Обводный канал

12+
Автор:
Наиль Абдуллазаде
Обводный канал
Аннотация:
Что или кто скрывается в мутных водах Обводного канала в Санкт-Петербурге? Чтобы узнать это нужно сделать шаг. Но, куда может привести этот шаг?
Текст:

Студент Николай Катадикасменов очень сильно испугался, когда увидел в водах Обводного канала русалку. Он сначала не поверил своим глазам. Бедный молодой человек думал, что у него помутнение разума или он сильно пьян, хотя он не выпил ни капли спиртного. То, что перед ним именно русалка, студент Катадикасменов ни на секунду не сомневался. Он отчетливо видел, как в полной тишине над поверхностью воды мелькнула симпатичная женская голова с распущенными волосами, а потом довольно крупный рыбий хвост и послышался плеск воды. Все это длилось несколько секунд. Николай сильно побледнел и стал озираться вокруг, чтобы удостовериться, что кто-то еще кроме него видел русалку в Обводном канале. Но, как назло, на Боровом мосту никого не было. Стоял поздний июньский вечер. Петербургом правили белые ночи, доводившие особо чувствительных жителей города до безумия.

Николай был обычным молодым студентом филологического факультета. Среднего роста, необычайно худой, бледный и молчаливый как рыба. Его темные волосы всегда были тщательно причесаны. Он носил очки в черной оправе, мало говорил, так же мало общался с людьми и много думал, потому что много читал. Но, когда он начинал говорить, то говорил всегда с какой-то особенной горячностью, активно жестикулируя и тараща глаза, словно пытаясь в чем-то убедить собеседника, хотя разговор мог вестись на самую нейтральную тему. Он отдавался словам как морским волнам, и они уносили его далеко от предмета разговора. А еще он плохо спал.

В тот вечер, когда он увидел русалку Николай возвращался со встречи литературного кружка филологического факультета. Он снимал квартиру как раз на набережной Обводного канала, между Лиговским проспектом и Тамбовской улицей. Русалка вынырнула на несколько секунд, посмотрела вокруг, заметила Николая на мосту и как будто испугавшись нырнула обратно на прощание взмахнув хвостом. Пораженный Николай медленно шел по набережной до своего дома и не отрывал взгляд от поверхности мутной воды. А под водой за ним наблюдали два любопытных женских глаза серого цвета. Наконец добравшись до дома, Николай вздохнул спокойно и раздевшись лег спать. Но, до самого утра так и не сомкнул глаз.

Его голова была полна мыслей, которые лезли отовсюду, словно чьи-то навязчивые голоса. Он жутко устал от такого шума в голове, но никак не мог остановить поток мыслей. Смешалось все: и литературный кружок, и родители, живущие на другом конце города и девушка, с которой он встречался и учеба и наконец та женская головка, на мгновение вынырнувшая из воды. Как будто кто-то включил перемотку всех его воспоминаний и мыслей и смотрел на них со стороны, а Николай Катадикасменов не мог это остановить. И действительно, в его голове, мыслях и снах поселилась та самая русалка. Потом, ближе к утру она полностью владела его мыслями. Она плавала в его голове с распущенными волосами и большой голой грудью с чернеющими сосками, она махала хвостом и неотрывно смотрела на Николая неподвижно-мертвыми серыми глазами.

Под утро сон с трудом заполз ему под кожу, как холод. Николай Катадикасменов был в том необыкновенном состоянии между сном и явью, когда услышал, как кто-то отчетливо сказал под его ухом:

– Проснись!

Николай в испуге резко вскочил и кинулся в ванную комнату ополоснуть лицо. Уже наступило утро, он так и провалялся в полудреме всю белую ночь. «Лучший способ прийти в себя, это уйти из дома» – подумал Николай Катадикасменов и решил весь выходной день посвятить пешей прогулке по Петербургу.

