06. Зловещая долина. Ребрендинг

Автор:
Роис
06. Зловещая долина. Ребрендинг
Аннотация:
"Так выглядит настоящий эффект "Зловещей долины".
"Главный герой этой сатирической антиутопии - ЮША Inc. Сам мир. ФАРС, Фэйкбук, iQстримы, Федеральная лотерея, Марберг - его реальность. Персонажи лишь обслуживают его".
"Вначале вам покажется это смешным, глупым, абсурдным, невозможным. Но вскоре плавно и неотвратимо, на ваших глазах мир трансформируется в жестокий, бессмысленный, беспощадный".
"Потом вы поймёте. Здесь нет фантастики. Автор списал настоящее. И это будет потрясением"
ЮША Inc.
Текст:
«В племени азанде знают, что древесина, из которой строят амбары, подтачивается термитами. Со временем она станет трухлявой, что в конечном итоге приведёт к разрушению амбара. Но. Если амбар разрушится, когда в нём будут находиться люди, то это – прихоть сверхъестественных сил, а не вина самого племени, не поменявшего вовремя сгнившую, изъеденную древесину».
Вольное воспроизведение свидетельства Эдварда Эванса-Притчарда

Налитые влагой тучи, точно отвислый живот, прогнулись буквально до купола Президентского дома. Не было и намёка на существование полуденного солнца. Высокие окна резиденции Президента ЮША Inc. были зашторены тяжёлыми занавесями, не пропускающими и того скудного света, что болезненной бледностью едва очерчивал прилегающий парк.

Просторный рабочий кабинет был залит теплотой старинных светильников. Благородным оттенком свет ложился на лакированное дерево, преобладающее в оформление главного здания страны: символа свободного потребления и доступного комфорта. Старинные ковры и гобелены дополняли торжество изысканной роскоши базового мира. Исключительно натуральные материалы, приятные на ощупь без усилителей восприятия Живой Соцсети.

Пропорциями похожий на согнувшуюся травинку, сухой человек стоял около рабочего стола. Одет он был ровно так, как и подобает быть одетым в столь требовательном окружении. Строгость форм превосходно покроенного платья прекрасно сочеталась с тщательно уложенными волосами в классический пробор. Щепетильность во всех деталях убранства, вплоть до правильного тона носков и оттенка запонок, подобранных к желтоватому освещению - всё говорило о небывалой важности предстоящего совещания. И всё же ни отутюженные брюки, ни накрахмаленный воротник не скрывали страшного волнения, скорее подчёркивая его, как костюм первоклашки выпячивает неуверенность и скованность ребёнка перед строгим учителем.

Спрятав взмокшие руки в карманы, придав принуждённый вид, он кивком головы приветствовал каждого входящего. Когда ему казалось, что его учтивость осталась незамеченной, а это было всякий раз - повторял кивок. Отмечая про себя каждый жест и движение входивших важных персон, делая не лишённые правильности выводы - он на лету менял стратегию поведения, всё более склоняясь от заготовленных прошлым вечером смелых обвинений в неразумной жадности недавно проведённых решений, к аккуратным призывам «что-нибудь сделать». Занятый такими соображениями, то был легитимно избранный президент ЮША Inc.

Посетители же, казалось, были озабоченны более капитальными мыслями, совершенно не подавая вида о присутствии здесь кого-то ещё, кроме их самих; со всей порядочностью воспитанных господ, выказывая друг другу приятные любезности.

Наконец, зашёл последний гость. Президент несколько раз пересчитал всех, переживая, что упустил или забыл кого-то, кто ещё не пришёл. Ему совершенно не хотелось проявить невежество, тем более оскорбить собравшихся. Раздавшееся нетерпеливое покашливание одного из ожидавших формального приглашения гостей, с уважением соблюдавших приличествующие случаю традиции, подсказало, что начало грубо затягивается. Президент вздрогнул и осклабился в подёргивающейся улыбке:

- Итак, уважаемые господа, прошу присаживаться, - звонким голосом, торжественно объявил президент ЮША Inc. вытянувшись по струнке.

Воротилы бизнеса, дельцы и владельцы Корпораций - вся властная, интеллектуальная и человеческая элита страны, сконцентрированная в нескольких умах, - как будто и не услышали приглашение. Лишь спустя минуты, когда президент, дёргая себя за щёку едва не откусил белоснежный манжет и в сотый раз прокручивал в голове свои слова, изыскивая в них изъяны приведшие к такому казусу, владелец Федеральной Финансовой Корпорации первым направился к своему креслу, чем подал пример остальным. Спешить им было некуда, они играли на поле давно и без борьбы оставленном за ними, а от того и движения их отличались особой степенностью.

- Пожалуйста, пожалуйста, - залебезил президент, во всём шике представ перед полновластными акционерами ЮША Inc. Он никогда не забывал, что только благодаря их доброй воле и щедрым кредитам ЮША Inc. оставалась на пике потребления уже многие и многие десятилетия, чем не могли похвастаться слабые экономики третьестепенных стран мира (все остальные).

- Оставьте учтивость, - проговорил булькающим голосом, едва раскрывая рот, главный кредитор ЮША Inc. - владелец Федеральной Финансовой Корпорации, - у нас проблемы. Точнее у Вас, - с нажимом поправился он, - проблемы и потому мы здесь, вместо того, чтобы делать деньги. Для Вас опять же! Чтобы Ваши подданные продолжали…

- Строго говоря, они не мои поданные, а в качестве залога - ваши работники и жители…, - начал президент, но тут же осёкся. Это всё та самая напряжённость, что с утра не давала ему покоя. Даже горсть Сомы не возымела никакого эффекта. Но как он осмелился так нагрубить?

- Простите, господа, ради демократии, простите. Тяжёлый день, тяжёлый день! - спохватился он. Страх перед людьми вершащими судьбы захлестнул его. Ноги затряслись крупной дрожью. Чтобы не упасть, президент облокотился об стол.

- «...ради демократии»? - скривился финансист, - вы как-никак президент и должны знать, что наше общество давно ушло в эволюционном развитии от изжившего режима демократии и встало на высшую ступень общечеловеческих ценностей. Потребление и Комфорт! Все статистические опросы масс проводимые нами, говорят о полном довольстве и спокойствии, чего никогда не было прежде! Ни в одной стране мира. Я это подчёркиваю! Ни в одной!

