Одуванчиковое поле

12+
  • Жаренные
Автор:
Akewi the Kiwi
Одуванчиковое поле
Текст:

Пусто. Пусто снаружи и внутри. Я провела взглядом вокруг: ничего нет. Абсолютный ноль. Я одна. Мне было больно и обидно, а теперь стало страшно и одиноко... Я закрыла глаза... Вот-вот заплачу... Но вдруг почувствовала тепло.

Я в одуванчиковом поле. Много-много жёлто-оранжевых одуванчиков. И ни одного белого! Солнце светит ярко, но мне совсем не жарко. Тёплый ласковый ветерок погладил меня по щеке. Я засмеялась. Ноги расслабились, и я упала от напора ветра. Но мне не больно! Словно все одуванчики подо мной спрятались и появилась мягкая-мягкая подушка. Мой взгляд направился в небо. Облака, точно сладкая вата, плавно двигались по голубому полотну. Ветер вновь поднялся, но длинные стебли одуванчиков спрятали меня от него. Облака поплыли быстрее, я начала разглядывать в них фигуры, и вдруг послышался шорох. Тут был кто-то ещё.

Испугавшись, я резко приподнялась и начала быстро мотать взглядом туда-сюда. Передо мной стояла девочка моего возраста. Свет мягко падал на её светлую кожу. Янтарём отражались её карие зрачки. Ветер заколошил её длинные-длинные русые волосы и простенький, но милый жёлтый сарафан. Она подправила прядь волос у лица, придержала подол сарафана, и дружелюбно сказала:

— Привет!

***

Она много разговаривала. Правда, часто я не понимала, о чём именно, но по мне, оно и не важно! Мне нравилось проводить с ней время. Я внимательно слушала. Не всегда мне самой удавалось сказать и слова, но... Оно и не важно!

Мне казалось, что она мой единственный друг. Она единственная, кто меня искренне ценит. И она единственная, кто доверяет мне свои секреты. Когда мне было плохо, словно ангел явилась она. Я обязана ею дорожить.

***

— Слушай. Я тебе столько всего рассказываю, а ты просто молчишь и слушаешь! Расскажи тоже что-нибудь! — она обняла свои колени, положила на них голову и уставилась на меня: в полном внимании.

Мне стало неловко... И вправду, мне тоже надо что-нибудь рассказать! О чём же?..

Мне было трудно выбрать тему для разговора. Всё, что крутилось в голове, было бы ей неинтересно и непонятно. О слишком личном я тоже не могу говорить: стыдно.

Но... Но ведь она мне всё о себе рассказывает! О своих переживаниях, о своих мыслях и о своих интересах. И я должна! Может, ей будет не интересно, но попытаться ведь стоит!

Собрав всю свою волю глубоким вдохом, я начала:

— Мм... Умм... Знае...

— О, слушай! — она меня перебила...

В принципе, я вроде и не против...

Она снова начала без умолку болтать о чём-то мне непонятном... И не интересном. Я внимательно слушала. Молчала. Скучно. Нужно... Нужно сказать ей, что я бы хотела перевести тему... Сквозь силу, я выдавила:

— Стой. Мне... Мне это правда неинтересно. Давай поговорим о чём-нибудь другом?

Своим презрительным взглядом она пронзила меня насквозь и язвительно выдавила:

— О чём же например?

Я задумалась...

Тишина.

Я оглянулась вокруг. Небо окрасилось в градиент: голубой, жёлтый, красный. Солнце садилось.

— Ну послушай, мне больше некому об этом рассказать...

Я почувствовала себя виноватой...

— Прости, можешь продолжать.

— Не, уже поздно, — она резко поднялась, — Мне пора. До завтра! — и быстро побежала к горизонту.

Не успела я всё осознать, как она уже исчезла...

— С-стой, куда ты?!.. — со всей силы своего слабого голосочка я выкрикнула.

Я снова одна.

Не знаю, сколько времени прошло, но солнце уже полностью село за горизонт. Лишь сейчас я подняла взгляд наверх... Тысяча звёзд маленькими бусинками усеяли покрывало ночного неба. Они сияли, мерцали... Я всмотрелась сильнее: кажется, будто они летят, танцуют! Было так тихо. Я прислушалась и услышала тихий звон маленьких колокольчиков. Подул ветер, и от его лёгкого колыхания моё тело вновь упало и вновь все одуванчики спрятались, превратившись в мягкую подушку! Я ещё долго смотрела на небо, но вдруг веки потяжелели. Глаза сомкнулись и слиплись. Звон исчез. Мысли сплетались и, как зефир в горячем шоколаде, медленно начали таять и тонуть во сне...

