Кораблики

12+
  • Самородок
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
  • Опытный автор
Автор:
marrtin
Кораблики
Аннотация:
Грустное про любовь.
Текст:

Лешек лежал и смотрел в окно. Луна этой ночью была яркой, белой-белой, будто колобок теста, присыпанный пшеничной мукой на огромной доске звёздного неба. «Славный выйдет каравай», - подумал Лешек и, перевернувшись на другой бок, закрыл глаза.

Свет тихонько пробрался в комнату, мягко выбелив картины, эскизы, неоконченные наброски. Уютный беспорядок, мир, в котором никогда не бывает посторонних. Неровные тени от деревьев прочертили начатую картину на мольберте - мальчик и девочка бегут за корабликом вдоль весеннего ручья. Солнечный день и лучистое детское счастье, которое никогда-никогда не кончится.

Домовая мышь высунула мордочку из норы, насторожилась, поводя усиками: «Кто там, в темноте? Ждёт, караулит бедную мышку? Ах, нет, всего лишь фотография на стене…» Девушка, полуобернувшись, весело смеётся. В уголке фото – надпись быстрым неровным почерком «На добрую память от М.».

Прошуршала по улице ночная повозка, повозившись на чердаке, уснули воробушки, и только мудрая ворона Карла, сидя на самом верху старой ратуши, тревожно каркала на чёрную тучу, наползавшую на спящий город.

Но её никто не услышал.

***

Тук-тук-тук! Толстое стекло чуть не разлетелось от ударов крепкого клюва.

И снова.

Тук! Тук-тук-тук!!!

Лешек подскочил в кровати и, как был, в ночном колпаке и мятой пижаме, подбежал к окну. Взъерошенная Карла едва удерживалась на карнизе, вцепившись когтями в деревянную раму.

Он распахнул створки и ворох бумаг взметнулся со стола.

- Беда! – хрипло каркнула ворона, вваливаясь в комнату. – Ой, беда, беда!!!

Лешек выглянул наружу. В утреннем городе происходило что-то странное. Ладно бы ещё ветер, вовсю хлеставший стены домов и вырывавший зонты у перепуганных горожан. Видал Лешек шквалы и пострашнее. Ладно бы ещё ливень, запрудивший тихие улочки бешеными потоками. Но туча! Огромное чудовище цвета спелой сливы ползло по рыжим черепичным крышам, хохотало, злобно плевалось водой и швырялось молниями!

- … я предупреждала! Я говорю-говорю, а всё бестолку! – хрипела старая Карла, вышагивая по полу, - полночи каркала, голос сорвала, а где они все?

Лешек с трудом прикрыл окно и ошарашенно повторил, поднимая разлетевшиеся рисунки:

- А действительно, где они все?

Ворона с сердитой укоризной посмотрела на него и постучала клювом по полу.

- Тук-тук, здрасте! Это я должна знать? Это вы у нас маги-волшебники! А я только бедная дряхлая ворона, летаю тут, в окна стучу, голос сорвала, проголодалась вся…

Лешек вздохнул, стянул с головы колпак и направился в кухню.

«Что верно, то верно… И как это мы проворонили такую напасть?»

Их было четверо, учеников последней школы магии, что остались после практики в этом городе. Международный Совет обязал выпускников присматривать за порядком, не допускать использования магических средств дилетантами и раз в три месяца присылать отчёты. Правда, Совет не собирался уже лет сто, а отчёты…

Лешек застыл перед открытой дверцей шкафчика.

«Когда же я писал последний отчёт?» Сначала это стало необязательным, потом – никому не нужным. А делать бесполезную работу не хочется даже волшебникам.

Появились другие заботы; словно оборвавшийся листок в ручье, его мотало по жизни и так и эдак. А город… он с течением времени изменился сам по себе. Люди обошлись без зелий и заклинаний, беспощадно расправившись с прошлым. Последние годы Лешек редко уходил далеко от дома, поглощенный рисунками, воспоминаниями, уходом за крохотным садиком и старыми, добрыми книгами.

