Эрато Нуар

Заклинание жизни

Заклинание жизни
Работа №323

Беспрерывный стук в дверь, постепенно выдергивал из блаженного сна молодого наставника. С трудом открыв глаза, он пытается разглядеть местоположение. Знакомый комод и шкаф возвращали осознание нынешний дислокации. Безнадёжно вздыхая, и мысленно обзывая всеми нехорошими словами настырного "стукача". Маг пересиливая собственное тело и мысли усаживается на кровати. Внезапная боль в голове сразу же напоминает прошлый вечер, когда его спор с историком о полезности войн, чуть было не перерос в серьёзную драку. Маг задумывается произнести заклинание огненного шара и снести к иным эту дверь. Глоток воды, и стукотня прекращается. Стоило Ратмиру попытаться снова лечь в постель, как стук ожил с удвоенной силой.

- Ма-ги-стр от-кры-ва-йте э-то я. – зазвучал детский голос, нещадно пиная дверь. Ответом была тишина. - Я слышал, как ваша кровать скрипела. Вся таверна эта слышит каждую ночь. Поднимайтесь вас хотят заказать. - Теперь мальчишка услышал за дверью беспокойные шаги. Довольный новым методом пробуждения постояльцев, а в частности магов-испытателей, Ирвин сел за скамью и стал ждать.

Новый заказ! В такое время как снег на голову. Вторую неделю в Холенвуде, и лишь третье обращение за помощью. Либо в магах перестали нуждаться, или же этот город совершенно не интересуется знаниями древних народов. Худший отпуск в жизни. Наспех пригладил длинные волосы, и облачился в белую мантию с чёрными вертикальными полосами на груди. Одежда магистра Цитадели чародейства. Не самый высокий уровень адепта магии, но зато вымученный годами обучения. Ратмир рывком открыл дверь:

- Ну, как я выгляжу?

- Надень капюшон, может хоть ему удастся спрятать твой длинный нос. - Мальчишка засмеялся и бросился прочь, от легко заводимого наставника. Попутно в последний момент обегая других постояльцев, Ирвин успевал обзывать мага "пингвином" и "гастролёром". Ратмир безнадёжно пытался ухватиться за обидчика. Постояльцы хоть и показывали вид крайнего недовольства "детским садом", но влезать в разборки с магом не желали. Быстро забывая его не ловкие толчки, и бездумные извинения.

Беготня привела к стойке, за которой орудовала мать и по совместительству хозяйка таверны - Марта. Жизнерадостная пышечка как всегда с улыбкой встретила Ратмира. Ирвин исчез под барной стойкой, и все притворились, будто он безнадёжно спрятался.

- Доброе утро Марта!

- Утро?! – девушка залилась смехом. - Ты неисправим маг, всегда веришь в желанное. Достаточно обратить внимание на постояльцев, которые все на ногах. Только ты, и этот... господин историк, мнёте постель и не хотите платить за комнаты. - Её красивое лицо стало серьёзным, и стыд ещё больше охватил сердце Ратмира. - Где плата?

- Тогда, добрый день! – маг неловко улыбнулся, и начал шарить по карманам. Нащупал нечто похожее на монеты, и бросил на стойку. – Мне холодного пива.

- Этого даже на жареную стрекозу не хватит! – женщина сгребла деньги, и поставила на стол кружку чего-то горячего. – Это новый аромат чая, привёз чернокожий торговец. Говорят, что бодрит. Пей-пей, не бойся. Если помрёшь, никто не обидится. За одно проверим - не отрава ли. Что смотришь? Тебе нужен ясный ум? Торговец утверждает, что напиток - эликсир для мозгов.

- Ты чудо Марта! – улыбнулся Ратмир и приложился губами к "отраве". – Напиток и вправду необычен. Редкое сочетание запахов, никогда прежде не встречал. – Маг сделал ещё пару глотков и оглядел зал. Неизменный бард играл весёлую мелодию на флейте. Трое постояльцев резались в карты, они всегда проводят время за одним столом, и похоже никогда не спят. Подозрительная женщина в красном, ходит от стены к стене и постоянно косится на мужчин. Двое местных жителей, хоть и не являются постояльцами, любят приходить в "Еловую шишку" ради холодного пивка. А вот эти кажется новенькие - светловолосые парень и девушка, довольно-таки громко шепчутся. Парень побеждает в споре и девушка робко опускает голову.

- Заказчика ищешь? – игриво спросила Марта, до дыр протирая барную стойку. Наверно у неё это вошло в привычку. Даже когда стойка кристально чистая, девушка вечно пытается оттереть невидимые пятна. Возможно данный обычай достался ей от отца, завещавший таверну единственной дочери.

- Я сдаюсь. – Ратмир повернулся к девушке. – Только не говори, что это дама в красном. Уж чего-чего, а магии в жизни ей сполна хватает.

- Обещай мне одну вещь. – Марта наклонилась вперёд и её декольте ещё глубже спровоцировало ум, просивший не отпускать взгляда девушки. – Ты отдашь долг, до своего отъезда.

- Мы так и договаривались. – Ратмир резко повернулся к залу. – Ну, направляй меня хозяйка!

Девушка чуть замешкалась под стойкой, и на плечо мага опустился свиток. Маг судорожно перехватил его и начал изучать. Сообщение склеено печатью, на которой красовался герб Холенвуда - арбалет. Мысли потекли рекой анализируя простую данность. Скорее всего заказ от старейшины города. Аккуратно взломанная печать, с лёгкой руки мага, позлила Марту, которой пришлось прибирать воск. Глаза быстро пробежали по строчкам и магистр разочарованно выдохнул.

- Что-то не так? – забеспокоилась Марта, и потянулась через плечо. Ратмир быстро спрятал свиток за пазуху. Девушка игриво показала язык. – Вечно ты чем-то недоволен. Всегда хочешь сорвать куш, и боишься поработать во благо себя. Готов лениться, бойся трудиться. Девиз - магистров Цитадели чародейства!

- Готов трудиться, бойся лениться. – поправил он.

- Да какая разница. Вы всё равно такие, какими вас видит мир. – девушка забрала горячий напиток со стойки. – Следующий будет втридорога.

- Ну тогда сегодня вечером я закажу целых три! – Маг подмигнул и уже собирался уходить, как вдруг опомнился. – Ах да. – начал он демонстративно громко. – Сегодня обязательно устрою поиски одного малого наглеца. – И постучал по стойке. Ирвин рванул из под неё прямиком на кухню, от чего-то заливаясь смехом.