- Конечно, конечно же, простите меня ещё раз, я заговорился, знаете, пережитки прошлого, фразочки и устойчивые…. Ради всего комфортного! Порой их так тяжело искоренить, но, хвала Мар… да, Марбергу, вы вовремя меня поправили! Спасибо!

- Вы заговариваетесь, это опасно, - веско заметил финансист. Остальные осуждающе посмотрели на президента, - не стоит набрасываться на щедрую руку, дающую Вам наивысшие привилегии.

- Да, конечно, простите, - умоляюще произнёс президент. Намёк на лишение особых привилегий он уловил со всей ясностью. Кровь хлынула к его лицу.

Он был слабым человеком с самого рождения, а от того - наиболее подходящей кандидатурой на роль президента. Возможность эта - стать во главе великой страны - надула его как шарик, потому он согласился не раздумывая. Получив ответственный пост, чтобы замаскировать слабохарактерность, он вёл себя, как ему казалось заслуживающим, уничижительным манером с подчинёнными, но едва осмеливался дышать, когда воротилы рынка - «титаны», как любили они себя называть, - появлялись перед ним.

- Садитесь, что же вы стоите, - пригласил финансист.

Президент поспешил сесть за тот самый стол, за которым когда-то работали первые руководители тогда ещё молодой и неопытной, первой по-настоящему демократической страны. Однако прежняя власть, какую он чувствовал, стоило только занять подобающее место и потребовать исполнения своих прихотей, теперь куда-то пропала, лишь удалось унять дрожь рук да ног.

- Выкладывайте, - грузно потребовал финансист, толстыми пальцами гладя себя по бёдрам, туго обтянутым превосходной тканью брюк.

- Эм, да, конечно, конечно. Позвольте заметить, в первую очередь, что я искренне, искренне рад всех Вас видеть! – президент улыбнулся наиболее непритворной из всех фальшивых улыбок, - Хочу заверить, что я понимаю, насколько ваш график плотен и откровенно рад... рад, то есть сердечно, поверьте, поверьте! Что нашли время и…

- К делу, - сухо прервал финансист. Ни у кого из воротил не было сегодня времени слушать заискивающей лести поставленного ими, с помощью голосов сотрудников находящихся у них в залоге, президента. Тем не менее, тот уловил в интонации работодателя некоторый намёк на благосклонность. Самый, впрочем, мифический и появившейся скорее благодаря самообману от нужды в поддержке. «Хорошо, хорошо, хорошее начало», - подумалось ему.

- Что у нас с экономикой? - подхватил владелец Федеральной Промышленной Корпорации, крупный делец. Именно он совершил последнюю историческую сделку по поглощению Пищевой Корпорации «Гринсанто», влив её в свой химический холдинг, тем самым создав современную экономическую карту страны, впоследствии закреплённую обновлённым Законом о нерушимости границ влияния. Хоть рыночная стоимость его конгломерата, основанного на бесперспективном материальном секторе промышленности, вместо мощных финансовых и программных производств, и оставалась самой низкой среди всех остальных игроков рынка.

- Всё не совсем позитивно, но прогноз довольно не плох, если глянуть…

- Прогнозы делаем мы, - раздражённо отрезал глава ФАРС – Федеральной Американской Резервной Системы. Второй человек в стране, после финансиста.

- Да, точно, прошу прощение, - опустил глаза президент, мгновенно сникнув.

- Насколько всё требует… подпитки? – деликатно, как и всегда, когда дело касалось денег, осведомился финансист.

- Экстренной! - оживился раньше времени президент, - Ой… точнее, конечно, не экстренной, это я оговорился, тут… в общем… но подпитка, как вы заблагорассудили заметить, была бы очень кстати. Именно. Иначе, если прямо сейчас не принять меры, то уровень потребления опустится до минимума за обозримый период.

Дельцы переглянулись. Падение не вписывалось в их планы, тем более что они вышли уже на конечный этап реализации необходимых их власти социальных реформ. Нельзя было допустить ни малейшей задержки на пути к вершинам тщательно сплетённого ими мира.

- Насколько именно упадёт потребление? Какие темпы замедления?

Президент не решился назвать конкретные цифры вслух. Его можно было понять. В его президентский срок это было первое столь важное и ответственное собрание, когда присутствовали все влиятельные люди страны, а от того и забылись за тяжестью трусости репетированные выговоры, сменившиеся стремлением как можно больше смягчить истинное положение дел.

- Потребление просело на… это из-за незначительных экономических решений некоторых Федеральных Корпораций по оптимизации финансовых потоков… но, там совсем немного, уверяю, вот только… что-то около, так, сейчас…, - дрожащими руками он зарылся в бумаги, с усердием листая туда-сюда одну и ту же засаленную страницу отчёта, - вот, да. Посмотрите. Посмотрите, пожалуйста.

Так и не найдя решимости озвучить те цифры, что привели к созыву текущего совещания, президент лично вручил бумаги. На негнущихся ногах он вернулся за стол.

Опустилось молчание. Каждый из дельцов, ознакомившись со статистикой падения основных индексов, отчётливо подумал об одном и том же: план «Платинового процента» трещал по многочисленным швам, тут и там наложенным на бесчувственное тело страны.

- С такими данными, учитываемые массы быдут высказывать недовольство, - прокомментировал в слух владелец Федеральной Корпорации «Фэйкбук», - перезапуск успешных iQфраншиз не поможет. Тем более мы осуществили грандиозную перезагрузку всех вселенных всего два года назад. Время для новой - ещё не подошло.

- Планируемая дата окончания социальных реформ сдвинется на неопределённый срок, - подхватил промышленник, - мы не сможем продлить на должном уровне, без финансовых последствий, синтез идентичных органике продуктов. Все финансовые потоки переориентированы согласно плановым срокам. Дальнейший выпуск продовольствия мы готовы обеспечить только питательными субрастворами, способными обеспечить полноценное существование погружённых в «Реальность» единиц. Если переориентация выпуска продукции произойдёт без внедрения проекта «Реальность», мы получим негативные потрясения учитываемых масс из-за технической невозможности подключения такой пищи к Живой Соцсети. Однако идти на значительные издержки с продлением выпуска нынешнего качества продуктов - мы не готовы. Да и таких физических возможностей нет.