Ворона, недовольная промедлением, потянула из-под руки хозяина длинную цепочку сосисок. Маг тяжело вздохнул, оборвал сосисочный хвост и закрыл шкафчик.

«Пожалуй, пора созывать общий сбор».

***

Хозяин таверны «У старого гнома» дремал за стойкой, печально сложив руки на объемистом животе. В такую погоду жди убытков… В начищенном до блеска кофейнике отражался пустой зал - ни одного посетителя с самого утра.

«А раньше-то! Какие славные были пирушки! Какая кухня! М-м-м… Пальчики оближешь! Песни пели… А теперь? Что толку в ваших мелких забегаловках? Побыстрее упиться в зюзю?»

Дверной колокольчик звякнул, пропуская упитанного человечка небольшого роста, вымокшего до нитки в своём поношенном плаще.

- К-к-кофе, будьте добры, - кое-как выговорил посетитель, пробираясь к камину подальше от залитых дождём окон. Обрадованный трактирщик принес поднос и расставил на столике кофейник, чашку с блюдечком, плетеную корзиночку, полную круглых печенек.

- Вот погодка-то?

Посетитель лишь благодарно улыбнулся, попивая горячий кофе.

Только хозяин устроился на своем месте, как колокольчик снова подал голос. Прибывшие гости выглядели немного странно. Впереди шёл высокий худой человек, похожий на гробовщика не только выражением лица, но и строгим черным костюмом, а за ним - рыжий весельчак в зеленом охотничьем наряде, будто только что удравший с деревенской ярмарки. Высокий звонко щёлкнул огромным зонтом, складывая его и ставя в угол.

«Как его только не унесло?» - чуть слышно хмыкнул трактирщик.

Оглядевшись, вошедшие заметили одинокого посетителя и направились к нему. Подскочивший толстячок церемонно раскланялся с одним приятелем и едва выдержал бурные объятия другого.

«А что ж, сегодня будет весело!» - оживился хозяин. - «Компания – это хорошо!» Прихватив бутылку вина, меню и рюмки, подлетел к столику.

- Рад, рад приветствовать! Не изволите ли?

«Гробовщик» молча поманил его рукой в белой перчатке.

«Нет, определенно очень странная компания…» - только и успел подумать трактирщик, вглядываясь в глубокие-глубокие глаза…

***

Лешек смотрел на своих друзей. Они не виделись… сколько же? Пожалуй, лет пять. Сумрачный Фридрих слыл непревзойденным мастером иллюзий, странствуя по ближним городам в составе бродячего цирка. А рыжий Карл – балагур и любитель пирушек - если и морочил голову зрителям, то делал это за карточным столом в сельских трактирах или на тихих уединенных сеновалах; впрочем, зная меру и в том и в другом занятии.

В дальнем углу зала зашелестели напольные часы. Из крошечного окошечка над циферблатом выскочила золотистая птичка, пискнула пару раз и спряталась обратно.

«Она не придет» - тоскливо подумал Лешек. - «Жаль». Он ждал этого и боялся. «Ладно».

- Думаю, вы догадываетесь, почему я всех созвал.

Фридрих молча кивнул.

- Ну ещё бы! – взмахнул руками Карл. – Такая туча! Стихия! Я помню, в двадцать восьмом году кто-то разбудил Этну, вот это была жуть! Лава текла по улицам, а камни так и сыпались на голову, я едва успевал превращать их …

- Карл, тише! – забеспокоился Лешек. – Мы не одни, не надо так громко. Что, если хозяин заметит, ещё подумает…

- Ничего особого не подумает, - вмешался Фридрих. – Мы всего лишь компания коммерсантов, обсуждающая сделки о торговле лежалым сукном.

- Да?.. – Лешек растерянно глянул на трактирщика. Тот радостно заулыбался, показав большой палец. – Э-э-э... Так о чем это мы…

- О туче. Ты совершенно прав, друг мой, она имеет явно магическое происхождение. И, к сожалению, мы все знаем, чьих это рук дело.

