Белый шум

Автор:
Алексей
Белый шум
Аннотация:
Все мы часто задумываемся о будущем, о тех переменах, что оно нам несет. И нередко оно нас пугает своей неизвестностью.
Текст:

Ты сегодня не властен над завтрашним днём,
Твои замыслы завтра развеются сном!
Ты сегодня живи, если ты не безумен.
Ты - не вечен, как всё в этом мире земном.
О. Хайям.


Когда-то, в эру ещё кайнозоя, в самом начале восьмидесятых Андрей Протасов работал лаборантом в электрофизическом отделе НИИ, и естественно, занимался радиоэлектроникой. В ту пору электронные поделки лепить было модно. Андрей имел неограниченный доступ к деталям, и активно, без зазрения совести ими приторговывал, таким образом весьма успешно латая дыры в семейном бюджете. Он занимался сборкой усилителей низкой частоты. Если кто мало об этом знает, то усилитель НЧ -штуковина, применявшаяся в приёмниках, магнитофонах, телевизорах, и которая в модифицированном виде поныне используется в материнских платах современных компьютеров.
Театр начинается с гардеробной, так полагал когда-то великий режиссёр. Исследовательская работа кончалась в коридоре, так думал Андрей. Зато начинались сплетни и болтовня про нереализованные, порой даже бредовые идеи. Одну такую идейку и подхватил лаборант, которая заключалась в схеме принципиально нового усилителя. Но нужна была специальная микросхема. Таковых советская промышленность не выпускала, и в справочниках ничего похожего Андрей не нашёл. В выходной день Протасов отправился на радиорынок, и приколов к майке бумажку с нарисованной принципиальной схемой чипа, принялся ходить по рядам. Вскоре к нему подошёл какой-то барыга в роговых очках и произнёс:
- Мне кажется, я могу вам помочь. Через неделю перезвоните мне по этому номеру, - он сунул листок из блокнота в руку Андрея, - это будет стоить триста рублей.
- Сколько? - подскочил на месте Андрей.
- Больше нигде вы такой микросхемы не отыщете.
- Ладно, - выдохнул лаборант.
- Деньги на бочку при следующей встрече, - подытожил торговец и растворился в толпе.
Их последующее рандеву состоялось опять же в институтском коридоре. Возле окна стоял барыга, нетерпеливо барабаня костяшками пальцев по подоконнику. Вокруг его гладко причёсанной головы развевалось радужное апостольское сияние, за спиной - сонм мечущихся пылинок поднимал и опускал нечто похожее на крылья гигантской стрекозы. Андрей сразу узнал спекулянта и подошёл.
- Хм, - сказал торговец вместо приветствия, - качаете науку с боку на бок?
- Как вы сюда прошли? - удивился Андрей, - мы же договорились встретиться во дворе.
Торговец молча предъявил поддельный пропуск.
- Знаете, давайте завершим нашу сделку здесь. Штука контрабандная, лучше на улице не сверкать, а здесь, в суете, никому нет до нас дела, - он извлёк из портфеля свёрток и вручил его лаборанту.
Андрей развернул обёрточную бумагу. Да, это была микросхема. В пластиковой упаковке, она сверкала позолоченными контактами и посеребрённым корпусом. Маркировки не было, но на обратной стороне упаковки имелся рисунок её внутренней структуры.
- Как и договаривались, с вас триста рублей.
Это была грабительская цена. Зарплата кандидата наук, но Андрей достал деньги и сунул их без сожаления торговцу. Барыга, пересчитав червонцы, удовлетворённо улыбнулся и пробормотал.
- Рад был помочь, - и так же неожиданно растворился в проёме длинного коридора.
Андрей засел за сборку приёмника. Словно одержимый, он вытравливал плату за платой, устраивая в квартире ужасную вонь. Смердил канифолью, впаивая элементы в плату и скандалил с женой. Сборка никак не желала работать, и выдавала, что называется, белый шум.
Но если долго мучиться, что нибудь получится. В один из августовских дней приёмник заработал и поймал Голос Америки. Андрей крутил все подстроечные резисторы, монтируя шкалу радиочастот. Он наткнулся на волну, какую-то очень сверхвысокочастотную, и эта волна заинтриговала. Его жена Татьяна находилась в тот момент рядом, и от услышанного её брови поползли вверх. Ничего необычного на столе не было. Диаграммы, приборы, портативный осциллограф, окно, солнце за ним. Ни одну любовницу не ласкали так долго и жадно, как эту конструкцию. Жена ревновала к сложной запутанной железяке с хитроумным переплетением проводов, потому что из-за неё Андрейка, ну совершенно перестал уделять ей внимание. Теперь, в благодарность, она безукоризненно заработала. Но то, что она выдала, поразило обоих супругов.
"17 августа было принято решение ввести чрезвычайное положение, с 19 августа сформировать ГКЧП, потребовать от Михаила Горбачёва подписать указ об отставке и передать полномочия вице-президенту Геннадию Янаеву".
- Какого такого августа? - потрясённо произнесла жена, - какому Янаеву? - что ты такое поймал?
- Я не знаю, - растерянно отвечал Андрей, опасливо поглядывая на приёмник, - просто настроился на волну.
Но из динамика уже раздавалось привычное шипение.
- А ну-ка, крути ещё, - приказала жена, устраиваясь в кресло, - я хочу дослушать про это ГЧП.
Однако загадочная станция не ловилась.
- Чип перегрелся, - заключил Андрей, - надо выключить, иначе сгорит. Я целое состояние за него вывалил. Знаешь, сколько деталей из-за него списать пришлось?
На следующий день приёмник снова поймал волну.
"C 06:00. на территории Советского Союза вводится чрезвычайное положение. Вторая мотострелковая Таманская дивизия и четвёртая танковая Кантемировская дивизия движутся к Москве. У памятника Юрию Долгорукому начался митинг в поддержку демократии Бориса Ельцина".
- Опять, - прибежала их кухни жена, - а ну давай, погромче.
"Около 14:00. собравшиеся у Белого Дома начали сооружение импровизированных баррикад. Сессия Ленсовета приняла обращение к президенту России отказать признать ГКЧП и вводить чрезвычайное положение. На сторону Ельцина перешла танковая рота майора Евдокимова".
"В ночь на 23 августа по распоряжению Моссовета при массовом скоплении митингующих произведён демонтаж памятника Феликсу Дзержинскому на Лубянской площади".
Приёмник вновь зашипел.
- Андрей, - прошептала Татьяна, - это трансляция из будущего. Как ты такое сумел сотворить?
- Я не знаю. Просто подхватил идею одного из инженеров в нашем институте, и довёл до ума.
- Год, какой год? Кто такой Янаев? Кто Ельцин? - скороговоркой тараторила Татьяна.
- Скорее всего, это недалёкое будущее. Послушай, существует теория единого информационного поля. Скорее всего, мой приёмник какие-то образом ловит его сигналы. Я не совсем в этом уверен, но другого объяснения у меня нет.
- Спроси у коллег на работе.
- Чтобы меня на смех подняли? А вдруг это какой-то розыгрыш? Или происки западного империализма?
Всю неделю приёмник молчал. Но в следующее воскресенье он выдал очередную порцию новостей.
"Сегодня, 22 августа 1991 года Борис Ельцин подписал указ об аннулировании всех постановлений ГКЧП и ряде перестановок в Гостелерадио. Самолёт Ту 134 с Руцким, Силаевым и Горбачёвым приземлился во Внуково. Большинство членов ГКЧП на данный момент арестовано".
- Боже мой! - воскликнула Татьяна, - это будет ровно через десять лет. Неужели наша страна войдёт в такие жуткие потрясения?
- Не вздумай никому об этом рассказывать, - строго сказал Андрей, - а вдруг это неправда? А если правда, то очень жестокая. Я - член КПСС, ты комсомолка. За такую антисоветчину знаешь, что может нам быть? Как минимум исключение.
Наутро Андрей уложил приёмник в пакет из-под импортных апельсин, и унёс на работу. Склад! Лабораторный склад для хранения приборов и устаревшего оборудования. Комната-коридор в полуподвале с одиноким окошком в углу. Туда годами никто не наведывался. За покрытый пылью толщиной с палец металлический шкаф, стоявший под складским окном, там он и спрятал приёмник от греха подальше.
Шли годы, и постепенно история с трансляциями из будущего забылась. У Татьяны с Андреем родилась дочь. Однако по прошествии десяти лет события развернулись именно так, как вещал тогда приёмник. Только Андрей уже не работал в том институте. Да и содержимое склада давно вывезли и сдали в металлолом. Но Андрей снова навострил лыжи на радиоэлектронный базар. Приблизительно схему он помнил, и где-то даже она валялась начерченная на тетрадном листе. Нужно было добыть микрочип. Он сделает точную копию, заново вытравит плату, он соберёт. И узнает, что будет дальше...

