Эрато Нуар

Если коротко о психах

Если коротко о психах
Работа №329

Пролог

Рассуждение в пустоту

Порой сложно начинать рассказ. За все время проб и ошибок было приведена бесконечная масса сравнений. От ужасных каракуль до гениальных произведений. И как бы я не старался начать, все мои мысли переплетаются в этом клубке нитей, в той или иной степени дергая за каждую историю.

Если сравнивать мою историю с шахматной партией, как это любит делать множество писателей, в погоне за чем то острым, таинственным и ломающим не одну уйму сознания. То моя ситуация - это черная дыра, в которой по всем канонам пропадает свет. Каждая партия затягивает все самое хорошее, что есть во мне вглубь, уничтожая под бесконечным давлением осознания того, что мне отсюда не выбраться. Это мой личный день сурка, новый, не такой забавный и поучительный, без счастливого конца и намека на просвет.

Каковы будут ваши эмоции, когда вы желторотый новичок, не знающий правил, скрупулезно расставляете каждую фигуру, воспроизводите комбинации, которые то и дело всплывают в вашем сердце и сознании. И вот, когда весь лабиринт ваших мыслей уже начинает приобретать очертания и даже какой-то смысл, появляется он - безымянный гроссмейстер. Одним лишь понятным ему действием, сносит все ваши старания на доске, слов ураган, на пути которого осмелился стать карточный домик.

И вот вы наблюдаете, как все ваши труды и страдания взмыло в воздух к постепенно теряющему краски небу, а после, когда буйство эмоций и ненависти стихнет, несчастные карточки с блеклыми рубашками падают на серые руины, такие же серые, как и ваши глаза.

А серые лишь потому, что с каждым разом теряют блеск от того, что вновь и вновь вы видите, как рушиться этот самый карточный домик, при этом символично ложась лицевой стороной к вам, показывая тот самый заупокойный крест в образе трефовой масти.

Но обо всем по порядку.

Глава первая: Ад в раю.

Представьте, что как только вы откроете глаза, вас встретит новый мир, словно созданный для вас. Все в этом мире принадлежит вам! Природа, люди, города. Вы оказались в одной большой песочнице, где границы дозволенного лишь ваши фантазии. Хоть ногу себе третью отрастите, никто не запрещает, дерзайте!

Но когда пройдет удивление и эйфория, вы начнете подозревать о неладном. Серьезно, с чего бы это вдруг целому миру подстраиваться под вас? А не сошли ли вы с ума часом? Все это правильные рассуждения, вот только поставьте себя на мое место.

Я ничего не помню, абсолютно! Я стал существовать тогда, как только открыл свои глаза. Ни воспоминаний о прошлом, ни знаний об этом мире. А ведь это парадоксально, говорить я умею, хотя прекрасно понимаю, что от рождения этого не дано, да и на младенца я не похожу. Еще одна вещь, которая станет волновать сразу, так это знания о всевозможных науках. Законы физики, математики, биологии и прочих. Именно эти знания и наталкивали на то, что у меня есть некое прошлое, о котором я благополучно забыл.

Естественным образом, вы начнете копаться в своей памяти. Только с первых же попыток, все что вас окружает, начнет плясать в танце апокалипсиса. В ушах так гудеть, будто у вас не голова на плечах, а бубен в руках шамана, который с яростным удовольствием отбивает ритм под тот самый пляс. Картинка перед глазами покроется помехами, словно экран белым шумом без антенны. Мир попросту начнет разрушатся.

В этот момент ваша интуиция и инстинкт самосохранения заставят отбросить любые потуги, вернуться в прошлое, а на задворках сознания всплывет миф о минотавре и лабиринте.

Сейчас бы диван поудобнее и бокал виски, не удовольствия ради, а что бы свести накопленные умозаключения в один ряд. На худой конец хватило бы просто сесть на траву и прикинуть план решений. Если бы...

Словно снег на голову передо мной появился обычный старик. В нем не было ничего примечательного: морщинистое лицо, седые волосы на голове, точно такая же борода. Он был одет в повседневную одежду, подобную вы с легкостью найдете у себя в шкафу: брюки, свитер, черные потертые туфли. Единственное, что могло показаться странным - это суровый и задумчивый взгляд в мою сторону. Словно решал какую-то сложную задачу, и сейчас перед ним предстоял тяжелый выбор, с чего ему начать.