Лешек тяжко вздохнул. Четвертым гостем должна была быть Марта. Веселая, радостная хохотушка Марта, выдумщица Марта, оптимистка и красавица, которой приходилось менять внешность каждые четверть века, ибо поклонники старели, а она – нет... И всё бы хорошо, но когда привыкаешь к обожанию, больно становится убеждаться в обратном. Сорок лет назад полгорода выгорело дотла – всё потому, что её предали. А за три четверти века до того несчастная девичья любовь закончилась вспышкой чумы, выкосившей и грешных и невинных.

- Я боюсь, Марта не остановится, - покачал головой Фридрих. – То, что она не пришла – весьма плохой признак.

- Но что мы можем сделать? Найти её?

- Нет, если сама не захочет.

- Попробовать остановить этот потоп?

- Остановить разгневанную волшебницу? – хохотнул Карл. - Лучше посадите меня в клетку с тигром, с ним я договорюсь.

- Боюсь, что…

Дверь заскрипела, колокольчик звякнул и умолк. Трактирщик встрепенулся, но через мгновение утратил интерес к вошедшей фигуре.

Все молчали. Стоявшая на пороге старуха в лохмотьях никак не могла быть Мартой. Сгорбленная, с клочьями седых волос и взглядом, наполненным усталой злобой… И всё же…

Мерно стуча клюкой, старуха проковыляла к столу.

- Что, красавчик, не ждал? – Высмотрела бутылку, оставленную трактирщиком, и, ухватив трясущейся рукой за горлышко, жадно выпила, дрожа морщинистым кадыком. Вино кровавыми потоками стекало на пол. Лешек вздрогнул. Ведьма вытерла рот и швырнула бутылку в угол.

- Думали, приползёт бедная страдалица… Уж мы её уговорим, да? Будет всё по-старому? Поздно, соколики, поздно. Этот город проклят, прогнил до основания. Пора начать всё с начала.

- Марта, Марта! – взмолился Лешек. – Ну да, люди глупы, эгоистичны, ленивы… Но они всегда такими были! Это же не повод разрушать всё! Ну обидел тебя один, ну так…

- Он уже наказан, – выплевывая слова, прошипела ведьма. – Но остальные не лучше.

- А любовь, Марта? Как же… Ты сама говорила…

- Ты вправду дурачок, Лешек, или прикидываешься? Совсем ум потерял со своими картинками?! Выйди на улицу наконец, посмотри вокруг! Вылези из своей норы! Нет никакой любви на свете, нет и не было! Пора взрослеть уже! – с болью в голосе сказала Марта. – К чёрту всё! Старики уже достаточно натворили за свою жизнь. А дети – не стоит им мучиться. Всё кончено.

Старуха повернулась и, тряся головой, пошла к дверям. В тишине еле слышно шелестели часы, да выл ветер за окном, кидаясь на стену брошенным псом. У самого порога Марта остановилась.

- Ладно… Дам вам один шанс. Завалящий такой шансик, позабавиться напоследок… Если до полуночи найдёте здесь хоть одну пару, живущую вашей Настоящей Любовью, я пощажу этот город. Кхе… Но лучше уходите сейчас.

Она вышла и радостный ветер хлопнул дверью. Лешек растерянно моргнул.

- Что с ней? Господи, что она с собой сделала???

- А что с ними со всеми бывает? – тоскливо сказал Карл. – Одна влюбленная дурочка и один смазливый негодяй. Вскружил голову и предал. Тем больнее, чем более опытной и искушенной себя считаешь. А дальше… душа почернела...

- Ну, ничего! Не будем унывать! У нас ещё куча времени. Я уверен, что…

Друзья сидели с «кислыми» лицами.

- Что???

Фридрих аккуратно поставил чашечку на блюдце.