Марта внимательным взглядом проводила постояльца до двери. По-прежнему недоумевая, как малышу и магу удаётся ладить. После того как её муж отправился на охоту в дикий лес, и не вернулся, Ирвин практически не разговаривает. А тут и глупый смех, и побегушки. Веселье. Как будто вернулся. Магия. В раздумьях она приблизилась к окну желая разглядеть потенциального отца. Но обнаружила лишь должника на всех парах мчавшегося в сторону замка старейшины. "Сорвал всё-таки" – фыркнула девушка.

Ноги сами несли к замку, мысли приводились в порядок, а тело желало использовать магию на законных основаниях. Современное общество очень боялось такой неизведанной и странной силы. То, что являлось даром для избранных, вызывало страх и ужас простого люда. Отсюда и закон, запрещающий магам пользоваться своими способностями. Исключение составляла Цитадель чародейства, где вовсю разрешалось практиковаться. А вот чтоб баловаться с этим в открытых местах, нужно получить разрешение высшего закона власти в отдельном взятом регионе. Конечно бывали смельчаки, не боявшиеся возразить против такой воли народа. Но их быстро отлавливали, заказывая магистров с Цитадели. Дальше, всё происходило намного печальнее - магов клеймили. Существовали специальные палачи для такой не хилой работёнки. Человек всю жизнь ходил с печатью на лбу, и все относились к нему настороженно.

Мысленно накручивая предстоящий грандиозный ужин, и опущение всех грехов Мартой, я не заметил слежки. Когда до замка оставался один поворот. По башке чем-то жахнуло, и я потерял сознание.

Я очнулся закованным к стене. Тело небрежно болталось, встать во весь рост не позволяли подозрительно обмякшие суставы. Мысли крутились вокруг да около, сосредоточиться было невозможно. Помимо всего прочего, пропало зрение. На губах ощущался привкус металла. В животе странно бурлило.

Магистр хотел было активировать любое заклинание, но странное состояние запрещало даже шевелиться. Неведомая боль пронзало тело со всех сторон. Где-то слышны грубые голоса, плач, звуки открывающихся клеток, бряцанье металлов. Кто-то подошёл, схватил за подбородок, чувствовался отвратный запах изо рта. Потом плевок в лицо, и голову грубо откинули. Снова не бытье.

Ведро холодной воды, вернула магистра в реальность. Заклинания по-прежнему не ложатся на язык, тело овеяно ознобом. Слышатся радостные смешки врагов. К губам, неизвестные заботливые руки подносят добротную жидкость. Зрение практически сразу восстанавливается, и маг тяжело поднимает голову.

- Ну здравствуй, искатель приключений. – Лысоватый мужчина, с длинными как у сома усиками, ухмылялся в лицо. – Как тебе наше пойло? Сильно жахнуло?

Неизвестные личности поддержали шутку лысого одобрительным ржанием.

- Кто вы? – выдавил через силу магистр. – Что вам нужно?

Лысый ухмыльнулся, мотнул головой, и повернулся к товарищам. Те пожали плечами, и разошлись по делам. В метрах двух трёх слышались мучения другого пленника. Повернуть голову в его сторону, не представлялось возможным.

Внезапно послышались тяжёлые шаги. Неизвестный остановился напротив Ратмира, и молча наблюдал за пленником. Магистр начал поднимать голову, изучая полное обмундирование рыцаря. Доспехи сотворены из черного металла, сапоги, кираса, перчатки, закрытый шлем. Трудно определить чьё тело скрывается под такой грудой металла. К тому же незнакомец молчал. Тяжелый шаг не мешал ему выглядеть уверенно. Он отошёл в сторону, молча отдавая слову лысому:

- Тебя заказали магистр. Понимаю обидно. Ведь раньше когда ты слышал эту фразу, тебя возбуждало, предвкушал денежки. Но сегодня ушёл в минус, и жизнь отнюдь ни на твоей стороне. – лысый беззубо улыбнулся, повертел в руке кочергу, и бросил её в кузницу. Духота стояла невыносимая.

- Я магистр Цитадели чародейства. Меня будут искать. Где, где моя мантия?!

- Сожжена. Или тебе не нравится новый балахон?! – лысый приблизился и схватил магистра за волосы. Понюхал воздух. – Ты воняешь страхом маг. Я был о тебе, лучшего мнения. Гляди у меня, не смотря на то, что твоя новая одёжка рваная, именно Тигий продержался в ней больше всех. Мы охотились за ним всю ночь. Я поставил на тебя. Так что не подведи. – Он оторвал руку от волос. И снова приблизился к кузне, вертя над углями кочергу.

Человек в тяжелых доспехах сложил руки на груди и наблюдал за пленённым магом. Лысый приблизил к своему лицу кочергу разглядывая на её конце до боли знакомую округлую форму. Свистнув товарищам, он приблизился к магистру и продемонстрировал формочку:

- Узнаёшь, магистр?

Прикованного Ратмира на всякий случай обхватили по сторонам. Маг хотел сопротивляться, но влитая в него жидкость, не разрешала концентрироваться и вообще связала язык для волшебства. Безнадёжные дёрганья не позволят увернуться от приваренной печати на кочерге. Все четыре стихии изображённые на ней, были воссозданы с кузнечной точностью. А некто, наложил на них те самые чары – клеймение мага.

Какая-то невыносимая боль прижалась ко лбу. Она проникала сквозь череп выжигая всё на своём пути. Боль уничтожала не просто мага, она убивала в нём человека. Стирала стержень души. И неумолимо выжигала каждую заложенную в нём ниточку магии. Из глотки вырывалось страдание. Пленники умолкли, желая понять какую ненависть воспылали к своей жертве хозяева ночи. Они готовы выполнять любые поручения, лишь бы не повторять участи мага.

Раздавшийся крик боли и отчаяния разорвал бы любую неравнодушную сущность. Но помочь магистру никто не мог.

- Дай ему зелья регенерации. Не хочу, чтобы он защищался как свинья на бойне. – Это были слова рыцаря в черных доспехах.

Глубокой ночью из поместья "Волчий оскал" выехала крытая повозка и пятеро наездников в сторону леса. Стражники у ворот Холенвуда не придали этому частому событию значение, и продолжили дальше патрулировать периметр города.

