Меня не существует. Глава 8. Когда выстрелы не слышны

Автор:
Женя Кроули
Меня не существует. Глава 8. Когда выстрелы не слышны
Аннотация:
История о девочке, которой не существует продолжается почти подошла к завершению. Глава раскрывает причину, из-за которой дети ранее нашли друг друга и страдают. Но и глава подбрасывает новое для испытание для героев и вопрос, смогут ли они выжить.
Текст:

После 6 главы…

Хавьер взял в дрожащий кулак пустую бутылку из-под выпивки и решительно направился к девушке. На её лице отразился испуг и она, сжав голову в плечи, завизжала.

—Тише! Да тише, тише! Я не пришёл вас убивать, Джейн.

Девушка замерла.

— Не убивать?..

— Да. Я хочу вас спасти, – мужчина подошёл к ней и спрятал бутылку в подмышку. Он протянул руки к верёвкам и, пока развязал их, девушка не сводила с него удивлённых глаз. Когда Хавьер закончил, он опустился перед ней на колени.

— Я не понимаю... Вы же его приспешник!

— Нет. Вернее, да. Отчасти… Но я не хочу, чтобы вы так думали. Простите, Джейн... Простите... Я действительно здесь за тем, чтобы помочь вам.

— Вы очень поможете, если вернётесь и освободите мальчика, а не меня! — воскликнула девушка и её лицо покраснело.

— Но Антонио хочет вас...

— Мальчик важнее. Бегите за ним, пока чего-то не случилось.

— Нет. Я пойду, но только если вы сбежите. Держите, — Хавьер протянул девушке стеклянную бутыль – Вам нужно дать мне по голове... Настолько сильно, насколько сможете.

— Абсурд какой.

— Он не поверит, если вы сами сбежите из верёвок.

— Но... — Джейн хлопнула взволнованно глазами — А как же вы?

— Я очень виноват. Я давно должен был остановить это чудовище. Давайте, бейте меня. Только вам придётся добираться до города на ногах. Он поймет, что я вас отпустил, если вы поедете на моей машине.

— Как хорошо вы его знаете, — пробормотала девушка, и тут же прикрыла рукой, рот увидев, как Хавьер склонил лицо вниз, к ее коленям.

— Простите... Я виноват... Я все мог остановить. И смерть миссис Рейнольдс...

— Значит, это всё-таки он, — пробормотала Джейн, про себя поражаясь честности мужчины.

— Да... — прошептал Хавьер. Джейн протянула к шевелюре мужчины руки и коснулась до его волос. Он вздрогнул, а затем поднял руки к девушке на колени. Она вздохнула и вздрогнула на месте.

— Простите...

— Ладно-ладно, — Джейн немного смутилась и поспешила принять прощение от Хавьера — Давайте сюда... ваше оружие.

Хавьер передал ей в руки бутылку и зажмурился. Резкая боль не заставила себя долго ждать. И с белой вспышкой в глазах Хавьер отправился в темноту.

Когда он открыл глаза, то обнаружил себя на полу. На лбе застыло что-то тёплое и липкое. Хавьер постарался сфокусировать взгляд на одни лишь руки и вскоре в глазах уже не пошатывалось.

Мужчина поднялся и посмотрел на пустующую комнату. Джейн сбежала. От осознания этого он почувствовал глубокое облегчение. Ведь получить по башке бутылкой стоило того, чтобы позволить такой девушке сбежать... Хавьер опустился на стул перед старым секретером и достал медицинскую сумку. Теперь осталось только обвязать себе голову и вернуться к Антонио, чтобы спасти мальчика.

Не более, чем через час, Хавьер уже как десять минут стоял с опущенным лицом. Он хотел бы выдержать взгляд Антонио, но лучше притворяться провинившимся, чем дать глазами понять, что Джейн сбежала по его желанию.

— Конченный ублюдок. Идиот, — Антонио уже не находил слов для ругательств — Зачем ты поперся к ней?!

— Я... Простите, — Хавьер устало вдохнул — Я подумал, что её состояние может усложниться и хотел лишь проверить...

— И?

— А она уже стояла и поджидала меня и вырубила...

Услышав молчание в ответ, Хавьер поднял-таки голову из любопытства и посмотрел на Антонио. Он стоял лицом к окну со сложёнными руками в карманах брюк и смотрел на то, как диск солнца медленно заходит за облака.