- Прости, Лешек, но, похоже, пора действительно собирать чемоданы. Марта, конечно, теряет навыки, но устроить этому городу библейский потоп ещё как может. Это глубинная магия и отменить заклятье может только она сама… Если, конечно, передумает.

- Ну так и пусть отменит! – разгорячился Лешек. – Мы найдём влюбленную пару и…

- Не найдём. Она права. Не осталось в мире настоящей любви. Люди думают, что любят, уверяют в этом других, но на деле испытывают лишь похоть, желание властвовать или свести счёты… Они боятся одиночества, нуждаются в заботе и защите, но любовь… она умерла, друг мой.

Лешек замер, фарфоровая чашечка выскользнула из дрожащей руки и, упав на пол, разлетелась на кусочки. Он шевельнул пальцами; осколки взлетели невесомыми мотыльками с бурыми пятнышками на крыльях.

- Но… так нельзя! Давайте хотя бы попытаемся!

- Хорошо, - кивнул Фридрих. – Встречаемся в шесть на ратушной площади.

Лешек благодарно пожал друзьям руки и, не теряя ни минуты, выбежал под дождь.

***

Часы на ратушной площади пробили шесть. Время всегда шло своим чередом, играли ли в городе свадьбы или хоронили усопших. Прежде над площадью стоял шум голубиных крыльев – теперь не было и их. Только у фонтана замерла черная тень под большим зонтом; как и положено миру теней, молчалива и безучастна.

В одном из проулков показался Карл. Он шёл, разбрызгивая воду шагами и держа во рту давно погасшую трубку. Добрёл до фонтана и, в ответ на вопросительный взгляд друга, молча покачал головой. Фридрих прикрыл глаза и щелчком пальцев зажёг огонёк. Карл блаженно затянулся и выпустил в окрестную морось несколько дымных колечек.

Город вымер. Лишь изредка в окнах домов мелькали испуганные лица, словно бледные театральные маски, смываемые дождём. Но вот крылатая тень выскользнула из темноты, с шумом приземлившись на край фонтана. Ворон дрожал, мокрые перья блестели в свете фонарей.

- Что ж, я вижу и ты ничего не нашел, - проговорил Фридрих.

Превратившийся в человека Лешек закашлялся, вытирая капли с усталого лица.

- Мы облетели… Мы с Карлой облетели десятки домов. Видели много семей… молодые, старые… я заглянул в их сердца. Там привычка, усталость, страхи… конечно, уважение, благодарность, верность, … но там нет любви. Ты прав, старый друг. Как всегда… А я - всего лишь глупец, возомнивший себе невесть что… Любовь – это иллюзия, фантом. Их сердца болят, но там пусто. И наши надежды – всего лишь бумажные кораблики, наивные мечты, брошенные… - он осёкся, глядя в потоки воды, струившиеся под ногами.

- Мне жаль, друг… - Карл погладил его по руке. – Такова жизнь. Всё проходит. Я не теряю надежды, но … мы не успеем. Можно вечно метаться по городу, а счастье тихо живёт где-то рядом, в соседнем доме.

Лешек вдруг вскочил на ноги и схватил друга за плечи.

- Послушай, а ведь правда… Кораблики! Нам остается надеяться только на чудо, так? Так давай сделаем это!

- Что?

- Позовём любовь! Конечно, глупо бегать за ней, она же сама приходит! А-ха-ха!!! Как я раньше не догадался! Ах, я старый, глупый, наивный волшебник! Слушайте! Мы сделаем десятки, сотни корабликов и отпустим их по волнам этого моря! Мы напишем… Сейчас… Любимая! Или любимый, не важно! Мне очень нужна твоя помощь, приходи как можно скорее к фонтану на площади! Люблю, жду, целую! Вот! И они полетят во все стороны, эти добрые вестники надежды и удачи… Ведь только по-настоящему любящий человек откликнется на зов и придет наперекор всему, сквозь бурю, дождь и грозы… Ведь правда же, друзья?...

