Юлия Владимировна

​Нечисти

​Нечисти
Работа №330

Евгений крался между догнивающими останками эпох. Лицо было скрыто за одноглазой маской, а тело облачено в черный костюм. Здесь лежали площадки экспериментальных храмов, прототипы летательных аппаратов и другая куча барахла – кусочки пазлов давно ушедших дней. Он мельком оглядел эту рухлядь, давая маске просчитать безопасный и короткий путь к хламу, который элита Европы скопила здесь, в разрушенном войной Питере, в захваченном Эрмитаже. Что ж, так бывает, когда некому вынести мусор.

Ряды закончились и Евгений остановился, бросая взгляд на небольшой охраняемый полукруг камня. Две фигуры в белых одеяниях с перевернутой лилией на груди. Французы. На их вылощенных ремнях повисли стихийные бластеры. Лед и пламя. Попытка не пытка. Попробовать можно. Евгений вдохнул полной грудью, словно вбирая все мысли воедино, затем расслабленно выдохнул. Прикасаясь к запястью, довел сенсорный ползунок максимально вправо. Костюм начал светлеть, густота черной материи блекла и убывала. Секунды спустя, воздух сохранил лишь неясные очертания.
Вот она абсолютная невидимость. В экране маски отобразились показатели датчиков, интегрированных в плоть. Евгений зашагал, не оставляя следов, шума и даже запаха. Но красный глаз маски выдавал себя полупрозрачным свечением, настолько жидким и расплывчатым, что скорее поверишь в ловлю глюка, нежели увиденному. Самоуверенность меня погубит. Евгений подошел к охранникам и достал оружие. Их глаза округлились; так расширяются зрачки, когда перед твоей рожей из ниоткуда выглядывает протянутая с бластером рука, ствол которого плюется смертью. Французы потянулись к оружию, но, едва коснувшись, два синхронных выстрела размозжили их головы.
Евгений вошел в двухметровое углубление. Обвел взглядом дверь, и приложил ладонь к сенсорной поверхности. Панель вспыхнула красным и задребезжала. Дверь не шелохнулась. Тогда он достал изумрудную перчатку из внутреннего кармана и надел на правую руку, снова прикладываясь к панели. Сенсор отобразил перевернутую лилию, она засветилась, начала вращаться и противно пищать, но уже через минуту, молча истекала кровью. Дверь растворилась. Защитный механизм был взломан. Евгений переступил порог. Взору предстал тускло освещенный тоннель. Границы входа растворились в металле. Раздался механический голос.
- Пожалуйста, укажите проект, в котором желаете оказаться. Информируем вас о том, что вся имеющаяся амуниция будет временно изъята. Благодарим за сотрудничество. - последовал скрежет. Стена заморосила световой пылью, окуная Евгения в вихрь. Он вытянул руку, соприкасаясь с инспектирующими фотонами и громко сказал.
- Проект - Русский дух! - вихрь ускорился. Все вокруг побелело. Прищурившись, он начал замечать, как свет убывает. Тоннель исчез, его сменил квадрат тумана.
Евгений огляделся. Одновременно, вокруг огляделось несметное количество отражений. Черный костюм сменился обычной одеждой; белыми брюками, рубашкой и накидкой такого же цвета. Зеркальный газ. Как интересно. Но для чего он здесь? Меня проверяют? Евгений обратил внимание на отражение и мысли застыли. Голубые глаза, короткие черные волосы и бледно-серое лицо, обычно скрытое маской. Нет! Как же… без нее я долго не протяну. Он ощупал лицо. Что ж, ускоримся. Евгений вздохнул и последовал к порталу. По мере того, как он приближался, отражения, сначала равные по величине, шагающие следом, мельчали, оставаясь позади, словно тени, умирающие у светового пика.
По ту сторону портала распростерся гигантский зал. Четыре мраморные колонны образовывали квадрат, в центре которого взгромоздилась сфера. Сквозь ее дымчатую текстуру проглядывали контуры меча. Евгений огляделся и подошел к ней, присматриваясь и вслушиваясь. Зал погряз в тишине, но внутри дыма слышалось биение. Ритм ударов, в которые веришь, ритм, который совпадает с твоим, словно эти пульсы принадлежат Родине. Сердце Святогора. Русская мощь. Не раздумывая, Евгений погрузил руку в дым. Кожу окатила кислота. Евгений закричал. Кисть сдавило судорогой, а пальцы оказались под раскаленным резаком. Фрагмент Родины, завернутый в страдание, оказался черной верхушкой, айсберга боли. Издалека вырвался механический голос.
- Идет процесс идентификации. Пожалуйста, не убирайте руку. Ноги подкосились, Евгений упал на колено. Нестерпимое желание убрать руку. Что-то разъедало пальцы. Но поиск меча продолжился. Остаток мизинца коснулся рукояти.
- Личность не установлена. Требуется более тщательная проверка. Инспектор Фридрих, пожалуйста пройдите в зал. - голос залязгал и смолк. Евгений сжал рукоять, все пальцы восстановились.
- Гребанный сейф. - процедил он, давясь болью. Дым впитался в руку. Сфера стала прозрачной. Начиная от плеча, и заканчивая кончиками пальцев, рука онемела. Дверь позади дальней колонны раскрылась. Вышел мужчина в белом одеянии.
- И стоило оно того? - он захлопал в ладоши. - Браво. Просто потрясающе. Ради меча отдал правую руку. А как тебе пары венеры? Уместились в ручище? Сможешь орудовать этим куском металла левой лапой? - Евгений ответил не сразу.
- На тебя сил хватит, Фридрих. - Фридрих задумчиво вздохнул.
