Светлана Ледовская

​Черный Свет

​Черный Свет
Работа №513

Ночь. В лагере царит безмолвие. Только свист ветра изредка нарушает тишину. Беженец по имени Стэн взирает на выход из палатки. Сидит, ждет, когда заберут его в бункер. Однообразие уже надоедает, оно все время наводит скуку. Немного погодя Стэн вылезает из палатки, чтобы проветриться.

Что творится за периметром – неизвестно. Стэн видит жалкое зрелище, которое развернулось за проволочным ограждением. Здесь нет моря и больших озер, нет леса и деревьев поблизости. Только пустое поле, где давно пожухла трава. Лагерь беженцев хорошо охраняется. По периметру тянется электрический забор, который «кусается» не хуже крапивы. Единственное, что в данный момент парня утешает – это бункер. Там его очень ждут.

И вот через какое-то время раздается негромкий топот. В свете уличных фонарей Стэн примечает военного.

– Че ты там потерял? – как можно тише военный подзывает парня к себе.

Стэн переводит дух. Все-таки дождался. Вдвоем покидают лагерь, минуют коридор, который выходит за периметр. Издалека, где кончается поле, виднеются перышки огня, а над ними сгущается черный смог.

– Там что-то горит. Пожар? – спрашивает Стэн.

– Нет. Там погребальные костры. Сжигаем мертвецов. Чертовый вирус заражает всех подряд, – говорит военный.

Стэн качает головой. Видимо не понимает, откуда такая напасть. Самому не верится, что он спасен. Один из десяти. Настоящий счастливчик. А если вспомнить моменты до того, как он попал в лагерь беженцев…

Кадры из прошлого бесцеремонно врываются в его черепную коробку.

Стэна перевозят на каталке в карантинный этаж в госпитале, который отведен для профилактики. Он лежит под флуоресцентными лампами. Температура почти сорок. Боль в мышцах и сухость во рту. К нему подходит военный медик, мужчина средних лет, который представился как доктор Мартин. Тот пичкает Стэна антибиотиками.

– У тебя лихорадка. Хорошо, что не заразен. От вируса пока нет лекарств. Сейчас проведем профилактические процедуры, – говорит доктор.

Антибиотики дают о себе знать. Стэн видит мир сквозь прозрачный занавес крови. Будто скатывается на дно планеты. Он перестает слышать. Карантинный этаж исчезает, доктор тоже...

– Мы пришли, парень. Запомни одно правило: не смотри по сторонам. Смотри только вперед.

Голос военного вытаскивает Стэна из сумеречного бреда. Прошлое растворяется в настоящее. Стэн видит перед собой серый гермозатвор – бункер рядом.

Наконец крик войны раскалывает гнетущую тишину – где-то стреляют. Отчетливо слышно как визжат трассирующие пули. Безжалостно трещат автоматные очереди. Стрельба длится двадцать секунд, а потом резко замолкает. Следом идет мощный взрыв. К счастью, это произошло далеко от убежища.

Вновь тишина. После короткой стрельбы и взрыва она становится непривычной. Стэн смотрит в сторону периметра. Беженцы вышли из своих палаток. Разбуженные криком войны они теперь долго не смогут уснуть.

Минуты ожидания кажутся бесконечными.

И вот сладостное предвкушение – громко лязгает металл. Гермозатвор отъезжает вбок. Внутри убежища слабо освещено. Аварийные лампы дают слишком мало света. Пусто и безлюдно, не считая сторожа, который дежурит здесь. Он нажимает на кнопку. Срабатывает специальный механизм, и гермозатвор изолирует людей от внешнего мира.

– Смотри только вперед, – вновь напоминает военный.

Тот согласно кивает. Военный продолжает сопровождать. Интересно, куда его ведут? Стэна вдруг пробирает мандраж.

– Мне куда? – спрашивает он. – И где мои родители? Где моя сестра? Где все? Они уцелели?

– Спокойно, парень. Веду тебя к доктору. А дальше не моя забота, – отвечает сопровождающий.

