Анна Неделина №1

​Море

​Море
Работа №508

Серебристый свет луны падал на крышу, оставляя причудливые тени на ее ребристой поверхности. На лужайку перед домом с тихим жужжанием приземлился небольшой дрон. Его матовые бока не отражали свет луны, только мерцающий красный огонек на корпусе оповещал о его присутствии.

Гуд мирно спал в своей кровати, когда браслет на его запястье начал вибрировать. От этой вибрации Гуд проснулся и по привычке резко приподнялся на локтях, при это случайно задев рукой Мирем. Она ахнула спросонья, но он тут же положил ладонь ей на затылок и прошептал:
- Это я, прости малыш. Спи.
Мирем перевернулась на другой бок и снова погрузилась в сон.
Гуд натянул спортивные штаны и куртку и вышел во двор. При его появлении лужайку осветил мягкий неоновый свет. Дрон плавно поднялся в воздух и подлетел прямо к ногам Гуда. Тот поднял его и нажав на маленькую кнопку над пропеллером, открыл отсек для сообщений. Внутри лежал маленький шарик, похожий на те, какими его сестренка играла в детстве, такой маленький и прозрачный, словно стеклянный с виду. Но Гуд прекрасно знал, что эта простота была обманчивой. В этих маленьких шариках содержались тонны информации: видео, документы, конференции, цифры исследований, все, что требовалась ему для продолжения Проекта. Про себя он называл этот проект «Черная Дыра», потому что количество денег и ресурсов потраченных на этот проект несоизмеримо превосходило результаты, полученные от исследований и разработок.
Гуд вытащил шарик из отделения и тот повис в воздухе в нескольких сантиметрах от его головы. Гуд терпеть не мог эту «привычку» мессенджера висеть так близко от его лица и всюду следовать за ним по пятам. Но это была необходимая часть эксперимента и Проекта. Иначе чистота наблюдений была бы потеряна. В первые месяца Гуд не выдерживал и пытался прятаться от мессенджера хотя бы в ванной. Но шарик каким-то образом всегда находил путь и снова оказывался с ним в одной комнате. Словно наблюдая со стороны. Гуду иногда казалось, что шарик обладает сверхновым искусственным интеллектом, и может читать его мысли на расстоянии. От этого Гуду становилось не по себе, но он гнал прочь эти смехотворные предположения, иначе Проект окончательно свел бы его с ума.
Его поражало то, как бесподобно держалась Мирем. Она словно не замечала, что они постоянно находятся «под колпаком», весело щебетала по утрам, обращаясь к мессенджеру, Желала ему спокойной ночи. Наверное и кормила бы его, если бы у него был рот. Но к счастью, говорить мессенджер не мог. Хотя временами Гуд ловил себя на мысли, что мессенджер ведет себя словно одушевленное существо, а не компьютерная программа. Он сам принимал участие в ее создании и поэтому знал, что это самообучаемая программа, но иногда Мирем достаточно было коснуться шарика пальцами, и тот выдавал на стену проекции цветов или смеющихся детей, или щенков, играющих в зеленом дворе. А когда Гуд спрашивал, о чем она думала, когда мессенджер давал проекцию, она отвечала что-то вроде «ни о чем, он просто уловил мою эмоцию».
Гуд поймал себя на мысли, что пока он размышлял обо всем этом, прошло как минимум минут десять и уже давно пора было отправлять дрон обратно, пока на базе не подняли панику.