— Господин? — забеспокоился Хавьер. Молчание никогда не сулило чего-то хорошего. Антонио резко обернул лицо.

— А ты хорошо знаешь эту местность?

Хавьер отрицательно покачал головой.

— Насколько я знаю, за лесом идут топи. Бедной Джейн из них вряд ли выбраться. Так что можно не волноваться.

— Я не понимаю... Зачем вы мне это говорите?

— Затем, что пока она не доберётся до города твоя голова останется не простреленной!

Антонио вцепился руками в воротник Хавьера, и тот от удивления захлопал глазами.

— Господин...

— Ты ведь совсем не глупый. Я думал, что могу доверять тебе. Я доверил её тебе!

— Да. Я... ошибся во второй раз. Я не достоин служить вам.

— И то верно. Но на твоё счастье, ты мне ещё нужен, чтобы привести в чувство мальчишку!

Антонио бросил Хавьера в сторону и тот ударился о стену.

Как в прошлом когда-то мед. врач, Хавьер даже не предполагал, что уже через полчаса будет лежать на полу с раной, которою ему нанесёт разозлившийся ребенок. А затем прилагать усилия, чтобы бежать вслед за ним, в надежде его остановить. Однако, обнаружив в столовой телохранителя Антонио, молящего о помощи, Хавьер задержался ненадолго тому помочь.

Всё зашло слишком далеко, чтобы понять что происходит, когда Хавьер увидел, как Антонио борется в холле с ещё какой-то девочкой. Не осталось сомнений, что его хозяин не только не имеет причастности к детям, а теперь действительно в обороты его махинаций входят маленькие люди.

Появление девочки ввело в ступор Хавьера. Она прыгала и уклонялась от ударов подобно маленькому животному, то и дело, обрушивая под ноги Айсберга статуи или вазы из фарфора.

— Проклятая тварь! — Антонио схватил горшок и швырнул в сторону девочки. Та отпрыгнула в сторону, и фарфор разбился об стену. Мужчина протянул руку за спину, вытащил из-за пазухи пистолет и обратил ствол в девочку.

— Остановитесь!

Айсберг слегка опустил оружие, и девочка с расширенными глазами воспользовалась шанцем выпрыгнуть в окно.

— Чёрт! Кто ты такой, чтобы мне указывать? — мужчина гневной поступью направился к Хавьеру.

— Они всего лишь дети...

— Я же говорил, что это не так!

— Что они вам сделали? — не понимал Хавьер — Почему вы их так ненавидите?

Вместо ответа Айсберг тихо рассмеялся и почесал лоб, другой рукой оперившись о перила кресла.

— Потому, что этим маленьким паразитам давно пора уже отправиться на тот свет вслед за их родителями! — вскликнул мужчина.

— Успокойтесь...

— Я успокоюсь, когда избавлюсь от них.

— Вы не можете... Что будет, когда люди сопоставят все смерти и окажется, что вы во всём замешаны? Они всё поймут, при каких обстоятельствах вы...

— И что с того? К этому моменту я буду уже маркизом, или ещё лучше - герцогом.

— Послушайте, — Хавьеру хотелось закрыть лицо руками, но он не хотел на этот раз проигрывать спор — Я больше не могу смотреть, как вы гоняетесь за ними... Действия, которые вы учиняете, слишком аморальны, чтобы продолжать вам служить.

— А тебе больше и не придётся, козёл, — рука Антонио взлетела вверх, и Хавьер чудом увернулся от рукояти пистолета. Хавьер пригнулся, бросился за стол и оказался в пугающей тишине. Он понял, что его, уже бывший хозяин ждёт, когда Хавьер покажется, чтобы пальнуть по нему. Минута тянулась слишком медленно, чтобы усидеть на месте, но Хавьер боялся пошевелиться и выдать своё местонахождение.

Тут раздался девичий крик. Хавьер осторожно выглянул из края своего укрытия и увидел, как девочка швыряет в спину Антонио статуэтку. Та сбила мужчину с ног, но он тут же вскочил и, оскалившись, побежал за девочкой.

Через пару минут, как Хавьер отдышался, он осмелился выбраться из-за стола. Он встал и не мог понять, что же делать дальше.

