Арси – семь беспокойных лапок

12+
  • Кандидат в Самородки
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
  • Опытный автор
Автор:
Андрей ЛакрО
Арси – семь беспокойных лапок
Аннотация:
Арси – обычная арахния. Всего год назад она стала совершеннолетней, и теперь живет отдельно от родителей. Закомплексованная, но любознательная, она пытается отыскать свой жизненный путь.

Малофиналист Осеннего пролета фантазии 2021
Текст:

«Вот сплетёшь свою паутину, тогда и будешь решения принимать! А пока я несу за тебя ответственность!», – такое от матери слышит каждая арахния в юности. Ну, вот: в прошлом году мне стукнуло сто восемнадцать лет. Теперь у меня отдельная паутина – и что же? Как принимать эти самые решения, как жить эту непонятную взрослую жизнь?!

Родилась я в обычной арахнийской семье: матушка, шесть сестричек и семеро братцев. Представьте себе, каково это – придумывать имена такой ораве детворы. Меня назвали в честь прабабки, Арсигоной. Не то чтобы мне не нравилось, просто имечко уж больно простецкое.

То ли дело у старшей сестры: Лавиорна! Да и сама сестрица – гордость семьи. К своему стовосемнадцатилетию она переросла мать. Золотистая шёрстка на её лапках сверкает драгоценностью, а узор на спинке напоминает цветущий крест. Молодые арахниды так и вьются вокруг завидной невесты. Что говорить: своего первого жениха она съела задолго до совершеннолетия.

Не понимаю, зачем так торопиться взрослеть? И есть его было вовсе не обязательно. Хотя, сестрице-то что терять? У неё очередь из таких же, быстро другого найдёт. «Когда я съела вашего отца, мне было всего сто шестнадцать», – одобрительно качала головой мама. Хоть она арахния старых правил, по молодости слыла той ещё оторвой.

Хотелось бы тоже дать повод для гордости, да куда мне… Я в семействе самая мелкая, и лапки обычные, бурые с серыми полосами. Если по правде – настоящая уродина, ведь у меня, как и у прабабки, семь лап вместо восьми. Но она-то – великая воительница! А я… Обычная неудачница. Хоть бы один арахнид в мою сторону посмотрел! Я бы даже не стала его есть. Зажили бы вместе в одной паутине, уж я б нас двоих как-нибудь прокормила. Помогал бы деток растить, чтобы не пришлось, как матушке, всех на себе таскать, надрываться. Но нет, мечты, мечты…

Сама виновата – поселилась где-то на отшибе. Моя родня живёт в горах, в большом каменном городе. Сестрица так вовсе предпочитает практичное убранство, без излишеств. Свила себе паутину-воронку в горной пещере – добыча сама внутрь падает, прямо к обеденному столу. А я – дурочка романтичная, ушла в лес. Отыскала высокое дерево, с видом на округлое озерцо посреди поляны, там и раскинула сети. По ночам на моём озере распускаются пышные белые цветы, и, привлечённые их ароматом, из дупла вылетают крыланы, чтобы запустить в бутоны длинные язычки, полакомиться нектаром. Так и кружат над водой, а к утру возвращаются в дерево спать. Я слышу, как они толкаются во сне, шурша и попискивая.

Красиво, конечно, но одиноко. С крыланами ведь не поговорить даже. И я уже почти смирилась, что проживу до самой старости у этого озера, но волей Араньи-паукозащитницы моя жизнь готовилась перевернуться книзу небом.

Этой ночью ничего не предвещало. Я проснулась в спальном коконе, потянулась, и, улыбнувшись ясной луне, решила, что неплохо бы перекусить. Сторожевая паутинка трепыхалась, подсказывая, что стол накрыт: свежепойманное блюдо уже ждёт меня. Добыча удивила: не заяц, не олень или другой зверь, а что-то совершенно неведомое. Две руки, две ноги, ни копыт, ни когтей, орёт дурным голосом. Как будто половина арахнида, а вторую – оттяпали. Где-то я уже видела подобных существ…

Едва я приблизилась, чтобы получше рассмотреть жертву, как та высунула серебристое жало и всадила остриё прямо мне в лапу!

– Ай-яй! – завопила я от боли. – Учила же меня мама: сначала укуси жертву, а как яд подействует, тогда и рассматривай!

– Не надо меня кусать, – отозвался пленник.

– Ух ты, говорящая еда, – ещё больше поразилась я.

– Какая я тебе еда! – возмутилась добыча. – Только попробуй подойти, лапы повыдергаю!

Я уж было собралась обидеться на такую грубость, но подумала: раз оно разговаривает, значит, разумное. И тут, конечно, я не права, раз нападаю на мыслящее создание без повода.

– Ладно. Если не будешь меня больше жалить, я тебя отпущу, – предложила я, и существо согласилось.