Мир взаимоотношений и общения устроен у людей сложно. Порой бывает так, вместо заветной ниточки и пищи для размышления, что дадут человеку ответы, он получает лишь вопросы. Подобное случалось и со мной. Буквально, вырывая землю из под ног, я подскочил и побежал галопом к старику. Когда я был рядом с ним, едва отдышавшийся и набрав побольше воздуха в груди, чтобы получить ответы на свои вопросы, то первым делом как открыть рот...

Я умер.

Неплохо, не правда ли? Вот так просто, без слов и объяснений. А смерть-то какая. Мое тело разорвало на куски молнией, ошмётки полетели на добрые десятки метров, но не успевая коснуться земли, они сгорали от температуры до пепла, где легкий ветер разносил его по залитой запеченной кровью траве.

Спустя мгновения, когда я вновь открыл глаза, Я лежал на спине, пытаясь мысленно избавиться от этого кошмарного сна. Все вокруг плыло и было размытым, в ушах стоял мерзкий и пронзительный гул. Знаете, так обычно бывает в фильмах, когда главный герой начинает приходить в себя, а весь окружающий мир покрыт некой пеленой от контузии, а когда к нему возвращается зрение, он смотрит в ярко-голубое небо с белым облаками, если конечно его выкинуло на необитаемый остров, на худой конец в черное от копоти и взрывов.

Та самая пелена, еще не успела упасть, как в тот же миг я осознал, что нахожусь в том же мире и никакой это не кошмар, а самая настоящая реальность, правда место уже другое, а яркое небо загораживает силуэт того самого старика.

Забавно, как человеческий организм быстро адаптируется к изменениям. Инстинкт самосохранения, что слету усвоил новый урок, не заставил себя долго ждать. Мозг, который наконец-то получивший желанную пищу для размышления, словно большой суперкомпьютер за доли секунды выдаст одно единственное решение: БЕЖАТЬ!. Моментальный впрыск адреналина в кровь активирует весь скрытый потенциал твоего организма, ты и глазом моргнуть не успеешь, как окажешься за километры от изначального место. А когда сознание вновь к тебе вернётся, ты ошарашено озираешься по сторонам, пытаясь понять где ты. И каково же будет твое удивление, что весь проделанный путь оказался не спринтерским марафон, а еще одной смертью.

Все верно, меня снова убили. Тот же сценарий, теже молнии, запах обугленных ошметок и пепел в конце. Эта адова карусель повторялась вновь и вновь. Раз за разом меня разрывала на части чертова игрушка Зевса!

Пытки закончилась, когда уже синими губами я хватал воздух от страха. Сердце колотилось, словно хочет выпрыгнуть из чуждой ему груди на волю. По коже жирной пленкой растекся липкий пот. Все тело корежило от боли, едва в голове появились призрачные мысли о каких либо движениях.

Как и когда исчез старик я не помнил, я провалился в бессознательный сон.

Так началась моя безжалостная череда шахматных партий. Не правил, не объяснений. Конец которых всегда был один: Меня попросту безжалостно убивали! Когда все те же пресловутые молнии, иногда скручивало живот так, словно внутри центрифуга от стиральной машины, после чего я падал на землю и попросту захлебывался в собственных рвотных массах. А иногда простенько и с халтуркой: конвульсии, судороги, агония и пена возле рта. Но суть то не менялась, и тогда всегда был один. Вместо обещанного фильмами голубого неба, всем сердцем проклятый морщинистый лоб и седая борода самого сатаны, вместо пористых облачков.

Но среди всего этого безумного парка аттракционов были и перерывы, где моя окровавленная лошадка медленно останавливалась и я наконец мог покинуть адову карусель. Мир снова становился моим, где я был волен творить, что мне вздуматься. Но мои розовые очки были на мне до тех пор, пока я не достигал желаемого. Когда до мечты оставались крохотные шаги, на моей доске вновь появлялся стремительный ураган, что разносил их по воздуху словно карточный домик, не забывая при этом про меня.

Глава вторая: Озарение и потери

Какую ситуацию не бери в пример, но однажды человек сломается под градом бесконечных неудач и попыток. Когда это происходит, он упирается пустыми глазами в небо, моля у него помощи и прося ответа.

Подобное случилось и со мной. В этот раз мои пытки продолжались до самой ночи, а когда наконец закончились, я совершенно обессиленный лежал в привычной для меня манере, на спине. Время будто бы замерло, а я медленно тонул в этом бесконечном океанес черной гладью, на которой, словно при легком бризе искрился свет ярких звезд.

Каждый ребенок с детства лелеет мечту о том, что упавшая звезда таит в себе волшебную силу исполнений желаний. К моему сожалению, я больше не ребенок, и прекрасно знал, как устроен сей феномен. Не звезды это вовсе, да и желаний к сожалению исполнять не умеют. Но замученный постоянными страданиями и поражениями у самой ленточки финиша, где то там, крохотным краешком сердца я все еще верил в чудо.