- Отвага это прекрасно. Вот, только, носитель русского духа может реализовать весь потенциал этого меча. В тебе его нет. И все же ты обошел систему защиты. Там где не смог бы пройти русский дух, прошёл ты. Молчишь? Молчи. Но почему ты притворяешься русским? Почему притворяешься живым? Ты мог быть королем мира, а воюешь за проигравших. Глупо. Жаль тебя убивать. - Евгений взял меч в левую руку и изобразил восьмерку. - Убейте его. Разорвите ублюдка! - квадрат колонн ожил. Из мрамора начали выдвигаться лапы, морды и головы. Они трансформировались в иных, в чудовищ неживой материи.
Две рослые фигуры окружили Евгения. Позади затаились, готовые к прыжку огромные псы. Они крались, следуя за своими хозяевами. Евгений переглядывался, отшагивая в сторону, пока мраморные солдаты медленно зажимали его. Одна из псин мотнула головой. Ее огромные лапы скребли пол. Из пасти вырвался гортанный рык. Псина бросилась на Евгения. Резкий взмах меча и собачья морда стала наполовину легче. Пес упал. За спиной зарычало второе отродье. Евгений не успел закрыться. Четыре лапы и туловище из мрамора повалили его. Черные зубы сомкнулись на правой руке. Тварь вгрызлась в нее. Она лязгнула челюстями, и с хрустом перекусила руку. Повезло так повезло. Евгений вогнал сталь в мраморные ребра несколько раз. Меч скользнул по камню, но пронзил его.
Евгений скинул собачью тушу, и собрался встать, когда в грудь ворвались каменные огрызки. Он вскрикнул, выплевывая кровь и неуклюже взмахнул мечом, отрубив одной из фигур лапу. Побудь на моем месте, сука! Однорукое изваяние занесло клинок, угрожая размозжить череп. Евгений отполз вправо, прежде чем это случилось. Он перекатился за вражескую спину, поднялся, и отведя меч назад, резким выпадом проткнул ублюдка. Евгений вытащил меч, когда, что-то тяжелое ударило по затылку. В глазах потемнело. Уши заполнил свист. Лицо врезалось в пол. Евгений перевернулся на спину. Над ним зависла мраморная стопа. Он изогнул левую руку, замахнулся мечом, и с криком вдарил чудищу по ногам. Сталь разрубила икры, фигура рухнула. Мраморные изваяния пылали, выделяя красный газ, который заполнил сферу.
Переведя дух, Евгений поднялся и вернул в нее меч. Багровые пары начали пропитывать сталь, а когда сфера очистилась, усеянные на клинке рубины и сапфиры засветились. Сердце Святогора зарядилось.
- Скоро эта война закончится. - Евгений схватил меч, но обжегся и сразу отдернул руку. Заряженное сердце может использовать только носитель русского духа? Не решаясь рисковать, он намертво стиснул меч в правой. Ладонь приглушенно зашипела, покрываясь кровавыми волдырями. Но боли не было. Евгений направился в ответвление зала. Здесь было пусто. Фридрих сбежал, оставив лишь пустую комнату. Евгений прислонил левую ладонь к сенсору, активируя портал. Неоновое месиво возникло в паре метров от панели. Его подхватил знакомый вихрь света. Игнорируя тоннель, Евгений оказался во внешнем мире. Культурно-технологическая свалка, океан доисторического барахла, все было по-прежнему. Черный костюм и бластеры вернулись. Он ощупал лицо. Одноглазая маска там, где и должна быть. Евгений переложил меч за спину и осмотрел правую руку. Кисть превратилась в обрубок.
Из рядов экспонатов проревел луч. Евгений дернулся. Второй попал в плечо. Левой рукой он зажал рану и юркнул в углубление, осторожно выглядывая. В пятнадцати метрах маячил белый отряд. Дюжина лучей полетела в Евгения. Он спрятался. Достал бластер. Глубоко вдохнул и выдохнул. Раздался грохот. Евгений выглянул. Гигантская механическая стопа давила французов. Она прихлопнула их, словно назойливых мух. Из ниоткуда возникла вторая стопа. Она добила остатки.
Евгений устремил взгляд ввысь. Вслед за лапами, в воздухе тянулись пятиметровые ноги, а затем появилась верхняя часть конструкции - титановый особняк. Невидимый прежде, дом отбросил тень, заслоняя солнце. Механическая лапа зависла над Евгением. В стальной подошве сверкнула густая синева. Тело Евгения замельтешило. Молекулы беспорядочно заиграли, превращая его в фарш, пока телепортационное окно не затянуло эту бесформенную массу.
***
- Опоздал! Ты должен был оказаться на корабле уже пятнадцать минут назад! - Татьяна впилась в Евгения карими глазами. Ее тонкие, изящные губы задрожали, а рыжие волосы встали дыбом.
- Прости, неожиданная засада. Разведка донесла неверные сведения. Меня поджидали. - Евгений распластался в прихожей корабля-дома. - Не соизволишь оказать мне помощь? Я бы и сам, но без правой руки…
- Ты добыл его? - в ее глазах сверкнул огонек.
- Добыл. - ответил Евгений. - Даже показал, если бы ты…
- Я хочу видеть твои бесстыжие глаза, когда говорю с тобой! - ее рука потянулась к лицу и сорвала маску.
- Так то лучше. Не забудь умыться, если планируешь поднять сегодня зад. - Евгений прижал ладонь к стене, намертво цепляясь перчаткой, оперся на нее и встал.
- Что думаешь об этом. - он показал правую руку. Татьяна провела по ней ладонью.
- Она свое отжила. Что ты с ней вытворял?
- Добывал тебе меч. – Татьяна пожала плечами.
