Нидейла Нэльте №1

​Манекен

​Манекен
Работа №349

Небо затянуло багровыми облаками. Лёгкий ветерок носился по рваным дорогам, разметая пыль во все стороны. Унылые развалины погибшего города мёртво глазели на человека. Орест поправил рюкзак на плечах, посмотрел на часы.

— Шестнадцать двадцать три, — прошептал он, — и вчера столько же было…

Орест стукнул пальцем по стёклышку часов, дыхнул на них горячим воздухом и протёр их о штаны.

— Пошли, родимые, — заулыбался он и подмигнул в никуда. Ещё раз поправил рюкзак и, не спеша, двинул через улицу.

Вокруг ни единой души, хоть бы зверёк какой-нибудь пробежал или пошумел, что ли, и то спокойнее как-то. Но чьё-то пристальное внимание человек всё же ощущал на себе: то ли тень за ним следила, то ли корявые глазёнки зданий его провожали. Опустошённость этих мест настораживало: какая сила выгнала отсюда всю живность? Мёртвый город, ничего не скажешь. Его жители давно покинули эти места, а вслед мусорщики подчистили за ними — прошерстили каждый уголок и вынесли всё, что можно было утащить на своём горбу. Здесь ловить нечего.

Сквозь разбитые витрины древних магазинчиков просматривались лишь опустевшие полки да лохмотья паутины. Человек прищурился и средь пыльных столпов обнаружил древнее, истёртое временем, зеркало, вгляделся и увидел в нём отголоски прошлого: машина в панике неслась по дороге, как вдруг горизонт осветился ярчайшим светом и во мгновения поглотил автомобиль. Он заметил позади себя ту самую машину, подошёл к ней, заглянул внутрь легковушки — скелет на водительском сиденье терпеливо уставился на него.

— Привет, — сказал Орест, — я не местный, тут проходом.

Скелет молча посмотрел на его оружие.

— Без этого никак, — оправдался он.

Пустые глазницы осмотрели рваную одежонку, взгляд остановился на внешнем кармашке куртки, из которого торчала мятая пачка папирос. Орест спешно достал сигарету и сунул её скелету в кривые зубы — дань погибшему отдана. Ещё хорошо, что мертвецу лишь табак приглянулся, а то ведь в прошлый раз пришлось нож отдать, зато теперь можно что-нибудь в ответ взять — таковы правила бартера с мёртвыми. В бардачке нашлись спички, очки, горсть патронов и пара окаменевших леденцов.

— Что же взять… — задумчиво произнес Орест и стал размышлять: — Ночь близится — спички будут кстати, а за очки хорошую цену предлагают, но до рынка целых два дня пути. Хм, нужны ли мне патроны тогда?.. — он прислушался — тишина; потянул носом — никаких посторонних запахов. — Вроде спокойно. Конфеты мне тоже не нужны: сухари ещё остались. Решено!

Орест взял спички, захлопнул бардачок и побрёл дальше. Вообще, призраки редко являются вот так, средь бела дня, обычно их встречали ночью, когда шёл человек по тёмной улочке, а в затылке всё зудело, мол, за спиной кто-то, обернулся — так оно и есть, — и теперь уж или обмен нечестный, или смерть безымянная. Глядеть на пройденный путь — плохая примета.

Улицы сменялись одна за другой, медлить было нельзя: на востоке наметилась буря. Если буря накроет, считай, пиши пропало, а рядом, как на зло, ни одного вменяемого укрытия, лишь бесконечная череда развалин. Добравшись до окраины города, Орест перевёл дух, поднялся на возвышенность — горизонт во все стороны уже был занят рябящей пеленой, — справа определилось некое строение, что-то вроде бетонного колпака.

— Бомбоубежище, что ли?.. — сказал он и натянул платок на лицо. — Надо было взять очки…

Ураган стремительно надвигался. Воздух наполнился пыльным смрадом, дышалось трудно даже сквозь тряпицу, глаза то и дело жгла мелкая крошка, подгоняемая ветром. Почти наугад человек добрался до замеченного ранее объекта, ощупью отыскал входную ручку, дёрнул раз — дверь не поддалась, — ещё надавил — внутренний механизм ржаво заскрипел и створки разошлись. Орест ввалился в темень, споткнулся обо что-то, но устоял и тут же захлопнул дверь за собой.

— Чтоб тебя! — выругался он, схватившись за глаза.

Зрение вернулось не сразу, сначала было подумал, что ослеп, потом справился с темнотой, в кармане нащупал спички. Неровный свет мягко облизнул голые бетонные стены, железные стол и стул в дальнем углу и чей-то скелет на полу, судя по форме, видимо, охранника энтого строения.

— Извини, друг, кажется я наступил на тебя с минуту назад, — виновато улыбнулся Орест.

