радиостанции охраняли солдаты Авангарда. Подъехав, мы спешились и спрятали лошадей за углом.

– Вот и подкрепление на нашу голову. – Съязвил один из караульных.

Нас отправили в здание напротив, чтобы прикрывать основную позицию со стороны. Ну, или чтобы просто не мешались. Нас не воспринимали всерьёз, но на то были причины – нас встретили не просто солдаты, но я никак не мог понять, почему мне так казалось. Здание, куда нас отправили, оказалось крупным магазином, и даже стоя у входа, можно простреливать все направления. Зайдя внутрь, Энджи, склонив голову, безвольно скатилась по стене.

– Kuso! Вот вам и окончание учёбы… Вместо этого нас просто всех убьют…

– Не смей так говорить! Мы прошли через столько всего не для того, чтобы сдаться. Здесь Авангард, у них есть план.

– Ну да, конечно, нужно успокоиться и ждать, когда твой почитаемый Авангард нас всех спасёт! Разумеется, как я сразу не поняла…

– И что сейчас, просто сдаться? Потерять надежду, значит умереть!

Разговор прервали ужасающие крики. Они исходили со всех сторон, окружая нас. Тогда я впервые увидел их. Носферату. Чёрная, как смола, кожа, тощее тело, несоразмерно длинные конечности, и абсолютно гладкая голова с одним лишь ртом. Они перепрыгивали с одного здания на другое, ползая по ним, словно гигантские пауки.

– Ну как, Андас, твоя храбрость до сих пор здесь? Она нам понадобится.

– Я, я… не уверен.

Мы были так испуганы, что забыли главное правило – молчать. Ферры двигались так целенаправленно, словно знали куда идти. Основные группы напали на антенну, но были и те, кто просто блуждал в поисках добычи. Мы дали им чёткое направление, так что это был вопрос времени. На винтовке горел зелёный огонёк, готовый поразить любого врага, но это нисколько не успокаивало.

Снаружи, на стене, в противоположной части зала, появился тёмный силуэт. Он какое-то время смиренно выжидал, затем его голова повернулась в нашу сторону. От крика этого монстра взорвались почти все окна. Он заполз внутрь, а за ним ещё и ещё. Витрины замедляли их передвижение, но прицеливаться от этого не легче. Права на ошибку нет. Руки невыносимо тряслись, я едва удерживал винтовку. Прицел. Выстрел. Промах.

Моя пуля попала Ферру в плечо. Это его не остановило, и он с ещё большей жаждой ринулся вперёд. В тот момент я перестал понимать, что происходит. Перед глазами была лишь эта ужасная тварь, что летела прямо в меня. Весь мир замер, и во всем этом я услышал щелчок. Не уверен, исходил ли он от спускового крючка, или же был в моей голове. Вероятнее, всё вместе.

Роро выбежал вперёд и выстрелил в Ферра, что пробил собой стекло и уже был в полудюжине метров от меня. Выстрел пришёлся в живот. Носферату отклонился от траектории, и, падая, протянул руку в надежде зацепить хоть кого-нибудь. Острый, как бритва, коготь распорол лицо и шею Роллона. Кровь хлынула на несколько метров. Он и Носферату безвольно упали на пол, друг напротив друга. Красный сменился зелёным. Энджи подбежала и почти не глядя выстрелила Ферру в голову, затем упала рядом с Роро и вцепилась ему в шею. Она яростно кричала на других, веля достать аптечки и помочь ей. А я… я просто стоял рядом в оцепенении. Я понятия не имел, что делать, и могу ли сделать что-то вообще. Где же теперь мои слова о храбрости и надежде? Это не то, о чём я мечтал всю жизнь, не то, что представлял себе, глядя на проезжающих мимо солдат Авангарда. Энджи кричала что-то мне, но её голос был слишком далеко.