- Посмотрим, что осталось в моих закромах. - она легким шагом устремилась вперед; рыжие локоны забавно подпрыгивали, сбиваясь из стороны в сторону, словно множество маятников, а стройная фигура красиво петляла в пространстве, оставляя за собой шлейф ягодных ароматов, которые стали большой редкостью. Ее рука, то и дело вертела маску, будто игрушку для разминки пальцев, а не жизненно важное устройство. Следом за Татьяной, Евгений зашел в лабораторию, что расположилась в конце коридора. Взгляд пробежался по трем дверям в конце помещения и остановился на двух столах чуть ближе. Он положил меч на круглый стол, и сел на прямоугольный стол напротив, не отрывая взгляда от маски.
Татьяна помогла снять костюм и вышла в одну из дверей, оставляя Евгения наедине с гнилым обрубком. Через пять минут, дверь в которую Татьяна вышла, отворилась, из прохода выглянула ее спина. Татьяна шла лицом к двери, ее руки что-то несли. Она развернулась и подошла с большой коробкой.
- Ты истощил запасы, но, кое-что я приберегла. - она поставила коробку на стол. - Выбирай! - из нее выглянуло пять рук. Евгений не стал тянуть и взял ту, которая сразу приглянулась. Чуть мускулистей нынешней, усеянная изображениями черепов и костей, она идеально подходила по длине.
- Вот эта сойдет. - он повертел конечность и вручил Татьяне.
- Усаживайся поудобнее и готовься. - Она убрала коробку под стол. Евгений схватился левой рукой за металлический край. Татьяна начала массировать больную руку, а затем резко дернула. Кончики ее пальцев раскалились, впиваясь в правое плечо. Евгений вскинул голову и закричал. Тело напряглось, казалось, что-то пытается выбраться из организма, пока Татьяна прожигала плоть, отделяя конечность. Пальцы на правой руке вдруг ожили, яростно сжимаясь и разжимаясь. Плоть билась в конвульсиях, не желая отделяться.
- Успокой свою руку! Она регенерирует! - Сквозь плечевые раны заливалось кипящее масло, словно сам дьявол закрался в черепную коробку, поливая мозг кислотой из лейки. Сорняк боли рос по всему телу, каждой клетке, каждой мысли, пока все его существо не обратилось в сплошной ад.
- Готово! - Евгений открыл глаза. Рядом лежала мертвая рука. Он посмотрел на плечо, конечность и в правду исчезла.
- Заканчивай свое дело, ведьма. - Последовал возмущенный вопль. - Да, я ведьма, а ты колдун, что с того? Я вставляю тебе конечности бог знает сколько десятилетий, а ты время от времени эти конечности добываешь. Еще не ясно у кого работенка грязнее. Готовься. - Евгений закрыл глаза и начал считать. Один, два, три… Плечо сдавило, словно в тело плеснули свинцом. Новые ткани вцепились в плоть стальной хваткой, вырывая мясо. Евгения затрясло. Татьяна коснулась ладонью его лица и зашептала.
- Тише, тише, успокойся. Широко открытые глаза уставились в никуда. Вот она цена, с которой приходится мириться. Душа из черной магии питает мертвые конечности, возвращая их к жизни лишь однажды, а потом ты позволяешь плоти умереть и если повезет, находишь новый образец. Хронический ад. От боли до боли. Неплохая жизнь, а? Тряска закончилась. Евгений оглядел татуированную руку, сжимая пальцы.
- Несколько дней поболит.
- Знаю, привыкший.
- Избавь меня от страдальческих интонаций.
- Прости, что? - Евгений уставился на Татьяну.
- Не делай такое лицо. Ты сам прекрасно знаешь.
- Только, не начинай сначала. Это бесполезный разговор.
- Вся эта бравада. Они и вправду полагают, что ты герой. Но я знаю правду.
- Прекрати, нет никакой…
- Трус. - Евгений не ответил. - Прячешься за своей маской, как последний слабак. Тебе вообще повезло!
- Повезло? Неужели?!
- Повезло, что природа постаралась, создавая тебя. Твоя душонка впрыскивает магию в первую же критическую ситуацию. Анестетик и таблетка вечной жизни. Два в одном! Бинго! Я видела ужасы войны, и знаешь кому из ее жертв повезло так же, как тебе? Смертные не могут позволить замену конечностей или такой же силы, ума и проклятого доступа к магии! А ты носишь эту маску, боясь принять мощь, которая в тебе живет. Трясешься от собственной тени, как последний трус! Прими ты свою природу, война была бы закончена!
- Надеюсь ты все сказала. - Евгений надел маску и зашагал на кухню.
***
Он вернулся в лабораторию в сером одеянии, через час. Проследовал к трем дверям и свернул в левую комнату. Зал экспериментов. Взору предстало просторное помещение. На стенах разместились сенсорные панели. Евгений шагнул через пентаграмму в центре пола, подходя к окнам. Снаружи раздавались слабые отзвуки механических ног. Дом рыскал в поиске любых полезностей. От одной разрушенной округе к другой. Когда-то эти руины были Россией. Пока война не перемолола страну. Облака рассеялись и солнечные лучи заиграли в окне. Евгений прищурился. В стекле мелькнуло слабое отражение. Белая, одноглазая маска. Он снял ее и прижался щекой к прохладе.
- Ты уже здесь, отлично. - Евгений не ответил Татьяне и продолжил смотреть в окно.
- Почему ты так разозлилась? - сказал он не оборачиваясь.
- Эта война забрала миллионы. Но тогда, в ее начале, ты мог все остановить. Но не стал. Испугался. А я смотрела, как гибнут люди. Наши люди! Возможно от России скоро не останется ничего, потому что ты испугался. В этом истинная причина всех ужасов. Это не они плохие, это ты спустил им все с рук.
