Люська

18+
Автор:
SadTheo
Люська
Аннотация:
Когда мир начинает поглощать неизвестная опухоль, выжившие вынуждены спасаться в море. Им кажется, что вдали от берега они будут в безопасности, но новый «рак» — это только начало проблем.
Текст:

Наши говорят, капитан — это сердце корабля. Но знаешь, что я думаю? На таком судёнышке, да в такой компании сердце и желудок, они как бы одно. Ну, по важности. Так что у нас тут кок, он чуть ли не важнее меня, понимаешь ли. Ну то есть она.

Кок у нас — баба, да какая! А говорят, опять-таки, баба на корабле — к беде. И дело говорят. В прежние времена меня б за такие слова засудили на ох какую сумму. Они ж тогда вой поднимали, что это всё отголоски патри… па… Мать твою! В общем, завыли-то они по-другому, когда началось, да.

Слушаешь? Вижу, слушаешь. Следишь глазом своим чёрным, как оливка в масле, по губам будто читаешь. Видно там, что ль, губы-то, в водорослях моих небритых, ха-ха!

Так это, ну, значит, я уж не знаю, кто там какой портал в ад открыл или что, но как опухоль эта полезла, так выдавила нас всех в моря. Ну как всех, кто ближе был, кто успел, это оно как обычно — кто раньше встал, того и вёсла. Лезло, понимаешь ты, из-под домов, и чем дом больше, тем гаже эта мерзость. И ничего её не берёт! До меня-то сразу допёрло, что сматываться надо. Я ребят собрал, из тех, с кем мы раньше на промысел ходили. Пока туда-сюда — уже и народ догнал, что к чему, уже паника.

Я эту бабёху как-то из толпы выцепил, уж не знаю, почему так вышло. Ору ей: «Кухарить умеешь?» Она глазами так хлопает и кивает изо всех сил. Ну в общем, так она тут и оказалась. Помогала даже цепляющихся за борт сбрасывать, пока не отплыли. Бойкая оказалась девка. Люськой звать.

Красивая она, конечно, была, волосы до пояса, цветом что солома, только мягонькие. Груди — во! Никто, однако ж, её не трогал, как-то так она сразу себя поставила. Меня подпускала только, кобылка своенравная, ха. Ну, я её объездил, чего уж. Готовила она, конечно, так себе, но и то радость. Ушица у неё выходила с каждым разом всё лучше, да и фантазии у бабы поболе, а то б мы от этой вечной рыбы давно бы свихнулись.

Ты зубы-то свои на меня не точи, рано ещё. Ты уж дослушай. Хоть ты это всё и сам знаешь, да мне выговориться надо, уж извини.

Короче, захворал я как-то. Есть не мог вообще, ну дня три, не меньше. Лежу, помираю. И вот прибегает Люська ко мне, вся зарёванная, а в руках рыбина вскрытая. «Чего, — говорю, — воешь? Случилось чего?» А она трясётся, руки в рыбьей слизи с кровью, суёт мне эту тушку и всхлипывает. Я Люську по щекам отхлестал, ну, несильно, чтоб в чувство пришла. Оказалось, в общем, что в рыбине этой опухоль. Такая, как из городов полезла. Смотрю — правда. Чёрная такая, склизкая и вся пульсирует, а внутри как будто фонариком кто подсвечивает, красноватые отсветы бегают. И рыба эта — всё ещё живая.

«Ну выкинь ты её, — говорю, — чего рыдать?»

А Люська говорит, мол, до этого рыбу ели, там тоже что-то такое было, только мелкое, она и решила, что это икра.

«Кто, — спрашиваю, — рыбу эту ел?»

«А все, — говорит, — кроме тебя, ты ж тут провалялся».

Понимаешь, да?

Стали мы присматриваться к команде и думать, что же жрать-то теперь. Вся рыба пошла «раковая». Чтобы шум не поднимать, ещё пару дней кормили всех ей, что поделать, сами засоленную доедали. Жаль, раньше не догадались побольше засолить. И вроде поначалу всё как обычно было, да только Семёнов странно кашлять начал, у Петьки дёсны кровить стали так, что в тарелке с ухой разводы плавали, пока жрал. Постепенно все испортились.

Ну, чего уставился? Да, испортились. И мы с Люськой сделали то, что надо было. Нам чего оставалось? Ждать, пока нас сожрут? Или пока опухоль на нас перекинется?

Мы ж думали, подальше отойдём от берега, рыба чистая пойдёт, проживём как-нибудь. А остальные всё одно обречены. Только ни черта: что ни улов, то всё в этой дряни. А жрать хочется! Что мне делать было? Тут каждый за себя.

Представляешь, я её жру, а она дышит. Глазами хлопает, как тогда, но не орёт даже. «Что за?..» — думаю. Потом уже увидел, что в ней тоже дрянь эта, под сердцем прямо. «Ну, что уж, попробуем, — думаю, — стороной обойти». Привязал Люську к столу кухонному, разделанную. Думаю, и холодильник не нужен, раз так.

А потом как дошло, что это я такое делаю, аж выблевал всё обратно. Так прям с ножиком, каким брюхо Люське резал, — сюда, на воздух.

Ты тут ещё? Конечно, куда ж денешься. Ждёшь, падла? Ждёшь, пока сдохну. Ну погоди, чуть-чуть осталось.

А я даже рад, что ты вернулся. Уж не знаю, за что ты там зацепился, или в сетях, может, запутался. Хороший ты был парень, Василий. Ногти только обгрызал отвратно, до мяса, а сейчас вон какие когтищи отрастил, ха! Глядишь, с Люськой общий язык найдёте. Новый вид вырастите, раз уж нам кирдык.

Вон она, отвязалась наконец. Тащит нутро своё рыбье в руках, моя Люська.

Вы уж решайте, как меня делить будете. Только чур сердце ей уступи. По-человечески.

Другие работы автора:
0
16:03
327
Загрузка...
Эли Бротовски