Финансист подвёл неутешительный итог:

- Переходим к расширенному совещанию, созвать совет безопасности, прямо сейчас, - грозно сказал он, - Отвратительно! – обратился к президенту, направив на него гневный взгляд, - У вас были все средства, в том числе необходимые, разумные финансы на постепенное преобразование сознания учитываемых масс. Мы организовали Независимый фонд защиты Потребления! Предоставили вам персональные привилегии! И какой результат? Потребление начало падать, а вместе с тем и удовлетворённость Живой Соцсетью! А от этого убытки несём мы! Да ещё и дальнейший план развития страны подвергнут сомнению!

- Я, я… - потерянно попытался оправдаться президент, ведь решения приведшие к таким последствиям были приняты ими, он лишь подписал. Но успел только округлить глаза.

- Хватит, покиньте резиденцию, у вас нет допуска к коммерческой тайне, - отрезал финансист. Остальные дельцы с негодованием его поддержали. Непорядочность и халатность президента в исполнение возложенных на него контрактом обязательств, могла стоить им больших денег.

Расширенное совещание проходило в атмосфере нарастающего раздражения. Воротилы рынка остались крайне недовольны отчётом президента сулящим дополнительные расходы плюсом к неизбежным потерям.

- Итак, господа, - начал финансист, как самый крупный игрок на рынке, чьи акции стоили больше суммарных акций всех остальных дельцов, отражая реальную власть сконцентрированную в его руках, - проблема наметилась серьёзная. Мы теряем деньги. Нужны экстренные меры. При этом проект «Реальность» необходимо внедрить в сроки предусмотренные планом.

Финансист ненадолго прервался, собираясь с мыслями:

- Что у нас с плановыми апгрейдами Живой Соцсети?

- Все произведены. Последний – вчера, - отозвался владелец Федеральной Корпорации «Фэйкбук».

- Апгрейды установлены всеми единицами?

- Два процента ещё не сделали. У них нет нужной суммы бонусов, все кредитные линии исчерпаны.

- Я думаю, что стоит уведомить о прекращении поддержки старых версий. Сейчас. Пусть оставшиеся проводят стандартную процедуру реструктуризации кредитов под повышенные проценты. Или возвращаются в базовую жизнь.

Владелец «Фэйкбука» не стал спорить, тем более что предложение было дельным. Его советник тут же дал поручение своей команде о выполнении приказа.

- Можем ли ускорить внедрение новых апгрейдов?

- После того, как в прошлом месяце мы уже сжали сроки….

- Оставьте! – нетерпеливо отбросил финансист, - Вы же видите цифры! Мы теряем капитал. Потребление сократилось, интернет-каналы на восьмую часть не используются! Недопустимо!

- Быстрее не можем, - упрямился владелец Федеральной Корпорации «Фэйкбук».

Финансист нервно забарабанил пальцами по жилету.

- Хорошо, вам виднее. Какой процент «пустых» апгрейдов среди всех?

- Сорок.

- Так, так. Так. Предлагаю следующее: количество «пустых» апгрейдов увеличить до шестидесяти процентов по стандартной цене от общего числа, а на «живые», с реальным наполнением - повысить цену, но оформить их под акцию, как выгодное предложение. Плюс ко всему прибавить каждый месяц по одной ошибке сверху, чтобы потребители видели вашу работу.

- Не плохо, не плохо, - согласились дельцы.

Очередное поручение было спущено вниз. Как и несколько последующих, касавшихся скачков курсов бонусов, чтобы заставить потребителей тратить сбережения, с одновременным «невиданным» уменьшением кредитных процентов для стимулирования роста спроса; расширения коллекций новых скинов для аватаров с увеличением части лимитированных и коллекционных изданий с соответствующей стоимостью, и других не менее эффективных и проверенных.

Промышленник попытался высказаться против сокращения материального производства, как наиболее затратного и бесперспективного, но, так как это затрагивало только его интересы и не подчинялось интересам большинства, голосованием его протест был отклонён.

- Для лучшего принятия массами, предлагаю всё это оформить в виде акций, специальных предложений и назревших реформ с доступными разъяснениями получаемой выгоды. Запустить обсуждения в iQстримах и на личных страницах, чтобы получить максимальную положительную огласку.

- Хорошо, хорошо, - подвёл итог первых минут совещания финансист, - очень хорошо, в краткосрочной перспективе мы остановили потерю денег. Потребление пойдёт вверх.

Воротилы удовлетворённо выдохнули.

- Однако необходимо скорректировать дальнейшее развитие страны, чтобы выполнить план в сроки.

Финансист поднялся с кресла, что было необычайным событием. Тугой его живот был перетянут атласной тканью, поверх рубашки из тонко выделанного сукна, в руках он держал первоклассную сигару, что предвещало начало красноречивой речи.

- Мы шли к этому долгое время, наконец, потратили огромное количество собственных средств! Недопустимо! Я обращаюсь к каждому из вас, уважаемые господа! Мы исключительная нация, мы одни смогли построить выдающееся общество на исключительно общечеловеческих ценностях! Общество, которое полностью довольно своим положением и не требует невозможного. Это позитивный кейс. Хорошая история. Все лженауки и пустые фантазии, отнимающие ресурсы от главного, были выброшены на обочину или заменены на популярные в массах темы. С полной уверенностью можно заявить, что остались и развиваются только те области знаний, что эффективно поддерживают нашу модель комфортного потребления. Единственно верную модель, с помощью которой нашли самовыражение миллионы учтённых единиц! Это наше величайшее, без ложной скромности, достижение!

Дельцы принялись аплодировать сами себе. Каждый внёс немало труда в лигитимизацию своей власти и реализации плана «Платинового процента».

