Эрато Нуар

​Ы

​Ы
Работа №316

Оранжевый закат. Визг обезьян между пальм. По углам трапезной сгущаются тени. Отварной осьминог под серебряной крышкой. Только князь Зуммэль собрался плотно поужинать, как резкий удар в дверь оборвал его намерение. Кто-то, видимо, распахнул её ногой. Да так, что резная дверь тонкой работы утратила часть позолоты. В коридоре вскрикнул охранник. Затем второй.

Кузнецов ворвался в зал как северный ветер и застыл с грозным видом перед самым лицом князя. Грязный и весь в крови. В руке землянин держал дробовик. Зуммэль немного успокоился. Он ожидал измены, подосланных убийц или нападения ягуара, поэтому его правая ладонь в это время сжимала под подушкой рукоятку пистолета. Увидев злого Кузнецова, князь подарил неожиданному гостю самую вежливую из своих улыбок и жестом предложил ему садиться. В следующее мгновение княжескую трапезную заполнила толпа вооружённых козерогов, готовых по одному знаку растерзать пришельца, однако князь освободил руку от оружия и остановил гвардейцев.

— Пётр Андреевич! Не делайте, пожалуйста, глупостей. Мы всё уладим, — спокойно сказал Зуммэль.

Кузнецов тяжело сел на подушки и положил дробовик на ковёр. Охрана не сводила с человека глаз.

— Я знаю, что с вами произошло. Мне очень жаль, но у нас такое иногда случается, — князь жестом приказал всей охране удалиться.

— Они отравили меня наркотиками и взорвали корабль! Теперь я не смогу покинуть Айбекс и вернуться на Землю! — кричал Кузнецов.

— Мне очень жаль, Пётр Андреевич. «Чёрные повязки» действительно доставляют много проблем. Княжество от них тоже страдает. Однако мы напали на след. У нас есть пленник. Ещё немного оперативной работы и мы выйдем к их логову!

— Я знаю, где у них база. Только что оттуда.

— Вы?! — воскликнул Зуммэль в изумлении.

— Да, я. Их логово находится на втором горизонте шахты «Лесная». Там до батальона легковооружённой пехоты. И я пришёл к вам за помощью, Зуммэль, — сообщил Кузнецов.

— Какой у вас план?

— Через полчаса шахтёры завершат смену и уйдут. В шахте останутся только террористы. Предлагаю потравить их углекислым газом через вентиляцию!

— Это невозможно! Я не дам своего согласия. Наше законодательство запрещает массовое убийство. Даже служителей террора. Необходима тщательная подготовка. Военная операция. Нет.

— Тогда я взорву плотину и затоплю шахту! — вспылил Кузнецов и продемонстрировал радиовзрыватель, зажатый в левой руке.

— Невероятно! Вы этого не сделаете, Пётр Андреевич! Шахта нужна городу. Плотина необходима всей стране!

— Сделаю. Вы меня знаете, Зуммэль. Они выкачали из меня два литра крови. Это выродки. Я видел, как они поступают с пленными, — жестко проговорил землянин.

— Вам удалось бежать? С вами же была одна наша женщина?

— Они убили её. И теперь я совершу акт возмездия.

— Нет! Я буду вынужден вас арестовать и судить!

— Через полчаса всех террористов ждёт смерть, — Кузнецов был настроен решительно.

— Это говорит гнев, Пётр Андреевич. Очень опасно. Вы не задумываетесь о последствиях! Они будут очень серьёзны! Княжество может разорвать дипломатические отношения с Землёй.

— Всё равно. Ровно через полчаса я подорву плотину, — Кузнецов активировал устройство и поставил задержку взрыва на тридцать земных минут. — Если вы будете мне препятствовать, Зуммэль, то взрыв состоится раньше.

В этот момент князь пожалел, что отпустил охрану. Нужно было как-то погасить гнев Кузнецова.

— Хотите, я отдам вам пленника, а вы оставите свою глупую затею?

— Нет! — в Кузнецова словно вселился бес упрямства.

— Если через полчаса будет взрыв, я прикажу вас арестовать, Пётр Андреевич. По нашему закону за массовое убийство вы понесёте весьма суровое наказание.

