Цветок на форме

Автор:
Анжела Реллер
Цветок на форме
Аннотация:
У Саши глаза больные. Щенячьи. Но хватка - взрослого добермана.
Она открывает рот, её губы шевелятся:
- Почему? Чего тебе не хватило? Разве плохо нам было? Разве там тебя ждет лучшая жизнь?
Текст:

Пальцы удерживают подрагивающий ствол в районе живота. Крис не отбирала оружие, его ей словно вручили, в руки втиснули - выбирай, мол, раз тебе так свободы хочется. Первое, ёлки палки, задание. Проверка на вшивость.


У Саши глаза больные. Щенячьи. Но хватка - взрослого добермана.

Она открывает рот, её губы шевелятся:

- Почему? Чего тебе не хватило? Разве плохо нам было? Разве там тебя ждет лучшая жизнь?


Чертова сирена не затихает, а её (бывшая) подруга не умеет читать по губам. Только лицо морщит, будто ей жаль/сложно/тоже хочется лечь на этом полу и умереть. ... Тревога, изгнанники. Тревога изгнанники. Тревога... Свет мигает.


Коридор крайний, у самого выхода. Это вообще-то не Сашина смена. Она мыла старую сковородку на кухне, мурлыкая незатейливую песенку, когда звуко- и светопреставления начались. Думала - пойду в комнату, сами разберутся. Без сопливых, как мастер Ник говорит.

Не дошла. Что-то дернуло, потянуло заглянуть в соседний блок - Крис божилась, что к Ирме пойдет гранит науки постигать, пока она, Саша, отрабатывает взыскание за "длинный язык" (мастер Ник неожиданно махнул рукой, отпуская раньше обычного. Его что-то тревожило).

В комнате как будто что-то поменялось. Саша грешила на брошенную посреди общего стола сковородку, потащилась её на кухню отмывать. А потом...

В блоке соседок, в комнате 104 её не было, а на Ирме лежал плед. Только кто под звуки тревоги спать будет? С незапертой дверью. Саша потрясла её - не помогло. Не было реакции и на пару пощечин. А вот пульс был, как и ровное дыхание, и еле заметный след от прокола. Инъекции...


Звук из динамиков понижается, словно кто-то тянет ползунок вниз. Градус драматичности взлетает до новых высот - теперь их слышно.

- Саш, отпусти.

Крис не этого ожидала. Ей настолько странно, неловко и стыдно не было ни в комнате с железными решетками, когда чужаки (изгнанники - так их тут называют) бросали злые взгляды и ядовитые фразочки. Когда бросались на неё, словно звери на прутья решеток. Они говорили с ней. О ней, мастерах, жизни за воротами Центра. И меняли её. Как потом оказалось, усиленно меняли.

Она сказала как-то "Мне стыдно быть частью этой системы" и "Я помогу выбраться, а вы заберите меня с собой". А теперь ей приходится слушать бесконечное "почему". Глаза лучшей подруги такие детские, непонимающие. Вот как ей все эти недели разговоров предоставить? Как вытряхнуть веру в Центр одним махом руки?

В руках ствол. Сашин. Её сердце с треском осыпается в груди, несколько выше места, где холодный металл касается тёмной рубашки.

- Это мой выбор, понимаешь? Не дури, все равно я тут не останусь. Меня тошнит от этих стен, от бесконечных занятий, мастеров и от... Пусти.

"От тебя" дергается в голове. " Она хотела добавить - и от тебя".


Саша коротко стрижена. Кучерявые локоны кончиками мажут по плечам, когда она вскидывает подбородок. Искры вспыхивают в бутылочного цвета глазах.

- Выбрала? Уверена?


...Саша из соседнего блока вылетела, ощущая, что уже не успела куда-то, когда-то, что облажалась. Но кобуру с пистолетом и рацию подхватила в их комнате. Ей хотелось верить. Она верила...

...В тюремном блоке были пустые камеры. Наверное, она уже знала тогда, что произошло. Может, догадалась раньше, еще до всего. Не зря же побежала именно туда? Словно её правильная и послушная Кристина могла так зверски нарушить приказ.