***

Это продолжалось вновь и вновь. Она появлялась, болтала о своём и затем вновь уходила. Иногда рассказывала о своих болях… ей правда тяжело. Я должна её поддерживать, несмотря ни на что.

На самом деле я рада. У меня есть друг.

***

— И всё же... Расскажи тоже что-нибудь, — она снова села вся во внимании.

Я, казалось, уснула от её скучного монолога. Лишь через несколько секунд до меня дошло и я резко ответила:

— А... Хорошо! Только не перебивай меня, — я попыталась сказать это в шутку, с улыбкой, но на самом деле было довольно обидно.

Она хихикнула и кивнула головой.

— Иногда мне кажется...

Я начала рассказывать ей о своих рассуждениях про то, что нас окружает. Я говорила про звёзды, про небо, про одуванчики, про нас... Я много размышляла о глубоком и тяжёлом, хранила всё это в себе, но теперь рассказываю про это. Я правда любила раздумья, но не думала, что поделиться ими с кем-то может тоже быть интересным.

Наконец, я закончила. Интересно, как она ответит? Что она думает об этом? Я надеюсь, ей было интересно...

— Вау... Ты такая умная! — она посмотрела на меня с восхищением... Поддельным, лживым, льстивым восхищением. В её голосе не было ни капли искренности. Она ответила так, будто я какой-то случайный человек, незнакомец, просто для галочки. И начала тараторить о своём...

Впрочем, оно и не важно. Она мой друг.

***

Снова её трепет. Мне намного интереснее было смотреть на колышущиеся от ветра цветы. Прошло так много дней, но они до сих пор не побелели... Неужели ни одного белого одуванчика? Я начала смотреть по сторонам.

— Эй, ты меня вообще слушаешь?

— Ой... Прости, я прослушала.

— Тебя что-то беспокоит?

Я немного улыбнулась. Было приятно осознавать, что я всё-таки нужна ей, даже если она продолжает говорить о том, что мне неинтересно.

— Знаешь... Я бы хотела побыть одна.

— Если ты о чём-то переживаешь, то можешь мне рассказать.

— Нет-нет, правда. Я... Я просто хочу побыть одна.

Она резко встала и грубым тоном ответила:

— Хорошо.

Я слышала её отдаляющиеся шаги. Она что-то бубнила себе под нос и внезапно выкрикнула:

— Да кому я вообще нужна?! Маме абсолютно плевать! Папа далеко! К бабушке меня не отпускают! А теперь и ты! Почему?! Почему ты? Ты же знаешь, как мне плохо!

Я не смотрела в её сторону. Мне не хотелось вникать в её слова, мне правда хотелось лишь побыть одной... Немного отдохнуть.

Наконец, её голос стих. Я посмотрела по сторонам. Никого рядом нет. Лишь я и одуванчиковое поле. Я набрала воздух полной груди и быстро выдохнула. Мне легче.

— Нет... Нет, не знаешь! Ты меня абсолютно не слушаешь!

Я снова посмотрела по сторонам. Никого рядом нет. Лишь я и одуванчиковое поле.

А... Это то, что она кричала... Ненароком, я всё же услышала и запомнила... Нет... Не хочу вспоминать. Я не хочу об этом думать. Я хочу побыть одна.

— Я никому не нужна!

Неправда...

— Мои чувства никому не сдались. Тебе и подавно! Ты ведь одна побыть хочешь!

— Заткнись! Не неси бред! Твою боль я выслушивала! Я тебя поддерживала! Заткнись! Заткнись! — мой крик разнёсся по всему полю. Но никто его не услышал.

Я закрыла глаза. Стало холодно... Снова... Снова пустота. Здесь только я. Только я одна...

Чувство вины засело комом в горле. Страх вылился слезами. Я одна.

***

Видимо, я уснула... Я не хочу открывать глаза. Не хочу снова видеть эту пустоту.

— Слу-у-ушай...

Она пришла. Она пришла! Я резко разомкнула веки и вскочила. Она стояла передо мной. Я не одна.

— Прости за вчерашние слова... Но и ты была не совсем права...

Я не согласна с ней... Но оно и не важно, я теперь не одна! Пустоты больше нет, меня снова окружает тысяча золотых одуванчиков, и она со мной!

— Да! Я прощаю тебя, и ты меня прости!

Она улыбнулась и вновь начала свой бессмысленный монолог...