— Я не козерог.

— Это не избавит вас от ответственности.

Кузнецов промолчал. С его разорванной щеки на подушки капала кровь. Сквозь лохмотья выглядывали порезы, ушибы, ссадины. Зуммэль принял решение.

— Хотите, притчу из нашего эпоса? Я расскажу её вам за остаток времени. «О богатыре Ы и всепожирающем гневе».

Кузнецов сидел без движения и Зуммэль начал рассказ.

***

Когда-то очень давно в пустыне Чаткатлан родился странный малыш. Он появился прямо из песка и имел алмазную кожу. И был он с рождения могучим и смелым. И встревожились вокруг всякие злые существа ибо почувствовали пробуждение древней силы. Когда за ним пришли пустынные ведьмы, малыш вырвал одной из них глаз, чтобы остальные в испуге разлетелись. Та, которая осталась без глаза долго бродила среди дюн и выла, разыскивая обидчика. Она называла его коротким именем Ы и грозилась съесть малыша, но тот поймал длинную тонкую змею и задушил ею ведьму. Отныне он знал своё имя.

Ведьмы рассказали господину топких болот Шивару о великой силе необычного малыша, и тот решил сам в этом убедиться и наказать обидчика. Болотный господин превратился в огромного крокодила и пополз в Чаткатлан. Он обнаружил Ы пившего молоко из слоновьего бивня и, тихо подкравшись, напал на него. Однако прежде чем гибкий крокодилий язык охватил Ы вокруг тела, чтобы ввергнуть в желудок, малыш сам бросился в ужасную пасть, крепко держа в руках бивень. Не успел язык описать в воздухе петлю, как брюхо крокодила оказалось разорвано, подобно тому, как вспарывает каменистую почву плуг, который тащит четвёрка быков. С визгом дух Шивара выскочил из огромной туши, пролетел пустыню и в страхе скрылся в густой трясине. А малыш занялся мёртвым чудовищем. Из чешуйчатой кожи болотного гада Ы вырезал себе прочный плащ, а из зубов и костей сделал дубинку и копьё. И продолжил жить в пустыне. Скорпионы и змеи стали его учителями. Орлы и грифы приносили ему мясо из плодородных земель. Каждый день Ы выпивал целое вымя слоновьего молока и рос как бамбук. Так прошло двадцать лет. Слава о необычном богатыре быстро распространилась по земле. Сбылось пророчество древних козерожских шаманов — на Айбексе появился дикий богатырь.

В то время в соседней с Чаткатланом лесной стране правил хитрый князь Бронзэль. Прознав от скользящих во тьме летучих мышей об опасном соседстве, князь решил предупредить возможные неприятности от Ы и одновременно разжиться мощным союзником. Он задумал женить его на одной из своих девяти дочерей и приказал лучшим кузнецам княжества выбить изображения дев на одинаковых стальных щитах, чтобы преподнести юному богатырю. Долго трудились мастера, и когда, наконец, всё было готово, Бронзэль послал к Ы караван с дарами.

Долго разглядывал Ы изображение самой младшей дочери. Её звали Новэль, и была она прекрасна лицом и солнцелика. Длинные девичьи кудри настолько пленили сердце юноши, что Ы забыл обо всём и тотчас же принял княжеское предложение. Он оставил Чаткатлан и отправился вместе с караваном в лесное княжество, чтобы как можно быстрее жениться на Новэли.

Когда девятая дочь увидела коренастого юношу в крокодильей коже, то сразу возненавидела его. Богатырь казался ей грубым, уродливым и жестоким. Новэль слышала ядовитые рассказы длинноруких лесных колдунов, в которых Ы назывался тварью, жабоногим зверем и мерзким оборотнем, верила им и не могла понять, почему отец выдаёт её за чудовище. Бронзэль был непреклонен, он отказал Новэли в её просьбе спрятаться в чаще. Через три дня, сказал князь, она должна стать женой Ы. Ведь в действительности богатырь был статен, красив и твёрд духом.