Когда в небе упала очередная "звездочка", на мгновение очертив золотистую полоску, в голове промелькнуло неуловимое, но сокровенное желание: "Вот бы сейчас туда, в бесконечный край, на крыльях "свободы".

Знаете, бывают такие моменты, когда сердце словно останавливается, ты перестаешь дышать на какой-то миг, а по телу пробегает приятный холодок и вместе с ним рой мурашек от самых ног до макушки, чтобы в конце превратиться в огромную бурю чувств и эмоций.

Озарение! Поток этого дивного чувства был настолько стремителен, что я подскочил с земли, не замечая треска костей, нытья тела от боли. И вот в считаные мгновения я стоял во весь рост полной решимости в груди, пытаясь дотянуться рукой до звезд.

И как я не подумал об этом раньше, ведь если весь этот мир создан для меня и моих желаний, то что же говорить о самых сокровенных? За моей спиной принимал очертание образ красивых и плавных изгибов белоснежных перьев. Я наконец получил свои крылья, что откроют мне путь к свободе.

Не теряя времени, я взмыл в небо, где открыл для себя мир по-новому, пускаясь в пляс с созвездиями и мириадами одиноких звезд, словно небо - одна бесконечная сцена для меня. Но пока я наслаждался сказкой, охваченный наплывом чувств и эмоций, то не успел заметить, как волшебную ночь сменил прекрасный рассвет.

Первый яркий луч ударил по моим глазам, заставив зажмуриться, но когда я открыл их вновь, то увидел всю красоту этого мира. Яркий и чистый в своих помыслах, он предстал передо мной буйством красок. Голубое небо, в котором пористые облака переливались насыщенной палитрой цветов и оттенков, тень уступала под натиском солнца, оголяя зеленые опушки деревьев, реки и озера будто ожили, насытив мой взор игрой блеск, а с невидимых до этого гор опала ширма забвения.

Внезапно мою спину пронзила адская боль. Скрюченный ей, я падал вниз, а мои крылья стали медленно растворяться. Огромное стальное копье прошло сквозь спину и вышло через живот, окропив переливистые облака в монотонный ало-бордовый цвет. Прежде чем я упал в объятья, что раскинула мне земля, в голове промелькнула единственная мысль: "Проклятый старик".

Когда я пришел в себя, то в тот час осознал, что моя "любимая" кровавая лошадка вновь скачет по кругу адовой карусели, и что сейчас заиграет приятная уху старика мелодия из моих криков и воплей.

Когда человек получает что-то долгожданное всем сердцем, он до последнего будет цепляться за единственную соломинку, лишь бы не отдавать самое сокровенное. Получив наконец-то ту самую свободу, мне пришлось смириться с утрешним адом на земле, чтобы ночью вновь вернуться в небесный рай.

Но рано или поздно хорошему приходит конец. Однажды паря в прекрасном небесном танце, я услышал, как мир что-то тревожит из вне, это были чужие голоса, напоминающие собой перфоратор и дрель (скрежет пенопласта по стеклу) за стеной, когда вы сладко спите. Мое сердце заколотилось в ужасе, а тело покрылось потом. Я до последнего не хотел верить, что вот вот лишусь своей мечты.

Не смотря на ночь, отвергать действительное было бесполезно, опустив голову вниз, я увидел его силуэт.

Я взмыл выше, что есть сил, крича за спину: "Не забирай их у меня, прошу!!!"

Это был крик отчаяния, так в страхе и ужасе кричат загнанные в угол, когда их воля гаснет, а продолжать бороться попросту нет сил.

Я не питал иллюзий и надеж, но в тот момент чувства и инстинкт гнали меня вверх, а где-то в груди теплилась искорка надежды о спасении. Но чем ближе к олимпу, тем ярче молнии...

Чертов Зевс вновь разорвал меня своими игрушками на части. По иронии судьбы, волей случая, а может благодаря закону подлости, я очнулся лежа не земле, именно в том месте, где парили тлеющие перья от моих крыльев. Этот дождь из пепла мне никогда не забыть, ведь именно тогда ко мне пришло смирение, о том, что я могу раз и навсегда забыть о свободе.

Повернув в голову в сторону, я разлился в хохоте. Надо же, старик то в этом раз при параде: брюки, белая рубашка, пиджак и новые черные туфли. Мой смех был настолько истерическим, что я не мог его остановить при всем желании. Но следящая вспышка молнии заставила его оборваться и не потому, что было больно.