- Всё это, вся совокупность произведённых революционных реформ - смелых, несомненно правильных! Вся эта совокупность позволяет нам каждый год увеличивать цифры в статистических и финансовых отчётах, укреплять наши акции. Делает Федеральные Корпорации всё более и более устойчивыми! Что, в конечном итоге, отражается на всём благосостоянии великой страны, что мы составляем - ЮША Inc.! Аплодисменты господа!

Просьба была незамедлительно исполнена, дельцы повыскакивали с мест. Дух «титанов» был разожжён праведной гордостью за стоически проделанную работу.

- Теперь необходимо нетривиальное решение… Я обдумал всё. Есть способ для скорого роста акций - основного показателя стабильности.

Финансист, этот грозный делец, сделавший так много во благо процветания доставшегося ему наследства от предыдущих поколений, остановился и с вызовом посмотрел на коллег:

- Война с Востоком! – брызнул он.

Дельцы напряглись. Особо чувствительный руководитель Федеральной Корпорации «Фэйкбук» слегка подпрыгнул в кресле.

- Простите, с кем? – всё же решил уточнить он.

- С Востоком. Я понимаю, - примирительно произнёс финансист, выставляя раскрытые руки перед собой в успокаивающем жесте, - прошлая наша компания была не совсем… с теми результатами, на которые мы рассчитывали. Финансовые потери были велики…

- Немыслимы! - воскликнул, молчавший до этого, президент Федеральной Киноиндустриальной Корпорации, - сколько фильмов пришлось снять, чтобы сгладить этот эффект и исправить вредоносные мысли в массах, внушить, что победа была одержана!

Со всех сторон зазвучал ропот. Каждый помнил, чем всё закончилось в прошлый раз. Субординация среди всполошившихся воротил была нарушена, но и предложение финансиста было рисковым. Он это понимал, а потому, не смотря на свою власть, не спешил успокаивать разгорячившихся коллег, давая возможность им высказаться.

- Я всё просчитал! Прибыль неизбежна, - довольный собою парировал все возражения финансист улучив момент. Мгновенно он привлёк внимание.

- Прибыль?

- Конечно, нас же интересует в первую очередь прибыль, мы же не варвары, чтобы воевать ради славы и выигрыша.

Шум стих и начавшие прозревать дельцы переглянулись. Молчание затянулось на несколько минут.

- Мы слушаем, - сказал за всех владелец Уидвуда. Прибыль, как итог войны, его устраивала. Как и остальных.

- Естественно, по результатам главным выгодоприобретателем останусь я, но и половину издержек понесу тоже я. Но и это не самое главное! - поспешил соскочить со скользкого момента финансист, - Мы достигнем конечной цели плана «Платиновый процент» уже через пять лет. Когда мы ещё будем находиться у руля, не наши приемники. Это гораздо быстрее, чем установлено сейчас!

- Но ведь на время войны неизбежно упадут котировки, а за ними и рейтинг бумаг, что мы заложили в банк.

Все взоры устремились к владельцу ФАРС.

- Я смогу удержать котировки на уровне, если, их падение будет дополнительно застраховано, - ответил тот.

- У нас назревает война, а вы думаете только о своей Корпорации! - актёрски возмутился финансист. Остальные с негодованием посмотрели на банкира: так откровенно выставлять свои интересы, когда речь идёт об общих!

Банкир пожал плечами, он обладал вторым по величине капиталом, поэтому слово его обладало необходимой вескостью. Уступить свою выгоду он был не готов:

- Тогда, к сожалению, что-то гарантировать я не смогу.

- В любом случае, это падение с лихвой перекроется прибылью и драйвером финансового роста, когда мы начнём получать первые дивиденды! – уже подсчитал дополнительные прибыли банкира финансист, найдя их приемлемыми.

Разгорелся спор об условиях страхования. Наконец было выработано принципиальное соглашение, скреплённое крепкими рукопожатиями и словом джентльмена данным каждым из дельцов. Что было подтверждено подписанной бумагой в нужном количестве экземпляров имевших равную юридическую силу.

Вызванный обратно президент ЮША Inc., как того требовали традиции, выступил в роли гаранта.

Окружённые защищённой реальностью Живой Соцсети сотрудники Федеральной Финансовой Корпорации подписали пустые электронные бланки о неразглашении секретной информации. Каждый из них работал удалённо, находясь в соседних капсулах предоставляемого Корпорацией жилого строения. Но, благодаря последним апгрейдам, они создали удалённую рабочую область и присутствовали в ней аватарами с такой степенью реализма, как если бы сами находились на рабочих местах с привычно включённой Живой Соцсетью.

За последние десятилетия Федеральная Корпорация «Фэйкбук», с помощью запатентованной торговой марки «Марберг», заполучившей безоговорочное доверие со стороны потребителей, в отличие от политиков и капиталистов, вовремя ушедших в её тень, развила свой ключевой продукт из исключительно виртуального места проведения досуга в востребованный каждым потребителем сервис «улучшенной дополненной реальности». Последняя версия Живой Соцсети, с её невероятными возможностями, стала полноценной жизненной средой в ЮША Inc., обязательно полностью подменившей собой базовый мир. Чувства, ощущения, эмоции – всё это уже было и работало: мгновенная синхронизация окружения, стоит лишь «пригласить в гости»; выбор усиления любых ощущений и вкусов еды от «оптимального» до «интенсивного»; неисчислимое количество эффектов, анимированных стикеров, эмотиконов, баллов удовольствия насыщающих общение, стимулирование самого невозможного!

И всё же она не могла полностью заменить базовый мир из-за не решаемых технических ограничений, а потому и шло внедрение в сознание пользователей потребность в нечто большем. Этим и должна была стать «Реальность». То место, где потребность выхода в базовый мир была бы обусловлена только необходимой работой. Естественно, даже в таком случае, Корпорации готовы были гарантировать сохранение необходимо-разумного количества прав в базовом мире с одновременным расширением таковых в Реальности и с возложением определённых обязательств на себя. Одним из основных - охранение физической оболочки потребителей от критического деградирования в допустимых медицинских пределах.