Не смогла уберечь себя девятая дочь от злых языков. Яд проник в её юное сердце. Используя запрещённый кровавый обряд, Новэль молила ночных полубогов о помощи, пообещав свою плоть любому, кто избавит её от ласк Ы. И случилось так, как она хотела. На её просьбу отозвался один полубог. Самый старый и хитрый из всех. Хозяин животных. Повелитель скота. Имя ему было Коровед. Дева приглянулась ему. Он захотел обратить её в кошку и сделать наложницей. Коровед дал Новэли знак, что явится в брачную ночь и приказал ждать.

Свадьба была богатой. На торжества, яства и украшения хитрый Бронзэль не пожалел ни монет, ни времени, ни труда рабов. Огромное количество гостей. Жених и невеста в золоте. Лесное княжество в зените могущества. Когда на пирующих опустились сумерки, Ы с молодой женой зашли в опочивальню, и Бронзэль закрыл за ними дверь.

Только пламенеющий от любви Ы захотел сорвать с молодой жены праздничные одежды, как из камина вылез рогатый Коровед. Ночной полубог взмахнул передним копытом и поверг на ковёр удивлённого Ы, впрочем не причинив тому никакого вреда. В следующее мгновенье шкуры пещерных медведей по стенам спальни пришли в движение: сползли на пол, наполнились сырым мясом и намертво прижали Ы за руки и ноги. Коровед достал из седой бороды крестоносного паука и посадил его на горло юноше. Теперь дикий богатырь совсем не мог сопротивляться. Это было чёрное колдовство. От ледяных лап паука веяло смертью. Ы словно окаменел. Могильное насекомое укусило богатыря и медленно высасывало кровь. Ы слабел с каждой каплей. Его дух наполнялся ненавистью и местью. Глаза Ы метали молнии, они видели с какой козлиной похотью Коровед овладевал Новэлью, но ничего не мог поделать. В тот момент он был камнем, в самой глубине которого только просыпалась древняя сила, способная испепелить этот всё вокруг.

Перед тем как уйти рогатый Коровед предложил окровавленной Новэли стать его наложницей либо принять смерть. Горько раскаивалась обманутая дева в содеянном. Жестоко пожалела, что связалась с коварным полубогом. Но предпочла обращение, несмотря на боль, ужас и позор. Тогда Коровед разорвал её на части и проглотил, а через миг вынул рыжей кошкой и посадил на плечо. Затем рогатый полубог оторвал могильного паука с горла Ы и, пробормотав проклятие, растворился в пламени камина. Почувствовав, что медвежьи шкуры обмякли, Ы в лютом гневе вскочил на ноги, схватил свои вещи и бросился в закрывающийся проход между языков пламени.

Магический ход, по которому ушёл Коровед, оказался подземным тоннелем. Дикий богатырь долго бежал по нему на цокот копыт, безжалостно топча светящиеся грибы и давя прозрачных слизней-увальней. Наконец, он выбежал на поверхность и обнаружил себя в дремучих джунглях. Ярко светила охотничья луна. Козлиные копыта вёли к бездонному болоту. Коровед явно отправлялся на юг и был уже совсем рядом. Вскоре Ы заметил его. Кошка по-прежнему сидела на плече. Ы уже почти схватил рукой витой коровий рог, как вдруг ночной полубог громко свистнул, и богатыря сзади оплела двуглавая анаконда. Она так крепко обвилась вокруг ног юноши своим скользким телом, что Короведу удалось далеко уйти вперёд. Одна голова чудовища схватила героя за плечо, но не смогла прокусить алмазную кожу. Ы оторвал её от тела собственными зубами. Бешеная борьба началась на поляне. Вокруг ломались деревья. Несмотря на ужасную рану, анаконда продолжала задерживать юношу, ухватившись концом хвоста за мощный корень. Вокруг брызгала маслянистая змеиная кровь. Невероятным усилием Ы сумел высвободиться из тугого кольца и, выхватив дубинку с зубьями на конце, нанести анаконде смертельный удар. Потом Ы своими крепкими руками снял кожу с ещё трепещущей змеи.