***

Она любила рисовать. И мало того, что любила, у неё очень хорошо получалось. Очевидно, вариантов срисовать с натуры было немного, потому она придумывала свои миры, персонажей, идеи и делилась со мной. Это было поразительно.

— А это оружие для уничтожения искажённых. Видишь этот узор? Поэтому он и называется...

Это мне действительно было интересно слушать. Это меня вдохновляло.

— Ну-у, и как тебе?

— Это удивительно! Ты очень креативна.

Она с гордостью за себя хихикнула и протяжённо, немного наигранно сказала:

— Спасибочки!

Она отвела взгляд влево и внезапно замерла. Мне было трудно понять, какая эмоция была на её лице... Это страх? Гнев? Полное безразличие? Я тоже взглянула в ту сторону... Да ну!

— Сто-сто-стой, да тут же ещё кто-то! Пошли к нему скорее! — я была переполнена любопытством! Тут есть кто-то, кроме нас!

— Нет... Зачем нам к нему идти? Вдруг он нам причинит вред? Или ты хочешь сказать, что моя компания тебя не устраивает?

Я снова почувствовала себя виноватой.

— Нет, прости. Наверное, ты права...

Я не думала так на самом деле. Я просто не хотела её обижать.

Когда я снова захотела посмотреть туда, где был тот человек, он уже исчез... Остались только я, она и одуванчиковое поле.

***

— И кстати... Мне кажется моя другая подруга от меня отдаляется... Это довольно больно. Почему все от меня уходят?..

Ей было плохо. Не представляю, сколько боли она переживает, скрываясь за улыбкой. Но... Но всё же меня кое-что озадачило.

— У тебя есть ещё подруга?

— У меня много друзей. Мне легко заводить знакомства. Но все они так быстро рушились... Пообещай, что не бросишь меня?

Без раздумья и на автомате я ответила:

— Обещаю.

Я не хотела её обижать.

Она улыбнулась.

— Солнце уже садится... Мне пора! Пока-пока!

— Пока.

Она ушла.

Обычно я тут же засыпала, но сейчас в моей голове кипит бульон мыслей. Прохладный ветерок погладил меня по щеке. Я по нему скачала. Он стал сильнее и повалил меня на землю. Но мягкой подушки не было... Ауч! Больно... Я поломала цветы... Мой взгляд направился на небо. Я... Я скучала по нему тоже. Но звёзд не было. Лишь глубокое чёрное небо. Я внимательно смотрела в него... Казалось, что оно начало смотреть в меня... Закружилась голова. Я встала. Ветер попытался меня вновь повалить, но я стояла насмерть.

— У неё есть ещё куча друзей. Тут есть ещё куча людей. Но к ним она меня не подпускает.

Ветер был ужасно настойчивым. Он дунул со всей силы. Так холодно... Мурашки по коже.

— Мне неинтересно слушать её разговоры, а ей мои. На другие темы она говорить не собирается. Ей плевать на мои желания. А когда плевать мне, то обижается. И ведь я чувствую себя виноватой...

Ветер сдался и с неба посыпались большие тяжёлые капли. Дождь... Мне ужасно холодно.

— Если ей что-то не в угоду, то я становлюсь виноватой.

Что-то засверкало. Секунды две-три... Раздался жуткий грохот. Это была молния... Сердце от страха застучало сильнее.

— Но ведь... Ведь у неё тоже есть проблемы. Ей тоже плохо. Она тоже чувствует боль, и я не хочу её оби-

Ветер сбил меня с ног. Я упала на мокрую грязную почву со сломанными одуванчиками. Так больно ударилась головой... Капли дождя падали прямо мне на лицо. Они смешивались со слезами не давали открыть рот. Молния снова стрельнула и оглушила меня. В ушах звон. Невыносимо... Ненавижу...

— Я ей ничего не должна! — сомкнув глаза и захлёбываясь каплями дождя, кое-как я прокричала...

— Я ей ничего не должна! — и снова...

— Я ей ничего не должна! — и снова...

— Слышишь? Ты меня слышишь?!

***

Как я умудрилась уснуть?.. Она снова пришла... Я не хочу её видеть. Я её ненавижу. Хочу исчезнуть...

Я легла в ещё мокрые одуванчики. Меня ведь всё равно видно, это так глупо...

— Ты где-е?

Лучше б мы никогда не встречались...

— Ау?

Лучше б я осталась в той пустоте...

— Всё нормально? Что случилось?

Заткнись!..

Я услышала её приближающаяси шаги...

Так стыдно.

Так страшно.

Так глупо.

Я просто закрыла глаза...

