Светлана Ледовская

​Время охоты

​Время охоты
Работа №358

Стемнело. В зимнее время рано темнеет. Но именно звездная ночь дарит нам блеск снега, преображая весь мир, делая его хрустальным. Малейшие дуновения ветерка смахивают с крыш и деревьев алмазную пыль, ввязывая снежинки в невообразимо красивый танец. В такую ночь кажется, что можно дотянуться до звезд и почувствовать их холодное сияние.

Так бы сказала я, слушая хруст под ногами и вдыхая морозный воздух, если бы не одно «но». Зимняя вьюга. Из-за снежной пурги не было видно ни неба, ни земли, ни даже собственных вытянутых рук.

Двери трактира гуляли туда-сюда, впуская морозный воздух, пробирающий до костей. Выбрала местечко у окошка. Так и простудиться не долго. Пока я раздумывала о том, что зря оставила кожух в съемной комнате, трактир все больше и больше стал походить на шумный балаган. Кажется, здесь собралась вся деревня, что-то шумно обсуждая. И угораздило же меня здесь застрять. Хотя, лучше мягкая постель и горячее вино, чем метель, которая заносит снегом по горло. Мне еще повезло, что когда непогода только начала разыгрываться, я оказалась около деревни, и не пришлось тащить свое бренное тело сквозь вьюгу.

Местные косо глядели на меня и обходили стороной, пугаясь моих ярко-желтых глаз. Подумаешь чародейка. Подумаешь, не состоящая в коллегии магов. Кого это сейчас волнует? Прошли те времена, когда всех чародеев без исключения запирали в коллегии, без права на что-либо. Сейчас чародеям можно работать, учить, и делать всякие другие премудрости, под пристальным надзором церкви, конечно же. Ох, да! Еще обязательная регистрация в коллегии. Всех свободных чародеев заставляют переехать в столицу и пройти обучение и регистрацию. Всем несогласным – смерть. Не слишком рациональное использование ресурсов. Людей с даром чародейства чертовски мало, дай бог полтысячи наберется, и то не факт.

Окружающий шум стал еще громче и я, отставив деревянную кружку, вслушалась в разговор.

- Сколько же можно это терпеть? – тощий мужичек кричал на старосту деревни так, будто он король. – Сначала, когда это чудище воровало домашнюю птицу, мы молчали, думали лисица или другой какой зверь лесной. Потом стал пропадать крупный скот. Мало-помалу терпели, ловушки ставили и все такое, но, а теперь, что происходит? Эта гадина людей таскает и рвет, как-будто мы вещи!

- С чего вы взяли, что это чудовище? – со спокойным выражением лица спросил староста.

- Так его же видели! Когда козу у Мираны утащил! – не унимался тощий.

- Верно! – сказал усатый мужик, фигуру которого можно было сравнить с бочкой. – Мы еще тогда из таверны возвращались. Пятеро нас было, все его видели! Здоровенный, лохматый, зубастый!

В этот момент в описание чудовища включились все пятеро свидетелей. Один говорил, что у него были рога, другие в один голос, что три головы или восемь лап, как у паука. Только вот мужики сами сказали, что из таверны шли. Утащил старый волк, какую-нибудь полу дохлую козу с окраины деревни, а с пьяна, что только не померещится.

Одна история краше другой. Я лишь усмехалась, слушая все это. Чудовище у них тут. Как же! Церковь, коллегия чародеев и гильдия охотников пристально наблюдают за этим. Ни один гоблин не останется незамеченным. Скоро вся нечисть будет с бирочками ходить и раз в месяц в гильдии отмечаться.

- А теперь двое мужиков в лесу пропали! Вот! – Это уже серьезный довод.

- Ладно, Винка, он тот еще прощелыга! Поди, сам в лес пошел, да по такой погоде и замерз насмерть. - В разговор включилась розовощекая упитанная баба, лет сорока. - А Ерес, кузнец? Рукастый был, все что хочешь, мог починить. Вежливый, умный. С таким мужиком точно не пропадешь! Мертвым нашли его! С располосованной когтями грудью! – Слова прервались рыданиями женщин. Видимо, кузнец и, правда, был хорошим человеком или красавцем, тогда его смерть большой удар по женским сердечкам.

- Так может медведь? – вслух предположила я, стараясь особо не вмешиваться.

- Не водятся у нас такие большие! – тощий мужик зло посмотрел на меня, мол, утихомирься девка, дай взрослым дядям поговорить.

Неожиданно в трактир влетел мальчишка с большими глазами, раскрыв дверь настежь, впустив ветер, холодные пальцы которого тут же заполонили комнату. Отдышавшись, но даже не подумав закрыть дверь, парень закричал:

- Староста! Там Винку нашли! Мертвого! – глаза местных жителей расширились, а гомон прекратился. – Грудь вспорота, как-будто когтями! Так же, как у Ереса!

- Что же это делается!

Местные снова начали кричать все, что им в голову приходит, от молитв всевышнему, до бранной ругани, красочности которой позавидовали бы даже самые грубые орки. Из-за того, что все говорили одновременно, ничего нельзя было разобрать, но общий смысл был понятен.

- Молчать! – раздался басовый голос старосты. – Я уже вызвал охотника. Сегодня должен прибыть. – Радостные возгласы и облегченные вздохи утихомирили толпу. – А теперь идите по домам, запритесь и никуда не выходите!

