Три шага в бездну

16+
  • Самородок
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
  • Опытный автор
Автор:
Андрей ЛакрО
Три шага в бездну
Аннотация:
Легко ли потерять душу? Как оказалось, чтобы упасть в бездну, нужно всего лишь три шага. А ещё - иметь искушённого проводника, который подтолкнёт к краю.

Рассказ-участник конкурса МИСТИКА-2021
Текст:
Step 1 - I want you to bleed for me
Step 2 - I want you to kill for the thrill of it
Step 3 - I want you to love the taste of murder
Step 4 - I want you to die

Tactical sekt - 4 steps to dysfunction

Ощущение чего-то тёплого, сползающего по щеке, разбудило Егора. Не открывая глаз, он потянулся пальцами – липко. Чертыхнулся шёпотом, выпутался из одеяла и рванул в ванную, зажимая нос. Надо запрокинуть голову, вспоминал он советы на такой случай. Но стало только хуже: кровь потекла в горло.

– Выглядишь паршиво, приятель, – бросил он зеркалу над раковиной, одной рукой выкручивая вентиль, другой – запихивая туалетную бумагу в ноздри.

Отражение равнодушно подтвердило его слова. Привычные лиловые тени под глазами, без того оттенявшие бледность лица, от размазанной подводки стали ещё темнее. Чёрные волосы – длинные, спутанные, теперь ещё и намокшие, липли ко лбу, цеплялись за серёжку в брови, лезли в нос. Зря потащился вчера на рок-концерт. «Ты не создан для бурной ночной жизни», – тоскливо крутилось в голове.

Кое-как остановив кровотечение, Егор швырнул в урну скомканные, пропитанные красным обрывки. Шатаясь, натягивая на ходу футболку с эмблемой любимой музыкальной команды, доплёлся до кухни. Открыл настенный шкафчик: выстроенная в шеренгу колонна разноцветных баночек будто бы поджидала его всю ночь.

Егор отсчитал таблетки, с трудом проглотил, запивая затхлой водой. Две за полчаса до еды, одну во время приёма пищи, две после. И так каждый день, год за годом. До конца жизни. Задолбало.

На десерт – анальгетики. Егор уныло уставился на почти пустой пузырёк. Без этого существовать невыносимо. Без этого боль, смакуя, обсосёт каждый позвонок, зажмёт виски, вгрызётся в затылок, выкрутит запястья, колени…

– Приятного аппетита, – усмехнулся вкрадчивый бархатистый голос.

В воздухе разлился душный аромат лаванды и вереска.

Егор подскочил, чуть не въехав головой в дверцу шкафа. Сердце подпрыгнуло куда-то к горлу, заколотилось в грудную клетку. Аж затошнило.

Он обернулся: у окна, занавешенного пожелтевшим от времени тюлем, стоял человек. Да только человек ли? На высоком лбу незнакомца виднелись крошечные посеребрённые рожки. Неестественно светлая кожа, точно подсвеченная изнутри, облегала точёные скулы, нос птичьим клювом нависал над тонкой линией губ. Белые волосы, зачёсанные за острые уши, паутиной спадали до угловатых плеч, струились по камзолу, расшитому жемчужным узором. Всё это составляло облик настолько эфемерный, что казалось, гость вот-вот растворится в воздухе. Демон? Эльф? Привидение? Егор не мог подобрать в памяти ни одной подходящей ассоциации. Лишь силился понять, каким образом этот гротескный тип проник в запертую квартиру.

Незнакомец шагнул вперёд, оказавшись лицом к лицу с Егором. Уставился глазами: нечеловечески лиловыми, пугающими – но он не мог отвести взгляд, как бы ни хотел. Лишь вздрогнул, когда рука незваного гостя коснулась его пальцев – как током дёрнуло – вырвала банку с таблетками. Пришелец поднял руку на уровень глаз и, бегло оглядев ёмкость, произнёс:

– Хочешь избавиться от этого навсегда?