Стэн ловит в его голосе нотку раздражения. Военного лучше не злить. Мало что у него на уме. Главное, смотреть вперед. Военный приводит его к лифту. Это скоростной лифт, он погружается под землю. Такое ощущение, словно коробка стремительно падает в омут. Прямо в нору дьявола. В кабинке скачет давление, оно сжимает легкие, выворачивает желудок наизнанку. Стэн выдерживает испытание. Секунды мучения заканчиваются, и двери лифта разъезжаются. Люди попадают в длинный коридор с белыми стенами из шлакобетона. Здесь светлее, чем вход в бункер. В конце коридора их встречает медик. Стэн его узнает. Это доктор Мартин.

– За мной, ребята, – говорит он.

Как только коридор пройден, доктор Мартин останавливается возле двери, проводит пластиковую карту через считывающее устройство. Красный индикатор сменяется зеленым.

Дальше становится многолюдно. По коридору быстро ходят военные и санитары. Многочисленные двери без табличек и бесконечные тоннели дают Стэну понять, что площадь бомбоубежища огромна. Доктор Мартин словно читает мысли. Он поясняет Стэну, что бункер способен выдержать взрыв ядерной бомбы в пятьдесят мегатонн. Мимо них проезжает каталка, а там лежит человек. Точнее труп. Стэн нарушает правило – он поворачивает голову.

Грубый тычок в спину.

– Вперед смотри! – гавкает военный.

Стэн теперь помнит, как выглядел труп: землистый цвет кожи, распухшие губы, впалые щеки и налитые кровью глаза. Признаки вируса, верно?

– Помню, что у меня была лихорадка. Вы говорили про некий вирус, доктор, – произносит Стэн. – Того, которого увезли на каталке, вирус убил?

Доктор Мартин смотрит на Стэна, потом качает головой.

– Тут нет разносчиков заразы. Ты в полной безопасности. А тот прошел эвтаназию, – говорит он.

Стэн не успевает задать следующий вопрос, как доктор Мартин продолжает:

– Какой-то мощный преступный синдикат запустил биологическое оружие под названием «Черный Свет». Об этом Генштаб узнал чуть позже. Сейчас по городу распространяется неизвестный вирус, превращающий людей в зомби. Микробиологи пытаются собрать генетический материал о зараженных, чтобы создать необходимую вакцину.

Стэн пока молчит, переваривает услышанное.

– Пришли, – доктор Мартин проводит карту через считывающее устройство, и дверь открывается. – А ты свободен.

Военный тут же отстраняется от Стэна, разворачивается и уходит.

Доктор нажимает на кнопку, и яркий свет заливает смотровую комнату. Ничего особенного. Кресло с проводами, стол и компьютер. Остальное пространство – пустота. Даже эхо негромко отражается от стен. Доктор Мартин указывает на кресло, заодно включает компьютер. Как только высвечивается монитор, доктор подходит к Стэну. Пристегивает ремнями его руки и ноги, к голове прикрепляет провода, которые убегают к консоли. Стэн не говорит ни слова. Он почему-то верит, что медик не сделает ему плохого. Кресло откидывается, и доктор подает голос:

– Главное не волнуйся. Это абсолютно безопасно. Сейчас запущу программу «Мозаика из прошлого». Она будет тебя картировать.

Стэн с недоумением смотрит на доктора.

– Что она делает?

– Будет собирать данные, и внесет в базу. Времени займет немного. Закрой глаза, сделай глубокий вдох, – доктор Мартин замечает, что программа готова к работе. На консоли мигают зеленые лампочки.

Стэн закрывает глаза, словно в бездонную яму, погружается в глубокий сон. «Мозаика из прошлого» производит обратный отсчет. Три…два…один…

Доктор Мартин вносит его данные в базу: «Стэн Кэмбел, 19 лет». Дата рождения, адрес проживания. Вся личная информация сохраняется в профиле.

Загрузка. На мониторе отображаются ячейки памяти – это все моменты из жизни Стэна. Они разбиваются на несколько роликов. Каждая запись несет информацию. Доктор Мартин поочередно прокручивает все ячейки.

Начинается ролик. Малышу два года. Он катается на трехколесном велосипеде, крутит педали и звонко смеется.

Третий год, четвертый… Стэн все такой же активный. От него много шума и шалости.

Теперь ему пять. Он кидает кошку в ванну, наполненную водой. Такой вот шкода, своего питомца обижает.

Идут годы. Шесть, семь, восемь. Детские проделки. Первая драка в школе и плохие оценки.