Жаль было портить новёхонькую паутину, да ладно, сплету новую. После года одиночества возможность поговорить с кем-то, пусть даже со столь несуразным порождением богов, казалась куда привлекательнее сытной трапезы.

– Кстати, не пытайся бежать, всё равно догоню, – предупредила я, отпуская жертву.

Мой пленник, а теперь уже гость, отряхнулся, выпрямился, и теперь мы могли рассмотреть друг друга. В свете полной луны я увидела, как его щёки покраснели, услышала, как ускорилось сердце. Он отвернулся, словно боялся бросить случайный взгляд в мою сторону.

– Почему ты не смотришь на меня? Настолько некрасива? – насупилась я. Признаться, мои комплексы не ограничивались цветом и числом лапок, в них входил и размер груди.

– Вовсе нет, – поспешил заверить незнакомец. – Просто… Ты не носишь одежду.

– Одежда? Что это?

И мой новый знакомый показал мне свою оболочку. Как паутина, но очень плотная, и совсем не липкая, она струилась вокруг тела, укрывая его сверху донизу. Мне стало страшно интересно, кто и как сплёл такую паутину, но тут я вспомнила о вежливости.

– Ах, да… Я Арсигона, седьмая дочь седьмой дочери Арсигоны Семилапой, Великой воительницы пятой эпохи, – представилась я. – А ты что… Кто такое?

– А я… Каис, просто человек. Но, может быть, в будущем – прославленный герой, – усмехнулся мой собеседник.

– Человек? Настоящий?! – охнула я.

Неспроста вид этого создания показался мне знакомым.

Кроме матушки, сестёр и братьев жила с нами бабка – древняя, умудрённая опытом ведунья. Гнездилась она в норе под землей, так глубоко, что почти перестала полагаться на глаза, всё больше доверяла слуху и чутью. Помню, как в детстве матушка вручила мне связку светляков и отправила проведать бабулю. Жучиный свет едва разгонял подземный мрак, так что я всё-таки угодила в паутину, и бабушка сцапала меня. Она показалась мне огромной! С длинными седыми волосами, белоснежной шерстью на брюшке и лапах, с шестью красными глазами и парой длинных жвал, бабуля сперва напугала меня. «Не бойся, не съем, я же твоя бабушка», – рассмеялась она, вынимая ревущую внучку из сетей.

На стенах её просторной норы я увидела те рисунки.

– Бабушка, зачем ты нарисовала неправильных арахний? У них не хватает лапок, и глаз всего два, – удивилась я тогда.

– Это не арахнии, внучка. Это люди, – объяснила она. – И их нарисовала не я. Они сами себя нарисовали, давным-давно, ещё до того, как мы сюда пришли…

Так я узнала о каменном городе. Всегда смотрела на наши украшенные статуями норы, как на должное. Хотя ни разу не видела, как арахнии строили что-то, кроме паутин, но думала, что есть те, кто создал этот город. Но нет: всё, что было тут нашего – огромный отпечаток линьки в скале. Место почитали, ведь считалось, что след остался от Великой Араньи-паукозащитницы. А остальное: жилища, статуи неведомых богов и пирамиды – наследие древнего племени людей, появившееся задолго до моего рождения. И даже рождения мамы. Потом они ушли, все разом. Никто не знает причин, но не пропадать же добру – в брошенном городе поселились мы.

А теперь мне довелось увидеть живого человека!

– И… Зачем ты тут? Вы хотите забрать назад свои дома? – опасливо спросила я у Каиса.

– Дома? Нет, у меня уже есть дом, там, за лесом. А здесь я ищу то, что очень давно принадлежало моему народу.

И он рассказал свою историю.

– Мой народ веками живёт в плодородной долине, но наши далёкие предки когда-то селились в огромных каменных дворцах среди гор. В те времена люди знали множество тайн, владели магической силой, на сегодня полностью утерянной. Теперь мы мирные земледельцы. Но пришла в наш край беда из-за моря. Такие же люди, как мы, только злые и жадные, разоряют наши посевы, убивают женщин и детей. Спасти нас может лишь чудо. Потому я и ищу старый город, а в нём – дворец жреца-правителя. В сокровищнице того дворца сокрыта величайшая реликвия моего народа: жезл, дарующий обладателю невиданную мощь. Возможно, он поможет победить врага и вернуть мир в мою деревню.

Я дослушала рассказ Каиса, и в голове всё точно сложилось.

– Знаю, где этот город! – ёрзая от нетерпения, выкрикнула я.

– Проводишь? – осведомился Каис, и я кивнула. Наконец-то, хоть какое-то приключение!

– Конечно же! Сразу после завтрака. Правда, где в нём дворец жреца-мага, я не ведаю. Нужно будет спросить кое-кого…

Вещей особо не держу, потому в дорогу собралась быстро. И мы двинулись в сторону гор.