«Конечно, да!», – хотел крикнуть Егор. А кто бы отказался на его месте от шанса стать… Нормальным? Но подавил сиюминутное желание.

– Кто ты? – выдохнул он.

Незнакомец на секунду прикрыл веки, качнув головой, и снова пристально уставился на Егора.

– Тебе ли не всё равно, кто избавит тебя от проблем?

– Вообще-то, не всё… – попробовал возразить Егор, но его перебили.

– Так хочешь или нет?

– Да… – сдался Егор, и тут же добавил: – Но…

Взгляд незнакомца уколол раздражением. «Условия он тут ещё ставит, каков наглец», – читалось в его глазах. Но Егор набрался смелости, чтобы продолжить.

– Какова будет цена?

Собеседник скривил губы в хищной усмешке, демонстрируя нечеловечески острые клыки.

– А ты соображаешь, – хмыкнул он.

Гость подбросил баночку с лекарством, поймал на лету, сунул в карман, и, развернувшись, зашагал по кухне. Замерев у окна, придирчиво оглядел серый двор за грязными стёклами, едко усмехнулся.

– Ты прав, плата будет, – не поворачиваясь, бросил он за плечо. – Сам решай, соразмерна ли она тому, что получишь.

– Понял, – кивнул Егор. – Так… Что я должен отдать взамен?

Незнакомец рассмеялся, тихо, почти беззвучно – точно ветер прошуршал в траве. Скучающе оглядел покрытые серебром ногти, медленно перевёл взгляд на пыльные занавески.

– Разве у тебя есть что-то ценное?

Егор притих, давя уязвлённую гордость. Прав, мерзавец: что может отдать тот, у кого и так ни черта нет.

– Мне ничего не надо, – продолжил собеседник. – Ты же получишь всё, чего желаешь. А именно – здоровье, силы, возможности и прочее. Вот только…

Гость, наконец, обернулся, и снова упёрся в Егора застывшим взглядом.

– Срок, что тебе отведён, уменьшится ровно вдвое.

Егор наморщил лоб, но тут же догадался, о чём речь.

– Да-да, ты правильно понял, – кивнул гость. – Ты будешь наслаждаться полной, насыщенной жизнью, но вдвое меньше, чем мог бы.

– И… Сколько же это времени будет? – попытался прицениться Егор.

– Если я расскажу, будет неинтересно, – хохотнул гость.

– Ладно, ладно… – заколебался Егор. – Но, а потом, я… Умру?

– О-о-о, нет, гораздо хуже! – незнакомец улыбнулся так широко, будто преподнёс самую радостную новость на свете.

Егор окончательно растерял решимость.

– В каком смы… – дернулся он.

– Так что, сделка? – бесцеремонно прервал его гость.

Егор терялся между вариантами, один другого сомнительнее. Просил время на размышление – ему не дали. Тянул с ответом, пока не увидел разочарование на лице незнакомца, а затем его спину, исчезающую в ореоле сияния. Вместе со странным гостем уходила его последняя надежда на нормальную жизнь.

И тогда он сказал: «Да».

– По рукам, – гость протянул тонкую ладонь.

Незнакомец не обманул. Хотя, он даже ничего не сделал: не дал чудодейственного снадобья, не произнёс заклинаний или ещё чего-то в таком духе. Он попросту растворился в воздухе сразу после того, как они скрепили сделку рукопожатием. Можно было списать увиденное на необычный сон, но…

Следующее же утро было совсем другим. Нормальным.

Егор проснулся, встал, умылся, оделся… Без носовых кровотечений, без ломающей тело боли, без перманентной усталости. И без таблеток. Он вышел на улицу и решительно направился в ближайший «Бургер Кинг». Заказал самый большой и сочный гамбургер, с кучей соусов и жгучим халапеньо. Запил этот гастрономический кошмар газировкой. И – ничего. Никакой тошноты, рези в желудке, желания блевать дальше, чем видишь.