За это время Коровед ушёл далеко вглубь болот. Лютый гнев продолжал душить дикого богатыря. В трясине таились новые кровожадные твари, но они не могло ему препятствовать. Нанизывая крокодилов на копьё словно мелких ящериц, Ы пересёк болота и к утру вышел на берег моря. Отпечатки копыт обрывались у воды и Ы понял, что Коровед обманул его. Богатырь издал страшный вопль. Кричал он от злобы и ярости так громко, что чайки мёртвыми падали у его ног.

Вдруг из воды показалась морская ведьма Хутама. Вся в ракушках, пиявках и верхом на белой акуле она хотела наказать Ы за поднятый шум. Тот уже целился в неё копьём, но неожиданно ведьма заговорила с ним. Хутама спросила, что ищёт дикий богатырь. Услышав печальный рассказ Ы, коварная ведьма пообещала, что поможет найти и наказать Короведа, если только богатырь выполнит три её желания. Во-первых, богатырь должен победить чудовищного Морха — личного врага Хутамы и вернуть украденное им жемчужное ожерелье. Во-вторых, Ы должен раздобыть бороду солнечного Турабога с Жёлтой горы. Третье и самое простое желание, она сообщит Ы после выполнения двух предыдущих.

Ы совершенно не знал где искать Короведа, и поэтому согласился на все условия Хутамы. Ведьма обрадовалась и сошла на берег, чтобы провести над богатырём необходимый магический ритуал. Она взяла глыбу киновари, произнесла заклятие и превратила кровь героя в ртуть, ибо только так можно было победить врагов её. После ритуала дикий богатырь не мог различить ни добра, ни зла. Словно из груди вынули сердце и бросили на мороз, где оно застыло алым камнем на белом снегу. Блестящая ртуть вместо крови была равнодушна к мучениям живых и магических существ. Ы стал слепым орудием своей ненависти. Словно оживший топор он был готов рубить любых врагов. Убивать всё, что не белое и не чёрное. Только лютый гнев поддерживал кипение металлической крови, чтобы она не застыла, а продолжала бегать по жилам.

Чёрный толстый Морх обитал в холодных океанских глубинах, но раз в год должен был смотреть на солнечный свет, чтобы зажигать единственный глаз и видеть в темноте. Ы ждал его на маленьком плотике из плавучих водорослей, держа в руках острое копьё. Когда из воды показалась огромная морда со щупальцами он, что было сил, пронзил копьём янтарный глаз Морха. Великая боль потрясла чудовище. Ужасная зубастая пасть издала грозный рёв. От конвульсий могучего тела всколыхнулся весь Океан. На берег поползли высокие гребни волн. Но Ы не стал ждать когда смертельно раненая тварь уйдёт на дно; он стал один за другим обрывать чудовищу плавники, пока не нашёл ожерелья. Морх был низвергнут обратно в бездну.

Узкоглазый могучий Турабог поддерживал Небо на Жёлтой горе, когда к нему явился Ы и потребовал бороду. Великан ногами сбросил на наглеца все валуны и камни с вершины, но прочный крокодилий плащ уберёг легендарного героя. Потом Ы забрался на гору и раздробил Турабогу колени. Небо начало падать на землю, однако бронзовокожий великан удержал его своими плечами. И тогда Ы молниеносным ударом ребра ладони отсёк великану длинную чёрную бороду и сбежал с горы. С Турабогом было покончено.

Наконец Ы явился перед Хутамой, чтобы она всё-таки объяснила, как добраться до проклятого Короведа. В ответ Хутама открыла своё третье желание. Дикий богатырь должен взять её силой, а чтобы Ы не смущало обычное ведьмино обличье, она готова обернуться прекрасной юной девой. Рассвирепел богатырь. Вместо помощи Хутама просто хотела его использовать. Ы в ярости бросил на песок бороду и ожерелье, а затем резким движением схватил морскую ведьму за горло и вырвал ей язык. Та от боли и ужаса скрылась в воде.