Охотники. Что вообще могут эти охотники? На мелкую нечисть охотится, да чародеев в коллегии держать. Если тут действительно, какое чудовище, вроде вурдалака, то надежнее вызвать чародея, с которым в качестве надзирателя все равно приедет охотник, о чем я и сообщила старосте.

- Понимаете ли, многие в деревне боятся чародеев и не доверяют им. Тем более, их услуги не дешевы, а наша деревня не располагает такими ресурсами. – С каменным лицом ответил староста.

Чародеев они боятся. А чудовищ не боятся? Странные люди, как суеверные дряхлые старушки. Практичнее нужно быть. Проще один раз потерпеть присутствие одного чародея, чем тратить средства на погребение своих людей и охотников.

Во всяком случае, мне с охотником лучше не сталкиваться, если признает во мне чародея, не избежать поездки в коллегию. Но метель и не думала успокаиваться, нагло путая мне все карты, поэтому придется просто избегать его.

Стоило только об этом подумать, как двери трактира распахнулись. Охотник, собственной персоной. На вид ему было около тридцати. Высокий, широкоплечий, светлые волосы собраны в высокий хвост, а взгляд синих глаз серьезен. Черное кожаное пальто и теплый шарф были в капельках от растаявшего снега. А вооружения столько, что можно экипировать небольшой отряд.

Пока охотник перекидывался парой слов со старостой, я старалась тихонько шмыгнуть на второй этаж в комнату. Не тут-то было!

- Не могли бы вы проводить нашего гостя в его покои? – обратился ко мне староста. – Все девушки, что тут работают, по домам разбежались, хозяин занят, да и у меня куча дел.

- Да легче легкого! – наигранно сказала я. – Что же я человеку лестницу не покажу?

Охотник угрюмо посмотрел на меня, но ничего не сказав, пошел следом. Показав ему комнату, я собиралась отправиться к себе, но внезапный вопрос остановил меня. Конечно мне хотелось убежать куда подальше, но что бы не вызывать подозрений я вежливо повернулась.

- Вы давно тут живете? – поинтересовался он.

- Всего пару дней. Я путешественник, знаете ли. Метель застала меня в неподходящий момент, пришлось остаться, пока погода не утихомирит свой нрав.

- Путешествуете одна? Не страшно в одиночку?

- Зная, что мое спокойствие защищают такие доблестные воины как вы – ничуть! – слукавила я, добавляя, ко всему прочему, слащавую улыбочку.

- Вы мне льстите! – мужчина заметно покраснел. Я, конечно, знала, что у них в гильдии очень строго, но не до такой, же степени.

- А вы, правда, пойдете убивать чудовище? – включение «деревенской дурочки» прошло успешно.

- Если оно есть, то пойду. Это же моя работа! – мужчина довольно улыбнулся, словно кот, который почуял запах сливок. – Как вас зовут-то? – неожиданно его взгляд изменился, он стал пронзительным, а улыбка исчезла с лица. Сейчас на меня взирал, что ни на есть, самый настоящий охотник.

- Ванелиган, - мне хотелось соврать, но под пристальным взглядом, не задумываясь, назвала настоящее имя.

- Лисас, ­- представился охотник. – Еще увидимся! – улыбнувшись, он скрылся за дверью своей комнаты.

Как бы мне не хотелось бежать сломя голову, погода и усталость взяли свое. Даже, если он догадался кто я, то до утра вряд ли предпримет какие-то действия. Насколько я знала, охотники в одиночку на чародеев не охотятся, разве что самые матерые, на которого он не был похож. Наплевав на охотника, я без угрызения совести завалилась спать.

Утро встретило меня солнечными бликами, скачущими по лицу. Первые пару минут мне хотелось поубивать всех вокруг, за то, что не могли повесить хорошие занавески, но осознание того, что вьюга, наконец, успокоилась, приподняло мне настроение.

Оглядевшись вокруг, я поняла, что охотник даже близко к моей комнате не подходил. Видимо не догадался или основной заказ превыше всего? Долго не думая я собрала немногочисленный вещи в рюкзак и хотела уже уходить из этой проклятой деревушки куда подальше, как меня остановило урчание в животе.

Вздохнув, я свалила вещи в один угол и направилась вниз, в трактир. Какой дурак, на голодный желудок, в путь отправляется? Вот и я не знаю.

Первым, кого я встретила внизу, был сам владелец постоялого двора. За столами никто не сидел, и хозяин слонялся туда-сюда без дела, а завидев меня начал улыбаться.

- Как спалось? – спросил у меня трактирщик, наливая теплого вина с пряностями.

- Никто не кусался, - улыбнувшись, ответила я, заказывая завтрак и прося собрать провиант в дорогу.

- Уже уезжаешь? – спросил он, подавая мне легкое рагу и подливая вина.

- Пора бы.

- Ты же не из-за чудовища?

- Конечно, нет. Я обычно не задерживаюсь где-либо надолго. Хочется мир посмотреть, пока молодая.

- Это правильно! Дерзай, пока можешь! Только не затягивай, а то глядишь, старой девой останешься.

- Постараюсь этого избежать.

- Эх, молодость, как вспомню, чудесное время. Тоже много городов изъездил, пока супруга двойню не родила. А столица-то, какая красивая!

Трактирщик начал говорить о своей молодости, про города в которых побывал, про столицу и о прочей ерунде. Мне было не интересно, но я слушала в пол уха: во-первых, чтобы скидку сделал, как хорошему клиенту, а во-вторых, вдруг и, правда, какая-то полезная информация попадется.

- Скажи, дорогой друг, ваш ночной гость еще здесь?