По ту сторону ветер неистово завывал, ему наперекор ухал тяжелый гул, который то отдалялся, то как будто-то бы ломился в дверь. Западня ли? Укрытие это надёжно, бесспорно, но буря может и на неделю задержаться в этих краях, а провизии остался самый минимум. Человека ожидает голодная смерть в компании мертвеца.

— Леденцы бы были кстати… — с досадой произнёс он и задумался, глядя на скелет: — Лежишь ты очень странно, будто полз куда-то и откуда-то… Хм, что это?.. — Орест подошёл ближе и обнаружил ручку, вкрученную в пол. — Потайной лаз. Интересно.

Он отворил подполье и в этот момент пламя обожгло ему пальцы, и спичка выпала из руки. Последние всполохи огня пронеслись до самого дна, осветив железную лестницу и бетонный пол то ли бомбоубежища, то ли погреба. В кромешной тьме, в самом низу, отметилось неяркое голубоватое свечение и до слуха долетели звуки: «пинг-понг».

«Я здесь не один? — подумал Орест. — Не хочу повторить участь этого товарища, ведь наверняка его убил напарник, который свихнулся от страха. Или голодухи. А в пистолете только пять патронов… Чёрт! Надо было взять патроны. Ладно, не торчать же здесь пожизненно, от судьбы не уйти».

Он осторожно снял оружие с предохранителя — раздался чрезвычайно громкий щелчок, отчего захотелось тут же застрелиться, — про себя зло обругал дрянной агрегат и ступил на лестницу, прицелившись в глубину. Шаг за шагом он спускался всё ниже и с каждым шагом ему становилось всё страшнее. Хотелось вернуться, подняться наверх, захлопнуть люк, прижать его столом, сесть напротив и быть наготове выстрелить в любую секунду. Но нельзя! Потому что в этой дуэли у человека есть шанс выйти победителем. С того дня, когда правители раз и навсегда решили покончить вражду друг с другом, наконец-то смысл жизни сошёлся с истинной целью существования — выжить.

Орест остановился, застыл в ожидании, пара метров разделяло его от дна. «Пинг-понг» — по-прежнему доносилось из подземного кармана.

— Und niemand hört dich schreien[1]… — прошептал он по-немецки и прыгнул.

Сделал кувырок, закатился внутрь небольшой комнатушки, завертел головой в поисках противника — никого. У стены, в противоположной стороне от лестницы, на столе восседал старинный пухлый компьютер, на экране которого шла трансляция матча по электронному пинг-понгу, — сражение века: ИИ разыграл партию с самим собой. Но даже у этой игры нашлись преданные фанаты: манекен по левую руку и скелет второго охранника — по правую, — оба одеты по форме. Несмотря на счёт «ноль-ноль», они жадно следили за каждым ударом.

— Привет, дружище, — сказал Орест манекену. — А ты чего? — обратился он к скелету, — мог бы и встретить гостя. М-да… — облегчённо выдохнул и спрятал пистолет в кобуру.

Уселся за стол — пластиковые глаза недовольно зыркнули на него, — зажёг свечку из запасов, положил руки под голову и задремал. Проснулся в неизвестный час, потянулся — внутри что-то захрустело. На экране компьютера всё ещё продолжалась схватка, от такой непримиримой борьбы у скелета аж челюсть отвисла, а манекен… пропал. Орест часто задышал, хотел вскочить, рвануться наверх, но не смог даже напрячь мышцы — тело будто ватное. И чем больше он пытался заставить себя встать, тем слабее и беспомощнее становилась каждая его мысль. Немой ужас охватил его. Как вдруг почувствовал на себе чей-то взгляд, не живой, который никогда и не был живым, и из тьмы показалось лицо: гладкие, идеальные черты лица светло-желтого окраса, без рта и носа, лишь пара чёрных точек. Лицо наклонилось сначала в один бок, после — в другой… оно изучало человека. А потом Орест понял, что это он смотрел на себя и не было глаз у него…

Сон оборвался резко. Вокруг прежняя обстановка, и манекен стоял там же, разве что у него голова повернута не так, как прежде. Возможно, показалось.

— Напугал ты меня, дружище, — сказал Орест.

События последних дней плохо сказались на его нервах да — и чего скрывать? — жизнь в этом чёртовом новом мире особо не давала расслабиться. Постоянные скитания по мёртвым землям в поисках хоть чего-нибудь, страх одиночества и ужас, если осознал, что не один. Сплошь мистика окутала эти места. Тогда, очень давно, случилось нечто, что изменило привычный уклад мироздания, порвало тонкую нить между бытием и сознанием. И страшно умереть, может, вовсе невозможно это стало: душа так и останется на земле и будет вечно искать себе приют, пока не окажется в каком-нибудь подвале…

Пошарив карманы, Орест выудил пакетик с сухарями — перекусил, запил водой — есть захотелось только сильнее. В поисках интересного решил проверить ящики в столе и в одном из них отыскал учётный журнал, в котором отмечались фамилии всех проходящий мимо этого КПП. Но после знаменательного дня великой катастрофы записи приобрели мемуарный характер.