- Ты же знаешь, я не могу…
- Я не хочу больше говорить об этом. - Евгений обернулся и стал наблюдать. Татьяна набрала команду на сенсоре. Пентаграмма в центре зала раскрылась. Сигнальные лампы на потолке вспыхнули изумрудом и запищали. Из темноты пола выросла металлическая конструкция; два кресла, поставленные спинками друг к другу с кучей проводов и трубок. Евгений подошел к устройству. В зазоре между креслами зияла расщелина для меча. Татьяна вставила в нее сердце Святогора. Евгений стянул серый халат, обнажая сильное, жилистое тело с бледно-серой кожей и сел в правое кресло.
- Черепа тебе идут. - Татьяна прицепила Евгения, туго стягивая руки и ноги черными ремнями. - Не перестаю удивляться способностям твоего духа. - последний ремешок сдавил горло, затем Татьяна взялась за трубки. Она ввела несколько игл в вены. По нижним трубкам потекла фиолетовая жидкость. Взгляд поплыл, реальность потускнела, тело налилось полудремой. Иглы начали высасывать кровь, отправляя ее по верхним трубкам, где она скапливалась и стекала на меч.
Татьяна подошла к пустому креслу и пригнула изумрудный кристалл. Затем подошла к приборной панели, прикрепленной поперек механизма. Вытащила из-за пазухи нож и порезала палец, растирая по сенсорной площадке кровавую пентаграмму. Татьяна добавила к ней кусок подготовленной плоти. Подняла руку и зашептала. Под механизмом высветилась красная пентаграмма, а само устройство оказалось внутри сферы. Меч начал выделять газ, его пары скапливались в пустом кресле. Над ним вспыхнул кристалл, проецируя расплывчатый образ. Поначалу едва заметный, он тускло мерцал, не имея четких границ. Но с каждым мерцанием очертания яснели и дополнялись, становясь все реальнее. По истечению часа в кресле вертела головой четкая голограмма. Кровь Евгения, потекла по трубкам ко второму креслу, обводя контуры образа, тонкими алыми линиями. Они растекались по голограмме, покрывая проекцию тканями, кожей, костями...
***
- Значит, так я и появился? - спросил Элиот.
- А вместе с тобой и наша последняя надежда. - сказал Евгений своему близнецу. Раздался сигнал тревоги. Евгений взглянул на мигающую лампу. - Пройдем в инженерную, похоже там неприятность. - Евгений отошел от окна и двинулся к выходу. В лаборатории он прошел в противоположную дверь и оказался в инженерном отсеке.
- Хм. Кто же вы такие? - не унимался Элиот.
- Бессмертные. Когда-то нас прозвали нечистыми. Но война расколола мировой баланс и мы оказались единственными, кто смог предоставить хоть мизерную защиту. - Евгений оглядел ряды отверстий, и увидев мигающее красным, просунул руку. Ладонь проткнули три иглы. Евгений поморщился.
- Что ты делаешь?! - спросил близнец.
- Чиню корабль. Здесь все работает на магии крови, моей и Татьяны. Без нас это лишь груда хлама. Не волнуйся, я быстро исцеляюсь.
- Я могу тоже, что и ты?
- Твоя плоть сильнее, она живая. И в ней течет русский дух, а я соткан из останков мертвых. Магия сшивает их и воскрешает с помощью некромантии.
- Так ты чёрный колдун? - Элиот посмотрел Евгению в глаза.
- Да, и благодаря этому ты сейчас здесь.
- Разве меня не создала технология?
- А кто создал технологию? - Евгений постучал пальцем по виску.
- Черное искусство делает тебя не только сильным, но и умным?
- Я бы сказал, чертовски изобретательным! - Евгений еще сильнее сморщил лицо. Иглы врезались в кость.
- Как на счет меня? Что я такое?
- Супер-солдат… - Евгений вскрикнул, зажмурился и резко вырвал из отверстия руку. Раны в ладони начали затягиваться. Он ощупал ее другой рукой. Вздохнул и посмотрел Элиоту в глаза.
- Их жор не знает границ, так что надо быть аккуратным. Так о чем я говорил? Ах да. Ты порождение русского духа, призванный орудовать сердцем Святогора, защищая свою Родину. Россию. Идем в зал я тебе кое-что покажу. - Евгений вывел близнеца через коридор и завернул в один из залов. Справа расположились кресла и диваны, слева камин. Евгений запрыгнул на кресло.
- Активировать карту. - В воздухе появилась голограмма земного шара. - Здесь, засели короли Франции. Они сплотили весь запад. - Евгений обвел пальцем западную часть карты. - Несогласным с их режимом они несут войну. Запад почти уничтожил Россию, лишь Москва и области не сдают позиции, но наше поражение не за горами. Так было. Теперь у нас есть оружие. Думаю, это уравняет шансы. - А здесь? - Элиот указал на восток.
- Здесь расположился оплот Азии. Если Запад несёт ночь, то Восток стал эпицентром мира, процветания и света.
- Они наши союзники?
- Нет, к сожалению. Восток закрылся от всех, сразу после начала войны. Связаться с ними до сих пор не представляется возможным.
- И как именно я закончу войну? - спросил Элиот, когда в зал вошла Татьяна.
- Поступило сообщение. Французы требуют переговоров. - Она скрестила руки на груди.
- Что ж, раз требует, то получат. Давайте собираться.
***
Пятиметровые ноги из титана вышагивали к разбитому Петербургу, где засел один из французских королей. Вместе с Европой сюда пришла разруха. Двуногий особняк миновал Эрмитаж и двинулся к одинокому дворцу. - Прибыли. - Выкрикнула Татьяна из коридора.
