Тропа до звёзд. Часть 1. Глава 15

12+
Автор:
Ёж-оборотень
Тропа до звёзд. Часть 1. Глава 15
Аннотация:
Остатки шлема торчали по обе стороны лица, как обломки зубов. Похоже, выстрел угодил метко и перегрузил силовое поле, но остаточный заряд пришёлся по касательной. Лоцман ощутил, как кожу начинает обдирать потоком ледяной крошки. Он стянул отныне бесполезную защиту, чтобы та не мешала обзору — и уставился на чьи-то ботинки.
Текст:

Самым сложным в любом переходе оказывалось взять верный прицел. При всей кажущейся сверхъестественности лоцманского дара, закон обратных квадратов никто не отменял. И чтобы шагающий мог почувствовать нечто удалённое, этому «нечто» требовалось обладать заметной массой.

Побочным эффектом подобной дальнозоркости становилось падение разрешающей способности. Если возле планеты крутилось несколько кораблей — лоцман, скорее всего, мог их засечь и перенести свой так, чтобы ни в кого не впаяться на субатомном уровне. Но ближе к поверхности, в области уплотнения гравитационного поля, искажения нарастали, и отдельные предметы ощущались уже с трудом.

Логичным выходом становилось подойти поближе и «понюхать» вплотную, с орбиты. Правда, в этом варианте имелся весомый минус: если у террористов имелась развёрнутая РЛС, чего не стоило исключать ни в коем случае, то разведку ожидал гостеприимный пушной зверёк. А сами «плохие парни» получали однозначное предупреждение и фору, чтобы передислоцироваться.

Поэтому идти решили в один прыжок, благо от Земли это получалось всего шестнадцать световых. В нарушение всех правил техники безопасности, расчётная точка выхода находилась внутри тропосферы — по меркам космоса, впритирку к планетарной коре. Не самое приятное знание — и килотонны ответственности для лоцмана.

Бот тряхнуло, потом возникло короткое ощущение падения. Через мгновение спуск замедлился, началась болтанка. Финальный толчок через несколько минут показал, что экспедиция прибыла. Тут же заработали грависенсоры, радары и прочие детекторы.

— Чисто, — отметил один из разведчиков. «Фогель-четыре», вспомнил Саймон. Тот оказался вооружён по минимуму, зато нёс отдельный комплекс датчиков, закреплённый за спиной и торчавший строенным антенным блоком над плечом. Серьёзная аппаратура. Военпром.

Короткими, резкими жестами командир спецгруппы раздал указания. Дверь упала в снег, став рампой, и «Фогели» высыпали в метель, проламываясь скозь неё тёмными пятнами. Впрочем, тут же начали работать мимикриды в доспехах — пятна посветлели, покрылись движущимися росчерками, и уже через пару секунд лоцман не смог бы сказать, кто где притаился, если бы смарт не выделял разведчиков рамками.

— Апостол, занять точку «Алеф-раз», — тихо, но отчётливо прошипело в ухе. Саймон вспомнил, что он вообще-то не турист, покраснел под бронёй и, пригнувшись, устремился к обозначенному синей меткой валуну. Вокруг шлема заскрипело — мелкие, угловатые снежинки стремились ободрать всё на своём пути, как поток наждака из пескоструйной машины, виденной в сетевом музее. Пришлось снизить чувствительность микрофонов, хоть это выходило и небезопасно.

Остальные заняли позиции по ордеру «обратная звезда». Первый и второй выдвинулись вперёд и по флангам. Третий и пятый — оттянулись чуть назад и по сторонам. Командир замыкал, а четвёртый изучал данные сканирования неподалёку от лоцмана — по центру фигуры. Около полуминуты все обозревали окрест, затем, видимо, удовлетворившись осмотром, Микко приказал:

— По вектору.

Высветилась стрелка, указывающая направление движения. Разведчики начали вымётываться короткими перебежками, так, чтобы всё время держаться в поле зрения друг друга. То один, то другой поднимался из-за камня, сугроба или скальной гряды — и бесшумной, мо́рочной фигурой проскальзывал над снежным полем. Выглядело это красиво, но жутковато.