Едва успев поставить своё полное согласие на добавление любых дополнительных пунктов в соглашение о неразглашении сверх тех, что подразумеваются быть воспроизведёнными после подписания бланков, во благо Потребления и Комфорта, Генри Джобс – выдающейся глава внутреннего пиар-агентства Федеральной Финансовой Корпорации – обратился к своим сотрудникам:

- Корпорация поручила нам подготовить граждан, потенциальных граждан и жителей Федеральных Корпораций ЮША Inc. к предстоящей, неизбежной, просчитанной победе в войне с Востоком! Наша команда получила всестороннюю поддержку и доступ к неограниченным ресурсам для осуществления поставленной задачи, - полный осознания своей важности, со всей кипящей задорностью прокричал он. Ведь именно Генри был тем, кому советник финансиста поручил разработать и внедрить план предстоящей войны.

Не смотря на закреплённый в базовых рефлексах позитивизм, реакция сплочённой команды была сродни первому удивлению дельцов — свободных от заботы Живой Соцсети. Кто-то испуганно дёрнул ногой в личной капсуле, от чего его аватар сделал задумавшееся лицо; у кого-то вырвался вопль удивления, в то время, как подконтрольный аватар сохранил беспристрастную маску профессионализма. Как того и требовал контракт с Корпорацией, настройки пользователей были выставлены таким образом, что аватары сохраняли спокойствие даже в самых неожиданных ситуациях. Выражая беспримерную крепость духа и готовность к полной самоотдаче.

Сохранённое достоинство подчинённых, не возможное без многочисленный наградных бонусов улучшающих психологический набор характеристик, подействовало на Генри крайне воодушевляющее. Он был горд своей командой. Даже самые сильные эмоции, почти крики людей, прозвучавшие в капсулах, не могли испортить вышколенность созданных образов. Тем более быть услышанными кем-то, пусть даже и самим кричащим.

- А разве мы не… проиграли прошлую войну? – сглотнул слюну новичок, подпортив некстати заданным вопиющим вопросом впечатление.

Он был специально пропущен Соцсетью, просчитавшей все возможные варианты развития событий и решившей, что Генри (чей психофизиологический портрет постоянно сканировался, для формирования максимально подходящего окружения) сможет с максимальной выгодой добиться необходимого результата, если немного видоизменённый эмоционально вопрос будет озвучен. В совокупности всех известных данных, Живая Соцсеть абсолютно правомерно решила, что волнение новичка в связи с долгожданным повышением рейтинга является наиболее подходящей чертой и акцентировало её соответствующими анимациями, добавив выверенные нотки страха. Сам же работник, спрятанный в капсуле, сохранял физическое, а от того никому не интересное, спокойствие.

Генри укоризненно посмотрел на паникёра:

- Согласно историческим фактам, известным каждому ребёнку, мы не могли проиграть прошлую войну, потому что наш перевес в военной силе, технике и современных, новейших образцах вооружения, в некоторых случаях на несколько поколений ушедших далеко вперёд в сравнении с противником, – было подавляющим. Если бы не погода с аномально холодной зимой, - прихоть ущербной природы, всё ещё присутствующей, как необходимо зло в базовой жизни, - помешавшая нам, мы бы одержали сокрушительную победу за месяц, что убедительно было продемонстрировано в абсолютно реалистичных симуляциях в ходе многочисленных iQреконструкций. Поэтому нельзя говорить, что мы проиграли войну. Всё было сведено к отложенной победе при прежних позициях. Предлагаю больше не поднимать эту тему и быть впредь осторожнее в высказываниях.

- Спасибо, я буду, - ответил налившейся красками аватар, смутившейся до пунцовых пятен по всему телу, чем вызвал довольные смешки прокаченных коллег. Тут же появились хэш-тегги на забавный ролик с его участием, услужливо смонтированным одной из многочисленных модных программ.

- Вот и хорошо, - закрыл тему Генри.

Несколько секунд ему понадобилось, чтобы вернуться в прежнее расположение духа. Он обвёл взглядом мужественных аватаров. Особое наслаждение ему доставляли лица сотрудников скрашенные Живой Соцсетью так, чтобы скрыть все недостатки налагаемые базовым миром, придать светлую исключительность, как и подобает великой нации победившего комфортного потребления.

- Перед нами стоит ответственная и серьёзная задача, - вновь повторил Генри буквально разгорающейся по краям - эффект доступный только ему одному и составляющим предмет зависти не добившихся ещё такого высокого положения подчинённых.

- Перво-наперво необходимо вновь заставить говорить о войне, как о неизбежном и естественном факте. И, как показал наш собственный коллега, это потенциально проблематично, требует решительных, но крайне осторожных, деликатных усилий.

- Будет тяжело, - отозвался его первый помощник.

- Потребители, судя по последним опросам, не хотят воевать, если это хоть как-то отразится на их увлечениях, указывая на профессиональную армию. Но её не хватит для полномасштабной войны, она создавалась только для поддержания порядка внутри страны, - подхватил ещё один, тут же выудив из виртуального хранилища необходимую статистику.

- Да, и к тому же, не смотря на сформированный положительный имидж прошлой компании, есть процент тех, кто продолжает бояться.

Генри невозмутимо стоял и слушал как со всех сторон сыпались неуверенности. Облечённый в комфорт персональной бизнес-капсулы с автоматическим воздействием любимых тонизирующих средств, он чувствовал освежающий подъём сил. Голова его работала резво, как лучший скакун на пике формы. Он отчётливо и ясно видел все грани своих мыслей выведенные Сомой в идеальную чёткость.

- Да-да, - отмахнулся он, - бросьте! Прошло... сколько? Десять лет? Десять! Нет, я согласен, в целом, что есть такие опасения, что были жертвы. Этого не отнять и мы помним о них, о той несправедливости, что забрала наших фрэндов из круга общения, помним потрясающие фильмы и игры сделанные по мотивам, но послушайте.… Десять лет! Целых десять лет прошло! Люди боятся всего лишь по привычке, уверяю вас - я это говорю со всей ответственностью, потому что и сам ведь… да, память останется в нас навсегда, этого не отнять, как уже говорил.… Но сейчас совсем другое! Все боятся, признаться и я, но это то нам и нужно! Мы разыграем эту карту!

- Разыграем? А как?