Вместо всего этого, привычного, как ночь или воздух – радость, граничащая с эйфорией. Он мог делать что угодно весь день, и не испытывать головокружение, не слышать противный писк в ушах. Не просыпаться среди ночи от судорог или покалывающего холода в пальцах.

Так было на следующий день, и через день, и всю неделю. Наконец-то, нормальная жизнь! Пусть короче, чем могла бы быть. Ну, сколько там осталось ещё: два года, три, десять? Зато Егор четко знал, на что их потратит. Точнее, на кого.

– Рада, что чувствуешь себя лучше и сможешь к нам присоединиться, – прощебетала Ленка в трубку. – Ждём завтра, у кинотеатра.

– Да, до скорого, – мечтательно улыбнулся Егор и завершил звонок.

Егор боготворил Ленку со школы. С тех самых пор, как увидел её в том клетчатом платьице, с красным ранцем и огромными белыми бантами в русых косичках. Таскался, как привязанный до выпускного, не отстал и после того, как они поступили в разные вузы.

Ленка подбирала браслетики в цвет сумочки, а её любимые цвета – бирюзовый, синий, золотистый.

Ленка любила симпатичные мелочи, бесполезные, но уютные. Из тех, что можно поставить на полку между томиком Коэльо и дисками «Апокалиптики».

Ленка играла на флейте и писала стихи.

Ленка, Ленка, Ленка.

Все мысли о ней, вокруг неё, про неё. Ну и что, что они совершенно не смотрелись рядом, как чёрное и розовое, как селёдка и шоколад. Разве это преграда для чувств?

Она наверняка знала, что Егор к ней испытывает. Без сомнений знала, и наслаждалась этой беззаветной преданностью, пронесённой сквозь года. Но всех этих лет ему не хватило, чтобы собраться с духом и сказать всё, как есть отчётливо и прямо. Такая простая, казалось бы, фраза: «Я люблю тебя». Слишком сложно, слишком страшно услышать отказ. Хотя и согласие – тоже. Она заслуживает лучшего. Не дохляка, то и дело норовящего хлопнуться в обморок, а здорового мужика. Такого, как он сейчас. Наконец-то он сможет взять её за руку и, глядя в глаза, открыть свои чувства.

Как бы не так.

В кино их было трое. Она же сказала: «Ждём…».

Окрылённый мечтами, Егор совсем забыл про Хмыря – обряженного в дорогой костюм, с аккуратной модельной стрижкой и высокомерным выражением лица. Хмыря звали Максим. Какой он там, пятый по счёту? Среди тех, кто периодически появлялся рядом с Ленкой, осыпал знаками внимания, при этом презрительно глядя на Егора под её: «Это друг детства». Идиотская фраза по-своему сближала Егора и Ленкиных ухажёров – обоих не устраивала от слова совсем. Егору надоело быть лишь другом, а очередного хахаля не радовало само наличие таких друзей в окружении Ленки. И только саму Ленку ситуация ни капли не смущала.

«Снова этот гомик инфантильный, зачем ты его позвала?», – раздражённо шепнул ей Максим, нарочито громко, чтобы Егор слышал. Но в ответ получил тычок локтем под рёбра и смирился. Егор отвернулся, словно бы отгородившись спадающей чёлкой. Торопливо спрятал руки в карманы, с чёрным облезлым лаком на ногтях, ещё с концерта.

Весь киносеанс он терял сюжетную линию. Постоянно отвлекался на темневшие рядом контуры Ленки и Максима, тесно льнущие друг к другу, точно пытавшиеся слиться. «Хи-хи-хи», – тихонько отвечала Ленка, когда Хмырь наклонялся к самому её уху, шептал что-то. Егор едва подавлял чувство ненависти и собственные желания – не то вскочить и покинуть это место, чтобы не видеть милующихся голубков, не то двинуть этому лощёному мудаку в челюсть, и, схватив Ленку за руку, убежать прочь.