- Старайся не светить мечом. На переговорах нас вряд ли тронут, но провокации лучше исключить, верно? - Евгений застегивал черный костюм Элиота, инкрустируя в него кристаллы. - С этим все, посиди здесь немного, пока костюм подзарядится, а я приоденусь.
- А зачем это все? - спросил близнец, указывая на костюм.
- На случай, если, что-то пойдет не по плану.
- Что? - Евгений пожал плечами и удалился.
Кристаллы в костюме Элиота вспыхнули, он встал и побрел к двери. Прихожая пустовала. Элиот окликнул Евгения и Татьяну, но ответа не последовало. Лишь тихое гудение дома разбавляло тишину. Тяжесть меча давила на спину, новый костюм теснил. Элиот пожался.
- Дело привычки. - за спиной возник голос Евгения. Следом появилась Татьяна. Они словно вышли из ниоткуда. Девушка подошла к сенсорной панели и ловко набрала команду. Слева образовалось неоновое месиво, его сгустки струились и смешивались. Чья-то рука подтолкнула Элиота, и он шагнул в портал. Вокруг распростерлась бесконечная пустыня.
Они оставили дом и побрели по дороге в замок. Вдалеке замелькали фигуры. По мере приближения их стало возможным разглядеть. Четыре фигуры в белых одеяниях мчались на айробайках. Когда они подъехали совсем близко, то остановились. Один из французов снял капюшон. Взгляду открылось не менее белое лицо и такие же волосы. Альбинос.
- Рад видеть вас, господа… - он посмотрел на Татьяну. - и дама. - Надеюсь ваше прибытие было комфортным?
- Довольно любезностей. Вези нас к своему королю. - сказал Евгений.
- Хм, как грубо. Мы ожидали подобного. Рад, что вы не противоречите репутации. Надеюсь, разума у вас не меньше чем грубости. - француз кивнул своим и умчался. Айробайки опустились, позволяя троице сесть. Затем устремились в замок. Они достигли дворца вечером. Он был огромен. Сотни метров в высоту и не меньше в ширину. Его темное свечение, череда окон, словно пустые глазницы, были усажены по всем стенам. Со двора вернулся альбинос-лакей.
- И снова здравствуйте. - Евгений протолкнул француза плечом, проходя во внутренний двор, следом прошли Элиот и Татьяна. Они уже достигли ворот, когда француз оторопел, и подбежав к Евгению, загородил путь. - Сейчас у моих господ ужин, да и вы устали с дороги. Поужинайте, проведите ночь в наших покоях с прелестными девами… или мальчиками. Утро вечера мудренее. Евгений тупо уставился на француза. Тот не выдержал. - Леопольд Великий пригласил вас на переговоры за завтраком, вы не можете просто взять и… - Евгений схватил лакея за шкирку и откинул в бок, словно котенка. Затем подошел к дверям и распахнул их. Впереди распростерся зал. За большим и круглым столом пировала горстка народа. Они недоуменно выпучили глаза и замолкли. Помещение освещалось стенами из золота. В его сиянии французы напоминали живые статуи из благородного металла. Лакей тут же бросился к сидящему в центре, упал на колени и начал причитать.
- Oh mon Roi! Ayez pitié de votre esclave! J'ai cherché à les arrêter!Je les avais prévenus mais ils ont osé désobéir!
- Ce n'est pas grave. Ne t'inquiète pas. Mais que'est-ce que tu as attendu? Les russes sont les russes.
Король потрепал лакея по щеке, помог подняться и что-то прошептал на ухо. Лакей улыбнулся и вышел через боковую дверь.
- Думаю нам лучше разговаривать на свободном языке. Прошу к столу. - король поманил рукой. Евгений обернулся, кивнул Татьяне, Элиоту и двинулся навстречу. Когда они сели, из зала вышли еще дюжина человек. За столом остался король и два его советника. Евгений, Татьяна и Элиот расположились напротив. Король привстал, протягивая руку.
- Леопольд к вашим услугам. - никто не торопился сделать ответный жест. Прождав несколько секунд, он сел на место. Взирая на Евгения немигающим взглядом, Леопольд придвинул ему жаркое и налил вина. Никто не притронулся к угощению. - Вы не голодны?
- По правде говоря, мы уже сыты… - Евгений прервал Татьяну, задев ее руку, и продолжил сам.
- Мы здесь не для этого. Вы попросили о переговорах…
- Король не просит! - выкрикнул один из советников, Евгений не обратил внимания.
- Мы приняли ваше предложение и вот мы здесь. Излагайте. - Леопольд усмехнулся.
- Очень, очень храбро. Всегда ценил это в русских. Смелость и деловую хватку. Но рукопожатие было бы красивым жестом. А красота это одна из самых главных вещей в нашем мире, не так ли? - проворковал он. Евгений ответил смешком. - Рукопожатие означает искренность и открытость. Я не вчера родился, и пусть я сдохну, если поверю французу. - Евгений подмигнул Татьяне. Закрыв глаза, она начала тереть ладонями и шептать. Евгений переглянулся с Леопольдом, в глазах последнего мелькнула неуверенность. Из рук Татьяны посыпались искры. Она собрала их в зеленый сноп, а когда он разросся, вдохнула побольше воздуха, и сложив губы трубочкой, опустошила легкие. Искры разлетелись, разъедая золотое освещение, мнимое богатство зала. Золото стен облезло, выдавая дешевую подделку, прежний свет сменился мрачностью сырого подвала.
Перед Евгением теперь сидели не три жизнерадостных француза, а три пародии на человека; невзрачные глаза, лица, смердящие гнилыми рытвинами, словно их сожрали черви, но по неизвестной причине, они все еще живы. Элиот поморщился. Евгений протянул руку.