Я окончательно выключил голову, лишь бы отстраниться от всего этого, и позволить инстинктам всё сделать за меня. Я закрыл глаза, надеясь оказаться дома, когда их открою, но этого не произошло. Передо мной была лишь жестокая правда. Незнамо зачем бросив оружие, моё сознание потянуло меня наружу, к лошадям. Всё нутро призывало убираться подальше. Я выбежал на дорогу и побежал так быстро, как только мог, но едва добравшись до середины оной, невыносимо громкий клич Носферату заставил меня вернуться в этот мир. Он бежал ко мне прямо навстречу. Солдаты Авангарда у здания исчезли. Я был один. Наедине с реальностью. Наедине со своей смертью. На этот раз я не зажмурился. Я смотрел врагу в несуществующее лицо, и тут вспомнил что-то очень важное: мне есть ради кого жить. Вместе с эти пришло и осознание того, что я выбросил оружие. Как можно было быть таким глупым? Я здесь, потому что хотел защищать людей, у меня есть те, кто мне действительно дорог, так почему я уже был готов умереть? Но какое это имеет значение… Оставалась всего секунда, Носферату уже протянул ко мне руку, но резко остановился и начал испугано вертеть головой. Смерть была так близко. Вернее, она и сейчас стоит в метре от меня. Я не мог заставить себя сделать хоть шаг.

– Эй, ты! Чего стоишь? Ждёшь, пока тебя сожрут?

Этот холодный, ровный голос смог снова вернуть меня обратно. Он исходил от человека на крыше. Подняв голову, я сразу узнал его – капитан Эвит. Лучший воин человечества, как его некогда прозвали. Вот почему эти солдаты были особыми – это элитный отряд, и именно его мы видели в тот день, пять лет назад.

– Беги! – Безразлично кинул он вслед, и ушёл прочь.

Носферату, тем временем, схватился за голову, безвольно упал и начал трястись, словно в припадке. Я не понимал, что происходит, но знал одно – меня это уже не касается. Ноги начали двигаться сами, унося меня прочь.

Эпилог

– На следующий день мы узнали о падении Циалиса. Вся эта бойня в Белле была лишь отвлекающим манёвром. Это окончательно добило меня. Всё, что я мог, это сделать то, что у меня получалось лучше всего - побежать, дезертировать и… я больше не могу говорить.

Андас прикрыл ладонью лицо, скрывая слёзы, но их было уже не остановить. За окнами всё так же мчалась непроглядная чернота. Поезд, едва уловимо покачиваясь, увозил странников всё дальше в бесконечность.

– Прости, мы не должны были заставлять тебя… твой мир – это и вправду ужасное место. Не в том смысле, что ужасен сам мир, но…

– Я думаю, он понял, Од. Оставь его.

– Нет, всё нормально. Я должен был…

– Раз так, то позволь и я комментарий оставлю: почему купол над городом рухнул, если там уже вовсю обосновался этот Авангард? Как я понимаю, щит был энергетический, а значит, должен был отключаться с некоего подобия главной консоли. Так как это случилось?

– Малик!

– Да подожди! Дай ответ услышать.

Андас смог прийти в себя, вытер лицо, и повернулся на стуле.

– Те, кто это сделал, они тоже были солдатами. Так вышло, что я познакомился с ними позже. Они скрывали свою сущность, но потом раскрылись. Эти… люди, если их всё ещё можно так назвать, считали себя высшей расой. Наполовину человек, наполовину Носферату. Они хотели заявить о себе миру, а ещё завербовать меня. Помню, как Эл ввёл мне что-то вроде крови. Затем пустота, и вот я здесь.

– То есть ты был теперь за них?

– Нет, нет! Нас двоих схватили, согласно плану, когда они пытались разрушить ещё один купол.

– Ладно, раз пошло такое дело, то что вообще за Ферры? Я знаю только вампиров с таким названием.

– Я не знаю! И мне было плевать. Всё, что было для меня важно, всегда находилось здесь.

Андас машинально коснулся внутреннего кармана кителя, и к своему же удивлению, нащупал письмо. Он медленно вытащил тот самый конверт, не понимая, как такое возможно, ведь он теперь здесь… Но где это – «здесь»? Впервые в жизни его посетил такого рода интерес.

– Эй! А у меня не было подарка из прошлого!

– Малик!

– Опять заладил.