За всем происходящим с высокой скалы наблюдал рогатый Коровед. Он громко смеялся над Ы, чем привлёк его внимание. Всё это время он прятался между скал на берегу и заранее обо всём договорился с ведьмой. Хутама должна была послать богатыря на невыполнимые задания, чтобы тот не вернулся. Ы бросил в ночного полубога копьё и дубинку, но промахнулся. Тогда он начал крушить и дробить скалу голыми руками. Увидев это, Коровед испугался и создал вокруг скалы огненное кольцо, чтобы окончательно погубить Ы. Поначалу дикий богатырь не обращал внимания на жар и пламя и продолжал отрывать от скалы куски камня. Стая огненных саламандр окружила его и вмиг объела волосы и ногти. Но даже она не могла справиться с алмазной кожей героя, под которой бурлила жидкая ртуть. Чтобы уберечь глаза от жара Ы закрыл их, и продолжал разрушать скалу.

Коровед догадался, что только кипящая кровь поддерживает жизнь Ы и решил вызвать взрыв гнева в жилах героя. Он снял рыжую кошку с плеча и бросил её в огонь. Пронзительный крик боли Новэль заставил Ы открыть глаза. И в тот же миг металлическая кровь выплеснулась из распахнутых глаз героя, заливая всё вокруг: огонь, небо и землю. Так погиб легендарный богатырь. Лютый гнев сожрал его.

***

— Ещё десять минут осталось, Пётр Андреевич, не хотите на террориста глянуть? Один из командиров «чёрных повязок». Трёх бойцов ранил при задержании. Головорез.

Кузнецов кивнул. Они прошли к лифту и спустились в подвал. В глухой серой клетке сидел полуголый козерог. На всю спину у него красовалась татуировка Короведа. Витые чёрные рога до плеч и козлиная борода между лопаток. Террорист встал с молитвенного коврика, прижался лицом к решётке и прорычал Кузнецову какое-то ругательство. Зуммэль скривился.

— Излейте свой гнев, Пётр Андреевич. Даю слово, что всё останется в тайне, — с этими словами князь протянул землянину пистолет.

Кузнецов перехватил оружие за ствол и рукояткой резко двинул арестованного по лицу. Террорист упал на пол, держась руками за разбитый нос и губу. Затем землянин вынул из радиовзрывателя батарейку и спрятал его в карман. После чего пошёл обратно. Зуммэль догнал его у лифта.

— Почему вы не убили его? — спросил князь.

— Не хочу превращать свою кровь в ртуть.

— А как же победа над злом?

— Всё-таки зло — это признак, а не знак. Чтобы полностью его победить, придётся и добро захватить вместе с ним.

— Да, вы философ, Пётр Андреевич.

— Нет, я землянин, Зуммэль. Просто землянин.

+1
00:20
694
15:16
Слишком альтернативно, на мой вкус. Сначала мешанина из осьминогов и террористов, а потом нудная стилизация под легенду, и всё ради восхваления землян. Не впечатлило.

15:40
Ы, какой текст! Пока самый крутой из тех, что попадались во время набегов!

Нравится, что из ниоткуда в никуда, мы не знаем, кто такие Зуммэль или Кузнецов, что за террористы, был ли влюблён Кузнецов в женщину, которую ему дали в сопровождающие, но можем реконструировать. И это реально круто, потому что желание всё объяснить и сделать указатели «Тут плакать», «А теперь чуть побойтесь» — это слабость автора, а не сила. Понравилась сказка, в ней много поворотов, у всех героев есть мотивация, в ней много тем, которые должны быть понятны исключительно инопланетному слушателю (вроде почему пустынные ведьмы должны придти за малышом), но при этом в ней достаточно сведений и для того, чтобы она могла заинтересовать землянина, который достроит предположениями лакуны.

Теперь о том, что не понравилось. Не понравилась концовка. Не понравилась очень точная параллель с мусульманами (молитвенный коврик), потому что умный человек достроит аллюзию и так, а удар в лоб вызывает сопротивление — «Ну, опять антиисламская пропаганда». Не понравилась фраза «Просто землянин». От неё веет пафосом и, мол, вот мы земляне такие крутые, а вы все тут вышли на лужке попастись. Потому что Зуммэль и делал всё возможное, чтобы Кузнецов не занимался массовыми убийствами, он подталкивал его к этому и даже дал тому террориста, чтобы тот смог выпустить гнев на одном, а не на многих, плюс вся сказка не только образовалась на данной планете, но ещё и её смысл такой, что помогает намерениям Зуммэля. Так что тут не противостояние двух культур, а постепенное осознание, что инопланетная культура говорит то же, что земная, только чётче и с меньшими исключениями «если нельзя, но хочется, то можно».