— Ой-ё, с тобой всё хорошо?..

Я не хочу тебя больше видеть...

— Уйди! — я открыла глаза. Я сказала это ей...

— Да ну, что случилось?

Так мерзко...

— Заткнись!

Солнечные лучи и ярко голубое небо соприкасались с золотым цветочным полем и всё это ужасно больно слепило глаза вместе с её янтарно-карие зрачками... Ненависть настолько меня переполняла, что мне хотелось их выколоть.

Она нахмурила брови и выкрикнула:

— Да что, чёрт побери, с тобой?!

— Ты можешь хоть на секунду оставить меня?! Уйди! Я тебя ненавижу! Уйди и не возвращайся! Видеть тебя больше не хочу!

Её брови всё так же были нахмурены, но глаза намокли и по щекам полились слёзы. Губы сильно сомкнулись и прикрыли её от злости сжавшиеся зубы.

— Хорошо! Если не хочешь говорить - я уйду и не вернусь!

Она побежала далеко-далеко. Шаги быстро отдалялись, но её всхлипы и слёзы я слышала отчётливо до самого конца.

Ненавижу себя.

Она ведь вернётся. Я не хочу этого...

Моё тело упало. Но не ветер был этому виной. Груз сожаления и эмоций меня повалил. Не знаю, было ли падение мягким или твёрдым: я ничего не чувствовала. Глаза сомкнулись. Хочу уснуть навсегда.

***

Всё-таки, я проснулась. Веки неохотно открылись. Облака спрятали за собой солнце, и всё же, было тепло. Я медленно встала и..

увидела белые одуванчики...

Всё... Всё поле было усеяно белыми одуванчиками!

От удивления я начала смеяться и тут поднялся ветер. Тысяча семян одуванчиков понеслось по воздуху! Их было больше, чем звёзд!

— Унеси и меня! — без понятия, почему я это кричу... Семена попадают мне в горло, на давая нормально говорить, раздражают нос, и ранят глаза, — Унеси и меня, прошу! — я кашляю, чихаю и плачу, но продолжаю кричать, — Унеси меня! Слышишь?

Я прыгаю, кружусь, пытаюсь последовать за семенами, но конечно же всё тщетно: я лишь падаю, набивая синяки, бесконечно кашляю, чихаю и плачу...

Я устала. Все семена улетели далеко-далёко, ветер немного притих. Я наконец-то прокашлялась и прочихалась. Началась тяжёлая отдышка.

Я посмотрела по сторонам... Никогда это поле не было таким пустым... Повсюду сухие грустные стебли.

— Я никому ничего не должна. — лёгкий ветерок снова дунул, и я упала. Падение опять смягчила подушка из одуванчиков.

Смутно в ушах пронёсся её плач…

— Я… — я хотела вновь это сказать, успокоить себя, но слёзы полились и не дали этого сделать.

Стыдно.

Больно.

Жалко.

И всё же, легче…

Запоздалое семечко немного покружилось в воздухе и, будто осознав, что все товарищи улетели, быстро последовала за ними.

Здесь лишь я и серое одуванчиковое поле, колышущиеся от серого ветра и накрытое серым небом. Лишь я и одуванчиковое поле.

Другие работы автора:
+3
14:31
210
Мне кажется моя другая подруга от меня отделяется (может отдаляется)
15:22
+1
спасибо, исправила
15:45 (отредактировано)
+2
Всегда пожалуйста!
Удивлён рассуждениям о дружбе, одиночестве и жизни вообще. Сложилось ощущение, что одуванчики вообще ни при чём. Спасибо Автор!
22:43 (отредактировано)
+4
Немного напишу… Разумеется, что всё, изложенное дальше, не более моего личного мнения, одного из миллиарда иных.

… Но вдруг почувствовала тепло.
Я в одуванчиковом поле...