Оказалось, что люди страшно медленно ходят. Ещё бы, всего две ноги, прямые, как палки-ходули. И гнутся не в ту сторону. Не долго кумекая, предложила Каису сесть мне на спину. То-то крику было, когда я побежала по лесу, аж уши заложило. Давненько так не веселилась!

К утру мы добрались до дома матушки. Там со дня моего ухода ничего не изменилось. Разве что гора костей у входа подросла, да стало тише – дети выросли, разбежались. Я тоскливо вздохнула, вспоминая былую возню и крики, наполнявшие когда-то это место. Но не время для грусти, дела не терпели промедления.

Стоило на минутку отвернуться, как Каис угодил в паутину. Я кинулась на его панические крики.

– Не подходи, чудовище! – вопил он, отбиваясь жалом от цепких паучьих лап.

– Это моя мама вообще-то! – вспыхнула я. – И она у меня красавица!

Конечно, Каис принёс извинения после того, как я растащила их с матушкой.

– Прости, милок, я думала, завтрак подоспел, – ответно покаялась она. – А это, оказывается… Дочка, кто это?

– Это… Мой жених! – не раздумывая, выпалила я.

И, прежде чем Каис успел открыть рот, посмотрела так, что он предпочёл промолчать. Да, я знаю! Маме врать – скверно и недостойно. Но мне очень хотелось, чтобы она и мною гордилась, чтобы видела, что я чего-то добилась в жизни!

– Ох, ты, – покачала головой матушка. – Чего страшненький такой? Ему бывшая, что ли, половину лап оторвала?

Каис зашёлся в кашле. Неловко, да уж. А мне стало жуть как обидно.

– Зато… Зато у нас любовь! – не уступала я, прижимая фальшивого женишка к груди. Не обращая внимания на сконфуженное мычание, добавила: – Да и неважно это. Мы тут по особому делу!

Мама охотно рассказала, что знала – а знала она о каменном городе не мало. Вот только про дворец жреца-правителя тоже не слыхивала. Пришлось спускаться к бабуле, и уж та выручила. В молодости она слышала о высоком треугольном доме с золочёными крышами и куполом-короной.

– Только этот дом не в нашей долине, – добавила бабуля. – Он за отрогом, куда давно никто не ходит. Ибо там селятся ужасные чудовища. Пожирают они каждого, кто появится на их земле.

– Ещё чудовища?! Куда ж ужаснее, – кашлянул Каис, и тут же получил от меня подзатыльник.

Я поблагодарила бабулю, поцеловала матушку. Пусть я непутёвая дочка и внучка, но чувствовала, что они рады видеть меня. Нечасто мы, дети, навещаем родителей. А уж я не понаслышке знаю об одиночестве. Обязательно буду чаще заглядывать, пообещала я сама себе.

Однако, нам стоило спешить, ведь где-то там в долине в это время собратья Каиса находятся в опасности. В пути я всё думала о стерегущих дворец чудовищах. Во всей округе не было равных арахниям, самый слабый из нас сильнее любого зверя. Каким же должно быть чудовище, что даже арахнии его побаиваются? Страшно и интересно, и хотелось поскорее всё увидеть своими глазами. Вот только в сон клонит, мочи нет, поняла вдруг я. Не мудрено: небо над вершинами гор совсем посветлело. День в разгаре, а я всё на лапах.

– Спать хочу! – категорично заявила я.

И, не слушая возмущений, укуталась в кокон. Никуда чудовища от нас не уйдут, сотни лет ждали – пождут ещё!

Разбудил меня дивный, манящий запах. Необычный… Но до чего аппетитный! За стенками кокона уже вовсю властвовала тьма. Солнце укатилось за горизонт, только костерок – пятнышко света, мерно потрескивал в уютной ночной тиши. Именно оттуда шёл манящий аромат. В свете пламени я заметила фигуру Каиса.

– Что ты делаешь? – полюбопытствовала я.

– Кролика готовлю, – отозвался мой спутник.

Оказалось, что люди не едят мясо сырым, а жарят его на вертеле или варят в глиняных чанах. Никогда прежде не пробовала ничего подобного, но оказалось, что так даже вкуснее! Мы сытно поужинали этим неведомым блюдом. Стоило продолжить наш путь, но прерывать такое наслаждение: сидеть у огня после вкусной еды – очень не хотелось.

– Ты столько знаешь и умеешь, – завязала я разговор.

– Не больше, чем любой из моего племени, – пожал плечами Каис. – А, может, и меньше.

– Да брось! – засмеялась я. – Наверняка ты умнее всех своих. И храбрее, ведь именно ты сейчас идёшь навстречу опасности. И красивее, – зачем-то брякнула я.