В девять лет мальчик встает на коньки. Теперь Стэну есть куда девать свою энергию.

Ему десять. Играет в хоккей за детскую команду «Предаторз». Быстрый разгон, финт, обвод соперника, бросок с неудобной руки. Шайба в воротах. Трибуна ликует. Вкус победы и чемпионский кубок над головой.

Далее идут моменты, как Стэн взрослеет, начинает хорошо учиться.

Ролик замедляется. Ему восемнадцать. Вечер выпускников и первый поцелуй с девушкой. Ее зовут Кэтрин. Все идет своим чередом, никаких пробелов. Школьные грезы кончаются, начинается взрослая жизнь Стэна. Она состоит из хороших начинаний. Престижный университет и первая ступень трудовой карьеры.

И вдруг большая трагедия. Она зачеркивает все будущие планы. Победы аннулируются, белая полоса сменяется черной.

Стэну девятнадцать. Он возвращается домой. Предвкушение длится недолго, и Стэн попадает в самое пекло. С неба падают бомбы, где-то лают автоматы, палят куда попало. Стэн бежит и бежит. Носится без передышки. Он ищет дом и своих родителей. Кругом толпа. Людское море. Кто-то его толкает, Стэн падает на растрескавшийся от взрыва асфальт, и сдирает кожу с ладоней.

Рывок. Пробежка. На глазах попадается табличка, она вся изрешечена пулями. Название улицы и номер дома можно прочесть. Стэн в ужасе – это его адрес. Он крутит головой, ищет дом. Находит, но не дом, а воронку диаметром сто футов. Везде следы боя. Сломанные деревья, сожженный транспорт, руины домов, асфальт в трещинах. И это только начало…

Стэн застывает на месте. Его ноги будто замурованы в бетон, не в силах пошевелиться. Шок. Планета замирает, время останавливается. Только в душе теплится надежда, что самые близкие все живы и здоровы.

Вновь раздается стрельба. Стэн получает ранение. Он падает на землю. Мир разбивается вдребезги.

Красный занавес раздвигается, Стэн видит палату и санитаров. Далее карантинный этаж в госпитале. Через минуту появляется доктор Мартин. Он говорит, что Стэна лихорадит.

Остается досмотреть последний ролик, где Стэн идет на поправку. Он здоров, его отправляют в лагерь беженцев.

Доктор Мартин курсором выделяет все ролики, нажимает на кнопку «Удалить», и воспоминания уничтожаются. Остается сплошной пробел. Стэн больше не вспомнит свое прошлое. Доктор закрывает программу. В тот момент Стэн открывает глаза и тупо взирает на потолок.

– Что происходит? – спрашивает он. – Что здесь происходит?

– Ты очищен от дурных мыслей, Стэн, – улыбается доктор.

Кресло поднимается, и доктор показывает ему прозрачную гранулу размером с зернышко риса. У Стэна возникают сомнения.

– Что это? Таблетка?

Его предположение не подтверждается. Доктор поясняет, что это чип, подключенный к основному компьютеру базы. По его словам, устройство помогает следить за передвижением военных и обеспечивает им безопасность. Используется уже не первый год.

Доктор вытаскивает из кармана пистолет, который больше напоминает кондитерский шприц. Он погружает гранулу в поршневое гнездо и заряжает. Далее делает Стэну укол в шею, и чип помещается под кожу в основании черепа. Имплантация проходит успешно.

Доктор Мартин убирает пистолет. Наблюдает за реакцией Стэна. Все в норме, чип не вызывает отторжение. Доктор начинает прослушивать сердце и легкие. Стэн лениво вертит головой, потом задает вопрос:

– Правда, что это безопасно?

Тот с облегчением вздыхает – эвтаназия не потребуется.

– Все в порядке. Процедура прошла успешно, – отвечает доктор Мартин. – Сейчас тебя переведут в крыло для военной подготовки.

Семь недель спустя.

Черный вертолет на фоне предрассветного неба пролетает над изуродованным от бомбежки городом. Луч прожектора выискивает вражеские цели. Потом вертолет делает круг, аккуратно приземляется и высаживает бойцов.