База находилась на противоположном конце Атона, и по правилам проекта Гуду и Мирем нельзя было общаться напрямую и с кем в течение года. И этот год наконец-то подходил к концу…
Гуд нажал на кнопку и дрон взмыл в небо. Купол над головой Гуда приоткрылся ровно на расстояние, достаточное для того, чтобы впустить дрона и моментально закрылся за ним, а ирригатор начал опрыскивать всю поверхность купола, избавляясь от паразитов и микроорганизмов, которые могли попасть под купол за те короткие мгновения, пока тот оставался открытым.
Гуд постоял еще некоторое время глядя на небо, освещенное светом сразу трех лун, а потом развернулся на пятках и отправился в дом. Мессенджер послушно последовал за ним. О том, чтобы снова лечь спать теперь не могло быть и речи. Он включил кофеварку, и бесшумный робот-помощник въехал в кухню, разбуженный звуками и движением.
- Привет Бот. Как спалось? – Гуд с улыбкой положил руку на железный корпус робота. К этому роботу он относился совсем не так, как к мессенджеру, его он любил, словно домашнего пса. Было в уборщике что-то преданное и милое – необъяснимое обаяние старого спившегося приятеля.
Бот принялся выжимать апельсиновый сок. Так же бесшумно, как он делал все остальное. Гуд выпил стакан воды, несколько капсул витаминов и иммуностимуляторов, и отправился в спорт зал, который сам оборудовал для себя на втором этаже. Окна зала выходили на сад, собственно, как и все окна в доме. Мирем умудрялась выращивать здесь абсолютно все: апельсиновые деревья, цветы, жасмин, и несколько ярких растений с самой Атоны, мирно сосуществовали на нескольких участках синеватой земли, которая покрывала практически всю планету, за исключением «моря». Море здесь было совершенно черным и будто бы маслянистым. Никто в здравом уме не захотел бы купаться в такой воде. Она вселяла панику даже в членов подводных экипажей, которые занимались исследованиями местной фауны. После месяца работы под водой экипаж приходилось полностью обновлять. Люди страдали бессонницей, морской болезнью, постоянно наблюдались необъяснимые вспышки агрессии. Самый первый экипаж потерял одного из морских биологов через две недели после начала исследований. Его подводный робот по необъяснимой причине оторвался от группы. С тех пор прошло пол года, но его так и не нашли.
Эта планета трех лун, или Атона, в сущности не была враждебной для людей. Здесь был подходящий климат, вода в подземных источниках, которую после очистки и фильтрации можно было пить человеку, а самое главное – здесь был воздух. Кислород, который вырабатывали местные пестрые растения, по совершенно сходному с земными принципу – имитируя своеобразный фотосинтез .
Гуд позанимался на кардио-тренажерах, пробежал пять километров на беговой дорожке и принял душ. Принимать душ с мессенджером, крутящимся у твоей головы поначалу было неловко, но он привык. Также, как привык заниматься любовью с Мирем, зная, что мессенджер бесшумно висит у кровати.
Когда Гуд спустился на первый этаж Мирем уже встала и потягивая кофе просматривала отчеты и для того, чтобы поставить заметки периодически проводила пальцем по экрану, мерцающему перед ней в воздухе. Мессенджер тут же подлетел к ее голове, она коснулась его кончиком указательного пальца и мессенджер тут же спроецировал на стекло окна мерцающие горы, покрытые снегом.
- You just too good to be true… - запела Мирем и поднялась, чтобы поцеловать Гуда. Странно, что эта избитая шутка в ее исполнении никогда не раздражала его. Да и песню эту он любил.
- Спасибо, я знаю, - ответил он такой же плоской шуткой на ее иронию. Видимо, его юмор по–прежнему веселил ее, потому что Мирем улыбнулась и протянула ему завтрак: два ломтика тостов с пастой, имитирующей масло, а также пастой, имитирующей вкус ветчины и стакан апельсинового сока. Гуд вздохнул:
- Хорошо, что ты выращиваешь апельсины и манго. Иначе я бы с ума сошел от этих тюбиков.
- Хорошо, что Бот печет хлеб. Иначе с ума сошли бы мы оба, - улыбнулась в ответ Мирем. – Кстати, почему ты так рано встал? Тебе плохо спалось?
- Да нет, просто дрон прилетел в пять утра. Непонятно, на базе вообще на часы смотрят, когда его отправляют?
- Это вряд ли, в последнее время они постоянно меняют время прибытия мессенджера. Помнишь, эту странную активность воды две недели назад, в лунное затмение? Мы еще не могли поверить, что эти данные верны. Я посыла сообщения о перепроверке трижды. И только на третий день они подтвердили неисправность приборов. С тех пор мессенджер все время прилетает в неотрегулированное время. Ты сообщал об том на базу?
- Конечно, уже четыре раза. Мне отвечают, что видимо, это связано с неполадками в отсеке отправок. Они программируют мессенджер якобы на одно и тоже время. Но он периодически не исполняет команду вовремя. И наладить все это некому, потому что я здесь, а без меня у них там все ломается каждую неделю.
- Ну, через три месяца наш эксперимент подойдет к концу, и тогда я наконец-то смогу с тобой развестись, а ты сможешь устроить на базе настоящую взбучку.
Шутка о разводе веселила его теперь куда меньше, чем в начале. Все предрекали, что в условиях замкнутого пространства и изолированной жизни вдвоем на протяжении года, один из них не выдержит и возненавидит другого. И как следствие, они либо поубивают друг друга, либо все закончиться разводом. И хотя Гуд и Мирем были женаты уже одиннадцать лет, за этот совместный год ничего такого не произошло. Наоборот, они заново открыли друг друга, влюбившись еще сильнее. Без суеты, нервной рабочей беготни, вечеринок с друзьями и сафари по местным джунглям, они, словно вернулись к себе настоящим. И эти два настоящих человека идеально подходили друг другу.