Фильм окончился, как и этот вечер, как и их встреча. Только приехав в съёмную однушку, только закрыв за собой дверь и пройдя в пустую захламлённую комнату, только упав без сил на кровать, он понял, как же затупил. Зачем он это всё выносил, зачем притворялся? Он же теряет время! Которого неизвестно сколько ещё осталось в запасе.

Больше Егор не ждал. Не искал случая, не выбирал подходящего момента – он сам его создал. На следующий же день выставил на продажу электрогитару покойного отца, а на вырученные деньги выбрал кольцо. Сжимая в руках драгоценную безделушку, решительно набрал её номер, пригласил в любимое кафе. Привёл себя в порядок – стёр остатки чёрного лака, нашёл приличную рубашку, брюки. Убрал волосы в аккуратный хвост.

Ленка опоздала на полчаса. Ерунда, привычно: ещё ни разу не приходила вовремя. Егор не отрывал взгляда от бирюзового платья с золотыми вставками, от уложенных локонов – русалка из сказки, а не женщина! Усиленно старался снять с лица идиотскую улыбку, успокоить дыхание. Неделю назад наверняка свалился бы без чувств от избытка переживаний.

Они заняли забронированный столик у окна. Как из-под земли рядом вырос бойкий официант, подал меню в кожаном переплёте, представился Артуром. Пока думали над выбором, перед ними появилось вино. Волшебные блики заиграли в наполненных фужерах, на аккуратно разложенных приборах и посуде.

Егора то и дело сбивала музыка и тихие фразы, долетавшие с соседних столиков. Никак не собраться.

– Так… Что ты хотел сказать? – Ленка выжидающе смотрела из-под пышных приклеенных ресниц.

Может, уже сама обо всём догадалась, давно ждала, когда же он решится. Специально провоцировала его, дразнила, гуляя со всеми этими придурками.

– Я…, – некстати занервничал Егор.

Воздух в помещении вдруг показался жарким, словно не врывался через открытую форточку, а лился из натопленной печи. Этот расплавленный эфир проходил через легкие, распирая, норовя разорвать изнутри. Резко сдавило затылок, в висках тягуче запульсировало. Прямо как раньше. Совсем не вовремя.

– Ты…, – снова попробовал Егор, наблюдая, как закачался мир вокруг, как всё поплыло перед глазами.

– Егор?! – прервал его Ленкин вскрик.

В её широко распахнутых глазах отразился ужас.

Он ощутил, как горячая капля сползла по губам и подбородку, упала на кремовую скатерть. Тут же сорвавшаяся следующая сделала алое пятно вдвое больше. Егор судорожно вздохнул и завалился на пол.

– Егор! – Ленка заполошно трепала его обмякшее тело, тащила вверх, пытаясь поднять на ноги. – Помогите, кто-нибудь!

– Я… Бя… Лю…, – давил из себя Егор, но язык не слушался.

Он не успел.

Проклятый незнакомец. Наверняка знал заранее, что всё бесполезно. Егору оставались не годы – считанные недели, дни. И он, дурак, собственноручно укоротил этот ничтожный срок вдвое. Где-то в кармане его пиджака лежало кольцо, дорогущее, с алмазом. И абсолютно бесполезное, Ленка подарок так и не увидит. Егор устало прикрыл глаза и провалился в небытие.

Про: «Будет гораздо хуже» незнакомец тоже не соврал. Егор не умер, но лучше бы да. Теперь он лежал на больничной койке, утыканный иглами, обвитый трубками, не способный самостоятельно дышать. Но всё ещё жил, чувствовал, думал. Видел Ленку, которая приходила проведать его. Часто, чуть не каждый день. И всегда рядом с ней Хмырь, идеально причёсанный-принаряженный, с деланым сочувствием на гладко выбритом лице.

«Убери от неё руки, тупой козёл!», – орал Егор. Но никто не читал его мысли, они видели только безвольное тело на узкой койке, пустое лицо с безучастным взглядом.