Ратмира выбросили с повозки, как мешок картошки. Он с трудом присел на земле, и начал разглядывать поляну окружённую деревьями. Благо лунный свет позволял видеть хотя бы силуэты. Небольшой домик, где скрылись двое охотников. Стол подле него. И девять дрожащих от страха существ. Трое других охотников, включая лысого и рыцаря, держали людей под прицелом арбалета. Страх покинул Ратмира, также как и смысл жизни, поэтому он не считал себя дрожащим существом. Если бы к нему сейчас приблизился лысый, и выпустил в лоб стрелу, бывший маг не отказался бы от этой участи.

Люди безнадёжно уставились на своих убийц. Охранники вышли из домика, и разложили на столе оружие. Как всегда, слово взял лысый:

- Мы не такие звери, чтобы вы не думали. Просто вас заказали, и мы исполняем заказ. Но охотники всегда дают шанс на искупление. Поэтому мы предоставляем оружие, каждому по предмету. Вы имеете право на защиту, мы создали равные условия. Как бы забавно это не звучало. На севере отсюда есть разрушенная башня, это на границе с Дейраградом, если успеете войти в неё. То свободны. Что уставились, хватайте оружие!

Ратмир безучастно глядел на сорвавшихся в безумии жертв, стремящихся урвать хорошее оружие. Дело чуть ли не дошло до драки, но охотники разняли спорщиков. Палачам было бы обидно потерять поставленные денежки в начале марафона. Среди дичи не нашлось смельчаков напасть сейчас, с оружием в руках, застать врасплох и разбежаться, быстро сговориться и безжалостно атаковать. Экипированные охотники не отпускали арбалетов, и кажется уже выдрессированы в поведении людей.

- Ваша очередь, магистр! – проговорил лысый, особо уточнив бывший титул мага.

- Прошу вас, застрелите меня здесь. – Ратмир посмотрел на рыцаря, мысленно отдав ему титул главаря шайки. – Вы добились своего, ваша охота завершена.

Безнадёжность вырвавшаяся изнутри пожирала все мысли о завтрашнем дне. Он уже не видел себя магом, желанное место быть среди высших кануло в пропасть. Теперь лучшим местом работы в Цитадели чародейства может быть только должность "принеси-подай", либо "писарь", что уже неплохо на фоне общей безработицы. Ратмира мучала несправедливость, руки так и тянулись к шеи лысого - сдавить глотку и не отпускать, пока глаза не остекленеют. Получу несколько болтов в спину, нет не правильно, болты я получу когда покажу хоть малейшую агрессию.

- Магистр, выбирайте оружие. – ответил лысый, ему было противно наблюдать за унижениями. Он нацелил арбалет с начало в голову, но потом перевёл взгляд на ногу. – Или вам будет легче двигаться на одной ноге?

- Мне станет легче, когда я увижу твою голову на пике Холенвуда. – Ратмир и сам не понял, откуда набрался храбрости, возможно хотел спровоцировать на выстрел.

- Ах ты мерзавец...

- Подожди. – Шепот рыцаря с явным акцентом, остановил усача. Ратмир поднялся на ноги, когда рыцарь приблизился. Обойдя бывшего мага по кругу, он заключил. – Если, ты, будешь сражаться за себя, я обещаю, сохранить жизнь, всем твоим родным в Чарграде.

В прорези для глаз, нельзя было различить взгляда. Однако магистр не желал такой участи родным. Безоговорочное предложение заставило приблизиться к столу, на котором впрочем ничего не осталось. Жертвы успели что-то урвать. И не желали делиться.

- Тут ничего не осталось. – досадно произнёс маг.

- Вот твоё оружие. – бросил усач. Ратмир не успел обернуться, когда в боковину стола воткнулся перочинный нож. – Не испорть его, мне ещё утром писать об исполнении заказа. – А потом прокричал всем остальным. – У вас ровно час, чтобы укрыться или бежать. Время пошло дичь, вперёд!

Вслед пустившимися в бег жертвам полетели болты, охотники умело пользовались арбалетом, поэтому нам лишь подогнали скорость.

Десять против пятерых. А что, не плохие шансы. Каждый желал вырваться, и все тайно мечтали, чтобы охотники всерьёз занялись магом. Он проходил курсы выживания в лесах и пустынях, но все они были сконструированы на основе магии. Зелье-варенье он совершенно не знал, приобретая нужные эликсиры у знакомых алхимиков. Поэтому без особого энтузиазма прошел мимо разнообразных кустарников. Да и что бы сделало зелье простому человеку? Подлечила рану на лбу? Дала выносливость?

Ратмир двигался в одиночестве, пока путь не привёл к речке. Водная гладь журчала под сильным подводным течением. Отражение при лунном свете разглядеть тяжело, но круглая печать на лбу, отчётливо выделялась пятном на воде.

Маг перешёл речку вброд, и услышал голоса. С начало ему показалось что это пленники, но вальяжная походка и смех сразу определила охотников. Неизвестный кустарник с красными ягодами спрятал очертания мага. Те устроили привал недалеко от речки. Разожгли костёр, нацепили на вертел рыбу, и начали отдыхать, сидя строго друг против друга. Ратмир с сомнением посмотрел на перочинный нож, и решил приберечь его для лучших времён.

Внезапно сзади послышалось чьё-то дыхание, на спине выступил холодный пот, мускулы напряглись. Недружелюбное рычание заставило замереть, охотники схватились за арбалеты. Ратмир надеялся, что зверь пройдёт мимо, либо вообще смотрит не в его сторону. Осторожно поворачивая голову, краем зрения он обращает внимание на хозяина леса. Тот был явно не в восторге от вмешательства человека, и при любом не верном движении, готов атаковать.

Нервы у человека не выдержали и он помчался. Охотники уже на тот момент целились в кустарник, но когда оттуда выбежал сломя голову человек, стрелять не решились. Не успели опознать. Ратмир перепрыгнул через костёр, и рванул к речке. Медведь побежал на соблазнительный запах вредителя природы, и не обратил внимание на везучих охотников. Те переглянулись, и спешно начали собирать вещи.

Бежать вброд не имело смысла, косолапый догонит на том берегу. Рвануть вдоль берега, не предоставлялось возможным ввиду скользкого камня. А вот спуститься вниз по воде, где виднелся обрыв - вариант. Пробежать немного вброд всё-таки пришлось. Мишки удавалось это гораздо легче, в несколько прыжков ему почти удалось нагнать человека. И даже зацепить его когтистой лапой. Но упрямый прыгнул в водопад, и исчез в тумане брызг. Порычав на судьбу злодейку, оставившую медведя без обеда, зверь не решившись прыгнуть вслед, развернулся и отправился искать других человечков.