- Никто не хочет войны, но она неизбежна, - заметил Генри патетически, - не-из-беж-на. Необходимо остановить агрессию Востока, она непременно угрожает нам. Поэтому, чтобы истереть весь негатив изнутри, только мешающий, необходимо всего лишь провести ребрендинг!

- Ребрендинг?

- Да! Ребрендинг самого понятия «война».

- Разве может быть какое-то иное значение? - с недоумением спросил первый помощник.

- Не значение - смысл! Иной смысл! - Генри искрился от переполняющей его радости, - Всё просто. Вот вы как воспринимаете войну?

- Ну, - карикатурно поёжились аватары, - это…

Генри ожидал именно такого эффекта. Живая Соцсеть это просчитала, поэтому и позволила аватарам выразить страх, для удобства продолжения речи Генри. Комфорт во всём!

- Вот! Вот именно так и воспринимает её большинство! Физические страдания, смерть, отлучение от своих достижений в играх. Потеря комфорта. Это ключевое, запомните: потеря комфорта, - несколько раз повторил Генри, чувствующий саму суть жителей Федеральных Корпораций, - и если с болью мы можем справиться, всё-таки наука не стоит на месте и Живая Соцсеть универсальный инструмент, то от всего остального пользователь не готов отказаться. Хорошо это или плохо – вопрос для обсуждения учёными, не нами. Нас интересует сам факт.

- У вас есть идея?

- Да! Более того, я уверен, что отличная идея! Необходимо начать кампанию: «Война, как продукт»! И оформить его с максимальным качеством. Всякий продукт должен быть с позитивным наполнением, иначе не будет продаваться — истина, золотой нитью проходящая во всей нашей работе. А что может быть более привлекательным, чем яркое развлечение, фестиваль ощущений, ностальгия по пережитым впечатлениям в играх и полюбившихся фильмах – во что мы и превратим «войну»? Только таким продуктом, мы сможем заинтересовать потребителей.

Первым этапом формирования продукта будет кампания о гипертрофированной жестокости, преследующей нас повсюду. Вы посмотрите на рекламу, на фильмы, iQстримы, комиксы, игры! Везде литры запредельной кровожадности! Это и будет нашим плацдармом. Независимые научные институты при нашей Корпорации проведут исследования о безусловной вредности большого количества жестокостей в медиа. По их результатам наша команда организует независимые инициативные группы выступающие за запрет не просто излишней жестокости, но абсолютно любого насилия. Игры, фильмы, iQстримы и в первую очередь стрим Федеральной лотереи – всё попадёт под запрет и будет удаленно. Здесь понятно и не раз уже применялось.

Вторым этапом станет выпуск безвредной, очищенной продукции, какую потребуют пользователи после массированной подготовки первого этапа. Но выпуск следует будет начать с заведомо заниженным качеством. Мелодраматические фильмы, iQкомиксы, оправдательные вердикты в судах — всё это будет в большом количестве и с качеством - заметно худшим, чем было раньше. Последует неизбежное нарастающее недовольство. Оно будет услышано. И тогда, осторожно, через множественные препоны и задержки, через, может быть, даже угрозы от профильных корпоративных органов надзора! – всё-таки появятся, без излишней рекламы, но обязательно на топовых местах с положительными отзывами, - первые продукты с минимальным количеством насилия и смерти. Но!

Генри увлёкся до такой степени, а это бывало с ним не редко, что речь его буквально материализовывалась Живой Соцсетью перед восхищённой командой, смотрящей красочные картинки их будущей триумфальной пиар-кампании.

- Но! Смерти пусть и единичной, но красивой. Такой, знаете…, - Генри задумался, подыскивая подходящее описание. Наконец Живая Соцсеть подсказала ему вышедшее из употребление, но ещё сохранившее узнавание и нужный окрас слово:

- Смерти романтичной, с аурой светлой загадочности. И именно за эти роли, будут получены все награды и Остапы Корпоративной киноакадемии. Здесь следует положиться на всестороннюю поддержку нашей Корпорации.

Генри прервался, давая в полной мере проникнуться гениальным, как он сам считал, планом пиар-кампании «Война, как продукт!».

- С помощью такой продукции мы будем лишь раззадоривать, но не утолять жажду привыкшего к великому разнообразию потребителя. Будем подхлёстывать образование голода жестокости. От неё никуда не деться. Она у нас в крови и долго без неё никто не проживёт. Это психология и нужно эффективно использовать её!

Генри входил в кураж, с помощью Соцсети на мгновение почувствовав жажду жестокости, и всё громче и громче продолжал:

- Но самое главное, чтобы потребитель чувствовал именно ту неудовлетворённость, что нужна нам! Для этого нужны артефакты в картинке, которые будут мешать эстетическому восприятию. И, - Генри наконец спустился к заворожённым им подчинённым, - здесь я слушаю ваши предложения.

Заразившись настроением и влившись в волну, работники с энтузиазмом принялись наперебой предлагать идеи. Творческая атмосфера хлестала через край. С помощью исторических справок выуженных из Соцсети были утверждены многие нюансы предстоящей кампании. Но самого главного, того, за что будет цепляться сознание, не было придумано.

- Есть! – закричал один спустя четверть часа бесплотных поисков в креативном водовороте предложений, - я придумал!

- Молодец, - похвалил его Генри, он знал, что сейчас будет озвучено что-то действительно стоящее, - какая идея?

- Сделаем главным символом всех мелодраматических фильмов, когда обязательно выживает главный герой - пышную розу, но с увядшими краями лепестков и с червяком внутри! Или подгнивший фрукт выхваченный крупным планом. Или… или неровные зубы перед поцелуем! Что-то мелкое, но вызывающее мерзость, возмущение... не знаю…. То, что способно кольнуть! Пятно, провоцирующее негодование и отвращение!

- Точно! - подхватил другой, подбадриваемый Живой Соцсетью, выжимающей максимум из лихорадочно работающего мозга, - А во время смерти главного героя - белые лепестки или кристальную воду, а в небе - воздушные крылья. Всё то, что будет символизировать непорочную чистоту и вызывать положительную реакцию.

- Это хорошо, хороший кейс, - похвалил довольный Генри. Он был горд за свою команду. Сам её собрал и обучил! - Так и сделаем.