- Охотник-то? Ушел с рассветом. – Трактирщик хитро улыбнулся. – Что, понравился?

- Вроде того, - отбрехалась я, чтобы вопросов не задавал.

- Может, стоит дождаться? – спросил хозяин, подавая мне провиант в дорогу. – Он тоже про тебя спрашивал.

- И что спрашивал? – а вот это мне уже не понравилось. Охотник, задающий много вопросов – недолго живущий охотник.

- Да, как и все юнцы: кто ты, откуда?

- А вы, что ответили? – я молилась, чтобы трактирщик сдуру не ляпнул, что пришла не весть откуда, да еще и с посохом. Посох, конечно, был замаскирован, но мало ли.

- А что я мог ответить, ты же только два дня здесь пробыла. Сказал, что ничего не знаю. Пусть у тебя сам и спрашивает.

После того, что я услышала, у меня было два варианта, почему охотник расспрашивал обо мне: первый – я ему действительно понравилась, как женщина, что было для меня самым приемлемым вариантом; второе – меня раскрыли. Охотники умеют чувствовать магические колебания, но если умело их скрывать, то можно и счастливую жизнь прожить. Ни один охотник, встретившийся мне на пути, не смог выявит во мне чародея, а этот…

Узнавать истинную причину такого интереса к моей скромной персоне не хотелось, поэтому я натянула кожух, обмотала шею широким шарфом, спрятав волосы и лицо, и взяв вещи, поспешила удалиться.

- Спасибо за пищу и кров! – бросила я трактирщику, махая рукой на прощание.

- Заезжай как-нибудь!

Деревушка и, впрямь, неплоха для жизни, только народ здесь странный и угрюмый. Не уживусь. Бросив последний взгляд на поселение, я растворилась в лесной чаще.

Путь мне предстоял не близкий, несколько дней пути до следующей деревни, а без лошади трудновато путешествовать, да и рюкзак приходиться самой тащить. Хотя по сугробам конь не пройдет, а то и вовсе насмерть замерзнет в такую погоду. Тратить магическую энергию, чтобы еще и лошадь на ходу поддерживать? Увольте!

Не скажу, что я слабый чародей. Вовсе нет. Мой талант открылся довольно рано. Мне и семи лет не было. Мать сразу за охотниками послала. Не хотела она такую ношу на себе тащить, а в коллегии обучат, да и работу найдут. Только за всеми оправданиями, она кое-что забыла - спросить меня. Я была не желанным ребенком. Отца я не знала, да и мать провела с ним не долгое время. К тому моменту, когда она узнала, что понесет дитя, его уже и след простыл.

Когда охотники явились в нашу деревню, я была далеко. Было сложно, первое время. Я понятия не имела, что делась со способностями, в коллегию не хотела. Всю жизнь быть под надзором, как рыбка в аквариуме. Я отчаялась, умирала от голода и жажды и, наверняка, так и произошло бы, если меня не нашел странствующий чародей, коим я являюсь сейчас. Он научил меня всему. Коллегские чародеи ему и в подметки не годились. Так что, я прямое доказательство того, что чародеи могут сами за себя решать, и от жизни вне коллегии не станут опасными монстрами.

За раздумьями я не заметила, как приблизился вечер. Солнце еще было на горизонте и, пока оно не село, нужно приготовить лагерь. Найдя более-менее свободную от снега полянку, я скинула рюкзак, сладко потянулась и вздохнула. Воздух был морозным и противно щипал нос. Скинув рукавицы, я наломала свежего лапника, для лежанки, а вот с хворостом пришлось повозиться. После метели попробуй, найди его под снегом. Потратив довольно много времени, я обломала ветви давно умершего дерева, высушила их заклинанием, и отнесла в лагерь.

Солнце село и начали сгущаться сумерки. Я развела костер, села напротив, грея руки. Достав из рюкзака напиток, приготовленный трактирщиком, по его собственному рецепту, стала жадно пить. Идиллия. Но ощущение того, что я что-то забыла, не оставляли меня. Как только я потянулась к посоху, за моей спиной щелкнула тетива, давая понять, что арбалет заряжен.

Я медленно обернулась, хотя точно знала, кто там стоит. Охотник был замерзшим и уставшим. На рукаве чернела кровь. Не его. Похоже, выдуманный селянами монстр, не такой уж и выдуманный. Я медленно встала, крепко держа посох в руке.

- Вот и свиделись! – улыбнулась я.

- Твоих рук дело? – грубо спросил охотник, не преставая направлять на меня арбалет.

- Поясни?

- Монстр. Ты его создала?

- С чего ты взял? – искренне удивилась я.

- Кто из нас чародей ты или я?

- В мире что, других чародеев не существует? Или только такие хорошенькие барышни, как я попадают под подозрение по созданию монстров? – съязвила я.

- Не ерничай! Отвечай на вопрос. Ты создала монстра? - Его голос был тверд. Сложилось впечатление, что если я не отвечу, он прошьет меня болтом насквозь, и даже не моргнет.

- Что, не смог убить чудовище и решил все свои неудачи на чародея скинуть? Э-э-э нет, дружок! Так не пойдет!

- Ванелиган! Эта тварь не похожа ни на одну, что я видел в жизни. Огромная, лохматая, клыки, когти – все при нем.

- Волколака никогда не видел? – Я усмехнулась. Нынче в охотники берут, кого попало.

- У волколака нет рогов и длинного хвоста, который стреляет шипами. И мордой на волка похож, а этот больше походил на громадную шерстяную ящерицу.