– Я скачала твою любимую мелодию, хочешь послушать? – дрожащим голосом шептала Ленка.

Она листала записи в смартфоне, нажимала «play», глотая слёзы. Егор отвечал молчаливой агонией.

Но даже это не предел ужасной цены, что ему пришлось выплачивать. В один день они пришли, держась за руки. Ленка кротко улыбалась, сияя от счастья. Хмырь выглядел самодовольнее обычного.

– Мы решили пожениться, – пряча взгляд под ресницами, мурлыкнула Ленка. – Пришли рассказать, чтобы ты мог за нас порадоваться.

Прижала к груди руку, с колечком на пальце – куда проще и дешевле того, что купил ей Егор. А Хмырь ещё и жлоб, оказывается.

Егор не порадовался. Он мысленно взмолился о смерти. Молил в эту секунду, и в следующую, и весь день, и ночь за ним – но смерть не шла. Его сознание надрывно колотилось в стенки мясной оболочки, будто стремилось расшибиться об них насмерть. Чтобы всё прекратилось, наконец. Чтобы его страдания закончились. Вот только сердце так же билось, лёгкие – пропускали воздух, мозг – порождал отравленные болью мысли. Всё, что ему оставалось – это ненависть. К себе, к больничной палате и всей клинике, к врачам, заставлявшим жить без его согласия. К Хмырю, укравшему у него единственный смысл. К Ленке, за то, что такая недогадливая дура.

А потом пришёл страх. Как разрушительная волна цунами, его разум захлестнул ужас перед тем, что так будет бесконечно долго. Вечность.

«Пожалуй, с тебя хватит», – прозвучал знакомый голос.

Егор вздрогнул, вроде бы даже, физически.

«Ты…!»

Снова прожигающая ненависть, на мгновение она даже пересилила страх. Эта мразь уже всё забрала. Зачем он пришёл опять, зачем влез в его голову?

«Желаешь высказать претензии к нашему договору?», – хмыкнул голос.

«Нет...»

Злоба откатила, отшвырнув к безысходности. Если незнакомец вернулся добить его, то это будет очень кстати.

«Чудесно, что ты сам это осознаёшь: тут только твоя вина», – продолжал голос.

«Почему моя?» – упёрся Егор.

«Так, если вина не на мне, то на ком же ещё из нас двоих?», – спокойно отвечал незнакомец.

«Но я сделал, что нужно, я использовал шанс!», – сорвался Егор.

«Да, когда я тебя подтолкнул, – съехидничал голос. – А без меня проворонил бы всё, даже не попытавшись».

Егор осёкся, захлёбываясь горечью обиды с привкусом правды. Так ведь и есть, нужно было раньше, гораздо раньше…

«Но, если… – не сдавался он. – Если такой итог для меня был неизбежен, зачем ты вообще вмешался? Тебе с этого что?»

«Да так, скучно было, – честно ответил незнакомец. – Поспорил с другом. Кстати, я выиграл».

«Поздравляю, – зло огрызнулся Егор. – Рад, что повеселил».

Каких ответов он ждал он неведомого могущественного существа? Зачем ещё оно могло предлагать свои услуги смертному, как не ради развлечения, ради смеха над ничтожным низшим? Настолько жалким, что добровольно записался в число его марионеток.

«Да, было весело, – ласково пропел голос. – Предсказуемо, но ничего так, забавно. Ты хорошо постарался для меня. Я даже готов отблагодарить за это подарком».

«Подарком? – отмахнулся Егор. – Какие-то очередные игры?»

«Опять сомневаешься, а не действуешь, – раздражённо прицыкнул языком незнакомец. – Тебе нечего терять, да и никогда не было. Зачем ты всё время цепляешься за свою никчёмную чепуху?»

Каждое слово, что когда-либо произносило это существо, резало Егора не хуже скальпеля хирурга, но всё это было правдой, понимал он.

«Так что, берешь подарок?»