Начался подъём. Склон оказался достаточно пологим, но Саймон запыхался минуте на пятнадцатой. Его передвижениями руководил сам Джавад, и двигаться в том темпе, который задавал двужильный командир, оказалось тяжко. Гораздо сложнее, чем на тренировке. Виду юный лоцман старался не подавать, но, по ходу дела, тяжёлое дыхание в микрофон сказало о его состоянии достаточно.

— Привал минута, — снова прошелестело на общем канале. Саймон, пригибаясь от ветра, нырнул за каменный козырёк, удачно накрывавший небольшую площадку. Туда же устремились четвёртый «Фогель» и Микко.

— В норме, — стараясь, чтобы пыхтение не звучало совсем уж беспомощно, лоцман отрапортовал вставшему на одно колено командиру. Тот кивнул, и тусклый, рассеянный метелью свет мягко сбликовал на шлеме.

— Не надрывайся, Апостол, — всё так же тихо посоветовал Джавад в личном канале, — ты должен быть собран и в силах, — и тут же перешёл обратно на циркулярную связь, — Фогель-четыре, обстановка?

— Всё ещё чисто, — отрапортовал тот. Остальные аналогично кратко подтвердили. Минута закончилась до обидного быстро.

Наконец, группа добралась до верхней точки перевала. С неуловимой сноровкой попрятавшись в складки рельефа, разведчики принялись сканировать вид по ту сторону хребта. А там было, на что посмотреть.

Ветер, закидывавший перевал ледяной сечкой, сразу за склоном утихал, и погребённое под снегом дно долины оказывалось вполне различимо. Между тремя пологими, плавными холмами лежала туша корабля, даже на расстоянии смотрящаяся внушительно. Вокруг корпуса виднелись какие-то постройки — видимо, та самая незадачливая колония, так и не переросшая размеров среднего посёлка. Какого-либо движения, свечения, звуков и прочих признаков жизнедеятельности человека не наблюдалось.

Саймон хотел было уже отметить очевидное, просто чтобы разбавить царящую в эфире тишину, но его остановили болезненно знакомые ощущения. Рефлекторно подняв руки к голове, чтобы остановить зуд и чесотку между ушей, он выдохнул:

Переход! — и вернул чувствительность на внешних микрофонах. Разведчики замерли, как неживые. По связи еле слышно прошелестело:

— Где?

Но ответ не потребовался. Буквально в считанных метрах вниз по тропе, с заметным хлопком, из ниоткуда соткался десяток грузных, одетых в утеплённые куртки и комбинезоны фигур, вооружённых всем подряд — от шок-ганов до индуктивок. У одного, кажется, имелся даже экзоскелет, дополненный закреплённым над плечом плазмометом. Саймон очень надеялся, что ему показалось, потому что сам он тут же рухнул за камни и постарался вжаться в снег целиком.

Правда, через мгновение пришла картинка от сенсорного массива, который волок «Фогель-четыре». На ней стало видно, что тесная группа «гостей» рассыпалась, и сейчас они обшаривают склон. В сторону разведчиков никто, по счастью, не выдвинулся, но полагаться на везение было нельзя.

По сети пришёл сигнал к медленному, осторожному отступлению. Всё так же ползком, стараясь, чтобы укрытые снегом камни не стронулись со своих мест, лоцман начал сдвигаться в сторону, с которой они явились. Остальные перемещались примерно тем же манером и, казалось бы, всё могло пройти гладко.

Но не прошло.

На схеме, исправно отображаемой смартом, одна из фигур в рядах противника замерла. И медленно повернулась в сторону «Фогелей». Ну конечно, обругал себя Саймон, у них тоже есть лоцман. И тот почуял нехарактерное движение.

Ни крикнуть «замрите!», ни как-то ещё предупредить отделение не получилось. Командир приказал поднять силовые щиты и открыть огонь. Видимо, тоже подметил избыточное внимание и решил, что профилактика надёжнее лечения. Бой вскипел в единый момент.

Стрельбу разведчики вели не прицельную, а, скорее, на подавление — рассчитывали на отступление с переходом. Соответствующий приказ тут же пришёл юному лоцману, но выполнить его не имелось никакой возможности…

Потому что после первого же выстрела, вспоровшего воздух, в голове у Саймона разлилась мертвенная, холодная, всепоглощающая пустота. Кто-то тоже распознал в нём лоцмана — и включил подавитель. Отход становился всё менее реальным.