- Что за бред? Может ты грибочков не тех в лесу съел? Так это не страшно, сейчас я тебя вином отпою, да уложу спать! Проспишься, а утром расскажешь, что было.

- Издеваешься? – Лисас опустил арбалет. – Во всяком случае, ты чародейка, не зарегистрированная в коллегии. Тебе придется отправиться со мной в столицу.

- А догнать сможешь?

- Попытаюсь.

Возникла неловкая пауза. Мы стояли несколько секунд, глядя друг другу в глаза. Но, когда руки окончательно замерзли, держать стальную, хоть и обтянутую тканью, рукоять посоха, я уселась на насиженное место, которое уже стало холодным.

- Ладно, раз уж я пленница, то помогу тебе с твоим чудовищем.

- Ты не пленница, - ответил Лисас, садясь напротив.

- Но ты все равно повезешь меня в коллегию.

- Вне всяких сомнений. – Лисас вздохнул. - Есть, что перекусить? Не думал, что работа затянется надолго, так что я налегке. – Обращается ко мне, как к давнему приятелю, наглец!

Не говоря ни слова, я достала из сумки хлеб, сыр, шмат ветчины и флягу с вином, надеясь, что охотник подавится моей щедростью. Подавится и помрет. Прикопаю его под елочкой. На надгробье напишу, мол герой и все дела, почтения и мира тебе, дружище! Для приличия даже поплачу, причитая, на кого же ты нас оставил и за что, всевышний?

Драться с ним желания не было, ровно, как и бежать. Теперь, когда он знает мое имя и внешность, избежать веселой поездки в коллегию будет сложнее. Разберемся с этим потом, сейчас мне было интересно, что за создание он встретил в лесу.

- Так, что там с монстром?

- Я выслеживал его несколько часов. Следы были четырехпалыми, с длинными когтями. Это меня и насторожило. Будто следы оставил молодой дракон, но шерсть на ветках опровергла мои догадки. – Жадно поедая мои припасы (которые, кстати говоря, были куплены на честно заработанные кровные), рассказывал Лисас.

- Может быть чудовищ двое? Или следы оставил другой зверь?

- И я так подумал сначала, пока не нашел место спячки. Это существо размером с годовалую лошадь. Покрыт густой, жесткой шерстью, кроме брюха. Когти на двух передних лапах, по всей видимости, не втягиваются. Морда вытянута, пасть зубастая, один его клык размером с мой палец. Рога, как у дракона и, конечно, хвост, который стреляет шипами. Один такой чуть не угодил в меня, но промахнулся.

Где же этот чудо-охотник насмотрелся таких страстей? Шерстяной, рогатый, да еще хвост стреляет шипами. Любой сказитель такой фантазии позавидует.

- Значит, ты не смог убить это существо? – спросила я, стараясь сохранять серьезное выражение лица.

- Серебро и сталь его не берут, только задерживают ненадолго. Он не разумен, но ярости в нем хватит на целую армию. Атаковал бездумно, будучи серьезно раненым, он продолжал подставляться под удары, лишь бы убить меня.

- И почему ты подумал, что его создал чародей?

- Я пропустил удар хвостом и впечатался в дерево. Почти потерял сознание, был готов к концу. Существо хотело добить меня, но неожиданно остановилось. Я почувствовал слабые вибрации магической энергии. След был неясным, непонятным. Возможно, ментальная связь. Им управляют, я в этом уверен.

- И ты решил, что это сделал первый чародей, попавшийся тебе на глаза?

Ух, как я зла! Сама убила бы этого горе-охотника. Там немножко увидел, тут кусочек услышал, сам додумал и вуаля! Я виновник торжества! А еще говорят, женщины любят делать преждевременные выводы.

- Вовсе нет! – честно признался Лисас. – Когда я понял, что ты обладаешь чародейским талантом, то поначалу подумал, что ты и сама не подозреваешь об этом, настолько слабы были колебания твоей магии. Но когда я вернулся в деревню, чтобы опросить тебя, трактирщик сказал, что ты ушла утром.

- Метель закончилась. Вот я и отправилась в путь. Я говорила об этом вчера, вообще-то. Чуть что, так сразу подозревать.

- Ты не дослушала, - охотник глотнул вина. – Еще раз, подумав о твоем незнании, я отправился по следам чудовища и почти потерял его, как почувствовал колебания. Решив, что это снова чародей, что управляет существом, отправился по следу, но нашел только тебя. Ты использовала чародейский талант?

- Сушила хворост, - честно призналась я.

- Для таких случаев и нужна регистрация, чтобы охотники знали отпечатки коллегских чародеев, и не было путаницы.

- Спасибо, мне и так хорошо!

Пока мы разговаривали, наступила глубокая ночь. Я все больше сомневалась в душевном здоровье охотника и хотела побыстрее сбежать, но он не сводил с меня глаз. Делать было нечего, поэтому решила лечь спать, но, глядя на мужчину, поняла, что отдых ему нужен куда больше чем мне.

- Поспи. Я подежурю. – Мне не было жаль его, просто хотелось в тишине все обдумать.

- Думаешь, я такой наивный? Стоит мне только закрыть глаза, как ты шмыгнешь куда подальше. Я такие слова сотню раз слышал! – А ведь я даже не подумала о побеге. Вот дура!

- Можешь меня привязать, если так тебе будет спокойнее, - Лисас внимательно посмотрел на меня, оценивая стоит мне верить или нет. – Обещаю сбежать только после уничтожения того непонятного монстра.