У вас отличный стиль, похож на Стругацких. Имхо, я бы в начало добавила какую-нибудь бытовую деталь из жизни Зуммэля, чтобы мы чётче увидели картину иной жизни. В остальном — очень желаю попадания в финал!

ПыСы. Допишите цвет подушки, под которой Зуммэль прячет пистолет. А ещё лучше, скажите — была ли она парчовая или шёлковая. Это отлично поможет достроить вид аппартаментов.
16:47
Первый мой «набег», так что не серчайте.

Сначала о плохом.
«История в истории» — специфический стиль, в котором поучительная история от лица персонажа должна быть не длиннее остального повествования. Здесь она занимает почти весь текст, отсюда вопрос: зачем нам вообще Кузнецов и Зуммель? Я вижу единственный ответ: чтобы объяснить непонятливому читателю мораль сей басни. Снисходительный тон никого не красит.

А если уж Вы озаботились ввести персонажей, то озаботтесь сделать это убедительно. Вначале Кузнецов сбегает из плена террористов после того, как потерял смертельное количество крови, и играючи раскидывает охрану некоего инопланетного князя. Я понимаю, про кровь это гипербола (наверное) и все дела, но Вы попробуйте сделать донацию крови (а это только поллитра) и потом побегать. Хотя нет, ни в коем случае этого не делайте! Убьетесь или покалечитесь.

Более того, если он в лучших традициях голливуда одной левой раскидывает десятки неизбирательных в стредствах боевиков после тяжелой кровопотери, затем охрану правителя может и небольшой, но все-таки страны (а значит охрана тоже должна быть не лыком шита), и угрожает человеку, которого просит о помощи, что иначе совершит огромных масштабов терракт — то он точно неадекватный, и сказка про саморазрушительное действие гнева его не усмирит.

Если кратко, то Кузнецов — эдакий праведный терминатор.

Что касается князя, тоже караул. Адекватная реакция на поступки Кузнецова (не говоря уж об угрозах) — транквилизатор в пятую точку и смирительную рубашку, пока не оклемается. Или пристрелить на месте — в конце концов, после его заявлений, Земля такое решение только одобрит. Тут у нас не все мечутся в праведном гневе.

Князь должен был быть мудрым, а получился… не знаю. Нечтом беспозвоночным. Если только для его вида это не нормально — позволять землянам о них ноги вытирать, а в таком случае это следовало упомянуть.

Легенда расписана слишком длинно. Она поставлена, как рассказ от лица Зуммеля, а потому не должна изобиловать подробностями, не влияющими на идею. Будь ведь рассказ легендой — было бы в самый раз, а так считаю стилистическим нарушением. Да и немного утомило, если честно.

Ну и парочка мелочей. Зачем называть инопланетных зверей крокодилами? И как можно ударить кого-то сквозь решетку тюремной камеры?

Теперь о хорошем.
Хорошая грамотность. Ошибки есть, но на фоне стиля в глаза не бросаются. Стиль легенды очень понравился, действительно, будто старое сказание. Необычно, со вкусом, читается приятно.

Хвалить я не умею, поэтому воспринимайте слова так: все, что не упомянуто в минусах, попадает в плюсы.
22:20
+1
Тут начала замечать, что мы с Angel на некоторые моменты в рассказах смотрим как будто с противоположных колоколен :) Вроде одно произведение читаем, а мнения совершенно противоположные. Но это так, лирическое отступление :)

Теперь о рассказе. Примерно на середине я с большим удовольствием думала, как буду писать хвалебный и восхищенный отзыв, потому что стиль приятный, подача замечательная, все герои нравятся, в легенде столько восхитительных идей, что просто мама не горюй (один только глаз, который нужно раз в год зажигать, чтобы видеть в темноте, чего стоит!). И неважно, что пауки — не насекомые, а дух не может наполняться местью, а только ее жаждой, на фоне общего хорошизма рассказа эти мелочи ничего не стоят.