Ратмира вытащили на берег неизвестные руки. Мужчина тот очень поникал девушке за её доброту и не дальновидность. Но та стояла на своём - несчастному надо помочь. Заботливые руки обработали рану на спине, укутали в свежую вонючую шкуру, и усадили у костра. Пригубленное зелье, быстро уговорило открыть глаза. И заставило ум ясно мыслить. Ратмир прищурил глаза пытаясь разглядеть две светловолосые тени. Один из них был лучником, а у неё на спине висел щит.

- Эльфы. – пробормотал маг. Девушка хихикнула, а парень фыркнул:

- Видимо головой ударился.

Картинка стала ясной. Ратмир вспоминал, где он их мог видеть:

- Вы были в "Еловой шишки". Я видел вас за столиком. – пара согласна молчала. – Вы вроде уезжать хотели.

- Хотели, но как видишь - мы тут. – парень понял, что говорит громко, и начал оглядываться по сторонам.

- Странно. Я вас не помню на поляне.

- Ты был так поглощён желанием смерти, что не желал даже поднять на нас глаз. Хотя какая тебе разница, глаз тебе закрыли. Навечно.

- Максимилиан! – обратила девушка своего друга. – Имей совесть. Извините моего брата.

- Какая разница смотреть по сторонам, если ты уже разжег огонь?! – пробурчал Ратмир, понимая, что с этим парнем дружеские отношения не сложатся.

- Это Камила, о тебе заботится, мне плевать на тебя и всю Цитадель чародейства. Я лишь хочу спасти сестру от дикого леса. – уточнил сквозь зубы Макс.

- Благодарю за помощь Камила. – Ратмир вздохнул и поднял глаза на звёздное небо. – Но лучше бы ты этого не делала. – Бывший маг не понял, зачем сказал эту глупость. Но дальнейшая сцена изменила его жизнь.

- Да как ты смеешь думать о смерти, в таком молодом возрасте?! Мне противно находиться рядом с тобой. – девушка поднялась с места, и кажется уже собиралась уходить, но уселась обратно и продолжила речь. – Я презираю таких людей, вы демонстрируете свою незначимость миру, даже не познав его. В мире полно людей добившихся целей не имея за плечами багажа таланта. Они трудились и трудятся во благо процветания дела, которое любят. Их никто никогда не упрекает в отсутствии призрачной силы. Да! Именно такой силой я считаю магию. Я уверенна в силе труда, а не таланта. Если ты возьмёшь себя в руки и заставишь мозг работать как сердце, мир откроет для тебя свои возможности. Я считаю они и сейчас доступны, просто слабаки всегда ведутся на чудо. Теряя каждую секунду бездумной жизни, ты в первую очередь обрекаешь на погибель мир, а не себя. Не будь эгоистом – маг. Талант - запечатан в труде. – Камила уставилась на Ратмира, ожидая ответа. Но тот смотрел на языки пламени, и явно отрёкся от слов девушки. – Плевать, уходим Максимилиан.

- Вы знаете лес? – забеспокоился Ратмир.

- Не переживай за нас. Макс не забудь взять оленину.

- Вы знаете, кто хозяин леса?

- Хозяин? – усмехнулся Макс. – Лес общий, Дейраграда и Холенвуда. Здесь нет единоличного владельца.

- Тогда оставьте мне оленину, всю. – Ратмир перевёл взгляд на пламя. Брат с сестрой переглянулись.

- Не наглей.

- Хочу наведаться к хозяину леса. Надеюсь мои знания в области культурологии помогут мне.

- Я поняла. – согласилась Камила. – Оставь ему.

- Ты не забыла, сколько нам ещё пилить до башни? Еда нужна нам.

- Оставь говорю. У него открылось второе дыхание. Это может нам помочь.

- Надеюсь вы понимаете, что башня - это ловушка? – спросил Ратмир.

- У нас нет выхода. – пожала плечами Камила. – Есть надежда на Дейроград. Быть может стражники помогут.

- Я постараюсь вас догнать.

- Тогда, до встречи маг! Если успеешь прийти вовремя, то застанешь нас. А если опоздаешь, то сигналом о нашем благополучии будет этот щит. Повешу его на стену.

И они ушли. Ратмир просидел ровно столько, сколько подразумевало времени на отход подростков. Огонь всё-таки как никак отвлекал на себя. А охотники ещё не обогнали их настолько, чтобы возвращаться обратно. Привязав оленину к спине, маг отправился на поиски медведя.

Спустя два часа он оказался на месте их первой встречи. Примятая трава говорила о том, что медведь спал, когда его потревожил маг. Ратмир мысленно поругал себя за не аккуратность. И принялся изучать следы зверя. Найти его будет тяжело, за два часа хищник мог уйти куда угодно. Или почувствовал чужаков или врагов леса, и возможно, отправился на их поиски. Бывший привал охотников, выдавал лишь спешно затушенный огонь, заброшенный камнями. Следы их вели на север. Медведь тут тоже побывал, но не отправился за ними, а свернул на запад. Ну что же, знаки не будут врать. Главное не встретить охотников.

Ратмир добрался до внушительных размеров скалы. Растущая среди дикого леса, она вызывала ощущение местного дворца. Чей владелец, наверняка хозяин окружающей красоты. Обойдя местную достопримечательность вокруг, он обнаружил пещеру. Маг интуитивно прочитал заклинание магического света, но эффекта от этих слов никакого. Опомнившись, он с досадой потёр лоб. "Лучше потратить жизнь на поиск цели, чем бездумно прожить зря" - слова Камилы звучали в голове как заклинание жизни. Но как посчитает судьба, вылазку в пещеру хищника - бездумная жизнь, или поиск цели?! Ратмир шагнул во внутрь...

Редкое чувство умиротворения охватило его мысли. Вера окутала тело, и не отпускала каждый пройденный метр. Внутри на удивление оказалось светло, необычные вросшие в скалу камни, изливали красно-синий свет. Маг прошёл извилистый коридор, и вышел в просторный зал пещеры. С высоты сюда проникал настоящий лунный свет, обнаруживший выбоины в скале. Маг с сомнением осмотрел место. Некоторые деревья достигнув потолка давно иссохли, и доживали век бледным подобием хвойного дерева. Были тут и другие виды растений. Ратмира отвлекло движение спереди. Тяжело перешагивая вышел из тени медведь. И тут же указал своё негодование злобным рёвом, оно показалось столь продолжительным, что магу будто давали шанс уйти... пока не поздно. Магистр пересилил тревогу, и поднял перед собой тушу оленины. Зверь учуял желанное мясо и уставился на кровавый кусок.