Мастер Григорий мазнул по запыхавшейся, ввалившейся в помещение Александре Лесовой, цепким взглядом, но ничего не сказал. Побледневшее лицо, испуганные глаза. "Если эта здесь, где её подружка? Всё-таки она?". Дверь захлопнулась так же резко. Мастер отвлекся на ожившую рацию, потом - на команды, отчеты своих людей.

За Сашей никто не пошел. А она свернула в коридор, потом еще один. Право, право. Библиотека. Право, обойти стенд слева, еще одно лево. Протиснуться между плотно стоящими стеллажами. В тупике нажать на выступ и... Саша пролетела проход за несколько минут.


Крис вскрикнула, изгнанные бросились вперед. Пистолет уперся пропаже в области сердца. Грудная клетка ходила ходуном, кто-то заскулил. Тонко, жалобно. Или это только у Саши в голове?..

Звук сирены обрывается внезапно, словно пленка закончилась или батарейки сели. Прошло от силы минут пятнадцать.


Тихо. Только пленники шуршат в углу, словно крысы. Почему, интересно, не приближаются? Проверят готовность Кристины? Дают возможности обрубить канаты?

"Как глупо" мелькает в голове. "Но я ведь тоже".


Саша сглатывает. Глаза тухнут.

- Тогда стреляй.

- Ч-что?

- Стреляй, если ты действительно этого хочешь. Если решила предать нас всех и бросить. Оставить родителей. Меня. - Голос подрагивает от волнения, хватка - сталь. - Стреляй потому, что иначе я воспользуюсь рацией. Стреляй или ты никуда не уйдешь.

"Я ведь тоже хочу проверить".

Рация в кармане. Компактная. Рабочая. Одно нажатие, пара слов и здесь будет служба безопасности. Они ведь пока не знают.

Выходы перекрывают, но не этот. Отец Крис рассказал, что друг его друга когда-то работал над Центром. И архитектор сказал ему по секрету, что есть еще один выход. Пьяный в хлам архитектор. Отец Крис не верил и все кто был в этой цепочке до него - тоже. А две девчушки поверили. И нашли. После двух месяцев бестолковых попыток. Думали - им повезло. Теперь только Саша не согласна.

Она медлит. Знает - не станет никуда нажимать, пока Крис не нажмет. "В меня или в воздух. В сердце, в живот или ногу... Решай и тогда я пойму".


Крис подташнивает - это нервы, не свежая капуста на обеде, необходимость прикончить лучшую подругу. Еще пару минут, и Марк выхватит оружие из её рук. Они пока возятся с выходом, верят, что Крис справится сама. Её пистолет у Марка, он наверняка думает, Крис сама добила Сашин. Но она…

"Давай уже" говорит себе Крис. "Иначе все зря".

Пальцы Саши удерживают подрагивающий ствол в районе живота. Не вырвать, но сдвинуть - легко, она не станет упираться. А Крис?

"Я... Я просто... Я обязана".


Выстрел. У Крис уши закладывает, и отдача бьет в руку. Саша падает вниз изломанной куклой, красный цветок вспыхивает на чернильной форме, быстро разрастаясь. Уголки губ кривятся в усмешке - это прощание с прошлым, с почти сестрой.


Крис поворачивает спиной к девушке, с которой делила комнату и родителей. Спешно бежит к новым товарищам, похолодевшими пальцами сжимая пистолет.

"Нужно было... нужно было в сердце целиться" проскальзывает в голове. Ей это не нравится. Но Марк чуть хмурится, встречая её за воротами.

Они всё видели. Они, наверное, сделали бы как надо.
Другие работы автора:
+1
17:51
127
21:10
Это часть чего-то большего, видимо?
22:14
Это зарисовка из утопичного мира, где люди прячутся в Центрах. Тогда как другие (изгнанные) живут вне стен и общественных правил…
Может иметь продолжение, но это зависит от вдохновения.
21:23 (отредактировано)
( а её (бывшая) подруга не умеет читать по губах)

22:09 (отредактировано)
Из-за громкого звука сирены слова Саши нельзя услышать. Только прочитать по губах. Но Крис не умеет читать по губам. Упс
Комментарий удален
Загрузка...
Артём Шевченко

Другие публикации