«22 июня, 20** года. Запись ведёт Алексей Плеханов.

Мы были здесь, когда это произошло, следили за мониторами видеонаблюдения. На часах было шестнадцать двадцать три. Я даже понять не успел, что случилось: вспышка света — и с экранов исчезли люди, животные, растения… просто исчезли! Я подумал, что это розыгрыш, тогда вышел на улицу, а вокруг уже всё полыхало. Небо стало красным, а земля пепельно-чёрной, и воздух, будто кипит. И ни души!

Через пару часов удалось настроить радио. Почти на всех частотах передавали о чрезвычайной ситуации. Просили не выходить из дома, потому что возможна повторная атака, но добавили, что число жертв уже перевалило за миллиард и, вероятно, это конец… Было применено новое оружие, которое уничтожает исключительно жизнь. Зачем его применили — не сказали.

Забавно, а ведь сегодня не моё дежурство должно быть. Костя уговорил составить ему компанию. Спас меня. Разве так важно?

24 июня, 20** года. Запись ведёт Алексей Плеханов.

Прошло два дня с момента атаки, а по радио до сих пор никаких указаний от правительства о том, что нужно делать. Диктор одной из радиостанций, кажется, застрелился. Другие радиостанции тоже перестали вещать. Осталась только одна, но её слушать невозможно: диктор то рыдает, то читает проповеди или молит у Господа прощения. Хотя этот человек единственный по ту сторону, кто выжил. Может, надежда ещё есть? Не для нас только: наши скромные запасы еды, взятые на дежурство, быстро иссякли, осталось совсем чуть-чуть.

Решил выбраться наружу, но нестерпимый жар не позволил далеко уйти. Мы в западне, хоть вешайся, а так хочется жить.

26 июня, 20** года. Запись ведёт Алексей Плеханов.

Этой ночью камеры отключились, смотреть, что там сломалось, я не стал, всё-таки на улицу выходить надо. Но что странно, подача электричества до сих пор не прекратилась. Удалось разобраться с компьютером: отыскал игрушку «пинг-понг» и заставил ИИ играть с самим собой. Успокаивает… Костя всё время молчит. У него жена дома осталась и дети. Он не пошёл за ними, знает, что погибли. Не может смириться.

28 июня, 20** года. Запись ведёт Алексей Плеханов.

Сегодня утром, на шестой день, нас разбудил стук в дверь. «Спасатели!» — подумал я. Нет. Это человек, если так можно его назвать, скорее он похож на заготовку человека, как манекен на витрине: кожа его гладкая, без единого волоска, даже блестит, словно пластик расплавленный. Но ведь он выжил в том аду! Надолго ли?.. Я дал ему запасную форму. Наш новый знакомый в бреду рассказал, что очнулся посреди улицы, долго звал на помощь, но никто не отзывался, тогда просто пошёл, куда глаза глядят, пока не наткнулся на нашу будку. Я спросил его: «Как тебя зовут? Откуда ты родом?» Он ответил, что не помнит. Больше ничего не сказал, заснул.

Есть больше нечего».

Этими словами завершились очерки того, кто пережил конец света. Его память о первых днях жизни после катастрофы надёжно сберегли пожелтевшие страницы учётного журнала. Там нет лжи, нет слёз, лишь дикая правда и смирение с неизбежным. Судьба. Разве иначе быть не могло? Да. Но вряд ли это заслуга неких коварных тёмных сил, нет. Хотя, кто знает об истинных Его помыслах? Как ни странно, всё сходится именно на нём, на том, кто стоял у истоков жизни. Адам? Почти. Скорее тот, кто его сотворил. Если Бог создал человека, как себе подобного, значит, тому передались и мысли его, и характер конфликтный. Парадокс.

Орест положил на место журнал — не стоит тревожить прошлое, — устало закрыл глаза. Различные образы вылетели из тьмы его подсознания, мысли нелепо пытались сложить пазл в единую картинку, но ничего определённого не получалось. Какое-то странное чувство не давало ему покоя, будто что-то было упущено, что-то важное.

— Только два черепа, — вдруг осенило его. Он посмотрел на манекен. — Так ты и был тот выживший, дружище? Нет, бред говорю. Но как ты здесь оказался тогда? Кто-то притащил, кто-то такой же кретин, как и ты, — ответил другой голос. — Заткнись! — удивился Орест сам себе. — Это я сказал?..