Карл неуверенно повёл плечами и Фридрих молча вздохнул. Счастливый и полный надежд Лешек обрадованно рассмеялся.

Друзья перебрались на ступеньки ратуши, где ветер и дождь были чуть тише, чем на открытом месте. Зажгли проржавевший фонарь на стене и серая хмарь немного отступила.

Бумажные кораблики – изумрудные, розовые и желтые, как весенние цветы, голубые и белые, словно яблоневый цвет под изумительным майским небом – кружились и исчезали в переулках, подгоняемые свирепым ветром. Лешек смеялся, распевал знакомые песни и, глядя на него, все повеселели.

- Это же десятки, сотни посланий…

- Двести шестьдесят восемь, - пробурчал Фридрих.

- … давно я не чувствовал себя таким счастливым. Мы славно поработали!

- И самое время подзакусить, - подхватил Карл, доставая «из воздуха» внушительную корзину для пикника.

Потом они ели и рассказывали байки. Достали бутылку вина. Вспомнили старые времена, школьные годы. Карл говорил и говорил, они смеялись, шутили, и даже нескончаемый дождь казался не таким унылым.

Часы на башне скрывает мрак, но время неумолимо – колокольный звон каждые полчаса обрывает ниточки судьбы. Ливень идёт и идёт; стучит тысячами молоточков, мечется эхом среди мокрых домов.

Вот уже и Карл умолк, споткнувшись на очередном анекдоте.

Девять.

Площадь пуста.

Десять.

Лишь серый занавес дождя в переулках.

Половина одиннадцатого.

Тьма подступает и ворочается чудовище, с нетерпением ожидая жертвы.

Полчаса.

Кажется время течет сквозь пальцы, кружится водоворотом у ног, вытягивая из души мечты и надежды. Бьётся волной о ступени ратуши, забираясь всё выше и выше.

Вспышка молнии на мгновение освещает циферблат часов. Без четверти. В рассыпающемся громе слышится хохот ведьмы.

Плеск воды. Шаги. Медленные, как смерть, которой некуда торопиться. Она здесь. Колышется бесконечной прорвой, хищным, жестоким сгустком зла.

- Ты проиграл.

- Нет, Марта.

- Ты проиграл, дурачок… Никто не придёт.

Полный отчаяния взгляд на стрелки.

- Ещё три минуты.

Ведьма молча усмехается. В раскатах грозы слышно рычание огромных псов, готовых разорвать город.

- Стойте! Смотрите… Там…

Карл схватил его за руку.

Вдалеке кто-то шёл в пелене дождя. Маленький огонёк фонаря, покачиваясь, разгонял тьму.

Ведьма обернулась.

- Он один…

Лешек ликовал. В душе его звенели гимны. Конечно, разве могло быть иначе?

- Ты ошиблась, Марта.

Едва заметный силуэт подошёл к фонтану и там, среди серых теней дождя, нашёл девушку. В свете фонаря мелькнул белый кораблик в её руках. Влюбленные обнялись, он что-то говорил, она кивала и прерывала неслышные слова поцелуями.

Марта молчала, но в этом её молчании что-то происходило. Что-то удивительно хорошее, ибо гром рокотал всё реже и молнии не сверкали больше над крышами.

Дождь затихал, опадая крупными каплями.

Лешек оглянулся. Добрый Карл весело подмигнул в ответ. Молчаливый Фридрих, скрестив на груди руки, казался погруженным в себя.

Марта вновь изменилась. Печальная женщина с черными волосами напоминала камею старинного медальона, бывшего когда-то бесконечно дорогим для двоих разлученных сердец. Всё забыто, ушло, похоронено, письма порваны и сгорели, пепел развеян и подол длинного платья потемнел от воды.

Она выпустила с ладоней лёгкую серую птицу. Вспорхнув, та рванулась ввысь и исчезла. Ни с кем не прощаясь, волшебница укуталась в шаль и ушла во тьму.