- Очень приятно Леопольд, меня зовут Евгений. - Он подмигнул, как бы говоря, Открытость и искренность, открытость и искренность. - Вот теперь можно начать переговоры. - губы Леопольда растянулись в подобие улыбки, обнажая гнилые зубы.
- Это был очень некрасивый жест. Но я великодушен, поэтому проигнорирую выпад. Я желаю лишь мира во всем мире. Вам удалось связаться с Японией и Китаем?
- Нет. Они не выходят на связь.
- Послушайте, Евгений. Вы, как умный лидер… - краем глаза Евгений заметил, что Татьяна вскинула бровь. - должны понимать, Москва не сможет обороняться вечно, почти вся Россия захвачена. В моих руках вся мощь Запада. А что есть у вас? - Евгений перестал улыбаться.
- Русский дух. У нас его навалом.
- Это шутка?
- Ни в коем случае. Шуткой было предлагать переговоры, когда под ними вы подразумеваете добровольное рабство.
- Вы выставляете все в неправильном свете. Капитуляция это шаг к светлому будущему!
- Неужели?
- Когда Москва откроет нам проход, я снова объединю Россию. Мы реорганизуем науку, искусство и религию…
- О какой религии идет речь? Вы поклоняетесь демонам. О каком искусстве вы говорите? Войны или грабежа? Вы несете смерть и разруху. Развращаете умы, заставляя поклоняться темным божествам в обмен на их силу, но умалчиваете о том, что тело гниет, и за считанные годы, такое поклонение делает из здорового человека существо, место которому в могиле. Ваша религия подтачивает душу, не оставляя ничего. Шаг к великому будущему? Я собственноручно выжгу свою Родину, но не допущу такого исхода. Забудьте. - Леопольд резко встал.
- Тогда вы уже мертвы. И вы об этом пожалеете.
- Возможно. Но сейчас жалеть будете вы. ЭЛИОТ! - Элиот резко встал и обнажил меч. Рассек мрачную синеву, а вместе с ней голову одного из советников. Второй взмах атаковал Леопольда, но тот выскользнул из-за стола, прикрываясь советником. Меч полетел в короля и проткнул бедро. Леопольд на секунду остановился, затем быстро захромал к двери. Татьяна сжала пальцы в кулак, сжимая Леопольда в невидимых тисках. Мановением руки его прибило к стене. Элиот подошел к королю, стиснул плечо и начал вытаскивать меч. Гнилая рука сжала Элиоту горло. Синие губы зашептали. Элиот закричал. Евгений вприпрыжку кинулся к Леопольду и оторвал от него близнеца. Он взялся вытягивать меч из бедра. Резким взмахом, Евгений отрубил королю руки и пронзил в сердце, если оно там еще осталось. Затем выпустил обжигающий меч. Элиот продолжал кричать, его шея синела. Татьяна коснулась потемневшей области и зашептала. Король поник. Черное сияние его глаз потухло.
- Надо отсюда выбираться. - Евгений смотрел на Татьяну. Она помогала Элиоту подняться.
Воздух наполнился гулом, а текстура стен начала трескаться, стирая очертания дверей. Поднялся легкий скрежет, словно кто-то провел острием по паркету. Пол задрожал, а затем, резкий надрыв раскидал их по сторонам. Надрыв потянулся к Евгению. Он отпрыгнул, а невидимое лезвие оставило след на стене и резануло спину. Евгений судорожно сжался, вслушиваясь, как невидимый резак таранит зал. Татьяна зашептала, прижав ладони. Резак пронесся у нее под ногами, рассек линию до потолка, и оставив вмятину, окрасил воздух алой линией, с отсеченных у Татьяны пальцев. Последовал легкий свист. Татьяна оглянулась, из ее вспоротых икр хлестнула кровь. Она врезалась коленями в пол. Евгений включил маску и увидел резак. По залу носился зверь, тараня все на своем пути двумя клинками. Евгений кивнул Элиоту и начал подкрадываться к зверю, зажимая его к стене, которую безумец крушил. Евгений подходил справа, Элиот слева. К моменту, когда они стояли почти впритык, зверь вырезал на стене перевернутую лилию. Он спрыгнул на пол, повертел головой и уставился на одноглазую маску, затем вскинул руки и с шипением набросился. Евгений остановил обрушенные кинжалы, схватив зверя за руки. Безумец зарычал и пнул его в живот. Евгений скрючился, и заметив приближающиеся лапы, вновь повторил прием, но вместо звериных рук, поймал кинжалы. Сталь проткнула ладони. Зверь зарычал, испуская вонь. Евгений отвел голову назад, когда Элиот замахнулся и отсек монстру рыло. Элиот помог вытащить кинжалы. Зал задрожал. Тело Леопольда и его советников обратились в дым, сливающийся в единую массу. Из нее выросла фигура. Откинув капюшон, перед Евгением предстал лакей-альбинос.
- Твой хозяин мертв, ты зря пришел. - сказал Евгений.
- Меня зовут Бельфегор. И у меня нет хозяев. Я пришел за ним. - Бельфегор указал на Элиота.
- Для чего? - Бельфегор ответил зевком
- Я не давал тебе слова. Но из великодушия продемонстрирую ответ. Элиот! - Элиот встал по стойке смирно. - Убей их. Глаза близнеца потемнели. Он обнажил сердце Святогора и с легкостью отрубил Татьяне голову. Безголовое тело рухнуло. Настал черед Евгения. Элиот ударил его рукоятью по лицу, а вторым ударом сбил с ног. Высоко занес меч, но Бельфегор остановил его.