- А теперь подходим к главному, - необычайно посерьёзнел он, - Когда медиа-продукция излечит сознание потребителей, когда будут громкие высказывания о позитивном влиянии художественно оформленной смерти, и стильно показанной жестокости в дальнейшем, наступит основной этап. Тот самый, ради которого шла вся подготовка. Нам нужно будет запустить мысль о скорой войне с агрессией Востока.

Всплывшим стикером с тяжело впечатанными буквами Генри добавил необходимой убедительности, чтобы донести всю ответственность этой части работы.

- Но тут нужно быть осторожным и метить ровно в те чувства, что способны будут дать нужный эффект.

- Может на героизм через супергероев? - воодушевлённый своим прошлым «червивым» предложением выскочил работник.

- Не пройдёт, - покачал головой Генри, - героизм отвага, защита, демократия, некая свобода - всё это даже не прошлый век! - усмехнулся он, - Никому не нужно сейчас, потребители отвыкли. Вот вы способны на героизм в базовом мире без гарантии осязаемого вознаграждения, когда у вас есть Живая Соцсеть с её целой системой наград и поощрений? Когда вы видите материальное воплощение в виде конкретной награды, будь то дополнительные очки к характеристикам или бонусы или рост рейтинга, за проявленное мужество и героизм?

- Нет, - хором ответила команда, не ведающая о наличии души, задавленной базовыми настройками Живой Соцсети, справедливо решившей о небезопасности её проявлений для существующего комфорта потребителей. Души охватывающей собой всё то, что нельзя увидеть или измерить, позволяющей только чувствовать. Признанное деструктивным излишество.

- Прошлое тысячелетие! Всё это пережитки, красивые может быть, когда-то полезные, как Устав Соцсети, но совершенно отмершие анахронизмы сегодня. Более того — вредные! Никто не будет воевать за это. Тем более в чужой, варварской стране, про которую никто ничего не знает. Когда у нас был последний выпуск новостей про страны третьего мира?

Никто не знал. Соцсеть молчала. Генри назидательно поднял палец.

- А за что же тогда?

- За комфорт, - просто ответил Генри. И это было ошеломляюще.

Наступила звенящая тишина. Так просто и в то же время сильно! Комфорт!

- Гениально! - не выдержал первый помощник, - Хотя… а как всё это реализовать, ведь комфорт теперь повсеместный: комфорт ненавязчивой жизни и быта, комфорт потребления, комфорт всего!

- Вот тут вы мне и нужны! С символом вы справились, но теперь настоящее задание. Кто подкинет идею, тому дам два рейтинга вверх!

Никто из старой команды не успел подумать хоть о чём-то, как тот новичок, что испугался войны, молчавший всё это время, стоявший в самом отдалении, робко поднял руку. Генри усмехнулся:

- Валяй! – позволил он.

- Восток не обязательно должен быть в другой стране. Как и войну не обязательно вести с другой страной. Нам нужны минимальные издержки и максимальный результат. Ведь так? Мы можем лишить комфорта наше Западное побережье, но оставить его на Восточном. Никто не хочет терять комфорт, все привыкли к нему, а потому необходимо вывести людей из зоны его действия….

- Точно, точно, - спохватился Генри, понимая, что слава ускользает из его рук, он поспешил перебить выступающего, - Да, да.… Так и сделать, - Генри весь ушёл в творческие изыскания, вихрем в голове проскакивали десятки вариантов решений:

- Сделать перебои к доступу в Живую Соцсеть - это будет нестандартно и эффективно! Уже третье поколение единиц растёт в естественном симбиозе с Живой Соцсетью с самого маленького возраста и если лишить её доступа к ней... но только часть. Обязательно только часть. Вот что нам нужно.

Генри говорил тихо, как бы сам с собой, но Живая Соцсеть, заглушив новичка, доносила его мысли до каждого присутствующего, чтобы дать прочувствовать им момент нарождения чего-то великого. Генри добавил уточнения, чтобы полностью приписать себе в заслугу столь гениальную идею:

- При этом на Восточном, именно на Восточном побережье всё оставить по-прежнему, верно-верно. И сделать так, чтобы на Западном - все это знали. Восток украл! Зависть. О, да. Она непременно возродится. Ей не смогут противиться, ведь никогда не чувствовали её в базовой жизни и не будет Живой Соцсети, чтобы справиться с ней. Вот что нам нужно! Но непременно направить получившийся результат, подсказать в каком направлении развиться зависти. В ненависть! Иначе ничего не получится. И тогда… когда вспыхнет….

Тут Генри всполошился. Соцсеть великолепно считывала эмоциональную шкалу пользователя. Аватар поднял взор полный того знания, что приходит внезапно и озаряет истинно гениальные личности. Такие, каким и был Генри. План уже был сформирован.

Небрежно он глянул на новичка:

- Эм, пойдёт, но мысль избитая, хотя я обещания сдерживаю - два рейтинга твои!

- Конечная цель пиар-кампании будет представлена ровно тогда, когда массы будут согласны на любое прекращение войны. Лозунг «Комфортный Мир в Реальности» станет символов возрождения нации и прежнего образа жизни! Возвращение, но не в прежние рамки Живой Соцсети, а в нечто иное, прекрасное! В настоящую реальность! Ту, что преумножит возможность Живой Соцсети представляющей собой лишь надстройку, не защитившую от полностью изжившей и окончательно скомпрометировавшей себя последними событиями, базовой жизни. Новый, красочный настоящий мир с настоящей жизнью! Не выживанием, а настоящей жизнью в мечте, надёжно защищённой от жестокого несовершенства базового мира. Избавление от страданий!

И плата за то будет несущественна: полное погружение на всю жизнь. После ужасов войны, какие необходимо будет спродюсировать, с обязательными шокирующими сюжетами, учтённые массы сами ринутся туда. Им нужна будет защита от всего этого и мы дадим её. Но не в изначально планируемом виде...