То есть сначала героине стало тепло (до этого мёрзла?), а потом она увидела одуванчики. Хочется чтобы была связь, но я не уверена что вид одуванчиков может согреть в прямом значении этого слова. Если же автор имела ввиду переносное значение, то я бы заменила «тепло» на более точное, например «спокойствие» или «умиротворение»
«Солнце светит ярко, но мне совсем не жарко»
Опять, как будто должна быть связь между светом и температурой. Автор, у вас зимой темно на улице? Странно.
«ласковый ветерок погладил… упала от напора ветра»
Какой внезапный ветер.
«Взгляд направился» — кривая фраза, взгляд направился сам собой?
длинные стебли одуванчиков спрятали меня — пока стебли прятали героиню, где были листья и цветки?
мотать взглядом — мотать головой умею, мотать взглядом не умею.
карие зрачки — зрачки всегда чёрные
заколошил — у меня возникли проблемы с поиском значения этого слова, оно устаревшее, и я не уверена что удачно применено в этом тексте.
Небо окрасилось в градиент: голубой, жёлтый, красный. — неудачное предложение. Может: небо окрасилось градиентом от голубого до желтого, затем красного цветов. Но у меня тоже неловко вышло. Если интересно, то можно узнать про правильное употребление слова «градиент»
«со всей силы своего слабого голосочка я выкрикнула» — своим слабым голосочком можно пискнуть, взвизгнуть, но слово «крик» предполагает в голосе силу.
Остальные недочеты мне лень, или они спорны, поэтому про них не говорю.

Во второй части дважды произносится «Оно и не важно!», и это именно то, что отпечаталось в моём читательском сознании. Аккуратнее с такими короткими восклицательными, да ещё и повторяющимися предложениями.
Так и не объяснено за что же героиня обязана дорожить подругой. Но вскоре…
Всё, что крутилось в голове, было бы ей неинтересно и непонятно. О слишком личном я тоже не могу говорить: стыдно.
Это она про подругу, которая доверяет ей все свои секреты, которая будто ангел, которая единственная, кто ценит героиню? нестыковочка, или момент, требующий объяснения. Отношения героини и девочки (кстати, КАК ИХ ЗОВУТ?) стремительно меняются. По эмоциональности и глубине переживаний кажется будто прошло много времени, но это только один день.

Девочка уснула в одуванчиках. Далее полный сюр.
Безымянные девочки, непонятно где живущие, встречаются на одуванчиковом поле и говорят, или говорит только одна, а другая притворяется, потом с самого начала… АААаааа!!!
Я утомилась разбираться в метаниях главной героини и её отношениях со второй… Остановите эту карусель, я сойду, пока не успела заметить хоровод непонятных людей, среди непрекращающихся метаний героини.

Так о чём текст-то? Девочка периодически засыпает и просыпается на одуванчиковом поле, встречает осень. Чувствует себя пустой на пустом поле. В голове у неё все признаки маниакально-депрессивного расстройства. Её подруга хоть настоящая или это сон/галлюцинация?

Мне было сложно, но надеюсь, что оказалась чем-то полезной.
23:14 (отредактировано)
+3
«Он дунул со всей силы» изо всех сил или со всей силой. Но это не точно. А вот молния громыхать не может, молния — вспышка света, звук издает гром.
Героиням плохо, больно, тяжело, но не понятно почему. unknown
Семена попадают мне в горло, на давая нормально говорить, раздражают нос, и ранят глаза
опечатка небольшая.

Что с ГГ? Депрессия? Шизофрения? Фобии? Весь рассказ — это реальность или видения ГГ? Что с ней происходит? При чём тут одуванчиковое поле? Оно отражает душевное состояние ГГ? Лично я ничего не поняла.
10:20 (отредактировано)
+1
Одуванчики это отражение внутреннего мира героини в котором она ищет себя и отражается в нём. Девочку и её подругу можно сравнить с проявлениями сознания (подруга) и подсознания (героиня), или внешних и скрытых проявлений личности.
Печальная история.
10:39
+2
Не обращайте внимания. Что-то «Остапа понесло» unknown
Ну вот. Такой интересный ответ подчистили sad
10:33 (отредактировано)
+1
Так, я сначала тоже не могла понять, о чем речь. Просто вспоминала таких людей, которые не слушают и избавиться от них не просто. Но потом ко мне пришло понимание. Возможно, оно не верное, поправьте меня, если что.
Текст о, как сейчас модно говорить, абьюзивных отношениях. Приходящая девочка — абьюзер, который ловко управляет чувствами главной героини. Вроде бы дружит, но не обращает внимания на ее желания, ограждает ее от остального мира и навешивает чувство вины.
Из таких отношений действительно сложно выбраться. И поэтому, когда ГГ пытается это сделать, земля становится твёрдой, ветер резким, льёт дождь.
Но, когда ей, наконец, удаётся справиться с этим, она видит белые одуванчики, которые так хотела найти все это время. Улетающие семена символизируют долгожданную свободу и лёгкость.

Ну, а так как это «сковородка», то присоединяюсь ко всем отмеченным выше правкам. Но там их много больше. Просто стоит внимательнее перечитать и исправить. Сперва хотела их вписать здесь, но их слишком уж много. Я думаю, автор сам прекрасно справится wink
Загрузка...