Хавьер не видел, куда они побежали, но предположил, что на второй этаж. Поднявшись по лестнице, он остановился в коридоре. Никого не увидел в длинной линии этажа. Двери, все до одной закрыты, а возле окон пусто. Только лишь появился странный запах. Запах горелой древесины, покрытого лаком. Хавьер хотел было пойти на запах, но его движение оборвало несколько выстрелов, и мужчина бросился бежать на тревожные звуки.

***

Он так быстро бежал, что даже и не думал останавливаться. В итоге он врезался в изгородь из кустов перед садом.

Грудь болезненно сжимало изнутри, и Оливер жадно глотал воздух. Однако дым уже успел разойтись по округе. Дышать было сложнее. А ему ещё нужно было добраться до чердака.

Мальчик захлопал глазами. Дым в воздухе раздражал их, и они невольно наливались слезами. Оливер шмыгнул носом, направляясь к чёрному входу. Тот вёл в склад. На счастье комната только незначительно наполнилась смогом дыма. Мальчик подошёл к двери. Он глубоко вдохнул и зажал нос рукавом. Дёрнул ручку двери.

Тут же дым обдал лицо жаром. Не смотря на это, Оливер направился дальше по коридору. Глаза обжигало и приходилось отталкиваться от стены к стене, ступая на ощупь. Мальчик сильно обрадовался, когда набрёл на лестницу.

Он подошёл с боку и случайно опрокинул тумбу. Вазы с цветами полетели на пол. Воздуха не хватало. Сдавливало грудь. Предательски хотелось сделать в этом туманном веянии хоть глоточек. Оливер судорожно нащупал сквозь дым в стене деревянную панель и снял её с места. Пришлось отложить в сторону.

Он заполз вовнутрь вместе с дымом и сделал огромное усилие, чтобы ещё не позволить себе вдохнуть чешущимся ноздрями. Его руки схватили панель и вставили обратно. Мальчик поспешил на четвереньках по узкому коридору как можно дальше от стены.

Наконец-то.

Горло вздохнуло с хрипом. Оливер упал на пол. Несколько минут не мог надышаться. Тело вдруг сделалось ватным. Хотелось не подниматься. Так и остаться лежать. Но мысли о маме не давали забыться.

Оливер ухватился за трубы, хаотично пересекающие вертикаль особняка по всем трём этажам. Вот нога наступила на трубу, затем и вторая. Он принялся взбираться. Выше и выше, обхватывая руками металл.

Так он добрался до третьего этажа. И смутно почувствовал снова дым в воздухе. Оливер посмотрел в чёрную пропасть под ним наполняющуюся белым омутом.

— Тупой отчим, — буркнул мальчик и ускорился. Третий этаж он преодолел таким же образом, и конечной остановкой стал чердак.

Оливер, опасаясь находки в качестве дыма с замершим сердцем вдохнул побольше кислорода в лёгкие, а затем выбил ладонями панель. Чутьё не подвело. Чердак не то, что дымил, а горел.

Крыша обвалилась. Огонь пожирал старинные вещи, но они Оливеру были не важны. Мальчик почувствовал облегчение, когда обнаружил часть чердака с его стороны не тронутой. Не потому, что он тут, а от того, что прямо рядом с панелью спрятано дорогое сердцу обещание маме.

Мальчик шагнул в чердак. Он выковырял пальцами из-под гальки деревянный футляр и выпрямился.

Путь обратно по трубам уже оказался забит дымом. Выход поглощён огнём. Пожарище медленно подползало к нему беспрерывно гуляющей стеной и только изредка потрескивало. Хотела накрыть паника, но мечущийся взгляд остановился на дыре в крыше. Та только на одну треть захвачена огнём.

Оливер прижал футляр к груди и сорвался с места. Через несколько метров ступни поразило невыносимым жаром. Пришлось прыгать от огня вверх; взбираться по вещам и коробкам, лежащим друг на друге кучей; да прикрывать футляр телом от падающих градом балок.

В какой-то момент, увесистая палка опрокинулась на затылок, и Оливера пробило на слёзы. В ладонях сжимался короб. Вокруг полыхало. В ушах трещало. Горячий воздух спекал лицо. А пожарище поднималось всё ближе к нему.

Оливер мысленно взял себя в руки и осторожно присел на корточки, и выглянул из-за края дыры крыши.

Небо затянуло грузными тучами. Всего-то за десять минут. Но такая перемена в погоде для него было обычным делом. Оливер надеялся, что польёт и особняк потушит.