+3
16:45
245
17:20 (отредактировано)
+1
bravo. Очень понравился рассказ! Чтобы чип не перегревался — радиатор! За картинку — отдельный респект! Уже забыл, как эти коричневые конденсаторы маркеруются. КСО или типа того. Графитовый резистор — вообще эпик! СП-1 yahoo
«Кормушка» паяльника из под леденцов!
Цэшка! Лампы! Это всё моё! Родное! ©
Трансформатор! Он работает так! — УУУ )))
Транзистор МП на книжке!
17:44
+3
Да-да, благодарю за отзыв, сам когда-то травил эти платы в хлорном железе, вручную мотал обмотки трансформаторов
21:38
+1
я на станке их мотал одно время, даже тороидальные, но это ещё так давно было, до инвалидности.
21:19
+2
хорошо написано, только это не секрет, хотя нет, пока ещё секрет, но всё будет хорошо. только не так, как все думают, но хорошо winkthumbsupdrink
08:02
+2
Они-то не знают, спасибо за отзыв
08:21
+1
им и не надо wink
21:31
+2
Браво, Алексей! bravoКлассная история!
«Скорее всего, мой приёмник какиМ-то образом ловит его сигналы».
08:03
+2
Благодарю!
Загрузка...
Илона Левина

Другие публикации

Вольга
Rediska 18 минут назад 0
Дедушка
grisha 1 час назад 0
Дегустация
Tashi 1 час назад 2