- Даже если ты сбежишь, я найду тебя, - грозно пообещал охотник, устраиваясь поудобнее на лежаке из лапника и подкладывая под голову мой рюкзак. – Я помню отпечаток твоего таланта.

- Страшно-то как! – угрожать он мастак, но от моей еды и ото сна все равно не отказался.

Взяв в руки посох, я очертила ограждающий барьер. Ни увидеть, ни услышать нас по ту сторону практически невозможно. Почему я раньше не додумалась его поставить? Глядишь и охотник не увидел бы меня. Только обнаружив барьер, сидел рядом до посинения, пока не вышла.

Все с этими охотниками не так! Цепные песики верховной жрицы. Идут, куда скажут, делают, что скажут. Жизнь ничем не лучше, чем у чародеев в коллегии, только охотники вступают в гильдию добровольно. Самоубийцы. Жрицей так же был издан указ: преступник, которому грозит смерть, может выбрать путь спасения и вступить в гильдию, дабы служить нашей великой стране и всевышнему.

Однажды, я наблюдала за повешением преступника. Уж не знаю, за что его казнили, но когда священник предложил ему спасение в виде вступления в гильдию охотников, он с криком: «Лучше свободная смерть, чем невольная жизнь!», сам уронил табурет и умер с улыбкой на лице.

Сидя перед костром и держа посох на коленях, я думала о том, как в гильдию попал Лисас. На преступника он не похож, очень уж верен этому делу. Назвать его слабым язык не поворачивается, значит занимается охотничьим ремеслом давно. Скорее всего сирота, как и я, которому больше некуда было идти.

Длинная ночь и фирменный напиток трактирщика дали о себе знать. Естественно мне захотелось в кустики. Я глянула на спящего охотника. Лисас вообще не подавал признаков жизни, так что я, без угрызения совести, оставила его под куполом барьера, а сама, отойдя на пару метров, спряталась за деревце.

На обратном пути, обдумывая более приятные мысли, чем окоченевший зад, поначалу даже не обратила внимание на то, что костер почти потух. Как только до моих уставших и замерзших мозгов дошло, что нужно подкинуть хворост, я обнаружила лишь пару тонких веточек. Видимо, этот душевно больной дурачок настолько страдал от безделья во время нашего разговора, что от скуки покидал весь хворост в огонь. Проснется, заставлю до коллегии меня на горбу тащить!

Вздохнув и покрывая трехэтажными словами охотника, я взяла посох и пошла к дереву, которое обламывала накануне. Оно было не далеко, но за пределы барьера все же пришлось выйти. Сколдовав два небольших огненных шара, я отпустила их вперед, чтобы они освещали мой путь.

Тишина убаюкивала. Вокруг не было никаких звуков, кроме хруста под собственными ногами. Спокойная, звездная ночь. Именно такие ночи я люблю, когда мороз крепчает, обжигая щеки и нос. Снег блестит, будто сами звезды осыпали его драгоценной пылью, придавая особую ценность. В такие моменты хочется идти дальше, наслаждаясь силуэтами на фоне чернильного неба.

Неожиданный рык со стороны. Толчок в бок. И вот я уже лежу лицом в сугробе, придавленная немалым телом охотника.

- Ты что творишь? – зло выкрикнула я, вставая и выплевывая снег.

Обернувшись, я увидела охотника, стоявшего неподалеку, который вглядывался в темноту. Я хотела подойти, высказать ему все, что я думаю о нем, как о человеке и дать пару раз посохом по голове, как вдруг заметила непонятное движение среди тех деревьев, рядом с которыми стояла минутой ранее. Инстинктивно я бросила в ту сторону огненный пульсар и чуть не остолбенела от увиденного. Существо и, правда, было размером с неплохую лошадку, лохматое и рогатое. Это все, что я успела разглядеть перед тем, как оно одной лапой поймало мой пульсар и опустило в снег, отчего тот потух.

- Так оно реальное! – мне до последнего не хотелось признавать правоту охотника, но все факты на лицо.

- А ты думала, что я выдумываю? – обиженно произнес Лисас, глядя на меня грозным взглядом.

- Конечно! Сам себя послушал, тоже не поверил бы!

- Согласен.

За нашими спорами мы совсем не заметили, что чудовище исчезло. Я выпустила с десяток небольших огненных шаров, которые выстроились в круг, освещая довольно обширное пространство. Но, ни самого чудовища, ни даже следов на снегу, кроме тех, где оно только что находилось, не увидели.

Мы стояли тихо, вслушиваясь в каждый шорох. Слева от меня хрустнула ветка. Я бросилась наутек, а на месте, где я стояла секунду назад, приземлилось нечто крупное и погналось за нами.

- Ты не говорил, что оно может становиться невидимым! – крикнула я, оббегая деревья.

- Извини, мы не успели близко познакомиться! – ответил Лисас, не отставая от меня.

Мы разделились, побежав в разные стороны. К счастью, чудище погналось за охотником. Видимо признало старого обидчика. Я же, утопая в сугробах, вернулась в лагерь и начала рыться в рюкзаке.

- Решила перекусить? – ехидно спросил Лисас, пробегая мимо меня.

- Нет, я… Ты зачем его на меня навел?

Кое-как, увернувшись то ли от лапы, то ли от хвоста, я вновь побежала, пытаясь найти место, где можно развернуться. Небольшой холм пришелся как нельзя кстати. Чудище нагнало меня очень быстро, но остановилось в нескольких метрах. Оно по-прежнему было невидимым, но снег и тяжелое дыхание выдавали его. Нападать не спешило, наверняка ждало приказа, если теория о том, что им управляют верна.