- Я лишь знаю теорию. Но когда-то же это делали древние, значит и сейчас реально. Особенно когда дело касается обычаи народов. – Ратмир говорил вслух ради спокойствия, тем более мишка замер и словно ожидал продолжения. Нечто древнее просыпалось в нём. Маг встал на колени, держа мясо на руках, он начал зачитывать прошение. – Тебе решать кому даровать такую участь. Но сегодня в день охоты прошу хозяина леса, даровать жертве - силу, способную остановить врагов. Прошу дать мне разрешение на охоту в твоих владениях всемогущий бог. Правосудие во имя твоего мироздания. Прошу разрешения на пользования магией земли... – Он трижды повторил заключительную фразу. Забытый всемогущий бог древнего народа действительно видит ВСЁ.

Медведь обошёл человека, тщательно изучая запах гостя. Затем вцепился в тушу оленя, и уволок её в темень. Маг облегчённо выдохнул и принялся изучать разбросанный на песке хворост. Хозяин скалы своеобразным способом коллекционировал здешнюю флору. Иначе не скажешь, откуда тогда взялись тут сучья орешника, дуба, или липы? Вокруг исключительно еловый лес. А наличие в хозяйстве медведя, такой редкой тычины как баобаба и эвкалипта, приводит в замешательство. Некоторые виды маг не определил.

Разжигать огонь с помощью сухого трута мага ещё обучили в молодом возрасте, когда он жил домашней жизнью, и совсем не подозревал о способностях в магии. Свет дал немного пространства, которое позволяло оглядеть стены, изучить выступы, и выбрать нужный материал для работы. Хозяин леса дал добро на охоту, ибо принял дар и не убил. Следовательно разрешил использовать логово в любых целях.

Маг сосредоточился закрыв глаза. В уме перелистывая страницы книги "Способы зачарования предметов, природной магией". Данное учение давно убрали на дальнюю полку. Любой маг зачаровывает предмет с помощью источника силы, живущим внутри. А простые люди на такое не способны, и книга для них всего лишь инструмент впитывания информации. Практиков в жизни, к сожалению мало.

Осталось найти нужный предмет. И вдруг Ратмиру под глаза попалась редкая на вид ветвь. В ней не было ничего необычного, кроме лунного свечения. Стоило человеку дотронуться к её глади, как оно сразу прекратилось. Не эстетично для бывшего мага, считать данный предмет - ветвью, поэтому мысленно он придал ему более понятное для себя значение - посох. Высотой на голову больше мага, достаточно сухое, легко держалось в руке. С помощью перочинного ножа он удалил остатки мёртвой коры, на нижней части посоха сделал небольшие зарубки - помогут определять глубину болот или следов. Остриё ножа приложил на горящие угли. Поверхность дерева оказалась ровной, словно ещё вчера её обрабатывали высшие чаровники.

Ухватившись поувереннее за посох, он начертил вокруг себя круг. Идеально ровный - для мага не проблема. Внутри диска, на отдалении от внешних границ примерно в локоть, нарисовал ещё один круг. Разделил этот промежуток на пять ровных сегментов. И внутри каждого начал рисовать древние руны забытого народа. Ни одна не затерялась в недрах памяти, в пентаграмму были вложены следующие элементы: "Белобог" - защита белыми богами (знак - трезубец), "Радуга" - удача в путешествии (знак - R), "Крада" - поиск истинных намерений (знак - змей), "Перун" - неожиданная помощь (знак - П), "Исток" - замедление молекул (знак - I).

Маг вышел из центра диска, изучая его со стороны. Теория протекает на отлично, не зря преподаю культурологию. Взяв нож, чьё лезвие уже сияло красным заревом, он уселся в центре круга, и принялся выжигать те же самые знаки на посохе. Они появлялись аккуратно по кругу дерева, чуть выше рукояти. Саму рукоять обмотал кожей оленя. Теперь при обхвате предмета, большой палец непременно упирался в какую-нибудь руну. Ратмир воткнул посох в центр пентаграммы, и разровнял поверхность песка.

Свет костра изредка касался человека. Медведь посапывал в углу, и не вмешивался в возню гостя. Маг уселся на земле, закрыл глаза, и бесконечными усилиями пытался открыть магический канал с помощью медитации. Слова заклинания текли скороговоркой, но никакого эффекта отдачи не происходило. "Неужели все усилия напрасны?" – выдохнул он. Выбросил в сторону шкуру оленя, оголил торс. Нежно прикоснулся к ране на лбу, где уже образовывалась корочка. Прощупывались очертания печати - четыре элемента природы. Как же не хватает третьего ока, для вызова магического канала. Снова закрыв глаза, он принялся выпрашивать у древних богов помощи.

Тяжелый день и ночь настолько измотали героя, что он не заметил, как уснул. Голова повисла, руки неуклюже уперлись в землю. Крепкий сон открыл врата в странное видение... сад деревьев поджигает некий воин, крестьянин находит под слоем пепла - посох... Поднимает его над головой. И крик. Такой душераздирающий крик из не откуда. Маг дёрнулся, и открыл глаза. Крик продолжался. Это уже было наяву. Радмир встрепенулся и начал оглядывать пещеру. Медведь настороженно нюхал воздух, и заметно нервничал, перешагивая из стороны в сторону. Нужно спешить на помощь. Маг накинул на плечи шкуру оленя, и напоследок взглянул на торчащий посох из земли. И увиденное, удивило мага. Посох в буквальном смысле зацвёл! "Неужели плохо осушенный" - подумал он. От уровня колена посоха, вверх по его стволу полз вьюнок, он уже достиг рукояти и не собирался останавливаться.

Подойдя к пентаграмме маг аккуратно притронулся к пустому набалдашнику. Неизвестное растение стремилось именно сюда. Неужели тут появится плод?!

Он сомневался, стоит ли брать посох? Особенно учитывая странный сон. Земля приняла дерево, и оно зацвело. Стоит ли? В унисон мыслей, загорелись руны пентаграммы и посоха. Секундная вспышка была знаком. Схватив посох, он вынырнул из пещеры, и помчался на крик.

Светало. К дереву был привязан чернокожий торговец. Один из охотников, подносил к его коже раскалённый кинжал, и лес разносил страдальческие вопли. Напарник смеялся во всё горло, успевая огладывать ножку кролика.