В тот момент я полностью перестал обращать внимание на боль, на то, что меня убивают ежесекундно. С каждой новой вспышкой и моей смертью в голове словно кадрами кинопленки, мелькали обрывки памяти:

Убитый товарищ в лужи собственной крови.

Изнасилованная в каком-то темном углу в слезах женщина.

Измученные и худые от голода дети.

Крики и стоны в больничных палатах, слезы родных и близких.

Мое тело задрожало в ужасе, с каждой смертью приходили новые и новые обрывки, кожа покрылась мурашками, словно инеем, зубы застучали. Я схватился за голову и взвыл, потеряв контроль над собой и испражнившийся под самого себя, я свернулся в калачик, ерзая по земле.

Не знаю почему, но старик перестал меня пытать, может из-за жалости, может по другой причине. Но в той агонии я не придал этому значения.

Глава третья: Оковы прошлого

Когда я все же пришел в себя, то долго пытался найти взаимосвязь со всем случившимся. Днями и ночами я пытался разгадать эту головоломку. Стало предельно ясным то, что все эти убийства имеют какой-то смысл. Но чем дольше я ломал голову, тем сильнее путался. Хуже всего было проматывать вернувшиеся воспоминания. Они по-прежнему наводили леденящий ужас. Иногда они повторялись мне во снах, заставляя просыпаться с криком. Я стал раздражительным, у меня началась паранойя, но с тех пор я больше не видел старика.

Люди не могут долго находиться в здравом уме при таких обстоятельствах. Странно то, что я не сошел сума при первых же пытках и смертях. Однако всему есть придел, в конце концов я сломался под гнетом случившегося, впал в апатию и полностью потерял веру во что-либо.

Если человек теряет веру, вернуть ее обратно в силах лишь близкие и любимые люди. Вот только где мне их взять, я совершенно один, казалось бы в самом счастливом месте на свете, а нет. Полностью уйдя в апатию, я не заметил, как забрел в дремучий лес.

В сложившейся ситуации я бы продолжил свой путь по заросшим тропинкам, полностью не отдавая отчет своим действиям. Но у странных видений были свои планы на этот счет.

Прийти в себя, меня заставили звуки выстрелов. В первые секунды, я не мог дать себе отчет, к старику я привык, но выстрелы были чем-то новым. Позже весь воздух наполнился запахом пороха и крови. Следующие действия разворачивались стремительно, сам не понимаю почему, но мое тело затряслось, будто во мне заиграли животные инстинкты. Окружающая фауна стала плыть перед глазами, раздались стоны и крики от боли.

В страхе, я стал мотать головой в разные стороны и разглядывать происходящие. Возле ног неожиданно стала протекать речка, вода в которой была смешана с кровью. За спинной послышались хрип, я в ужасе развернулся и увидел солдата с ранением в грудь.

Пот посыпался градом, началась отдышка, я упал назад. С каждой секундой стали появляться все новые и новые раненые солдаты. Я не мог поверить своим глазам, ведь я знал каждого из этих парней. То и дело я испугано наводил указательные пальцы обеих рук на каждого, пытаясь вспомнить их имена.

- Сейчас, сейчас ,ты.. тебя...

Я закричал от увиденного.

Мои руки были покрыты кровью, я резко одернул голову вниз. На мне была солдатская форма, вся заляпанная грязью и кровью, рядом лежал автомат. Я судорожно гонял мысли по голове, пытаясь понять, что черт возьми происходит.

Прогремел взрыв. Голова затрещала, а в ушах загудело, мир и без того плывший полностью перевернулся с ног на голову. Не выдержав всего этого безумия, я подорвался с места, стал бежать вперед на пролом.

Я бы точно сошел с ума в том лесу, если бы не выбежал из него на пустую поляну.

Но жестокий мир не желал останавливать новую карусель, зачем? Обкатка только началась.

Подругою сторону поляны стояла неизвестная мне девушка и смотрела на меня. Но по мере приближения к ней, я чувствовал новый наплыв дрожи, но в этот раз приятный, словно должно произойти что-то хорошее. Когда я смог разглядеть ее, мое тело вновь покрылось инеем из мурашек.

Тогда-то я и увидел ее впервые в этом мире. Все верно, мы были знакомы, даже больше, чем просто знакомы. Хватила одного взгляда в ее глаза, чтобы кадры вновь замелькали в сознании. Но в этот раз по-хорошему, без ужасов и боли, это были действительно счастливые воспоминания.

Наша первые встреча.