И Егор во второй раз сказал ему: «Да». Догадываясь, что это не приведёт ни к чему хорошему.

Внезапно грянувшая музыка на миг оглушила его, яркий свет заставил зажмуриться. Егор помотал головой, робко открыл глаза. Растерялся, не понимая, где очутился.

Перед ним стояла Ленка – в белом платье, с атласными цветами в прическе. Её взгляд, обращённый к Егору, лучился любовью. Она улыбалась. Егор оглядел помещение: ковровая дорожка, ряды скамеек, занятых нарядными людьми. Все они смотрели на них с Ленкой и тоже улыбались. Дама в переднем ряду украдкой вытирала слёзы платочком. По другую сторону – стол. И всё в белых розах, в мраморе, позолоте, сверкает до рези в глазах. Он в ЗАГСе, на их с Ленкой свадьбе, догадался Егор. Стоит на своих двоих, держит её за руку, как и мечтал. И правда, подарок какой-то.

Стихла пафосная музыка.

– Согласны ли вы, Максим Бергольц, взять в законные супруги Елену Кулишину? – торжественно зачитала из красной папки полноватая женщина в помпезном бардовом платье.

Что она такое несёт, опешил Егор. Почему называет его Максимом? Его взгляд упёрся в большое зеркало на стене – из отражения смотрело чужое лицо. Раздражающая рожа Хмыря, расфуфыренного как никогда прежде.

«Что ты сделал?!»

«Подарил тебе его тело, – усмехнулся голос. – Что не так?»

«Но это не я!», – возмутился Егор.

«Конечно, не ты. Ты сейчас гниёшь в больнице, беспомощный и жалкий. Я дал тебе здоровое крепкое тело, и теперь ты получишь свою Ленку, как и хотел. Развлекайся».

И голос снова покинул его.

Егор смотрел на ненавистное ему отражение. Вот этими мерзкими руками ему теперь обнимать девушку мечты, этими отвратными губами целовать. Потом снова перевёл взгляд на Ленку: к радости в её глазах уже примешалось беспокойство. Она не испытывает ни капли неприязни к Хмырю. Как раз наоборот, рада видеть перед собой именно это лицо. Она жаждет, чтобы этот мудак прикасался к ней, обнимал и ласкал. Наверняка они уже трахались и даже не раз. Егор непроизвольно сглотнул, давя подступившую тошноту.

– Максим, ну ты чего? – не выдержала Ленка.

– Я… – Егор мотнул головой и выпустил её ладонь. – Нет.

– Что?! – Ленкино лицо вытянулось от удивления.

– Нет, не согласен, – уже громче и увереннее повторил Егор.

По залу прокатились приглушённые возгласы.

– Максим, что ты такое говоришь?! – её аккуратно подведённые губы скривились, задрожали, тушь тоненько потекла вслед за первой слезой.

Словно какие-то любовные чары вдруг спали с Егора. Не такая уж она и симпатичная, вдруг подумал он. Пожалуй, даже откровенно страшненькая. И что он в ней нашёл? Предательница. Страшная, тупая шлюха, вот кто она.

– Жених, что вы имеете ввиду? – опомнившись от шока, вмешалась регистратор.

– Максим, зачем ты так сказал, Максим? – перебив её запричитала Ленка, размазывая слёзы. – Что ты творишь?!

– Ты мне больше не нужна, – отчётливо произнёс он, ощущая, как с каждым словом внутри всё легче, свободнее.

Он не сдержался и от души рассмеялся в лицо рыдающей Ленке.

– Вы все мне больше не нужны, тупые клоуны! – повернувшись к залу добавил он.

Ловя на себе шокированные, возмущенные взгляды, выхватил обручальное кольцо и зашвырнул его в угол. А после развернулся и твёрдым шагом покинул ЗАГС.

Только дойдя до сквера замедлился, оглядел пустующие дорожки и, устало выдохнув, плюхнулся на скамейку. В голове – ни единой мысли, на сердце вроде лёгкость, но вместе с тем – пустота. Он не понимал, что ему делать дальше.