- Ты видел, что они прислали мне с последним мессенджером? – Мирем нахмурила брови. Это полная ерунда. Либо приборы сошли с ума, либо на базе вообще перестали следить за тем, о чем я прошу.
- Да у моих показателей кислотности воды, тоже очень странные колебания. Жаль, что у меня нет скутера, я бы слетал на базу.
- Если бы у нас был скутер, эксперимент не продержался бы и недели, ты же понимаешь. – Мирем встала из-за стола и потянулась. У этой планеты прекрасный потенциал, мы обязаны доказать Министерству, что здесь можно строить колонию. Нам осталось совсем чуть-чуть…
- Да, - Гуд кивнул и прикрыл глаза, чтобы перестать наконец видеть, крутящийся у ее лица мессенджер. – Совсем чуть-чуть… - повторил он ее слова.
После завтрака они закончили с отчетами и подготовили для базы новые сообщения и задания. Уровень воды в море, кислотность, содержание минералов и солей, микобактерии и биоматерии.
Хотя все это повторялось изо дня в день и не давало никакого эффекта. В «море», как они его называли, хотя оно таковым и не являлось, похоже совсем не было микроорганизмов, не говоря уж о растениях или каких-то других веществах. В нем вообще не было ничего живого.
«Мертвое море, чертова Черная дыра» - подумал про себя Гуд. Единственным биологическим материалом в нем был их потерявшийся батискаф из поликса. И Итон. Вернее его тело, которое совершенно безрезультатно роботы и радары искали в глубине уже столько месяцев. Гуд вспоминал Итона каждый день, он был его лучшим другом. Они вместе прилетели на Атону еще до того, как сюда приехала Мирем. Вместе начинали проект, вместе пили в баре по вечерам. Эта планета заворожила Итона. А вот Гуду она разонравилась после того, как море заглотило его друга.

После обеда Мирем отправилась в сад, поливать свои цветы и обрезать деревья, а Гуд коснулся мессенджера, который начал проецировать на экран у стены все снимки моря, которые разные мессенджеры и дроны сделали за последние сутки. Гуда не покидало ощущение, что здесь что-то не так. Но он не мог понять, в чем все-таки дело. Эти снимки вселяли в него какое-то тревожное чувство.
Но он скопировал все данные в мессенджер, нажал кнопку вызова на браслете у себя на запястье и направился во двор, чтобы встретить дрон и вернуть его на базу.
В это время Мирем возвращалась из сада. Она могла бы поручить всю работу роботу, но ей доставляло удовольствие копаться в земле, используя раритетные инструменты. Их она хранила в небольшом гараже за домом, где обычно был припаркован скутер. Но сейчас, в связи с Проектом, скутера здесь не было. Мирем приложила палец к двери и та бесшумно раздвинулась. В эту секунду Мирем показалось, что сердце ее на мгновение перестало биться. И это мгновение все длилось и длилось. На полу гаража, низко опустив голову сидел совершенно голый человек. Кожа у него была синеватого оттенка и болезненная худоба придавала ему вид ожившего мертвеца. Мирем зажмурила глаза, но человек не исчез. Она попятилась к двери, но мужчина не шевелился, она вообще не была уверена, что он жив. Мирем сделала еще пару назад, а потом резко развернулась на пятках и помчалась к дому. На лужайке она почти налетела на Гуда.
-Эй, поймал он ее за плечи. Где пожар?
Мирем только открывала и закрывала рот, но ничего не могла произнести. Тогда Гуд прижал ее к себе и погладил по волосам.
- Малыш, все хорошо. Что произошло?
- Там.. у нас в гараже… там человек…
Гуд усмехнулся. Никто не мог бы проникнуть к ним под купол незамеченным, даже мелкое животное. А уж тем более человек.
- Идем, посмотрим на твоего человека. – Он потянул ее за руку.
- Нет, - Мирем отдернула руку.
- Идем, тебе нечего бояться. Там никого нет. Дай мне потрогать твой лоб. Ты наверное просто перегрелась в саду, вот тебе и мерещиться всякое.
Мирем приложила ладонь к своему лбу, но он не был горячим. Неужели ей действительно померещилось? Ведь день сегодня действительно жаркий, а она к тому же пила очень мало жидкости и не приняла утром витамины…
Гуд ждал, протянув ей свою руку, она вложила свою ладонь в его ладонь и ей сразу стало спокойнее. Мягко ступая по траве и все еще держась за руки они подошли к двери гаража. Гуд приложил палец к двери и заглянул внутрь. В гараже было пусто, никаких признаков человеческого присутствия.
- Ну, что я тебе говорил, - Гуд обнял ее за плечи, - пойдем, я уложу тебя в кровать и мы проверим твои показатели. Бот сделает тебе мятного чая, как ты любишь.
Мирем только кивнула в ответ. Она была уверена, что человек в гараже не был галлюцинацией.
Они вошли в дом и Мирем уселась на диван в гостиной, а Гуд пошел в ванную за аптечкой. И то, что случилось с ним в следующие секунды, стало одним из самых больших потрясений, которые он испытывал в своей жизни. За свою жизнь Гуд видел много разных странностей и множество необъяснимых на первый взгляд вещей, но то, с чем он столкнулся в ванной комнате ввергло его в оцепенение. В их с Мирем ванне, лицом вниз лежал человек. Очень худой и абсолютно голый человек, с синеватым оттенком кожи и черными, как смоль волосами. Он просто лежал в пустой ванне, без воды, лицом вниз, в совершенно неестественной позе. Гуду показалось, что время сделав огромную петлю повернуло вспять, потому что несмотря на худобу и странный цвет, этот человек сразу показался ему знакомым. Гуд через силу сглотнул, горло как-то неестественно пересохло, и подойдя к ванне вплотную тронул человека за плечо. И хотя он заранее знал, что увидит, его мозг по-прежнему отказывался верить в происходящее. Тогда человек в ванне неестественно присел и выпрямившись повернулся к Гуду лицом. Это был Итон.