Ратмир ухватил посох поувереннее. Первое испытание, как первая любовь - больше ожиданий, нежели действий. Для начало он решил использовать руну "исток", положив палец на нужный знак, прошептал заклятие. Земля с лёгкостью приняла приказ. И первым делом потушила костёр. Охотники встрепенулись, схватившись за оружие. Глаза торговца забегали в поисках спасителя. "Это ветер" - улыбнулся экзекутор пряча клинок в ножны. Стоило ему повернуть голову обратно к торговцу, как тут же получил набалдашником посоха в голову. Маг вынырнул из темноты, и удивил второго охотника мощным импульсом. Того отбросило на несколько метров, и он тоже отключился. Ратмир заглянул в глаза торговца:

- Поможешь мне? – чернокожий кивнул в ответ.

Решили поступить с ними также, как они со своими жертвами - привязали к дереву, что аж не пошевелится. Освобождённый торговец рвался перерезать им горло. Ишь как возмужал. Но понять можно. Ратмир для начала решил узнать, что вообще тут происходит, и обратился к охотнику с фонарём на лбу:

- Кто вы?

- Ублюдок маг, тебя же кастрировали! – закипел экзекутор, за что сразу получил по роже от торговца и снова отключился. Второй уже не стал петушиться.

- Мы охотники из - Волчьего оскала. – ответил тот, боязливо косясь на посох.

- Зачем убиваете людей? Что мы вам сделали? – задал свой вопрос торговец. Связанный не торопился отвечать, но когда увидел перед глазами посох мага, запел:

- Что-то сделали, раз вас заказывают друзья, либо конкуренты. Мы лишь исполняем волю денег. Нам плевать кто вы, и чем занимаетесь.

- И кто меня заказал? – торговец поднёс лезвие к горлу пленника.

- Я не знаю. Заказы и деньги принимает Старший охотник. Мы лишь отлавливаем товар.

- Это лысый сом, ваш Старший? – спросил Ратмир. Охотник кивнул в ответ, по-прежнему косясь на посох. Многое становится понятно, только вот почему Старший - лысый, а не брутальный рыцарь. – Ты хороший, поэтому для первого раза я тебя отпущу!

Такое заявление, не очень обрадовало чернокожего торговца:

- Что?! Ты спятил? Да он нас убьёт при первой возможности, его нельзя отпускать.

- А мы договоримся. Правда охотничек? – подмигнул маг.

Пленник сглотнул, и начал умолять, чтобы на него ни накладывали проклятия. Ратмир повертел посох, в поиске нужной руны - "крада". Зажал её, и приложил другой большой палец ко лбу охотника. Оба машинально закрыли глаза. Картинка которая подавалась из головы охотника, по новому магическому каналу забавляла и радовала мага своей чёткостью. Наконец он получил нужную информацию.

- Твоё имя Чало, ты с Холенвуда. Имеешь ребёнка, жену красавицу и трёхэтажный дом. Торгуешь овощами. У тебя в кармане четыре золотых. Над твоим домом висит красный герб, не так-то сложно пропустить. Понимаешь о чём я?

- Пожалуйста не трогайте мою семью. Я добываю деньги исключительно для семьи. – взмолился испуганный Чало.

- Сегодня ты купил себе жизнь, за четыре золотых. – подумав ответил маг. – Но должен будешь сделать одно поручение.

- Всё что угодно магистр!

- Отнесёшь эти золотые, хозяйки таверны Еловая шишка. Думаю ты знаешь где это. Скажешь, что от Ратмира. Попроси сохранить мои вещи. Ясно? Я не слышу?

- Да, магистр. Я всё понял! – С пленника ручьём текли слёзы. Дерево вместе с ним дрожало от страха.

- Думаю не надо говорить, что будет с твоей семьёй если нарушишь сделку? Я тоже исполнитель заказов, только магических. И для меня нет границ.

Не хотя, торговец развязал Чало. И под строгим взглядом Ратмира, бывший охотник помчался в сторону города. Этот не подведёт, уж больно сильно страшится магии.

- Я благодарен тебе за вновь подаренную жизнь, я на веке твой должник. Но прошу, отдай мне моего мучителя? – попросил торговец. Предложение дерзкое, не по мирским понятиям. Ратмир предложил свой вариант:

- Его приятели ушли на север, и я иду за ними. Они не будут искать тех, кто не вернулся, поэтому можешь оставить этого так. Лес заберёт его. – Торговец подозрительно выслушал мага, но спорить не решился. Понимая, что это бессмысленно. – Отсюда не далеко, есть выход к тропе. Если хочешь я доведу тебя?

- Благодарю маг! – поклонился торговец. – Мне достаточно указать направление. А почему ты сам не уйдёшь? Тобой движет месть? – Торговец провёл рукой перед лбом. Видимо намекая на печать.

- Нет. Я обещал их догнать. – краткий ответ, лишь задал больше вопросов. Но торгаш отмолчался, не в его стиле лезть в душу.

- Будешь в восточных равнинах, обязательно найди меня. Я единственный торговец бодрого напитка. Будешь дорогим гостем.

- Подожди. – он присмотрелся к чернокожему. – Ты тоже отъезжал с Еловой шишки?

- Именно. – кивнул торговец. – А это должно что-то означать?

- Возможно. – задумался Ратмир. – Держись этого пути, и выйдешь к тропе. Прощай торговец.

Первые лучи солнца коснулись верхушек сосен. При беге солнечный диск играл с тенями деревьев на теле человека, не вольно намекая на жизнь - полоса чёрная, полоса белая и т.д. Сколько было до башни, не представлялось, но он верил, что движется в нужном направлении. На север вела только одна тропа, и то не очень чёткая, и часто исчезающая под причудами ландшафта. С постоянно растущим уклоном, она всё больше забирала сил. И когда уже казалось, что пора восстановиться магией, взгляд коснулся заветной башни вдали. Старая покрытая мхом кладка, на радость судьбе надёжно оберегала гостей. Во всяком случае хочется в это верить. Маг начал подкрадываться, не доверяя утренней тишине. На земле его внимание привлёк неоднозначный след. Замерев глубину он констатировал - след рыцаря. Одолев эмоции, он надёжнее вцепился в посох, и увереннее направился к башне. Выйдя к её границам, к нему обратились:

- Не двигайся магистр. – Маг замер, глаза принялись искать врага. – Обернись, хочу увидеть свою работу. Не часто приходится штамповать магов. – Перед магом, с арбалетом в руках стоял лысый, Старший охотник. – Сейчас ты не просишь убивать себя, и даже выживаешь. Похвально.

- Кто меня заказал? Старейшина Холенвуда?