Террористы — в этом сомнений уже не осталось — залегли напротив, укрываясь гладким каменным валом. Разведчики же постоянно перебегали между валунами и скальными выступами, создавая иллюзию, что их больше, чем на самом деле. Обе стороны осторожничали, но палили со всем энтузиазмом. А лоцман пытался донести до Микко суть проблемы.

— Что за хрень?! — всегда спокойный, в бою голос командира отряда стал резким и категоричным. — Как это «не могу»? Никогда о таком не слышал!

— Анжело не сказал? — плюя на конспирацию и пытаясь выцелить кого-нибудь сквозь метель, выдавил Саймон. Он неудачно упал за укрытие, и теперь подвернувшаяся нога слегка ныла. Слегка — потому что адреналин боя пока скрадывал боль. А кроме того, бо́льшую часть внимания оттягивала холодная пустота в голове. — Новости тоже не смотришь?

— В culo новости! — прорычал Джавад. — Вот они, все перед нами! Придётся отступать ножками, под сплошным огнём! Отделение…

И тут мир вздрогнул.

Закрутив головой и даже осторожно высунувшись из-за камня, лоцман увидел причину. Огромный, древний «Группер» стряхивал с себя лёд, снег, крепёжные балки ближайших домов, медленно поднимаясь над землёй. Судя по реакции террористов, точнее, по отсутствию оной, так и планировалось с самого начала.

Микко заковыристо, искренне выругался. В его голосе звучала досада профессионала: цели разведки уплывали из-под носа в прямом смысле слова. То есть, доказательство существования у террористов схрона на планете — вот оно, прямее некуда. Только смысла в нём теперь оставалось не больше, чем говядины в синтобелковой котлете.

А потом мир вздрогнул ещё раз. И ещё.

Сверху зарокотало. Вскинув взгляд, Саймон с долей ужаса и восхищения обнаружил, что полог низких, плотных туч по обе стороны долины вспухает перевёрнутым грибом, а из клубящейся мглы падают хищные, заострённые силуэты. Когда детали корпусов стали различимы, он смог определить, что это «Гарпии» — лёгкие рейдеры, приспособленные для высадки на планеты и атмосферных манёвров. Кажется, прибыла кавалерия.

Вот только совершенно становилось непонятно, откуда взялись эти крейсера. Неужели Оосава следил? Но изначальный план миссии не предусматривал никакого вмешательства военных. Более того, насколько понимал сам молодой лоцман, в случае успеха разведки, захват террористов должен был перерасти в, скорее, полицейскую операцию — при силовой поддержке армии и флота, но всё же.

О том, что капитаны кораблей настроены решительно, стало понятно сразу, когда с бортовых установок вылетел целый рой небольших ракет. Скорее всего, «Гарпии» запустили малые ЭМП-глушилки, планируя ослепить противника и принудить к посадке. Но навстречу своре реактивных хищников ударили бледно-фиолетовые лучи — заработали ионизирующие атмосферу мультидиапазонные лазеры непосредственной обороны. А кроме того, из развалин поселения начали бить гауссовы зенитки, разгоняя детонирующие в облаках контейнеры с плазмой. Похоже, заговорщики подготовились ко всему.

Рейдеры вильнули в стороны, и вниз посыпались десантные боты. Террористы, прижимавшие к земле группу «Фогелей», заволновались. Видимо, на полномасштабную наземную операцию они всё же не рассчитывали, и это смешало им планы. Опасность быть окружёнными поубавила решительности и заметно снизила плотность огня. Микко скомандовал отступать энергичнее.

Снова раздался рокот. Уже ничего не понимая, Саймон опять запрокинул голову. Над зависшим в воздухе «Группером» скользнул ещё один силуэт — на этот раз не опознаваемый ни самим лоцманом, ни системами смарта. По размерам судно было схоже с «Гарпией» и, очевидно, выполняло те же функции, потому что тоже начало с энтузиазмом высаживать десант. При этом оно уверенно вело огонь по кораблям ООН.

А когда откуда-то сзади подтянулась ещё пара кораблей, относительно схожих с третьим незнакомцем, лоцман понял, что вся операция скатывается в полный хаос. Он разрядил в сторону воспрявших террористов свой шокер, снова упал в укрытие, сменил батарею и вызвал Джавада.