Гуд проснулся от собственного крика и резко сел на кровати. Сон… Это был всего лишь сон… Мирем положила руку ему на спину, поглаживая его и приговаривая:
- Тебе опять приснился кошмар, Джеймс. Все в порядке… Это был всего лишь сон…
«Всего лишь сон» повторил про себя Гуд. Всего лишь сон. «Нам осталось совсем чуть-чуть» почему-то ее утренние слова всплыли у него в мозгу. Совсем чуть-чуть. И вдруг его словно током ударило – он понял, что было не так с последними фотографиями из мессенджера, просто он их уже видел. В последние недели ему присылали с базы старые снимки…
Эта мысль была последней мыслью Джеймса Гуда. А потом наступила темнота.
Мирем не слышала, как человек с голубоватой кожей покидал их дом, она мирно спала, и видела прекрасный сон о Земле. Ей снился пикник в Альпах, который Джеймс устроил для нее во время медового месяца…
Незваный гость вышел из двери гостиной и направился через лужайку на Юго-Восток, в ту сторону, откуда обычно прилетал дрон. Он прошел через стену защитного купола словно через воздух, и медленно зашагала по дороге, которую едва можно было различить при лунном свете. В нескольких сантиметрах от его головы неотступно летел мессенджер.

На другом конце планеты, там, где две недели назад стояла база, гладкая черная вода безучастно отражала свет трех лун. Вдруг по ней прокатилась рябь и на поверхность всплыл подводный робот-батискаф. Он был по-прежнему герметично изолирован и совершенно не поврежден. Вода не проникла в него ни через дверь, ни через люк, и батискаф мерно покачивался на ее маслянистой поверхности, словно забытый ребенком резиновый мячик. Внутри батискафа было абсолютно пусто.
+2
23:00
496
06:38
интересно.)на мой взгляд не хватает тонкости описания) плюс я где-то пропустил первоначальные сомнения в фотографиях? при выставлении оценки перечитаю.
22:57
Неплохо. Но финал скукоженный.
12:38
Интересно, но как-то недоработанно.
23:54
Рассказ неплохой, но до хорошего не тянет. Атмосфера автором создана хорошая, мир проработан, персонажи описаны грамотно. А вот эмоционального отклика нет. Во-первых, слишком много по тексту намеков, что с морем что-то не так. Читатель уже в напряжении, ждет подвоха. Во-вторых, само название рассказа кричит «Виновато Море!». Автор, подумайте, как бы можно было изменить хотя бы название. А то предсказуемо очень.
Империум