- У тебя нет врагов в этом городе маг. Ищи их в родной цитадели. – Эти слова обескуражили Ратмира. "Кто? Кто посмел? Варвары!" – Прощай магистр...

Не успел он договорить фразу, как с ним произошло нечто не понятное. Не плановое. Он впервые ощутил то чувство обиды, когда не происходит задуманное. Болт пущенный с арбалета, ударился в невидимую стену и разорвался на щепки. Уверенный взгляд оппонента заставил беспокоиться. Зарядив очередной, а потом ещё, и ещё... он стрелял в мага, который шёл на него. И не получал не одной царапинки. Одним движением посоха, арбалет вырвался из рук охотника и с размаху ударился о ствол дерева. В щепки. Охотник попятился, споткнулся о внезапно вытянутый корень, и рухнул на пятую точку.

- Этого не может быть! Печать выжигает магию.

- Но возрождает лес. Назови мне имя охотник, имя? – вскрикнул маг.

- Я не знаю имени, только, только помню, что на нём б-была редкая кожаная мантия, раскрашенная к-как павлин. Прошу маг, не убивай. Я д-дал тебе шанс выжить. – Чуть ли не плача завопил старший охотник.

- Я не убиваю людей, даже из чувства мести. Но для тебя сделаю небольшое, испытание. Как ты для меня. – Ратмир направил посох на лысого, тот лишь успел закрыть глаза, и не смог увернуться от вырвавшегося голубого луча…

Интуиция твердила о возможной западне в башне. Даже если внутри кто-то остался, они несомненно враги. Он надеялся, что брат с сестрой уже покинули лес. Жаль новая игрушка не обладала заклятием обнаружения жизни. Иначе увидел бы каждую душу.

Узкие проёмы окон завалены мебелью, изнутри доносится тишина. Дверь слегка приоткрыта, и зазывает уставших путников.

Маг измерил взглядом посох, изучая насколько быстро развивается вьюнок. Его почки набухали, и сей дивный экземпляр вызывал только восхищение. На всякий случай он активировал защитную руну и приблизился к двери. Всё-таки странные звуки доносились оттуда. Нельзя было определить наверняка, что это такое. Но чувство опасности возрастало с каждой секундой. Никогда прежде он не чувствовал себя приманкой. Нечто зазывало вовнутрь. Пройти мимо башни, и не узнать судьбу Камилы и Макса, сравнимо с предательством друзей. Главное – щит, девушка предупреждала, что оставит его, если с ними всё будет в порядке. Магистр схватился за ручку двери и резко дёрнул.

Первое, что бросилось в глаза - бездыханное тело Макса с арбалетным болтом в груди. Его рука тянулась к колчану с единственной стрелой. Сломанный лук валялся рядом. Тот самый рыцарь, с поместья «Волчий оскал» держал за шею Камилу. Прижав девушку к стене, и нещадно сдавливая глотку железной рукой. Он даже не обратил внимание на ворвавшегося человека, или настолько увлёкся тёмным делом, что позабыл о всякой осторожности. Девушка сопротивлялась как могла, ударяла ногами по железному корпусу, била руками по твёрдой рыцарской хватке. Но бесполезно. Остатки воздуха вырывались из лёгких, лицо багровело, и она начинала терять сознание.

Магистр бросил защитное заклинание на девушку. Её тело моментально покрылось аурной оболочкой, и она не сразу поняла, что происходит. Рыцаря откинуло в противоположную стену, и этот небольшой приём телепатии отнял много энергии у посоха. Ратмир с недоумением взглянул на оружие и не понял в чём причина. «Неужели, всё?! Закончилась сила у игрушки?» Рыцарь увидел врага, и молча поднялся на ноги.

- Магистр. – прошептал он. – Вижу вы обрели форму.

Он начал медленно приближаться, не обращая никакого внимания на девушку, которая со слезами на глазах порхала над телом Макса. При свете его чёрная броня обтекалась причудливыми узорами, чем-то напоминая водную гладь. На один момент показалось, будто в прорези шлема сверкнули глаза.

Лучшим вариантом было бы выманить его на улицу, заодно магистр рассчитывал на зарядку посоха через землю. Но стоило ему сделать шаг назад, как рыцарь продемонстрировал свои магические способности. Одним взмахом руки бросив мага на лопатки. Не успел Ратмир предпринять какие-либо действия, как тело поразила очередная сила. В этот раз магистра прижали к земле, и вспахали им метров десять. Глухой смех чёрного рыцаря, говорил о забавности ситуации, и чувстве превосходства.

Сильный противник, посох немедленно нужно заряжать. Магистр привстал на одно колено, спина безумно ныла, руки дрожали от напряжения. Рыцарь спокойно шёл на него, и позволял себе хлопки. Кому он аплодировал, беспомощному магу или себе любимому?

Ратмир с размаху вбил кончик посоха в мягкую поверхность дикого леса. Земля впитала обезвреженное оружие магии, и принялась выполнять, только ведомые ей свыше, указания неизвестных сил. Простому человеческому глазу, неведомо происходящее. Посох завибрировал, почки вьюнка на нём зазвенели. Магистр перочинным ножом начертил первый круг пентаграммы.

Рыцарь почувствовал сильные колебания в эфирах воздуха, в ушах подозрительно звенело, нечто сдавливало его тяжелую броню. Он упал на колено, держась за голову и пытаясь скорректировать зрение на магистре, который продолжал что-то чертить на земле. Рыцарь собрал все доступные силы в рывок.

Маг ожидал атаки, и понимал, что для подзарядки нужно больше времени. Значит всеми силами нужно постараться не допустить рыцаря к посоху. Он побежал на встречу врагу занося кулак для удара. Но тот снова удивил. Когда до сближения оставалось пару метров, рыцаря поглотило неведомо откуда взявшееся серое облако, но исчез он ненадолго. Как только магистр обернулся, рыцарь уже заносил удар ладонью. Точно в грудь. Мага отбросило к стенке башни.

Брезгливо отряхнув руки, металлический маг обратил внимание на посох. Расхаживая вокруг него, и сторонясь руны, он раздумывал как завладеть предметом. Странная вещь созданная магистром Цитадели чародейства, имела притягательное свойство. Иметь такое в своём арсенале, как тайное оружие – мечта рыцаря. Всегда славившегося мечом и щитом. Арбалет конечно тоже считается оружием, но им он пользовался от скуки, для развлечения. На данный момент, эталоном его магических способностей считалась тяжелая броня. Созданная из метеоритного куска. Она имела потрясающее свойство, поглощать любую магию, и воспроизводить, что душе угодно. Именно поэтому в поместье, закованный Ратмир не сумел использовать магию для защиты, она давно покинула его тело. А канал поступления, был зверски запечатан Старшим охотником.