Он выпил две чашки кофе, оделся, взял достаточно денег на весь день и вышел из дома. Как только он оказался на улице на него сразу набросились Солнце, свет, утро, свежий воздух, голоса людей и шум машин. Несмотря на выходной Петербург шумел, гудел, громко разговаривал, кричал, хлопал дверьми, нажимал на газ и на тормоза, двигался, ехал, бежал и останавливался. Город не мог ни на секунду замолкнуть, он все время производил шум, все время о чем-то говорил и все это многоголосие сливалось в тяжелую, густую мелодию. Впервые Николай Катадикасменов почувствовал себя хорошо в этом жарком море звуков и людей. Он нырнул в город как в воду. Пешком он дошел до площади Восстания и даже не почувствовал усталости. Николай прыгал с мысли на мысль, чтобы убежать от одной, сверлившей его мозг. Не отдавая себе отчета, он бежал от образа русалки, увиденной им. Но, она все равно сидела в его голове и неотрывно смотрела на него полностью серыми глазами.

Николай почувствовал голод и решил позавтракать в одном из кафе на Лиговском проспекте. Он заказал себе третий за день кофе и булочку. Когда официантка подавала ему завтрак, он на мгновение остановил взгляд на ее лице и замер. Это было лицо той самой русалки с распущенными волосами и серыми глазами. Но, видение длилось всего лишь мгновение. Через секунду это было лицо официантки со светлыми короткими волосами, карими глазами и пухлыми щеками. Никакого сходства с русалкой. «Наваждение какое-то» – подумал Николай и принялся пить очень жидкий и не вкусный кофе.

Позавтракав, он продолжил ходить пешком по Петербургу. Июнь в этом году был особенно жарким. Солнце согрело город, так, что от жары он казался озером со стоячей водой. Сквозь густой поток Невского проспекта Николай дошел до Эрмитажа. Немного посидел на скамейке в Александровском саду, чтобы отдышаться. Его ноги гудели, тело чувствовало усталость, но странным было то, что сам Николай Катадикасменов никакого утомления не чувствовал. Его что-то гнало вперед. Он не мог спокойно сидеть или находиться на месте. Обычно тихий и спокойный студент был необычайно возбужден. Как только он останавливался, он чувствовал странную тревогу, будто гнавшую его дальше. Он решил прогуляться до Васильевского острова, а оттуда пешком вернуться домой. На это у него уйдет несколько часов.

Когда он переходил через Дворцовый мост, он боялся посмотреть на воду и все время смотрел себе под ноги. Но, ничего не произошло. Уставший и голодный он дошел до небольшого кафе на 7 линии Васильевского острова и с аппетитом поел. С чувством сытости к нему вернулась уверенность в себе и усталость от долгой пешей прогулки. Было уже далеко за полдень, когда Николай Катадикасменов пошел домой пешком. Но, потом отказался от этой идеи и поехал на автобусе. На обратном пути он даже не вспомнил про русалку, про свои сны, про усталость. Он был полон планов, надежд и ему хотелось все обдумать и начать воплощать свои желания. В хорошем настроении он вошел в свою квартиру и увидел, что все окна настежь открыты, хотя он оставлял их полуоткрытыми на проветривание. Весь пол на кухне был мокрый от разлитой воды из графина, который упал и разбился от сквозняка. Казалось, что кто-то ползал по всей однокомнатной квартире и размазал пролитую воду по полу в комнате и коридоре.

Не найдя объяснения этому, Николай намочил тряпку и начал мыть пол. Он сделал уборку, вычистил всю квартиру, и наполнил ванну водой. После такой прогулки и уборки Николай хотел принять ванну, смыть с себя пот и немного расслабиться. Он разделся и залез в теплую ванну.

Николай Катадикасменов отпустил свои мысли и закрыл глаза. Образы в его голове бегали сменяя друг друга. Он вспоминал сегодняшнюю прогулку, лица людей, яркое солнце. Иногда сквозь воспоминания проскакивал образ женского лица с распущенными волосами и полностью серыми глазами. В этом лице было что-то пугающее. То ли его мертвенная бледность, или неподвижность. Наконец, Николай понял почему боится этого лица. Глаза были полностью серыми, как будто на них было бельмо как у слепых. Ни зрачка, ни радужки, все серое, как будто это не глаза, а пузыри, заполненные мутной водой. Сквозь усталость, Николай вспомнил, что это лицо русалки, увиденной им. «Я очень устал от всего, вот и лезут в голову дурацкие мысли» – подумал Николай.