Ветер летал и нёс с завихрениями листья. Пересохло во рту. Разболелась голова. Неимоверная усталость легла на плечи. Но надо было как-то выбираться.

Тут громкий грохот заставил его обернуться. Часть пола чердака обрушилась. Оливер больше не думая о том, как не разбиться, оперся локтями на край, подпрыгнул и вывалился из чердака.

Мальчик закричал от испуга. В ладонь врезалась черепица. Пальцы отчаянно пытались уцепиться. Спину елозило, а тело неслось вниз. Он уже видел себя разбитым в лепёшку, как его резко отдернуло от падения, и он повис.

Он не мог понять: рука всё-таки схватилась за что-то или?.. Оливер обратил лицо вверх.

Щемящий взгляд девочки смешанный со слезами и едва уловимой улыбкой его ошеломил. Её дыхание сбивалось. Её пальцы крепко обхватывали его запястье. От удивления, Оливер не мог пошевелиться и девочка, пыхтя, вытянула его к себе на выступ крыши.

Как Оливер встал на ноги она, дрожа, поднялась с колен и ему улыбнулась глазами, скрывающиеся за челкой.

— Как ты тут... оказалась? — поинтересовался мальчик.

— По дереву... — пискнула Эми, ухватившись рукой за грудь, словно без возможности перевести дух.

— Зачем...

— Ты забыл его, — девочка переложила ему в руки вакидзаси, и посмотрела мимо Оливера глазами полные ужаса.

— Нет! Зачем... Зачем ты...

— Прыгай! — закричала Эмили. Оливер хотел возмутиться её приходу, но не успел. Она руками со всей силы толкнула его с крыши.

Оливер полетел спиной вниз. Лицо опрокинулось назад, и несколько секунд он видел только искажённую линию горизонта. От шока кололо каждую клеточку тела. Почему-то он слышал не свой, а её тоненький вопль с залпом из выстрелов.

— Дрянь! — после которого раздался разъяренный голос.

Оливер не успел понять, что происходит. Он спиной стукнулся о ветку. Рывком полетел вниз, затем получил удар по животу. Снова рывок гравитации утянул вниз. Короткие ветки на пути драли локти и волосы. Пальцы случайно разжались, и рука отпустила футляр... Он попытался его поймать. Но вместо него ухватился за ветку и нашёл ступнями под собой опору.

Из него вырвался лихорадочный вздох. На лбу и спине выступил холодный пот. Он отчаянно прислушивался. Но на момент падения всё стихло. Только ветер проносил свист и шелестел листву. Он всё ещё не понимал, что произошло. Она не только коснулась, а схватила его там, на крыше. Спасла от падения на камни за домом.

Неужели, она исчезла? И куда делся тот грубый голос?

С размеренным дыханием Оливер более-менее успокоился.

— Мама... — тут он вспомнил о футляре матери. Оливер посмотрел вниз и увидел его у основания дерева, рядом с кустами.

Мальчик то и дело проглатывал страх, спускаясь с ветки на ветку. Когда куда ступить уже не было, Оливер вспомнил, как спускалась девочка в лесу. Он обнял дерево и прыгнул. Только онсовершил ошибку, вплотную прижавшись к дереву. Половину лица обшарпала кора. Оливер вскрикнул и упал к корням. Он пролежал на земле минуту, претерпевая боль, а затем медленно сел.

— Блин, всё равно бы упал, — прошептал Оливер, сжимая ладонью болезненно покалывающую щеку и поднимая лицо. Вдруг он услышал щелчок.

Антонио стоял в нескольких метрах напротив и направлял дело пистолета на мальчика. Отчим отвёл взгляд на футляр и довольно ухмыльнулся. Затем, нацелился точнее в обездвиженное мальчишеское тело. И он выстрелил. Но пуля пролетела над макушкой ребенка от того, что в спину стрелявшего вцепился Хавьер, и его рука улетела вверх со своего курса.

Оливер заметил, что Хавьер теперь выглядел по-другому: избитым, в испачканном костюме и изорванном халате. Но с той же перебинтованной головой, уже и рукой в предплечье в придачу. Оливер настолько сильно впал в ступор, что из-за появления взрослого, спавшего его, не смог даже что-либо почувствовать. Сам отчим и подозрительный дядька-то живы, но что же стало с Эмили?