Прогулки под луной.

Робость в признании.

Желанный ответ.

И конечно же первый поцелуй.

Сердце колотилось в бешеном ритме, пылающая страсть поглотила мой разум. Быть может это очередная ловушка чертового старика, а главное по какой причине я забыл о любимой? Но я не мог совладать с чувствами, да и как совладать, когда рядом стоит твое маленькое чудо?

Нет смысла в красивом описании, пустое это. Для каждого любимая неповторима по-своему. Ее прекрасный образ уже давно в вашей голове, так ведь?

Сколько прошло времени с момента нашей встречи, я сказать не могу. Казалось, что все застыло в вечном ступоре. Когда я вышел из него, то первым делом захотел ее обнять и прижать к груди, как когда-то.

Я улыбнулся и сделал шаг на встречу. Не удивительно, что она отшатнулась назад, после всего, что со мной произошло, вид, наверное, у меня был ужасный, еще и эта гримаса на лице... В общем глупая была затея. Но не все глупое является неверным, спустя секунды, она улыбнулась и подошла ко мне ближе.

Моему счастью не было придела, от нахлынувших чувств радости, я кинулся к ней в объятья.

Голова загудела, а в глазах рассыпались искры. Сидя на земле и мотая головой, я не мог понять, во что я врезался лбом. Я посмотрел на нее вновь, на ее лице была печаль и сострадание.

Это было чересчур даже для местного ада. Я вновь и вновь предпринимал бесполезные попытки, чтобы обнять ее. Каждый раз я упирался в невидимый барьер, за которым в одном шаге стоял для меня самый дорогой человек!

Впадать в истерику попросту не было сил. Упираясь руками в невидимую стену, я склонил голову.

Никакой это не мир грез, это самое настоящее чистилище, где забирают все самое дорогое, что у тебя есть.

Внезапно я почувствовал тепло ладонями. Это было тепло ее рук, она прижалась ими к барьеру, где прижимался я. На ее глазах стали появляться слезы.

Если я не могу ее обнять, то хотя бы скажу, как сильно люблю. Но будь ты проклята тварь! Именно в тот момент, когда я открыл рот, рядом с ней появился старик.

В ту секунду я был похож на дикого зверя, на чье логово посягнули. Но последней точкой кипения было то, что он обнял ее за плечи.

Я уже рассказывал, на что способен человек в приступах ярости или непредсказуемых ситуациях. И в тех и в этом случае ключевую роль играет все тот же адреналин. И кажется в этот раз организм его не пожалел. Удар был такой силы, что по барьеру хлынули трещины. Я занес руку, чтобы закрепить начатый успех, и разнести чертову стену, но именно в тот миг, в его сколах, я впервые увидел свое отражение.

Последние недостающие обрывки памяти хлынули потоком. Я отшатнулся назад и замер. Я наконец понял, в чем заключалась суть всех пыток и убийств. Теперь мне стало очевидным то, что меня хотят вырвать из этого рая, созданного мной и вернуть в чужой и ненавистный мной мир. Мир, который я всеми силами когда-то забыл.

Глава четвертая: Проклятый мир

Трудно сказать, что забытый мной мир полностью ужасен. Нет, есть в нем и хорошее, однако, это тот самый случай, когда в бочке дегтя капля меда. Здесь большая часть людей порочна и жадна. Они живут словно в клетки и грызутся за свои, порой, никчемные желания.

Но самым худшим в этом мире является то, что в погони за своими желаниями, люди начинают убивать, стравливать друг друга для достижения своих целей. И чем больше желания, тем страшнее принятые меры.

В конце концов, лидеры отдельных стран идут на самое ужасное действия, с помощью которого управляют массами. Они используют войну, как инструмент в достижении перевеса баланса ситуации в свою пользу, не задумываясь об общих последствиях.

Война - это ад при жизни. Не выдуманный, не написанный, и не библейский. Что бы попасть в него, умирать не нужно. Людская корысть, алчность и порочные желания сами создадут его. Но не в каждом случае из этого ада захочется выйти живым или победителем.

Каково это, быть героем победителем и поднимать бокал за победу своего народа, когда под коркой мозга внутри сидят страшные воспоминания, боль и страдания. Вспоминая своего названого брата, близости с которым позавидует любая кровь. Которому обязан за то, что не раз вытаскивал тебя с того света, а сам погиб на твоих глазах по твоей же вине.