Маг не понимал, почему не срабатывает руна. Она то давно получила нужный заряд от посоха с землёй, и должна сработать. Но рыцарь ходил вокруг да около и пока не собирался касаться ни пяди околдованной земли. В дверном проёме появилась Камила. По глазам было видно, что она борется с несчастьем, но сейчас её настрой прикован к другой цели.

- Чем я могу помочь? – спокойный голос девушки, испугал магистра своей злостью.

- Он хочет завладеть посохом, но я не понимаю, почему не срабатывает защитная руна. – досадно произнёс магистр. – Постой, твоя аурная оболочка истощила силы?! Этого не может быть. Она должна действовать минимум до полудня.

- Она исчезла сразу, как только ты ударил рыцаря об стену. – пожала плечами девушка.

- А что если?! – задумался магистр. – Нет, нет. Такое не возможно. О боже. – магистра озарило, он схватился за голову. – Я создал для него индивидуальный переводник энергии. Он может просто стоять у посоха, поглощать энергию, и крушить башни, леса, страны, миры…

- А если активировать руну? – предположила не впадающая в панику Камила.

- Если ему удастся поглотить взрыв, то у нас будут неприятности. – ответил маг.

- Куда стрелять? – Камила уже стояла с арбалетом в руках, поставив элегантную ножку на камень, и испытывая огромное желание попасть точно в голову.

- Ты умеешь этим пользоваться? – настороженно спросил магистр.

- Нет времени на тренировку. Гляди. – она кивнула в сторону рыцаря. Тот уже подносил руку к новому оружию.

- Стреляй в землю, подле посоха.

Камила верила в удачу, она всегда вдохновляла ей других. И сейчас, впервые в жизни воспользовавшись арбалетом, удача не подвела её. Болт воткнулся точно в руну. Сработала взрывная защита. Над посохом и рыцарем вспыхнуло огненное зарево. Земля ощутила заметную волну. Молекулы всего живого застыли изучая картину жизни – ладонь рыцаря тянущаяся к посоху. Броня с трудом успевает поглощать взрыв. Она как будто запустила дополнительные обороты -было видно, как зачарованные вихри пожирали огонь. Рука рыцаря с трудом преодолевала мощь пламени, перчатка раскалилась, но он не сдавался и тянулся до последнего за заветным предметом.

Магистр побежал в центр событий, успевая разглядеть как рыцарь зависает в облаке пламени, и надеется поглотить энергию. Рука уже фактически коснулась посоха, как вдруг вихрь последним завитком глотнул оставшуюся часть взрыва, и рыцаря тут же отбросило в сторону.

Наступила тишина. Ратмир первым схватил посох, и направил на поднимающегося врага. Тот хмыкнул и покрутил пальцем в воздухе:

- Жарковато стало, как в поместье.

Рыцарь начертил в воздухе странные символы, и на уровне груди сформировал из кистей треугольник. Своего рода око, способное извергать любую магическую энергию. Вот только такой глаз редкое явление, даже среди высших. В самом центре фигуры появилась искра, устремлённая неведомым вихрем, она начала кружится и увеличиваться в пределах треугольника. Рыцарь готовил удар из поглощающей брони. В нужный момент он развёл руки.

Пламя вырвавшееся из груди напоминало пасть дракона. Но мага такими фокусами не провести. Он давно выставил перед собой посох, в ожидании нечто подобного. Зажав пальцем руну трезубца, он активировал тривиальную защиту от любых враждебных эффектов. Вплоть до игнорирования поглощения магии.

Две силы схлестнулись в битве кустарных магов. Пламя бесконечно пыталось обжечь Ратмира, которого успешно защищала невидимая стена. Рыцарь напряг желваки, пальцы согнулись как у коршуна. Пламя раскалилось до красна, но и это не помогало. Уверенное лицо под шлемом, сменялось растерянностью и беспомощностью. Броня не могла поглотить не капли чужеродной энергии, и в самый последний момент, вообще перестала работать. Неведомая волна подняла озадаченного рыцаря в воздух и ударила о землю. Шлем так уверенно державшийся на рыцари, отстегнулся и покатился к ногам Ратмира.

Камиле первой хватило смелости, посмотреть в лицо врага. Её брови удивлённо вскинулись, она посмотрела на мага, потом опять перевела взгляд на рыцаря.

- Кто там? – спросил подходивший маг. И ответ удивил. Перед ними без сознания лежал самый настоящий эльф. Остроухий казался старшего возраста. Но не народность врага обескуражила Камилу и Ратмира, а скорее всего печать на лбу. Точно такая же как у бывшего мага и магистра Цитадели чародейства. Эльфа тоже однажды клеймили, четыре элемента стихий многим сломала жизнь. Но увидеть такое на эльфе, означало только одно…

- Он изгой? – шепотом спросила девушка.

- Нужно уходить отсюда. – ответил Ратмир, озираясь по сторонам. – Помоги снять доспехи, спрячем тело в башни.

- Он ещё живой. – сказала Камила прощупав пульс на шее.

Взвалив тело эльфа на плечи, маг спокойно донёс его до башни. И приковал к стене. Когда придёт в себя странный рыцарь-эльф, он не знал, но тот точно не обрадуется, когда увидит отсутствие брони. Магистр не знал, зачем, однако поглощающую магию доспехи спрятал в той же башни. Если быть точнее, пришлось поработать лопатой, и наложить особую руну. Вряд ли эльф обладал способом обнаружения доспехов. Так что искать их он будет долго.

Стражники Холенвуда делали обход границы и вышли к старой башне. Решив передохнуть от изнурительного жаркого дня, придумали спрятаться в каменной коробке. Встретив там троих путников, им довелось услышать странную историю поместья Волчий оскал. Под конвоем троицу отвезли к старейшине города. Там история обрела своё продолжение в виде арестов всех охотников злосчастного поместья. Одного из раненых в грудь, удалось спасти. Эльфа бросили в тюрьму. О посохе и броне, а также магистре Цитадели чародейства, девушка умолчала по просьбе друга.

-4
07:15
615
16:40
Не знаю, на каком языке это написано, но только не на русском.
13:25
Язык и стиль оставляют желать, это очень мягко говоря. Особенно радует что повествование ведется то от первого, то от третьего лица. Содержание тоже совсем не впечатляет, но на фоне стиля изложения все его косяки меркнут.
Илона Левина

Достойные внимания