- Давай! – с вызовом крикнула я. – Я вкуснее, чем охотник!

Монстр резко сорвался с места. Я ждала. Когда он был почти рядом со мной, зубами откупорив флягу с вином, выплеснула жидкость ему в морду. Увернувшись от удара лапой, проскользила прямо под ним. Чудовище запрыгнуло на дерево и начало вертеть мордой, пытаясь избавиться от приторного запаха, а винные капли уже осели на его шерсти

- Теперь мы на равных! – сказала я, покрепче перехватывая посох и наблюдая, как рогатый ящер приобретает очертания.

Этот взгляд. Острый. Словно прожигающий насквозь. Алые глаза таращились на меня, завораживая, делая короткий миг бесконечно долгим. В них читалась лишь ненависть и жгучая ярость.

Он был крупным и, наверняка, чертовски сильным. Охотник говорил, что ни сталь, ни серебро не причиняют большого вреда. Способа убить его, кроме применения чародейского таланта, у меня не было.

Рогатый ящер, недолго думая, выстрелил несколькими тонкими шипами из хвоста, от которых мне с трудом удавалось отбиваться посохом. Ящер не унимался. Один из шипов угодил мне в плечо, я ослабила защиту и села на одно колено. В этот момент монстр прыгнул прямо на меня. Я приготовилась атаковать, но Лисас оттолкнул меня и выстрелил из арбалета. Болт угодил в грудь, хлынули темные капли крови, а рана зашипела. Монстр взвыл и начал драть когтями собственное тело.

- Ты извини, я немного порылся в твоем рюкзаке, - помогая мне встать, сказал охотник. – Оказывается, ты таскаешь с собой много всякого барахла.

- Ты чем-то смазал болт? – Я удивленно наблюдала за действиями чудовища, попутно вынимая шип из плеча.

- Облил, если быть точнее. Чуть без пальцев не остался! И эта жидкость продырявила мне пальто!

- Это же кислота, дурень! – Что за идиот? Я несколько месяцев ее создавала. Тратит мои запасы и наверняка весь бутылек угробил!

- Откуда я мог знать?

- Зачем ты вообще в моем рюкзаке рылся?

- Искал соль.

- Бутерброд был не соленым?

- Причем тут бутерброд?

- А чем ты занимался, пока я сражалась?

Ящер атаковал нас во время жаркого спора, но мы были готовы и, разойдясь на пару шагов, с двух сторон рубанули его по задним лапам. Монстр грозно рыкнул и покатился по снегу, оставляя за собой кровавые следы. На наше удивление, он быстро поднялся. Рана, которую нанес Лисас серебряным мечом, затянулась на глазах.

Монстр, разогнавшись, понесся на нас, жадно роняя слюну из клыкастой пасти. Выйдя вперед, я ударила острием посоха по снегу. Перед нами возникла ледяная стена. Ящер даже не подумал остановиться. Мы запоздало прыгнули в стороны, когда чудовище протаранило стену. Ударом хвоста он отправил охотника в заоблачные дали, а меня схватил за ногу, серьезно поцарапав голень, и стащил сапог. Шерстяной носок вмиг промок не только из-за снега, но и крови. Между нами завязался ближний бой. Я уворачивалась от ударов когтистых лап, как могла, а раны, которые наносились с моей стороны, были незначительными. Мои чародейские способности почти не действовали на него или просто подбирала не те заклинания.

Неожиданно я почувствовала ужасную боль в ноге. Обратив на нее внимание, поняла, что совсем забыла про хвост. Ящер поднял меня за лодыжку вверх, из-за чего я больно приложилась затылком и выронила посох, который затерялся где-то среди сугробов. Висела я не долго. Шерстяной монстр со всей дури приложил меня спиной к ближайшему деревцу, отчего, внутри все перевернулось. Затем небрежно бросил меня в снег.

В глазах потемнело. Дышать трудно. Сознание спуталось. Еще немного и меня настигнет обморок. Я попыталась встать на корточки. Безуспешно. Лишь перевернулась на спину. Глаза застилала кровь. Я увидела монстра, нависшего надо мной, который приготовился выстрелить в меня шипами. Я была готова…

Неожиданно я услышала громкий возглас, а затем увидела охотника, который схватил ящера за хвост и резко оттащил от меня. Ну и силища! Монстр опешил, попытался отцепить охотника от своего хвоста, но из-за собственных габаритов, просто не мог достать, ни пастью, ни лапами. Он стал вертеть хвостом туда-сюда, но Лисас даже не подумал ослабить хватку. Как только ящер поднял хвост достаточно высоко, охотник спрыгнул, приземлившись точно на шею, хватая его за рога и пытаясь придушить ногами. Монстр взревел настолько громко, что почти оглушил меня. Осознание, что еще ничего не кончилось, пришло мгновенно. Мне все же удалось встать на колени. Я начала шарить по сугробам, в надежде найти посох, но наткнулась на арбалет охотника. Стрелок, из меня не ахти какой, но это лучше, чем бездействие.