Краем глаза Егор уловил знакомую фигуру. Она выступила из сияющего ореола, точно из дверного проёма.

– Браво! – усмехался незнакомец, театрально хлопая в ладоши. – Ты снова всё профукал. Вот и что это сейчас было?

– Я не знаю, – отмахнулся Егор.

Зажмурившись, уткнул лицо в ладони, будто спрятался от всего вокруг. Медленно выдохнул, собрался с мыслями. Отнял руки, и, заметив на себе выжидающий взгляд незнакомца, продолжил.

– Не знаю… Надоело это всё. Как там? Никчёмная чепуха? Да, так оно и есть… Чепуховая жизнь, чепуховый мир. Кажется, я не создан для него.

– Вот как… – лукаво прищурился незнакомец. – А, как насчёт другого мира?

Егор взглянул на него. Затем на сияющий прямоугольник за его спиной: разрыв, через который это странное, назойливое существо попадает в его мир из какого-то наверняка не менее таинственного места. Прежде он не задавался вопросом, куда ведёт этот портал.

– А что там, в другом мире? – задумчиво протянул Егор.

– Если расскажу, будет уже неинтересно, – ухмыльнулся незнакомец. – Так ты идешь?

И Егор в третий раз сказал: «Да».

+15
17:20
3733
17:23
+2
Егор отсчитал нужные таблетки
тема наркоты не раскрыта
17:26
Тебе препараты перечислить? ) Опускаются без рецепта.
17:30
пруф… НУЖНЫЕ таблетки только по красному рецепту!
17:28
+2
мдя… к нормальным алкаголикам по утрам «белка» приходит, и то если не опохмелиться! В общем название надо бы поменять… типа -Не умеешь- не бухай!
17:35
+1
Или «Не умеешь — не живи» crazy
17:40
+3
Или «Не живёшь — и не надо».
18:06
+1
Хм. Прочитал. Написано хорошо. Ну, кто бы сомневался. Однако, много недосказанного. Не, я понимаю, что опущенная информация никак не влияет на сюжет и по большому счету на фиг не нужна.
Но многие читатели обязательно зададут несколько вопросов. Например — чем болел ГГ, что жрал таблетки пачками, и кто этот всемогущий крендель?
Явно не черт. И откуда он пришёл? Что за мир? Почему ему скучно и зачем он забавляется с людишками? А ещё такие есть или он один?
Ещё раз — эта информация никак не влияет на сюжет. Но отсутствие её оставляет ощущение неразгаданного ребуса. И это в любом случае напрягает достаточно большую часть читателей.
Ну, это моё мнение. Возможно, оно ошибочно.
Но рассказ всё равно интересный. И уровень высокий.
18:18 (отредактировано)
+6
Ну, читатели пусть задаются вопросами, сколько им угодно )
На самом деле там в тексте есть все подсказки. Это Дьявол, который искушает слабых духом людей, готовых поступиться всем ради желаемого. А упомянутый «друг», с которым он спорил — Бог, и вечный спор за каждую душу. Другой мир — это Ад.
Если бы я написал это прямо в лоб, была бы очередная анекдобайка — мне оно для чего? Без меня напишут.
18:46
+1
Ах, вон оно как всё просто, оказывается! А я-то думал…
Сверкающий портал это ад?)
И Бог — друган, не разлей вода.
Действительно, чего это я туплю? Хе-хе. crazy
18:51
+4
Я же уже говорил: все смыслы уже выдуманы и сто раз пережёваны, меняется только подача )
В данном случае — глазами героя, который не понимает, кого встретил. Мы не знаем, насколько точны наши представления о сущностях вне нашего мира, и выдумываем для них имена. Но откуда нам-то знать, что мы правы?
18:00
+2
Это прекрасно bravoя уж было подумала, что он на ней женится eyesхорошо, что он во всем разобрался. Мне понравилось thumbsup