Но. Я постепенно подходила к концовке. И тут, на мой взгляд, начались какие-то нелогичности. О парочке упомяну.

А… почему Ы смутило именно третье желание? Каким образом оно дало понять, что ведьма не поможет ему после исполнения всех трех? А насчет того, что она его использовала, так это и по первым двум желаниям было понятно. Вот если бы он отказался исполнять желание, потому что оно напомнило ему о том, что Коровед сделал с его невестой, а самого Ы еще и заставил смотреть, тогда, Автор, я бы Вам поаплодировала. Но Вы, к сожалению, даже намека на это не дали, а отказу героя привели другое объяснение.

Концовка… ну, э, ммм… На мой взгляд, очень подделана под идею. Если я что-то поняла в характере персонажа Кузнецова, то он в ответ на историю козерога скорее сделал бы ему назло: и гнев бы излил на пленника, и шахту взорвал, да еще и сказал бы в конце: вот видите, и ничего со мной от этого не сделалось. Просто мне так показалось. Впечатление от персонажа осталось вот такое, понимаете? У него же еще и какая-то гордость землянина внезапно вырисовалась. Гордый землянин будет плясать под дудку какого-то козерога (а дудку-то бы только слепой не заметил, да и то такой, который еще и слушать не умеет)?!

И согласна со Всеволодом. Ну правда, посмотрите на этого чумачечего землянина. Историями его убаюкивать, на верный путь наставлять — сейчас, когда он на адреналине? На мой взгляд, не самая разумная идея, и сработала-то она только потому, что Автору так было нужно.

А знаете что, Автор? Уберите Вы эти рамки, и оставьте просто легенду — и тогда рассказ будет просто прелесть что такое!
Мое мнение.
23:20
+1
Я это прочитала. Хоспаде… ладно… разбираю.

1. Герои
Ну как вам сказать… даже не знаю, что и сказать на самом деле. Героев я насчитала 1, 2, 3… шесть существ. Зачем? Не все описаны внешне, ну да ладна, зато образ Кузнецова и Ы порадовали. И да, то, что у русского землянина была порвана щека и он был весь в ранах нужно было сказать разу, как он вошел, а не после нескольких абзацев. Герои легенды вышли значительно лучше героев из реальности. Герои реальности почему-то сначала орут, что ничего не хотят, а потом 20 минут слушают сказку и вынимают батарейки из бомбы (!!!). Сие очень глупо. Так же у Кузнецова вроде как есть предыстория, но она подана так скомкано, что ты ничего не понимаешь.

2. Идея и сюжет
Идея с тем, что «ослепленный гневом меняет свою точку зрения после сказки» провальна. Вообще вся часть реалная провальна от и до. Зачем Кузнецов убил охрану? Почему он стал слушать сказку? почему передумал? Коравед его знает. А вот легенда просто божественна! И завязка, и кульминация, и развязка — все шикарно и на местах. Может, затянули только чуть-чуть. И поучительно кстати. Варианта я тут вижу два. Либо убрать обрамление из реальной истории напрочь совсем, либо заменить его на что-то более логичное на ваш вкус. Именно заменить, переработать то что есть почти нереально, хотя вы все же можете попробовать. Больше по сюжету и идее сказать нечего.

3. Язык
А вот здесь вы меня порадовали по полной программе. И опять таки только там, где была легенда. Нравится. Очень крутая стилизация. Легенда как легенда, прям будто бы читаешь нечто африканское. Сказание какое-нибудь. Очень круто. Описания яркие, образы яркие, атмосфера яркая и самобытная. И читается легко. Цитировать. правда, опять же нечего, да и в плане средств выразительности речи бедно, но это простительно из-за стилизации. Больше сказать нечего.

Вывод — было бы хорошо, если бы была одна легенда. А так… будто красивейший алмаз чистой воды вставили в ластиковое детское колечко. Всех благ.
Комментарий удален
Комментарий удален
Империум

Достойные внимания