Натягивать тетиву было сложно. Окоченевшие пальцы и раненное плечо, не прибавляли мне сил. Справившись с задачей, я направила арбалет на ящера, но устроенные охотником скачки не давали мне, как следует прицелиться. Из-за опасения попасть в Лисаса я медлила. Это было ошибкой. Не справившись с хваткой охотника, шерстяной ящер завалился на спину, придавив его всем телом. Лисас вскрикнул и отпустил его. Замахнувшись своими огромными когтями, монстр собирался вонзить их в охотника, но спусковой механизм щелкнул и болт попал ящеру в глаз. Взревев, монстр попятился назад, а я подбежала к охотнику, помогая ему подняться.

- Ван, из чего выковано острие твоего посоха? – неожиданный вопрос еще раз заставил меня усомниться в душевном здоровье охотника.

- Снежный обсидиан, а что?

- Раны, которые ты нанесла им, не заживают, - какой, оказывается, наблюдательный охотник. – Кстати, где посох?

- Потеряла, - виновато сказала я, опустив голову.

- Так найди его, дуреха!

- Утихни! Между прочим, я потеряла его, из-за тебя! Пока ты там где-то прохлаждался, эта штуковина меня в свободный полет отправила!

- Прохлаждался? Да этот шерстяной баран меня хвостом ударил, а потом еще завалило остатками твоих сосулек! – Охотник зарычал. – Просто найди его, ладно? Я выиграю время.

Лисас покрепче перехватил свой меч и рванул к чудовищу, которое уже успело восстановить глаз. Я, в свою очередь, побежала искать посох. Рыться в сугробах не самое любимое занятие, особенно в полумраке. Конечно, мои огненные пульсары все еще освещали территорию, но этого все равно было недостаточно. Мне показалось, что мои руки уже посинели, не говоря уже о ноге, которая потеряла сапог.

Я обернулась. Лисас выглядел ничем не лучше, чем я. Кожаное пальто было порвано в нескольких местах, на рукавах виднелись пятна крови. Лицо было в кровоподтеках. Он устал.

- Да где же ты?

Я, как можно усерднее, стала рыться в снегу. Поняв, что от этого не будет толка, я встала и сложила руки в определенную комбинацию. Всполохнувший огонь забрал почти всю мою энергию, но снег вокруг меня начал таять, оголяя пожелтевшую траву и мой посох. И почему все хорошие идеи приходят поздно? Скинув с себя уже порядком надоевший шарф, я что есть мочи крикнула:

- Лисас, назад!

Дважды охотнику повторять было не нужно. Он кинул какую-то бутыль в монстра. Разбившись, та окутала его черным дымом.

- Дымовая бомба? Умно! Раньше, почему не использовал?

- Извини, она у меня одна. Берег родимую, на черный день!

Из лап дымовой завесы шерстяной ящер выбрался быстро, но дым распространился на довольно обширное расстояние, поэтому мы слегка запоздали с его обнаружением. В прыжке он расправил когти и готов был нас прикончить. Я провела черту посохом почти перед мордой чудовища. Он натолкнулся на мой барьер и отскочил назад.

- Сработало, - удивилась я. – Раньше он пробивал мою защиту.

- Устал. Так же как и мы.

Недолго думая, я ударила острием посоха о землю. Ледяная хватка всколыхнула землю и заморозила задние лапы монстра. Охотник тоже в долгу не остался. Резким движением руки, он рубанул по льду, мигом лишив ящера конечностей. Он взвыл, пытаясь скрыться подальше, чтобы восстановиться. Непозволительно столь опасному врагу бежать с поля боя.

Атаковав монстра его же оружием, ледяными шипами, я пригвоздила его к ближайшему дереву. Получилось довольно высоко. До этой наглой рогатой башки не дотянусь. Лисас, будто прочитав мои мысли, отсек чудовищу одну из передних лап, отчего тот повис наискось. Разбежавшись и посильнее замахнувшись, я опустила острие посоха точно на шею ящера. Уродливая рогатая голова покатилась по снегу, окрашивая его в багрянец. Мы сделали это. Монстр мертв.

Все ужасы растворились в тишине морозной ночи. В голове был кавардак. Тело двигаться не хотело, поэтому я просто рухнула в снег, вглядываясь в алмазное сияние звезд. На мое разгоряченное лицо упали пушистые снежинки, тут же превратившись в воду. Начался снегопад. Я знала, что ничего хорошего не случиться, если я и дальше буду валяться в снегу, но мне было все равно.

Что делал охотник, я не знала, да и не хотела знать. Теперь, когда с чудовищем покончено черта с два я отправлюсь с ним в коллегию! Вот прямо сейчас встану и наваляю ему по самые не балуй! Да так сильно, что собственное имя забудет. Вот уже встаю. Через пять минуточек. В самом деле, никуда же он не денется за десять минут. Подкоплю сил минут пятнадцать и наваляю!

Глаза закрылись сами собой. Сил не осталось, поэтому я была готова уснуть в объятьях сугроба. Лишь бы никто не шумел. Сладкая полудрема почти настигла мо1 уставший разум, как неожиданно в грудь прилетело нечто не понятное. Я резко вынырнула из сна и открыла глаза. Рядом со мной лежал погрызенный сапог.

- Вставай, а то замерзнешь! – Охотник усмехнулся, при этом тщательно упаковывая голову чудовища в мешок. – И сапог надень.

- Толку теперь от него немного, - ответила я, просовывая пальцы в дырки на голенище.

- Лучше так, чем босиком. В ближайшей деревне починишь или новые приобретешь.

Подумав, что бежать проще все-таки в двух сапогах, я натянула его на мокрый и окровавленный шерстяной носок. Ощущения, конечно, не самые приятные, но даже с дырками, в сапоге было намного теплее.