Лешек рванулся было за ней… но остановился. Что он скажет? Что он может сказать, вдобавок к тому, что сказано давным-давно? Разве можно что-то изменить?

Залитая водой площадь блестела живым зеркалом, впитавшим тайну минувшей ночи. Лешек вдруг заметил тонкую серебристую каёмку, окрасившую контур знакомых городских крыш. Туча уходила.

Он обернулся к друзьям.

- Эх, вы не представляете, как я рад! Мы спасли целый город! Это так здорово! У нас всё получилось! И Марта… Вы видели, как она изменилась? Выходит, мы спасли и её душу!

Карл довольно ухмыльнулся.

- И любовь есть на свете! И туча ушла! Э-ге-гей!!!

Он подпрыгнул, весело взмахнув руками и подняв целую кучу брызг. Фридрих кивнул.

- Да, действительно. Что ж, если зрители разошлись, можно заканчивать представление…

И резко хлопнул в ладоши.

- ЗАНАВЕС!

Лешек обернулся. Фигуры у фонтана рассыпались золотыми искрами. Осталась только серая, безжизненная пустота...

И тихий голос за спиной.

- Я так и не знаю, поверила она в мою иллюзию, или просто простила нас всех…

Лешек опустил руки. «Как же это?.. Значит всё зря?.. Никто не пришёл? И кораблики…»

- Неважно… Мы снова спасли этих людей, хотя, наверно, никто этого не заслужил.

Вода убывала. Ночной ветер поднял рябь.

Лешек поднял взгляд. Далеко-далеко в небе зажглась звезда и свет её разбился в волнах тысячью бликов.

И показалось ему, что в переулке напротив, среди тумана и тьмы родился огонёк. А вон там, смотри-ка - ещё один! И ещё! Десятки огоньков дарили свет и надежду. Спотыкаясь, Лешек сбежал со ступеней и понёсся им навстречу. Как тогда, в детстве; маленький мальчик, бегущий вдоль беззаботного ручья.

Со всех сторон на площадь шли люди. А в руках у них – его кораблики.

Другие работы автора:
+19
12:40
921
Изумительная волшебная история) И кораблики эти — красота вообще) И любовь настоящая точно есть! Спасибо за замечательную сказку rosesmile
22:53
+2
Спасибо, Эльвира, очень тронут.
22:54
+1
Благодарю! smile
13:57
+4
Хорошая сказка. Такая… шварцевская. Можно ли обмануть одну старую несчастную волшебницу ради спасения целого города? Могла ли волшебница быть настолько слаба в волшебстве, чтоб не распознать иллюзию собрата? Или «вам обмануть меня несложно, я сам обманываться рад»?
22:56
+1
Спасибо! Да, тут много такого… открытого. angel
16:36
+3
Очень интересная история, я бы даже сказал, притча об исчезнувшей любви и ее счастливом возрождении. Хороший слог, красочные описания, увлекательный сюжет с неожиданным финалом! Спасибо! bravosmile
22:56
+2
Спасибо, Green_tea! drink
17:08
+3
«- О чем грустит женщина?
— О любви…»

хорошая сказка. И хорошо, что есть не только иллюзии bravoinlove
22:59
+1
Спасибо! Конечно, хорошо, что есть… хотя я по-прежнему не уверен. unknownsorry
17:11
+1
Лепота какая smile— в некоторых местах прямо до ласковых таких мурашек! Спасибо!
" — Что, красавчик, не ждал? – Высмотрела бутылку" — тут, вроде, очепятка blush
23:02
+1
Благодарю! Вы имеете в виду, что там с маленькой буквы должно начинаться? Может быть, я постоянно путаю… pardon
11:34
+2
Думаю blush, что это чаще всего автоматическая опечатка — «после точки пишем с большой буквы» — этакий подвох…
19:22
+2
Слова автора можно писать с большой буквы, если это отдельное предложение.
10:15
Спасибо, Светлана rose
19:11
+3
Ах, Мартин, какое волшебство! bravo
прекрасная работа, чудесная история, мурашечки в конце да, побежали)))
Благодарю за удовольствие от чтения!
за Любовь вам сто сердечек в карму)))) bravo
23:03
+2
Спасибо большое, Танита! blushИ за сердечки тоже! ))))
20:58
+5
Как я люблю Ваши волшебные истории. Они оставляют сладость на душе и комок в горле… roseСпасибо Вам.
23:04
+1
Спасибо, Ева! roseОчень тронут
08:00
+3
Хорошо написанный рассказ.
Вот только разве
Прошуршала по улице ночная повозка, повозившись на чердаке, уснули