Чертовщина — ещё мягко сказано. Это место проклято. Бежать отсюда надо, бежать! Лучше сгинуть в пустоши, чем остаться здесь и ожидать своего часа. Ну, почему весь мир ополчился против Человека? Воевали же люди! Можно долго гневаться на жизнь, на её несправедливости, взывать к Богу, порочить его, но чуда не бывает и, как бы не хотелось, оно не произойдёт. Много ли надо? Совсем чуть-чуть, но Бог милостив: Бог не искусит…

Орест встал с места и, продолжая наблюдать за манекеном, сделал шаг в сторону. Точки-глаза двинулись за ним.

— Я видел! — прошептал он. — Видел…

Не отрывая взгляда, нащупал пистолет и осторожно вытащил его из кобуры, прицелился.

«Пинг-понг, — в голове звучало однозвучно, до безумия, — раз-два, убивать пора…»

Палец мягко надавил на курок, спусковой крючок скрипнул и наполовину поддался, одно малое усилие и… он вдруг осознал, что приставил оружие себе к виску, но было уже поздно. Выстрел.

Тяжело дыша, он проснулся. Где сон, где явь он уже понять не мог. Зрачки забегали, на лбу выступила испарина. Так легко сойти с ума. Может, ему всё это снится? Но пахнет пылью и тленом и вокруг пространство и время — всё настоящее, без обмана.

Орест прикрыл глаза ладонью, ртом потянул воздух, медленно выдохнул носом, прислушался: ветер снаружи распевал куплет второй, сердце в груди подпевало ему. Забавно, стучится внутри оно, словно мчится поезд, мчится туда, где так покойно и хорошо. Торопится…

— Хватит! — Орест ударил по столу кулаком.

Как же страшно ему. Он никогда не привыкнет, он ещё помнит свой дом, то время, когда был мир за окном, когда не нужно было бояться. В редкие минуты ему удаётся забыться и представить будто бы всё, как и прежде: синее небо, лучи солнца, шум деревьев, люди, много людей, все смеются, радуются жизни… но в одночасье что-то с ними случилось, движения их стали такими плавными, механическими, и на лицах застыли гримасы ужаса. И среди тысяч масок вдруг появляется манекен: откровенный, как правда, и ухмыляется он, глядит, не скрывая эмоций.

— Смотришь на меня, гад, — сквозь зубы прошипел Орест. — Что ты задумал?.. Молчишь. Ты во всём виноват!

В порыве гнева он набросился на манекен, схватил его за голову и заволок наверх, и выбросил на улицу в бушующий ураган. Захлопнул дверь — спиной придавил её, — хрипло задышал, сильно жмуря глаза. Наваждение прошло. Нужно вернуться. Но только сделал шаг от, как за спиной прогремел стук. Замер в ужасе. Обернулся. Во тьме послышалось: ручка провернулась, скрипнула дверь, зашаркали шаги по бетонному полу…

— Нет, нет! Уйди! — закричал Орест и замахал руками в пустоту.

Безуспешны были его старания. Обессилев, он наконец справился с паникой. Благоразумие ещё живёт в нём. Достал спички — половину рассыпал, — чиркнул раз о тёрку. Искра, треща, разразилась в пламя, горячий свет окутал мрак и сжёг его без остатка. Человек повёл огнем влево, вправо. Никого. Однако он чувствовал чьё-то ровное дыхание, биение сердца — совсем рядом!

— Кто здесь?! Кто? Кто?..

— Я, — ответил голос за спиной и пластиковая рука зажала ему рот, подавляя истошный крик.



[1] И никто не услышит твоего крика (нем.).

+3
596
15:35
Орест — действующее лицо рассказа, не вызывает эмоций. Какая-то игровая бродилка. Что человек, что манекен — разницы нет. Сценарий к компьютерной игре.
Гость
02:25
Что это было?
Текст и довольно гладкий есть. Рассказа нет. Нет развязки, нет мало-мальского объяснения, что это за манекен.
5 из 10.
07:39
Придраться, конечно, есть к чему, но не буду. Рассказ читается легко. Хотелось бы больше узнать о том, каким мир стал после катастрофы. Развязка несколько размыта. В целом рассказ неплох. 5 баллов.
Гость
13:16
Рассказ довольно интересный, автор постарался с интригой по поводу манекена.
Гость
12:11
Та же беда.Есть у автора фантазия, но нет умения излагать. Если поработать над рассказом, то будет не плохой ужастик.
21:20
Мне очень понравилось. Опечаток и ошибок значительно меньше, чем во всех прошлых рассказах, что я тут прочитала. Мне было даже интересно читать, и немножко еще страшно стало. Но соглашусь с предыдущими комментаторами — не хватило пояснений. Развить бы эту мысль дальше, было бы интересно, даже очень.
Гость
21:04
Интересненький рассказ) Попробуйте в будущем поработать над ошибками, было бы не плохо.
Загрузка...
Светлана Ледовская №1