Ведь это ты тогда охранял его, пока он справлял нужду в импровизированном туалете, в виде вырытой ямы возле кустов. Ты и никто другой проморгал диверсантов, а когда кинулся спасать товарища, было уже поздно. Пуля с хрустом размазала его череп в ошметки, да так, что мозги разлетелись по земле, мешаясь с грязью, а изуродованным тело он упала в собственный смрад. Вот так и закончилась жизнь несостоявшегося героя. "Достойная" смерть, правда?

Быть может проще той матери, что всем сердцем ненавидит своего ребенка. Потому что во время войны, ее село захватили оккупанты, убив всех мужчин и детей, а ее саму голую и беззащитную кинули в сарай на потеху своре бравым войнам? Которые развелись с ее телом так, словно петух топчет своих кур в курятнике.

Или же обычному солдату, что за время войны попал в плен и питался тем, что кинут в миску. Он лакает эти помои, поскуливая, словно собака, под громкий смех надзирателей. Кушать то хочется... А когда вернулся в родное село, то увидел ломящиеся столы от всевозможных яств, о которых все это время мечтал, там, в своем собственном аду. Ему бы сесть за этот стол, а не может. Ведь накрыто все в честь свадьбы девушки, что провожала его на фронт. И в этой гробовой тишине она притупит глазки и лишь прошепчет: "А нам повестка пришла о твоей смерти".

Но даже если тебе посчастливилось выйти из него меньшими потерями - это не значит, что ты заживешь в раю или в новой счастливой жизни. Наступит момент, когда сознание отразиться болью, о том что придётся положить остаток своей жизни на строительство нового мира для своих детей, и если не будущего о котором все мечтали, то хотя бы прошлого, что было до войны.

А когда этот мир построен, его еще нужно сохранить. Ведь никто не обещал, что все не повторится вновь.

Но самое страшное то, что всему этому способствует время. Оно изменяет память под чистую, ломая границы дозволенного в сознании будущего поколения, стирая фрагменты той старой жизни до, подменяя тем что было там на войне.

И теперь уже некогда восхвалённый победитель сидит у обочины жизни, а в его дряблых руках бренчит баночка с монетами. То ли от старости и седин на голове бренчит, то ли потому что люди стали слепыми и ориентируются на слух.

Несомненно есть горстка тех, что будет кричать в защиту забытых героев. Другая бить кулаком в грудь, клянясь в том, что готовы окунаться в ад войны с головой, и топить каждого в реках крови, кто посягнёт на их землю подобно забытым прадедам.

А есть те, кто, гордо набив знамя противника, будет продолжать его "славное" дело, избивая того самого старичка у обочины, играя на его глазах, той самой банкой в футбол.

И не важно о чем думает в этот момент несчастный. Будь это жалость к том, что пролил свою кровь за зря или что лучше б, он тогда сдох с голым задом.

Основная масса этого попросту не заметит. Их жизнь заполонила торговля желаниями и спрос потребностей. От удаления прыщей на разжиревшей коже до выбора бренда смартфона с лживой гримасой во время полового акта.

И в этот мир меня хотят вернуть? В мир, где мы живем по законом общества, но каждую секунду убивают подобного по законам прихоти? Нет, лучше дальше умирать в бесконечных пытках, но ни при каких обстоятельствах, я не вернусь назад.

Отойдя от кошмарных воспоминаний, то как и прежде, я стоял у барьера. Откинул все мысли прочь, в том числе и жалость к моей любимой, я покачал головой, и уже до конца приняв решения, прошептал лишь губами: "нет".

Развернувшись к ней и старику спиной, я побрел обратно к окраине леса, где сел на траву, обхватив свои колени. Я склонил голову, чтобы никто не увидел и тихо заплакал.

-Не ждите, не вернусь.

Глава пятая: Кем его вижу я.

В моей практике случалось всякое, уникальных случаев тоже хватало. Но с каждым днем лечения данного пациента, я все больше убеждался на сколько извращённым бывает этот мир.

Многие психологические болезни имеют много общего. Как правило, это дефект от рождения, либо физическое или психологическое вмешательство. Впервые увидев мед. карту данного больного, я решил, что это результат второго.

Молодой парень, мобилизация в горячую точку. Засада при зачистке леса, контузия от взрыва, благодаря которой он и остался единственным живым, так как враги посчитали его мертвым, пока он был без сознания. Дальше вылазка к своим, госпиталь и списания на гражданку.

Данный сценарий часто встречается в практике, как правило, такие люди не могу адаптироваться к жизни после войны, начинают пить и их постигает участь псих. диспансера.