Он услышал плеск и почувствовал, как вода в ванной плещется, хотя лежал неподвижно. Николай открыл глаза и увидел, как напротив него из ванны высунулась женская голова с распущенными волосами и серыми глазами. Это была та самая русалка, у него в ванне. От страха он даже не смог выкрикнуть. В долю секунды он как был голый, так и выскочил из ванной комнаты и упал на пол в коридоре, больно ударившись коленом и головой. Николай не мог кричать, только хрипел и не мог отвести взгляд от двери в ванную комнату. Дверь немного приоткрылась и оттуда медленно начала выползать русалка. Николай закричал, как мог, во всю силу. Он закрыл глаза и истошно кричал несколько минут. Сквозь свой крик он услышал плеск воды в ванной и громкий стук в дверь квартиры. Кто-то барабанил входную дверь и звал его. Это была соседка, пожилая женщина.

Закрывшись полотенцем, он открыл ей дверь и на вопросы, почему он так орет, объяснил, что выходил из ванной, упал и сильно ушибся. «Все равно никто мне не поверит. Примут за сумасшедшего» – решил Николай. Соседка, кинула на него сердитый и недовольный взгляд и ушла.

В эту ночь, Николай решил не спать совсем. Он выпил две чашки кофе, запер дверь в ванную, сел в кресло, включил телевизор, ноутбук, свет в комнате и так просидел до утра. Но, ничего не помогло. Перед глазами все равно была та самая русалка, которая ползла к нему по полу квартиры. Он видел ее лицо на экране телевизора, иногда ему казалось, что он видит ее за окном, хотя он жил на пятом этаже. Ночь принадлежала ей. Явь перетекала в сон, сон превращался в явь. Он пытался бороться с дремотой. Голоса в телевизоре что-то бормотали про реки и каналы Петербурга, про старинные легенды, про архитектуру и бла-бла-бла. Иногда на несколько мгновений он закрывал глаза и сквозь веки видел, как на экране телевизора двигаются люди что-то говорят. Он резко открывал глаза, но уже не понимал слов.

– Проснись! – Снова услышал Николай и открыл глаза.

Он сидел в кресле, было уже десять часов утра, телевизор работал всю ночь, в комнате горел свет, хотя за окном светило солнце. На трясущихся ногах Николай побрел на кухню пить кофе натощак. Со вчерашнего вечера он ничего не ел, у него не было аппетита.

Он заварил крепкий кофе, выпил две чашки. Но, так и не мог понять, с чего начать день? Много, много бессонных ночей и каждое утро две чашки противного кофе, чтобы просто вспомнить свое имя. В такие минуты он даже не мог правильно выговорить свою фамилию.

Вдруг на столе громко заиграла музыка – сиртаки. Николай дернулся от испуга. Звонила мать.

– Коля, сегодня же выходной. Приезжай к нам. Ты давно у нас не был. Папа привез из командировки чачу. Приезжай, попробуешь вместе с отцом, а я приготовлю твои любимые мусаку и гемисту.

– Хорошо мам. Я буду к обеду. – Тихо ответил Николай.

Он все равно никак не мог встать и сосредоточиться, хотя понимал, что надо привести себя в порядок и собираться в дорогу. Наконец он встал, приготовил еще одну чашку кофе и пошел в ванну. Ванная комната выглядела как обычно, как будто здесь ничего не произошло. «Может я просто схожу с ума и мне все это привиделось?» – пытался успокоить себя Николай Катадикасменов.

Обед с родителями был великолепен! Это были самые вкусные мусака и гемиста, приготовленные его матерью. Отец все время болтал, рассказывал о командировке, о своих планах, о том, как его ценит начальство обо всем и ни о чем. Мать все время улыбалась и подкладывала еду в тарелки. Отец открыл бутылку чачи, но Николай только ради приличия выпил рюмочку. Он не любил крепкий алкоголь. Даже от выпитой рюмки у него зазвенело в ушах, и голова была как в тумане. Отец пил много и с удовольствием, поэтому быстро захмелел.

– Мама, в последнее время я что-то плохо сплю. А когда засыпаю, мучают кошмары.