- Пошли, - охотник протянул мне руку. – Вернемся в лагерь и хорошенько отдохнем.

Несмотря на все наши разногласия и споры, нам все же удалось сработаться и победить существо, которое в природе даже существовать не должно. И прежде, чем решать дальнейшие проблемы, необходимо подлатать себя и поспать. Что я и сделала, как только добралась до лежанки.

Утро встретило меня теплыми солнечными бликами, гуляющими по моему лицу и резким запахом трав. Запах трав? Зимой? Чтобы выяснить все детали пришлось открыть глаза.

Лисас неподалеку занимался приготовлением завтрака (опять мои продукты переводит). Самочувствие было намного лучше, чем ночью. Наверняка потому, что мои раны были обработаны и забинтованы. Вот откуда запах трав среди морозного утра. Хорошо, что охотник залечивающую мазь не перепутал с чем-нибудь более едким. Иначе не только без пальцев остался, но и без других не менее интересных мест.

- Доброе утро, чародейка! – сказал Лисас, даже не обернувшись.

- И тебе, охотник!

- Завтрак?

- Не откажусь.

На этом наша беседа закончилась. Мы не разговаривали ни во время завтрака, ни во время сбора вещей (моих вещей, конечно же, все, что нужно было охотнику – это труп ящера, который заботливо покоился в мешке). Я тщательно продумывала план побега или хотя бы тактику отступления, но в голову, как назло, ничего не приходило. Охотник не обращал на меня внимания, думая о своих, наверняка, охотничьих делах.

Так и не придумав ничего стоящего, я взвалила на себя рюкзак и просто отправилась вслед за охотником. Путь до столицы не близкий, поэтому у меня будет время, чтобы разработать план. Погруженная в свои мысли я не заметила, как охотник остановился и повернулся ко мне, отчего я чуть не врезалась в эту дылду.

- Ты уверена, что не хочешь посетить коллегию? – нет, ну он точно дурак!

- Не хочу! – твердо ответила я.

- Тогда тебе прямо. Я вернусь в деревню за оплатой. Затем отправлюсь в столицу, нужно будет разобраться, кто создал чудовище.

- Мне-то ты зачем это говоришь?

- Вдруг ты захочешь найти меня. – Лисас хитро улыбнулся.

- Вот еще! – все же мне не верилось, что охотник нарушит правило и отпустит чародея. – Ты и, правда, меня отпускаешь?

- Да.

- Почему?

- Ты помогла мне с монстром. Можно сказать, жизнь спасла. Поэтому я не буду тащить тебя в коллегию, против твоей воли.

- Спасибо! – я опешила, а охотник, как ни в чем не бывало, прошел мимо. Удивленно посмотрев ему в след, я двинулась дальше.

- Знаешь, - я обернулась. – Из нас вышла бы хорошая команда! Жаль, что тебя убил монстр. – Лисас подмигнул и улыбнулся.

- Действительно жаль! – я улыбнулась в ответ. – До свидания, Лисас!

- До встречи, Ван!

И каждый из нас, направился по собственному пути, в ожидании новых встреч.

0
01:20
528
19:10
Данный сюжет я смело могу оценить на 10. Тема про чародейку и охотника довольно интересная. Легко читается, красивое описание снега и эмоций, которые накрывали героиню, что страдала от холода. Но так же имеются минусы, такие слова как «дылда», «бабы», и в этом роде некорректны и смотрятся примитивно в данном произведении. К тому же. Этому охотнику — «Лисасу» автор приписал тридцать лет. Складывается такое впечатление, что либо герой еще живет по понятиям подростка, либо он слишком прост. Еще одним упущение следует скупое описание персонажей. В общем впечатление — положительное. Есть над чем работать. Автору могу пожелать удачи, и читайте больше литературы, дабы набраться опыта в данном жанре.
Гость
06:33
Неплохо. И никаких, в общем-то, замечаний у меня нет. Но беда в том, что подобное чтиво было мне интересно лет 20 назад…
19:45
Некое подражание Громыко и иже с нею. Было бы неплохо, если б не три но: 1) Автор вероятно или никогда или прискорбно мало бывал на природе. Описние путешествий зимой по бездорожью недостоверно от слова совсем. 2) Недостаточное внимание к деталям «замаскированный посох» — простите подо что?!, острие посоха из «снежного обсидиана» — или поясните или я представляю белое вулканическое стекло, про «отрубание» головы монстра посохом говорить совсем уж не хочется, как и про безразмерный мешок охотника: то у него там голова то уже целый «труп ящера, который заботливо покоился в мешке» 3) иотивация персонажей — такое чувство, что рассказ сейчас закончится тем, что они снимут шлемы виртуальной реальности и перейдут к непосредственно сексу, а все вышеописанное было ролевой игрой для «разогрева». Очень несерьезный подход ко всему, а вот всяческий «околофлирт» присутствует в подтесте постоянно.

При этом есть очень интересные стилистические находки, повороты сюжета и определенные эволюции героини (правда не без Мерри Сью все же))
В общем, скорее понравилось, но составляющую «героическую» не стоит делать всего лишь фоном для «эмоций», если героиня не Анжелика маркиза Ангелов. =)) ИМХО
Гость
14:03
+2
главная героиня так много «ехидно комментирует», «саркастично замечает», и «искрометно парирует», что к середине рассказа начинаешь болеть за чудовище.
19:27
Мне было бы приятно познакомиться с автором данного произведения (если он, конечно, сам пожелает).
Мясной цех

Достойные внимания