Но время умеет преподносить сюрпризы. Казалось, что пациент возненавидел мир, в котором живет. Он походил на котенка, которого оставили в картонной коробки по среди улицы в сильный ливень. Жалобно мяукая, но до последнего вжимаясь в мокрый картон, он отказывался вылазить наружу к людям, которые стояли рядом и желали ему только добра.

В таких ситуациях главной задачей врача является вывод больного из иллюзорного мира.

Современная медицина далеко шагнула вперед. Новые технологии, современные психотропные вещества с минимальным риском. Но как я уже говорил, случай был уникальным.

От таблеток его желудок словно выворачивало, он падал на живот и нам приходилось поднимать его из собственных рвотных масс, чтобы он не захлебнулся. Уколы оставляли свое неизгладимый впечатление. Пациент падал в конвульсиях пуская пену изо рта.

Но больший ужас наводил эффект от шокотерапии. Я готов поклясться, от данной процедуры в его глазах вспыхивали искры, походящие на маленькие молнии. Именно тогда я почувствовал на себе весь гнев и всю тяготу его страданий. Я больше походил на палача в аду, чем на врача.

Однажды меня вызвали ночью в момент разгара застолья в честь юбилея моей жены. Случай требовал скорого вмешательства. У меня даже не было времени снять праздничную одежду.

Обычно ночью после всех процедур пациент спал, но в этот раз все было иначе. Мед сестра, которая делала обход, решила заглянуть в палату.

Пациент стоял по среди комнаты и смотрел в потолок, спустя какое-то время он сделал глубокий вдох, расправил руки по сторонам, выгибая спину, словно имеет за ней крылья, а затем упал на спину. В таком положении он совершал странные движение, которые отдалённо можно было принять за танец.

Прибыв в клинику, первым делом было принято опасное решение: вколоть успокоительное. Как я уже говорил, пациент впадал в конвульсии от любых видов уколов. Но уникальные случаи на то и уникальны, они всегда имеют эффект неожиданности.

После укола пациент вырвался из рук, и пополз на карачках в глубь операционной, крича и умоляя нас не забирать их. Безумные просьбы пациентов не являются чем-то экстраординарным, такое происходит часто. Однако, до этого больной не произносил ни слова. В добавок ко всему, его фраза еще сильнее наталкивала на теорию о крыльях, хоть все еще была смутной.

В тот момент, из-за нестандартности ситуации, я совершил одну из главных ошибок за все время лечения.

Когда мы наконец-то его поймали и привязали к кровати, меня охватил холодный ужас от увиденного и услышанного. Больной смотрел в мои глаза с ненавистью и разливался в истеричном хохоте. Это было ужасным зрелищем, но то было лишь началом.

При проведении процедуры-шокотерапии, больной обезумел. Из-за всплеска адреналина он сорвал стягивающие ремни, схватился за голову, стал кричать и выть, после чего свернулся калачиком и опорожнился под себя.

Пускай медицина и шагнула далеко вперед, но именно подобные случае заставляют врачей прибегать к новым, а порой нестандартным идеям. На тот момент стало ясно, что принятые способы лечения лишь усугубляют ситуацию.

После черед раздумий я принял решение, которое в последствии изменит мое восприятие о психологическое больных.

Моя теория заключалась в том, что, ключевую роль, играют отношения к близким людям.

Но даже здесь нас ждали начальные трудности. Как оказалось, у пациента не было родных и близких. Отец считался без вести пропавшим, а мать умерла, когда ему было 7 лет. Братьев и сестер не было, его воспитанием занималась ныне покойная бабушка. Единственным близким человекам, котором он дорожил, являлась любимая девушка.

Пускай и не сразу, но она согласилась принять участие в нашем эксперименте. Все действия проходили в большой оборудованной комнате, разделенной толстым защитным стеклом. Такие комнаты используются для свиданий и для страховки соответственно. В первую половине находился только пациент, в углу второй половины разместились наблюдателе во главе со мной и девушка больного.

Не смотря на скептическую точку зрения, с первых же минут эксперимент дал свои плоды.

Когда девушка подошла к стеклу, пациент сразу "ожил", его глаза заблестели, по лицу растеклась улыбка. Было ясно: он узнал свою девушку.

Хотя в первые моменты, она испугалась происходящего, но успокоившись подошла ближе. Именно этот факт и сыграл с нами злую шутку.

Неожиданно пациент побежал к ней, расставив руки в сторону для объятий. И естественно ударился о стекло. Придя в себя, помотав головой, он быстро вышел из себя. На стекло посыпался град из ударов, но вскоре, осознав бесполезность попыток, он сдался, упираясь руками о барьер, склонив голову вниз.