Стэн – штурмовик. В защитном костюме. С автоматом наперевес. Он выпрыгивает из отсека, бежит в сторону ближайшего укрытия. Под ногами встречаются осколки камней. Звенит битое стекло. Повсюду руины и воронки. Нужно быть предельно внимательным. Чип транслирует сигналы, дает важные команды.

Стэну не страшно. Его запрограммировали так, что он вообще не чувствует страха. У него нет прошлого и будущего, зато есть настоящее. Его цель – убивать зараженных людей.

Рядом слышится вопль. Следом идет ужасный грохот. Из дверного проема выскакивает инфицированный. Вот он – разносчик заразы. Ходячий труп, затронутый эпидемией. Он выглядит ужасно. Вирус словно обтесал его лицо ножом, срезал щеки, заострил подбородок. Вместо глаз черные впадины. И худой, как дистрофик.

У зомби нет тактики. Видит жертву – нападает. Так и делает. Только Стэн атакует быстрее. Пули сначала впиваются в грудь, потом дробят коленные чашечки. Вопль обрывается. Зомби разводит руки, падает на пол. Над трупом спиралью поднимается бетонная пыль. За проемом вновь раздается клекот инфекции. Зараженных много, но Стэна их число не смущает.

Живы ли его родители? Как поживает старшая сестра? На эти вопросы Стэн никогда не найдет ответы, потому что у него нет прошлого.

В голове роются мысли, как остановить эпидемию. Чутье обостряется, Стэн замечает следующую жертву «Черного Света». Он ухмыляется и нажимает на спуск. Борьба продолжается.

0
23:15
607
21:54
И это все? Ради чего было написано столько слов?
23:44
Рассказ понравился. Хороший язык, грамотная структура и интересная идея. Пара нюансов:
«Запомни одно правило: не смотри по сторонам. Смотри только вперед.» — ок, голову он повернуть не может, но если они идут вперед, то ему все равно будет видно то, что находится по сторонам от него. У человека угол обзора составляет 160 до 210°.
«Живы ли его родители? Как поживает старшая сестра?» — зачем задавать эти вопросы, если читатель уже понял, что Стэн ничего и никого не помнит?
04:10
«Живы ли его родители? Как поживает старшая сестра?»


автор просто попытался передать ощущения при потери памяти, как вы не понимаете гениального замысла???😁
23:23
Написано очень даже неплохо. Мне кажется, что этот рассказ куда больше похож на главу из романа, чем на самостоятельный рассказ. Финал «слишком мягкий». В смысле, что слишком открытый. В начале был парень, выживший заражение зомби-вирусом. В процессе текст ведает о том, как его сделали солдатом, у которого только одна цель. Он даже уже не человек.
Его цель — убивать зараженных. Окей. Перед нами открылась картина и тут же ее спрятали.
Окончание плавное и так и напрашивается продолжение. Потому что — не хватило этого объема.
Выше сказанное не говорит о том, что текст плох. Возможно, есть некоторые недочеты, на которые я в общем-то и не обратил внимания. На мой взгляд, можно было завязать мощнее. В любом случае, спасибо за рассказ.
После прочтения на ум пришло культовое Резидент Евил =) Тут уж никуда не деться.
Начинание стоящее, продолжи рассказ и захомуть его в 40-60 к. Я-то знаю, что тут куда меньше. В общем, улучшай и будет у тебя добротное.
10:37
+1
Отчетливо слышно как визжат трассирующие пули
Если пули — трассирующие, то их, скорее, должно быть видно. «Отчетливо видно трассирующие пули». А если дело днем, то зачем трассирующие тогда?
За проемом вновь раздается клекот инфекции
вот не могу себе представить клекот инфекции, хоть убей )) Автору, как кажется, следует избегать таких выражений.
А если по делу:
Проблема этого рассказа в том, что не совсем ясно, о чем он, собственно. О войне, как она ужасна? О том, как человеку стерли память? Что должно быть в центре, что по флангам? При том, что автор постарался над стилистикой, над атмосферой, даже настоящее время не слишком утомляет (меня прост утомляет обычно)). С этой точки зрения рассказ понравился. Но в смысле структуры, конечно, полный швах. Мне кажется, если автор поработает над тем, чтобы подходить к своим произведениям более структурно, он быстро добьется больших успехов. Поэтому вперед и удачи ))
11:12
Во, дельный совет-комментарий. Структура — это важно.
Илона Левина