- Теперь понимаешь? Мы не могли просто попросить вас воссоздать Элиота из плоти, которую вы у нас украли, но и технологий у нас подобных не было. Мы могли вам только подыграть. Сначала кража нужного днк-материала, затем клинок с запечатанной душой. Ты думал, что сам добыл его? Уверяю, я тебе его одолжил. Я не могу контролировать русский дух внутри Элиота, но в его предках числятся европейцы. А значит, по моим приказам он будет направлять силу русского духа против тех, на кого я укажу. В следующий раз проверяй то, что собираешься воскрешать. Будет предсмертное слово? - Евгений рассмеялся. - Ты лишился рассудка?
- Прости, ты правда крут, и мне нужно было выяснить насколько.
- Ценой своей жизни? - тело Татьяны исчезло, а зал начал трястись. Бельфегор испуганно огляделся.
- Что это значит?
- Стоит научиться распознавать проекции.
- Это… это невозможно! Элиот! Убей его! – Элиот замер. Он начал мерцать. Кристаллы в его костюме вспыхнули. Бельфегор заревел.
- Проекторы не способны материализовать магию! Как? Как это возможно?!
- Метапроекторы, которые я изобрел могут и не такое. Видишь ли, черная магия, которую ты проповедуешь, не способна синхронизироваться с законами вселенной. Она оскверняет ткань пространства, своей противоестественной сутью. Пятьсот лет назад прогресс замер. Четыреста лет назад технологии заржавели, а те крохи, что удалось сохранить, держатся лишь на магии крови. Жизненный цикл вселенной движется вспять. И все из-за тьмы, которую ты даровал людям. Где же мы окажемся, когда мир вернется в эпоху большого взрыва?
- Ты конечно же прав. Но решение есть. Когда весь мир примет мою религию, глобальный регресс прекратится. Все, что было потеряно, воздастся десятикратно. Тебе больше не придется прятаться и собирать останки мертвых. Мы поместим твою душу в тело Элиота. Ты станешь русским, сможешь орудовать сердцем Святогора! Ты снимешь свою маску и увидишь новый, дивный мир. - Евгений задумался. – Евгений, я не злодей. Я делаю это ради тех, кого люблю. Моих братьев и сестер, которых заперли, до той поры, когда вся вселенная примет мою религию. Помоги мне освободить мою семью и я помогу освободить твою. – Евгений снял маску.
- Они все мертвы! Все Нечистые пали сотни лет назад!
- Это не так. Они заперты, так же, как и моя семья и я знаю способ их всех освободить. Ну так что, поможем друг другу? – Бельфегор протянул руку. Евгений отбросил маску и ответил на рукопожатие.
- Моя семья будет свободна. – сказал он. – Но я, сделаю это сам.

Евгений очнулся на корабле. Снял шлем и слез с проектирующего кресла. Набрал на сенсоре команду. В клетке напротив возник вихрь света, а когда он рассеялся внутри распластался близнец. Кристаллы на его костюме поблекли. Он был без сознания. Евгений сорвался к Татьяне в зал. В ее руках кружили миниатюрные стихийные заклятья, а за окном, те же стихии пытались разрушить замок Леопольда. Сопровождаясь грохотом, с неба падал огонь, кружа вихрем, не давая никому покинуть особняк, пока зыбучие пески затягивали его.
Татьяна резко вдохнула. Ее рука затряслась. Созданная пелена вокруг замка замерла, а затем, силовая волна развеяла вихрь. Татьяну швырнуло в стену. Замок больше не тонул. Евгений подбежал к Татьяне. Прикоснулся к шее. Пульс есть. Дыхание ровное. Мы ведь бессмертные, чего я распереживался? Евгений поднял подругу и понес в спальню. Он уложил ее на кровать, наблюдая как она сопит. Дом затрясся. Евгений выбежал в зал. За окном бушевал монстр.
Замок ожил и поднялся, чтобы отомстить за короля. Его вход стал огненной пастью, а окна десятками глаз. Евгений бегом спустился в подвальную комнату, сел в кресло и открыл сенсорную панель, переключая дом в боевой режим. Двуногий особняк поднялся с колен и с сотрясающими землю шагами, понесся на французского собрата, черные кирпичи которого обрели зеркальный вид и перестроились в гигантскую фигуру. Цельная человекоподобная махина грозилась разрушить русскую двуногую избу. Из нее выдвинулись три ствола. Русский особняк прицелился, но француз начал петлять, не давая в себя попасть. Евгений открыл огонь, когда цель оказалась в десяти метрах. Две верхние пушки синхронно выстрелили электроболтами. Француз закрылся руками. Десятки выстрелов разорвали ему конечности, но он не остановился. Обрушившиеся кирпичи мгновенно вернулись на прежнее место, восстановив лапы. Француза встретила третья пушка, застилая путь огнем, но особняк прорвался сквозь оранжевую пелену, не замечая ее. Из пушек одновременно ударили потоки азота. Француз скрепил обе руки и занес их над русским, когда его настигли ледяные волны. Черный блеск кирпичей покрылся льдом. Француз застыл. Затем его пасть задрожала и вывалила лавину огня. Ледяная оболочка с треском разрушилась. Евгений начал отступать, ритмично отшагивая, и уворачиваясь от ударов. Огненные полосы окружили избу, отрезав пути к отступлению. Распалившись еще сильнее, они устремились в дом, разрываясь яростным вихрем. Титановые стены, крыша загорелись. Француз подбежал к русскому. Сцепил лапы, замахнулся и вбил одним ударом в землю. Русский упал на колени. Евгений вытащил из панели несколько трубок и ввел иглу в вену. По трубкам потекла кровь, заправляя дом. Изба поднялась, и отведя верхушку назад, со всего размаха бросилась в француза. Тот покачнулся и отпрыгнул, чтобы не упасть. Он ударил кулаком, но промазал. Евгений посадил дом на шпагат. Удар едва задел крышу. За кулаком последовал удар ногой, поваливший русского на лопатки. Евгений начал подниматься, когда француз двумя ударами раздавил дому колени и уже занес лапу над домом. Гигантская лапа из черного кирпича замерла в метре, словно уперлась в невидимый барьер. Слои грунты начали взмывать, упорядоченно вдавливаясь в стопу француза. Тот начал прорываться, на что грунт ответил еще большим упорством. Француз снова занес ногу и ударил. Ответка лишила его равновесия. Магнитное поле спасло ситуацию.