Любовь во истину может творить чудеса. Не смотря на всю ситуацию, глубоко в сердце девушка сохранила это теплое чувство. Она подошла вплотную к стеклу и в точности повторив его позу-прижалась ладонями.

Это было походило на драматический момент из фильма. Она лила слезы, а он жалостливо смотрел в ее глаза, готовый вот-вот сказать, что любит.

Тогда-то я и совершил самую страшную ошибку. Подойдя девушки, чтобы закончить эксперимент, я утешающе обнял ее за плечо.

Я в буквальном смысле почувствовал, как меня прожигает его взгляд. Он пришел в состояние дикой ярости, а после сделал то, чего не ожидал никто. Ударив по стеклу с кулаком, он повредил его на столько, что пошли трещины и сколы. Если бы он успел нанести второй удар, последствия были бы катастрофические. Но мое счастье, в ситуацию вмешалась девушка. Когда он вновь занес руку, она вырвалась из моих рук, прижалась к стеклу и не сдерживая слез сказала: "Хватит, прошу!"

Именно этот момент в корни изменил мое представление. Впервые я увидел, как пациент, осознано, отрекается от реальности в пользу иллюзорного мира.

Спустя пару минут, после ее слов, он отошел назад, покачал головой и лишь губами произнес: "Нет!", а после удалился в угол комнаты, где упершись на стену, сел поджав колени.

Эпилог

Если коротко о психах

Я продолжал смотреть на пациента, а в моей голове по прежнему крутилась катавасия из мыслей и воспоминаний. Быть может, я так и остался бы в пучине собственных мыслей, но во время посещения одной из них, меня окликнула лаборантка, которую я привел для помощи в эксперименте. Нужно было заканчивать

Проводив девушку до двери и попрощавшись с остальным персоналом, я на миг окинул больного взглядом из-за спины. Ужасная картина, люди от рождения сумасшедшие, но несмотря на это, все ровно сходят с ума. Но самое страшное то, что мы сами приводим к таким последствиям. Предательство, грязные помыслы, война, насилие и бездушие. Человечество само создает все условия для всемирного диспансера, а после проявляет гуманизм, что бы излечить страдающих, мол так правильно, так должен поступать ближний к своему собрату.

В тот момент в мою голову закрался страшная мысль: быть может этот парень знает больше, видит этот мир таким, каким он является на самом деле. Он старается остаться там, где мечтает быть каждый из нас, но вместо того что бы приблизиться хотя бы на шаг к мечте, делает все возможно что бы уйти еще дальше.

Я медленно побрел к выходу, сморщив лоб, глубоко вздохнул и произнес: "Ну и кто после этого из нас псих?".

0
23:10
750
17:46
Перспективное произведение, но текст нужно было «вычитать» от опечаток, а то читатель будет спотыкаться об ошибки и в итоге не дойдет до смысла работы. Автору — спасибо!
Гость
16:09
Жуть! Если бы было можно, то я бы бросил читать сразу после вступления. Но, в отличии от первых двух рассказов, этот вызвал у меня бурю, хоть и негативных, но эмоций. Очень много неграмотных выражений. Рассказ прочитал с шестого раза — организм сопротивлялся. Идея понятна, но написано архи плохо. Я бы сказал это не фантастика — в моём понимании. Удачи.
Гость
12:47
Может это и про психов, но нифига не коротко. Надо же уважать читателя хоть немного. Нельзя вываливать на него такую кучу грамматических ошибок, пропущенных слов, неточно употребленных слов, опечаток.
При том, что небезнадежно все, отнюдь не безнадежно. «Но не все глупое является неверным» — отличная фраза.
Но аз проявленное ко мне как к читателю неуважение — лишь 2 из 10
Гость
15:24
Рассказ не впечатлил, надо немного поработать с фантазией. Видимо автор в ускоренном темпе всё это писал.
20:24
Начав читать, понадеялась, что рассказ будет шикарен… Однако не случилось. Нет, мне очень понравилось, правда. Вот только чем дальше читаешь, тем больше ошибок. Это удручает. Вычитка, вычитка и еще раз вычитка — возьмите это себе как девиз. Рассказ чудесный, с определенной долей морали, мне понравилось очень-очень, однако текст сырой и необработанный. Только из-за этого десятку поставить не могу. Автор, ну не ленитесь вы, перечитывайте свои творения, не бойтесь давать их читать другим, просите редактировать ваши тексты. Хорошая редактура — плюс сто к успеху. Серьезно. Удачи вам!

P.S. Но это не фантастика, нет. Бред психически больного нельзя назвать фантастикой.
Илона Левина