Финансист приподнял бровь. Он никак не мог ожидать от сотрудника такой самостоятельности. Пусть тот и был признанным гениальным материалом, как и все предыдущие его предки. Их линия тщательно культивировалась, чтобы приумножать востребованные возможности. Такой метод давал блестящие результаты. И всё же финансисту не понравилось излишнее рвение, но он решил дать договорить. Генри же, находящейся уже несколько дней во власти посетившего его вдохновения, поддерживаемого стимуляторами, на пике эмоций подходил к кульминации своей презентации, подготовленной им лично:

- Как известно - «Реальность» - это улучшенная версия Живой Соцсети. Но у неё есть побочные эффекты! Нельзя их избежать, если единица будет большую часть жизни находиться в капсуле. - Генри говорил на общепринятом во власти языком, избегая употребления не научных терминов «потребитель» и «пользователь».

- Пусть даже и решится проблема воспроизведения достаточного количества единиц для поддержания популяции, но неизбежны физические расстройства и главное - психологическая подавленность, когда живущим в Реальности массам с полностью управляемыми эмоциями, по графику необходимо будет выходить на работу. Уже сейчас наблюдаются первые признаки распространяющейся депрессии, хотя Живая Соцсеть не имеет столь сильного погружения, какое планируется в Реальности…

Генри полностью в согласии с маркетинговыми стандартами выдержал эффектную паузу.

- Уважаемые господа, я взял на себя смелость пересмотреть воплощение Реальности. Замена человеческого сознания, построенного природой нейроным интеллектом непосредственно в носителе! Вот что нужно! Ко времени окончания пиар-кампании – это будет главным условием прекращения войны. Он будет внедрён в каждого. После этого будет получен полный контроль над ресурсами! И, что самое главное, контроль будет не заметен для них самих. Единицы будут бодрствовать во сне, и спать наяву. Днём, мы будем получать доступ к ним через нативный нейроинтерфейс и они будут выполнять любую работу. Для самих же единиц - это будет проходить, как сон. А ночью - будут жить в Реальности. Конечно, - тут же сам с собой согласился Генри, - необходимы дополнительные исследования, необходимо спроектировать правила эксплуатации и внедрение техники безопасности, чтобы получить максимально возможную длительную производительность, с допустимыми последствиями для физического состояния ресурсов. Но, как видно из слайда, это будет наименее затратно, чем разработка и внедрение тех психологических программ, что производятся сейчас и всё равно дающие близкий к критическому сбой в 11,92 % случаев.

- Мы дадим единицам полноценную жизнь… не идентичную! а полноценно улучшенную жизнь в рамках подписки на нейросервис «Реальность». Их это удовлетворит, а после - никто не вспомнит о произошедшей подмене. Ведь дадим мы гораздо больше! Только удовольствия, без памяти о физическом труде. Чистое завершение пиар-кампании!

На возвышенно ноте, не без гордости, закончил Генри Джобс и выключил презентацию. Загорелся мягкий, тёплый свет старинных светильников. Пиарщик от бога немного неуютно чувствовал себя в своём материальном теле в базовом мире, тем более на фоне подтянутых физических оболочек советников и самого финансиста, лично присутствующего на презентации.

- Вы изменили поставленную задачу, - сухо сказал тот.

Всё внутри Генри перевернулось. Нельзя было скрыть это за прокаченными настройками аватара. Он мгновенно вспотел, широкие одежды его покрылись тёмными пятнами. Привычный к визуализированному интерфейсом контролю в Живой Соцсети, он совершенно беспомощно чувствовал себя в ограниченном базовом мире.

- Экх….

- Я не давал вам слова.

Финансист ещё раз всё обдумал, пристально разглядывая представителя тех самых учтённых масс - ресурсов, что уже слились с Живой Соцсетью и всеми силами старались сохранить свой новый образ жизни. Не смотря на все усилия, по-прежнему составляли подавляющее меньшинство, но все они были обучены и представляли собой профессиональные орудия. Остальные, хоть и пользовались щедрыми дарами Живой Соцсети, но разумом были отсталыми, не оправдывали надежд дельцов. Слишком сильна у них была инстинктивная привязка к базовой жизни. И слишком часто они выходили в неё. Были ненадёжными активами.

- Ребрендинг? - гортанно забулькал финансист, - Междоусобица? Не будет настоящей войны? Всё это масштабная рекламная кампания?

Генри осмелился только кивнуть.

- Сколько останется единиц?

- Под нашим контролем генофонд будет самоочищен в ходе боевы…

Финансист поморщился. Советник тут же поправился:

- В ходе предусмотренных пиар-кампанией оптимизационных действий. Останется сто, максимум сто десять миллионов лояльных, в той или иной степени, к идеям Реальности.

- Длительность?

- Три-четыре года.

- Дальше полный контроль?

- Небольшие правки в изначальную конструкцию, внедрение в учитываемые единицы и через нейроинтерфейс «Реальности» будет обеспечен гарантированный контроль.

Финансист ещё раз взвесил все издержки: благодаря новой тактике, они не должны были превысить таковых по старому плану. К тому же получалось многократное уменьшение прочих рисков, появлялся гибкий контроль над ходом пиар-кампании, ведь всё мероприятие оставалось в границах ЮША Inc. Финансист уже воспринимал план войны не иначе, как «пиар-кампанией». Предпочитающему деликатность во всех начинаниях дельцу - так нравилось гораздо больше. Только побольше массового оружия. Может быть, удастся за три года, тогда получится дополнительная значительная экономия средств, о которой другим дельцам можно и не знать. Финансист закивал головой, соглашаясь с мыслями, и позволил себе довольно улыбнуться – всё шло совсем неплохо.

- Генри, ведь так?

- Да... да!

- Спровоцировать междоусобную войну? Революцию? Давно такого никто не делал, но исторически раньше срабатывало. Вы хорошо поработали. Пока отдыхайте, но потом вам будет уготована великая роль в предстоящих событиях для укрепления нового порядка. Сейчас дарую вам пожизненную премию и положительный прогноз к статусу потенциального гражданина.

Генри не понимал о какой истории говорит финансист и тем более о предстоящей ему роли. Он чувствовал только, как приблизился к вершинам став потенциальным гражданином. Такой щедрой оплаты и привилегий он и не смел ожидать.

План пиар-кампании был единогласно принят.

0
15:20
65
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Эли Бротовски