Дверь вагона вдруг открылась, и оттуда выбежал Рук. Выглядел он куда более потрёпанно, чем в прошлый раз.

– О, Хранитель. Ты чего такой измятый?

– Да так, ничего серьёзного, волосы на себе рвал. Не видели тут…

– Зелёная рубашка, причудливая шляпа? Нет, не видели. Ты спрашивал уже.

– Странно… ладно.

О чём-то глубоко задумавшись, он двинулся в сторону следующего вагона.

– Рук!

– Что? А, Андас, ну как, устроился?

– Откуда вы знаете моё имя?

– Оттуда же, откуда ты знаешь моё. Это всё?

– Нет. Что это вообще за место?

– Как бы попроще?.. Это поезд.

– Не смешно.

– Я не договорил! Поезд – это материальное воплощение потока времени.

– Потока чего?

– Времени. Пространство-время, слышал о таком? А там за окнами воронка времени.

Андас в очередной раз взглянул во тьму.

– Но там ничего нет.

– Если ты не хочешь видеть, то это не значит, что там ничего нет.

– А…

– Подожди! Вы чувствуете это? Поезд шатается… Часы! У кого-нибудь есть часы? Малик, ты одет как викторианец, у тебя должны они быть.

Малик нехотя потянулся в карман жилета.

– Ну, да, только они сломаны и не ходят.

– Неважно! Что на них сейчас?

– Раньше было другое…

– Что сейчас?!

– Ровно восемь.

– Опять это число. Одно хуже другого! – Рук быстро метнулся к выходу, куда и направлялся, но перед уходом обернулся. – Держитесь крепче.

– Что?

– Что слышал!

Хранитель захлопнул дверь и со всех ног побежал в конец поезда. Всё было спокойно, никто не понимал его тревоги. Малик пожал плечами и снова улёгся на диван, но сильный толчок его мигом оттуда скинул. Всё жутко затряслось, это продолжалось некоторое время, а затем резко прекратилось.

– Что сейчас было? – Воскликнул Малик, поднимаясь на ноги. – Треклятый поезд времени решил погнуть свою линию? И куда этот Хранитель убежал? Хоть раз бы нам что-то сказал. Невыносимо.

– Он что-то говорил про остановку.

– Как это?

Вдруг тряска возобновилась, но теперь она была куда сильней, чем раньше. На ногах стоять уже было невозможно. Все вещи падали, посуда билась. И тут всё взлетело в воздух, начало метаться от стены к стене. Всё вновь потеряло смысл.

Поезд сошёл с рельс.

+1
23:40
528
00:44
Не знаю, что и сказать. Сначала вспомнился «Поезд в ад», потом в головой погрузилась в воспоминания Андаса. Все было классно, реально. Даже конец приключений Андаса выглядел более-менее логичным, хоть и особо не впечатлял. Но потом эпилог. Он меня добил. Ничего не понятно, одни вопросы. Что за высшая раса, нафига им Андас? Ладно, это полбеды. Что за поезд? Почему Андас там? Куда он движется? Почему сошел с рельс? Я-то надеялась, что чувака хотя бы привезут в его прошлое, где он еще не ушел в солдаты и он сможет прожить другую жизнь рядом с родными. Не то, что это было бы прям круто, но хотя бы какой-то смысл. Стиль отличный, косяков совсем немного. Однако меня слегка покоробило соседство «королевства», лошадей и «носферату» с тракторами, военкоматами, профсоюзами и особенно брифингами. Этакое классическое фэнтези, но на почве современных реалий. Не то, чтобы совсем несовместимо, но все же режет глаз. ИМХО. В целом рассказ очень зацепил, не отпускал по ходу чтения, но сильно разочаровал в конце. Однако по многим критериям он чуть ли не лучший из того, что я пока прочла. Спасибо!
19:47
Согласен с предыдущим комментарием, очень рыхлый сюжет. Запредельное количество действующих лиц затрудняет восприятие текст. Рассказ излишне затянут. И все-таки, правильнее писать не с рельс, а с рельсов. Удачи!
Мясной цех

Достойные внимания