– Это все из-за стресса, сынок. Все пройдет. У тебя была сложная сессия, зато отдохнешь на каникулах. Поедем к бабушке Афине в Новороссийск.

– Ты сынок, отдыхай. Много учиться, себе вредить. – Вмешался отец. – Вот мой дядя, твой тезка, Николай, тоже много учился, а кончил как?

– Георгий, не начинай. – Робко пыталась унять мужа мать.

– Нет, ты послушай! Вот, мой дядя, твой тезка, Николай. Он ведь тоже много учился. Учился, учился, как Ленин завещал. А потом бац! И крыша поехала. Вот! Ха-ха-ха-ха. – Пьяный отец еле ворочал языком, но был в том возбужденном состоянии, когда невозможно остановиться.

– И знаешь, че? Знаешь, че? Ему везде всякая нечисть виделась. Вот! Черти, там, русалки. Братья его в психушку упекли. Полечился, выписали. Тихий он был после дурки. А потом утонул на пляже в Черном море, даже тела не нашли. Вот! Все от излишней учебы. Вот так вот, сынок.

– Ну, зачем такие страсти рассказывать? – Досадовала мать.

Николай молча сидел и смотрел на пьяного отца и на робкую, все время заискивающе улыбающуюся мать.

– Мам, не против, если я у вас сегодня переночую?

Мать даже не успела раскрыть рта.

– Ты это брось, сынок. Ты же мужик, не баба какая-то. У нас к тому же тесно, вот. Лишних мест для спанья нет. Давай, лучше я тебя до метро провожу.

Николай не стал настаивать и просить. Он молча встал и начал собираться к выходу. Мать виновато посмотрела на него, грустно улыбнулась и пошла провожать сына до двери.

Они прошлись с отцом до метро. Холодно попрощались, и Николай Катадикасменов поехал один. Он не любил метро и не хотел делать пересадку на фиолетовую ветку, поэтому вышел на станции Лиговский проспект и пешком решил дойти до дома. На улице было полно людей, теплый июньский вечер только начинался. Из-за непривычки от выпитой рюмки чачи у Николая разболелась голова. Он медленно шел до Ново-Каменного моста.

В его бедной голове кружились разные мысли. Николай вспоминал события последних дней, свою бессонницу, пьяную болтовню отца, молчание матери и многое другое. Когда он уже перешел Ново-Каменный мост ему вдруг захотелось спуститься к воде. «А что, если я подойду и посмотрю поближе? Сколько я здесь живу, ни разу не подходил к воде» – подумал Николай.

Он спустился к мутной воде Обводного канала и несколько минут смотрел на нее. Как ни странно, но на маленькой площадке у воды никого не было.

Из воды медленно выплыла женская голова с распущенными волосами и пристально взглянула на Николая серыми глазами. Его сердце сильно стучало, ноги подкашивались, но он не мог ни закричать, ни убежать. Русалка словно изучала его минуту. Николаю показалось, что она ему кивнула. Не отдавая себе отчет в том, что он делает, Николай шагнул в воду.

Только под водой Николай понял, что произошло и какую страшную ошибку он совершил. Он не умел плавать, но пытался всплыть на поверхность. Когда он посмотрел вверх, то увидел, что дно и поверхность воды поменялись местами и дно теперь над ним, а поверхность воды с огнями города под ногами. Он не мог всплыть, он тонул все быстрее и быстрее. Он не мог больше держаться, легкие рвало изнутри. В последние секунды он увидел русалку.

Она как будто не плавала, а стояла в самой толще воды, под ее хвостом горели огни Петербурга, а над головой темная бездна. Она улыбнулась, хотя это была не улыбка, а ухмылка.

Последнее что Николай Катадикасменов увидел был ее огромный от уха до уха рот с кривыми, острыми, желтыми зубами.

+2
20:50
451
06:41 (отредактировано)
+1
Брррр. Коляну вообще не повезло в жизни. От одной рюмки благородного напитка голова болит. Это из-за кофе всё…
За название блюд спасибо!
Понравился рассказ! thumbsup
Спасибо. Уже исправил.
Комментарий удален
Вычитка нужна. Запятые кое где потерялись smile
Загрузка...
Илона Левина