Тот начал первым, с насущного:

Переход можешь?

Мир вокруг молчал. Саймон скрипнул зубами.

— В глубоком блоке. С кораблей ответили?

— Аналогично, — голос звучал глухо, сосредоточенно. — Десант тоже не пингуется. Сдаётся мне, нас сдали в утиль.

Мысль резанула больно, но свежей не оказалась: лоцман и сам начал испытывать сомнения. Он хотел было согласиться вслух, но тут раздались выстрелы со спины.

Оказывается, неопознанные корабли высадили двойку ботов за хребтом — по крайней мере, приближающихся человеческих фигур хватило бы как раз на пару отделений. Командир разведчиков мрачно выматерился…

И тут перед глазами Саймона всё вспыхнуло. Он вскинул руку к лицу, валясь в сугроб. Сумел смягчить падение. Выплюнул снег. Снег?

Остатки шлема торчали по обе стороны лица, как обломки зубов. Похоже, выстрел угодил метко и перегрузил силовое поле, но остаточный заряд пришёлся по касательной. Лоцман ощутил, как кожу начинает обдирать потоком ледяной крошки. Он стянул отныне бесполезную защиту, чтобы та не мешала обзору — и уставился на чьи-то ботинки.

Ощущение пустоты в голове, там, где обычно крутились миры и покойно, мерно дышала гравитация, резко усилилось, смешавшись с незнакомым доселе, томительным, выматывающим предчувствием неизбежности. Саймон поднял взгляд на покрытую камуфляжными разводами куртку — и, почти не удивившись, обнаружил под капюшоном знакомые, сверкающие золотом и смарагдом глаза. Магда радушно улыбнулась.

— Привет, лоцман!

Затем один из ботинок рванулся вперёд.

Наступила темнота.

+3
13:10
212
13:40 (отредактировано)
На самом интересном месте! А по два в день? thumbsup
14:34
+2
Меня тут уговаривали по одному в неделю, не чаще)
И да, это конец первой части.
16:02
Я помню, ещё две части будет:))
12:30
+1
Ева, пощадите sos
16:23
+2
00:47
+1
Что я могу сказать по поводу 1 части, свои впечатления, если вам, конечно, интересно узнать.
1. Герои кругловатые и гладкие, т.е. там не за что зацепиться, они почти идеальные даже со своими недостатками. Гладкие, замкнутые — закрытые, в них не залезть, не проникнуть, чтобы понять, ощутить, проникнуться, проявить эмпатию. Старший Фишер, Оосава, Анджей Фишер, даже Мягков воспринимаются как вариации одного типажа. Суровые, со своими недостатками, но мужественные, решительные, умные, с иезуитскими замашками и проч.
2. Я поняла наконец, что стало не так для меня в тексте, после того, как обнаружилась библейская подоплёка, текст для меня лично потерял аутентичность, оригинальность, изюминку. По моему мнению, слишком уж эта библейская тема в лоб, грубовато даже, да и замах: библия все таки достаточно сакральный источник, чтобы вот так брать и делать аранжировку на основные сюжеты. А потом теперь ищу по тексту разные соответствия — например, рыбы везде, а рыбы как известно символ Иисуса, так что теперь не знаю — ждать ли тайного лидера террористов)
И еще видно, что вы работаете на усложнение сюжета: количество информации растет, динамика сюжета, но мне первые главы все же больше понравились, качественнее написаны на мой взгляд, есть взгляд героя внутрь себя, моменты рефлексии, а не протокол спец операции ООН. Примерно так. Извините, если обидела чем-то.
Но в общем, мне понравилось то, что я пока прочитала. История захватывает, герои интересные, ждешь продолжения.
01:11
+1
Впечатления есть впечатления, каждый имеет на них право. Но мне понравилась ваша интерпретация)
19:55
В приницпе, роман ваш написан. мнение о нём у вас точно есть — своё. наверное, комменты и мнения «небывалых» вам погоду не сделают. Так что если ничего не нужно писать, а просто читать молча, вы как-нибудь подмигните, я пойму. Наверное.
20:15
Нет, почему же. Мне очень интересно, правда. Это как читать чужой роман. Чужими глазами. Понимаете?
20:41
Если вы так подмигнули, то я не поняла)))
21:04
+1
Не мигал. Аки сов.
Загрузка...