18:04
+2
И решил жениться на мужике с рогами… crazy
Мерси )
18:20
Ну, до этого я не додумалась rofl
18:55
+2
Браво! bravoОтличная история! Прочиталась на раз. Есть ошибки, например: «Без этого боль (запятая) смакуя, обсосёт каждый позвонок, зажмёт виски, вгрызётся в затылок, выкрутит запястья, колени».
Потом увлеклась…
18:59
+1
roseМерси )
Интересно, Максима обратно вернули?
19:41
+4
Не, Егор же его тело носит )
По закону жанра — разум Максима должен был попасть в тело Егора, лежащее в больнице crazy
19:42 (отредактировано)
+3
Вот кого действительно жалко в этой истории, так это его. Ни за что парень попал sad
19:47
+3
В принципе, там все персонажи — жертвы обстоятельств pardon
Немного не соглашусь. Здесь только одна жертва — Егор. И то, он сам себя сделал жертвой, поверил в собственные страхи, взрастил неуверенность в себе. Он не проявил инициативу по отношению к девушке, которая ему нравилась. А ей что было делать? Ждать его, пока он созреет? Она обычная, молодая, здоровая, жила своей жизнью, имела право. А Хмырь молодец, не упустил свой шанс и она согласилась за него выйти. Да вот скучающие шутники вмешались.
20:02
+2
Ну, в целом, да, примерно так )
Спасибо за рассказ rosesmile
20:17
+1
Ответное спасибо за мнение )
Скоро будет еще quietДлиннее и страшнее crazy
Жду с нетерпением glass
22:04
+1
На мой взгляд, не самая сильная ваша работа. Не самая интересная сделка с дьяволом. Характеры персонажей я либо не понял, либо они неестественные: не видел чтоб девушка брала друга на свидание с другим парнем; не верю чтобы взбрело в голову подарить кольцо и сделать предложение в подобной ситуации; а спор то на что был?.. И как-то лихо дьявол левого мужика из тела выкинул. Ну и ГГ никаной по жизни и по итогу рассказа, никогда мне не нравились подобные персонажи )
22:08
О, так-так, интересно… А самая сильная тогда какая? crazy
22:35
+1
Стиль автора приятен) Жанр очень мною любим. Хороший рассказ. thumbsup
17:56 (отредактировано)
+3
Автор, ты крут.
Такой рассказ сделает честь любому сборнику.
Аплодирую.
Несмотря на антипатию, которую у меня вызывает ГГ.
А, может быть, и благодаря ей.
18:09
+1
Мерси )) Сосбно, он и не должен вызывать симпатию… Так что, это нормально.
Но в сборник не взяли unknown
15:22
+1
Вот это — ДА, это классно. Свежо, неожиданно и так бодренько, знаете. Не понимаю, почему не прошёл рассказ в топ(.там запятые лишние есть. Вот тут «уши, белые волосы паутиной спадал». И «так, берёшь или нет», хотя тут, может быть, вводное слово «так».
15:37
Не думаю, что не прошел из-за запятых… (спасибо за наводку )) Но там такой конк, где ничего не объясняют. Самосуда нет, только решение жюри. Это останется загадкой laugh
23:22
+1
Дальше хочу! bravo
13:08
Дальше вариант только шиперить героев crazy
13:19
Ага, я нашипперю wonderЛучше подожду, может Вам захочется к ним вернуться :)))
17:19
+1
Мне понравилось. Ценим, когда теряем… и многое понимаем, оказавшись у края.
22:19
+1
Ай, да Егорушка… такая мыслишка в конце появилась — а может, не зря его в больном теле держали почти всю жизнь? Стоило ведь стать здоровым, сколько всего изнутри полезло, пакости разной!)) Еще неизвестно, чего теперь напару с рогатым наворотят! laugh
10:48
Я о себе иногда так же думаю )
Загрузка...
Виктория Бравос №2

Другие публикации