- У француза сильное магнитное поле. Его нужно разрушить, иначе все без толку. Используй меня, как батарейку.
- Ты можешь не выдержать. - Возразила Татьяна.
- Я выдержу столько, сколько потребуется. Действуй. - Татьяна кивнула, положила руку ему на плечо и зашептала, закрыв глаза, и сливаясь со стихией, к которой взывает.
Из дома вырвалась сверхплотная огненная масса. Она направила остатки земли вперед, закрываясь им. Французский замок бежал навстречу и Татьяна собрала весь грунт в один сгусток, швыряя его. Француз размахнулся, чтобы разбить заряд. Он открылся и заклинание Татьяны ударило в грудь замка. Огненная масса сверлила черного гиганта, проникая внутрь. Чудовище заревело, в его грудине мелькнуло небольшое отверстие и вся огненная масса просочилась в него. Француз стал бить себя по груди, раздирая собственное тело. Огонь метался по внутренностям, пока не обнаружил сердце силы. Небольшой сферический сгусток, видимость которого выдавали волны расходящиеся по воздуху. Огненная масса тут же сжала сердце в кольцо, раскаляя его. Заключенная в нем сила, слилась с огнем и взрывная волна превратилась в ядерный ураган.
Он несся по внутренностям сжигая их, оставляя лишь сплавленную черную массу. Раздавались крики французов, оставшихся внутри замка. Их вопли смешались с ревом огня в единый звук. Француз перестал бить себя и понесся на дом. Он занес ногу и с сотрясающей силой обрушил ее на русского. Изба затрещала, вдавливаясь в землю, и поднимая столбы пыли. Вторым ударом француз вдавил ноги дома так глубоко, что они оторвались от основной конструкции. Особняк снова занес ногу и ударил русского, вогнав его в грунт еще глубже. Его лапа осталась на русском. Француз застыл. Внутри него раздался оглушительный взрыв. Черное туловище усеяли тысячи отверстий, через который светило пламя. Из них повалил огонь, разрушая каменистую структуру, больше не способную восстанавливаться. Груды камней обрушились на избу. Татьяна оглянулась. В зале стало темно. Она воспламенила руку, освещая путь. Евгений лежал рядом. Его тело проваливалось в лужу черноты. Татьяна затрясла его за плечи.
- Очнись! Наша взяла! Теперь нужно сматываться! Кому говорю! Сейчас не лучшее время для сна, слышишь ты меня или нет?! - Она продолжала бить его по плечам, пока он без остатка не провалился. Такая же темнота начала расползаться по стенам, поглощая все на своем пути. Татьяна достала кусок стали и надрезала ладонь. Потекла кровь. Она сжала пальцы в кулак и зашептала. Алые капли зависли в воздухе, сплетаясь в месиво - портал в Москву.


0
01:40
519
Гость
17:32
Немного тяжело читается, иногда теряешь нить, кто что говорит и делает. Нет чёткой линии изложения мысли как-то скомкано получилось. И есть казусы: Евгению вначале сожгли руку кислотой, потом её откусил пёс, а он берёт ею меч?! Но мысль интересная.
Гость
15:28
фантазия у автора есть. Автора порой даже кажется захлестывает, и он не успевает за потоком своей мысли. Есть ощущение, что если автор будет к себе требователен, и научиться беспощадно резать свой текст, у него может начать получаться хорошо.
7 из 10
Гость
15:21
Рассказ неплохой. Автору надо прочитывать свой рассказ, после того как напишет.
11:35
Хвалю автора за патриотизм.
А вот за лень не хвалю. Неужели так сложно было вычитать текст? Астрономическое количество ошибок разных категорий чуть не довели меня до слез. Идея-то ведь просто замечательная, образы неплохие, да и сюжет хорош, но вот реализация… Автор, очевидно, очень торопился и у него совершенно не было времени ставить кавычки, чтобы отделить мысли героев от остальной каши описаний. Или переносить строку в диалогах. Из-за этих грубых, в общем-то, недочетов рассказ больше похож на вязкое месиво, и из-за этого его очень трудно читать. Под конец я уже его просто проглядела.
Речевых несоответствий в рассказе тоже куча. Например:
Евгений протолкнул француза плечом, проходя во внутренний двор, следом прошли Элиот и Татьяна. Они уже достигли ворот, когда француз оторопел, и подбежав к Евгению, загородил путь.

Я не поняла. Евгений толкнул француза и ушел, а потом француз вдруг вспомнил, что надо было оторопеть, исправил ошибку и побежал претензии предъявлять? Я посмеялась от души.
И почему вообще русский дух обладает американским именем? По-моему, Иван был бы логичнее.
В целом мне понравилась идея и сюжет. Понравился язык автора — автор не выпендривается крутыми терминами, значения которых не понимает никто, включая его самого. Но не понравилась очевидная сырость и немытость текста. Аж песок на зубах хрустит.
А читать все-таки было интересно. Автор, больше читайте, учитесь, взрослейте и самое главное — работайте, работайте, работайте над своими текстами! Удачи.
Илона Левина