Или это специально?
Если да, то зря.
10:01
+1
Спасибо!
Или это специально?

Не, наверно не заметил повтора, подумаю, что убрать, как перестроить. Спасибо ещё раз!
19:25
+1
Красивая история! Написано увлекательно, и слог замечательный, приятно читать такие тексты. И есть над чем задуматься, и в себя заглянуть. Спасибо, Мартин!
20:56
+1
Спасибо и вам, Светлана! angelblush
01:07
+1
Чудная сказка с большим смыслом, вернее очень важным. Мне понравилась.

Есть пара моментов которые меня смутили, но может так задумано автором, а я не понял. И тем не менее, я укажу эти моменты и автор сам решит, что с этим делать. Первое, на чем я споткнулся, это кадык у женщины:

Высмотрела бутылку, оставленную трактирщиком, и, ухватив трясущейся рукой за горлышко, жадно выпила, дрожа морщинистым кадыком.


Возможно в этом заложен некий смысл, но я не уловил. Для женщины (девушки, старухи) кадык, особенно если он заметен, показатель сильного гормонального сбоя в организме, Так-то кадык у женщин есть но он практически не заметен.

И второй момент это «знакомые песни»:

Лешек смеялся, распевал знакомые песни и, глядя на него, все повеселели.


Мне кажется надо уточнить для кого песни были знакомыми, может быть вот так:

Лешек смеялся, распевал знакомые всем песни и, глядя на него, все повеселели.


Но, допускаю, что это мое субьективное непонимание.
10:52
+1
Спасибо за внимательное прочтение! thumbsup
Про кадык вы правы, это недогляд, потом поправлю. А песни — ну, теоретически может быть, хотя не принципиально. Тут уже встанет вопрос — а кому всем? Вообще всем или им троим? Короче, надо посмотреть по ритмике.
10:13
+2
Очень пронзительнвя история) Если не ошибаюсь, она была на Квазаре?
10:24
+2
Да, два года назад. Я помню ваш комментарий. thumbsup))))
Замечательная сказка, которая читается на одном дыхании! Здорово! По-другому не скажешь! thumbsup
21:21
+1
Спасибо за такие слова! angel
10:48
+1
Это так замечательно — начинать новый день с обыкновенного чуда. Спасибо, что сотворили его…
21:22
+1
Спасибо, Мира! Как говорилось когда-то, я только учусь… ))))
03:38
+1
Комментарий от человека, не любящего читать добрые истории про любовь))) Замечательный кульбит в конце! Я поверила, что в вашей истории человечество действительно отказалось от высокого и эфемерного чувства в пользу простых и приземлённых: уважение, симпатия, благодарность, привычка. Но потом меня ждало разочарование «Ан нет любовь существует!»
Спасибо автору!)

06:51 (отредактировано)
+1
Птичка, я думаю, что финал допускает двоякое толкование. Никто не пришёл, множество людей Лешеку привиделось, на самом деле. Потому что он очень хотел верить, что любовь есть. И Марта это поняла — что любви нет, но многие очень хотят верить, что она есть. И именно поэтому она важна. (Хотя, строго говоря, я не могу точно сказать, что подумала Марта. )))) )
Но о сознательном отказе речь действительно не идёт.
Спасибо и вам! )))
Загрузка...
Кристина Бикташева