Пока Оливер задался этим вопросом, Хавьер охватил шею Антонио рукой. Мужчина ловко перевернул пистолет в руке и вонзил его рукоять Хавьеру в живот. Хавьер отпустил его, согнувшись пополам. Айсберг повернулся к нему, и Оливер вздрогнул от двух внезапных выстрелов. Затем Антонио шагнул в сторону. А тело Хавьера упало в землю.

Оливер, наконец, отмер и кинулся к футляру. Захватил на бегу рукой и, не останавливаясь, побежал прочь от этого места. Послышался ещё один выстрел. И ещё один. Но ни одна пуля не задела его. Оливер сразу заставил себя мчаться быстрее. Он знал, что отчим так просто на этот раз не отстанет, и последует за ним.

Ноги сами несли. В лес. Когда Оливер почувствовал, что скоро выдохнется, он резко свернул влево и сел, спрятавшись за кустами. Оливер затолкал наспех футляр и достал из ремня вакидзаси.

Он прислушивался к каждому шороху, но сердце стучало громче и мешало. Мальчик рьяно пытался сосредоточиться на приближении отчима. И тот подкрался почти незаметно. Но Оливер готовился к тому, что как только Антонио его обнаружит - без промедления нападать.

Так Оливер и сделал. Ещё немного вправо и меч бы проткнул ему бок, а не воздух. Антонио с округлыми глазами попятился. Чуть было не потерял равновесие. Он выпрямился и пригладил волосы назад рукой. Высокомерно посмотрел на мальчика, несмотря на то, что теперь тот держал его на прицеле своего меча.

Мужчина не торопился нападать, хватать его. Оливеру он показался слишком спокойным для человека, на грудь которого направлено холодное оружие. К тому же, Оливер не увидел у него в руках пистолета. При нём оказался старый, уже покрытый ржавчиной гвоздодёр.

— Я видел: ты утащил его с собой. Говори, куда дел наследство, - процедил мужчина — И тогда, может быть, я тебя не убью.

Смотря ему в глаза, мальчик попытался скрыть дрожь в руках. Страх неприятно скрутил живот, отчего Оливер подумал, что даже если он послушно расскажет, то отчим всё равно не оставит его в живых. И сам он не хотел, чтобы отчим продолжал жить.

Мужчина заметно начал уставать. Он оступался на каждом шагу, неуклюже уворачиваясь от лезвия меча. Оливер попытался попасть ему по груди. Но лезвие столкнулось с металлом. Мужчина оступился снова и Оливер воспользовался этим, чтобы выбить мечом гвоздодер из рук отчима.

Тяжело дыша, Оливер застыл, замахнувшись мечом за своей спиной. Это тот момент, которого он так долго ждал, и он хотел уже осуществить задуманное. Однако, отсутствие страха за свою жизнь, солдатом пошалить, или хотя бы раскаяния на лице у врага одновременно разозлило и ввело в замешательство.

Без тени эмоций, Айсберг убрал руку за пазуху, и через секунду выбросил её вперёд. Холодное металлическое огнестрельное оружие уткнулось Оливеру в лоб. Мальчик замер, решив, что это конец для него. Ведь Оливер понимал: он все равно не успеет пошевелиться, как его уже не станет.

Айсберг отвёл в бок дуло пистолета и, как ожидал Оливер, выстрелил. С тупой болью мальчику резко заложило левое ухо. Он вцепился в него нащупывать рану, но оно оказалось не тронутым.

Почти сразу, другим ухом Оливер услышал знакомый тоненький восклик. Он тут же обернулся, и его взгляд упал на девочку, пошатывающуюся вдали.

Одна мысль «Почему…» как кипяток, обожгло все пространство в голове. Одна побледневшая ее рука сжимала красное пятно на белом воротничке платья. А вторая уперлась в подгибающуюся коленку. Она что-то прошептала, смотря Оливеру в глаза, но слова он не услышал.

0
14:36
78
17:05
В начале я решила оставить «После 6 главы», потому что повествование Хавьера действительно должно было продолжаться после 6 главы. Но отрывки перемешались и я публиковала не так, как должно было быть. Узнала только потом об ошибке. Надеюсь, это сильно не запутает того, кто еще помнит рассказ и ждет продолжения. Старалась минимально убрать путаницу. На счет продолжения. Будет еще 9 и, возможно, 10. Смотря сколько еще напишется.
17:39
Снова пошло немного что-то не так, и я редактировала только-то концовку, которая попала сюда из старого черновика.
Загрузка...
Империум