Каис вскинул взгляд, и я тут же пожалела о сказанном. Что он подумает обо мне теперь? Беседа замерла, как дохлый мотылёк в паутине.

– Думаю, ты тоже храбрая. И красивая, – улыбнулся он.

Меня аж всю жаром обдало, точно в костёр с размаху сунули.

– Ты… Правда так думаешь?

Уж вряд ли умная, про себя взвыла я. Несу бред, да ещё это чувство, что разрастается внутри. Опять что-то неведомое и непонятное. Мир перед глазами будто бы поплыл. Я вдруг поняла, что не могу оторвать взгляда от его лица, губ… И они всё ближе, такие притягательные…

Не успела опомниться, как полетела кубарем в траву. Что-то большое и сильное сшибло меня с лап одним ударом. Не то вой, не то рык, распорол ночной воздух – чуть не оглохла от этого звука.

– Что за шутки?! – заорала я, подскочив на месте.

Но тут же застыла в ужасе.

Блики костра вычертили из темноты кошмарную рожу. Она застыла высоко над пламенем, чуть не вровень с верхушками молодых деревьев. Сплошная пластина покрывала лоб широким щитом, по три маленьких красноватых глазка поблёскивало по бокам, прямо за огромными челюстями и парой коленчатых, извивающихся усов. Здоровенная башка крепилась к шее, тоже надёжно защищённой пластинами. Такой длинной, что неясно, где заканчивалась она, и начиналось тело. А по бокам от шеи шевелились бессчётные суставчатые лапки, и у каждой на конце – пара цепких коготков.

Чудовище раззявило жвала и завопило так, что, казалось, задрожал сам воздух.

– Пресвятая Аранья, – только и смогла прошептать я.

Трава вокруг зашуршала, потревоженная чёрными, покрытыми чешуёй изгибами – какое же оно длинное! Существо будто бы оказалось повсюду и сразу, окружило со всех сторон. Да где оно вообще заканчивается, где его хвост?!

Только тут я заметила, что рядом нет Каиса. Похоже, его отбросило в другую сторону. «Беги!», – донеслось откуда-то слева.

Пусть я никогда не рвалась в герои, но и трусихой себя не считала. Вот только в тот миг именно этого мне и хотелось: со всех лап бежать подальше отсюда. Впервые за всю свою жизнь я так сильно испугалась. Ведь теперь-то воочию увидела, почему эту тварь считают монстром даже арахнии. Да рядом с нею мы – жалкие букашки! Всё мое тело уже подобралось для того, чтобы сорваться и унестись прочь, в безопасное место. Но я не смогла так поступить. Ведь где-то там в темноте Каис один против чудовища. И сбежать от такого врага он не сможет, слишком медлительный. А сразиться – тем более, куда уж ему.

В конце концов, не я ли потомок великой воительницы прошлого?! Собрав всю решительность, какую только нашла в своём сердце, я ринулась в атаку. Арахнии отменно видят в темноте, их броски быстры и точны, а яд действует почти мгновенно. Догнать добычу для нас – пара секунд, и столько же, чтобы её сразить. Моё тело само всё сделает, понадеялась я.

Но тысяченогий монстр оказался мне не по зубам: челюсть соскользнула с твёрдой пластины, а я снова нелепо кувыркнулась в траву. Едва успела откатиться, как рядом в почву воткнулся толстенный блестящий кол, с половину меня длинной. Трава вокруг враз пожелтела, увяла. А вот и его хвост, поняла я. Ещё и вооруженный ядовитым жалом. И как с этим сражаться?!

Реальность кружила вихрем перед глазами, она будто бы вся состояла из чёрных лапок и чешуи. Я едва успевала изворачиваться от клацающих челюстей и жала, но ловкие коготки существа умудрялись настигнуть меня. Кожу уже жгло в нескольких местах.

Ох, как же я разозлилась! Только в моей жизни всё стало налаживаться, как тут какой-то монстр всё портит! Меня аж залихорадило от возмущения. Будто каждая клеточка тела взорвалась гневом и ненавистью к этой нахальной многоножке, посмевшей встать на моём пути. Я злилась, и злилась, пока не… Лопнула.

– Крак!

Ядовитый хвост чудища целиком погрузился в бурую шкурку, но меня в ней больше не было. Тонкая оболочка лишь имела мою форму, в то время, как настоящая я уже оседлала треклятого монстра.

Многоножка взвилась на дыбы, только от меня так просто не избавишься! Пожалуй, так лучше, порадовалась я, можно поднырнуть к брюху. Там я рассчитывала найти уязвимое место, да не тут-то было! Скользкие непробиваемые пластины защищали монстра даже снизу. Но этой секунды хватило, чтобы заметить: там, где сходились верхние и нижние части брони, и откуда торчали подвижные лапки, проглядывала тонкая кожица. Вот туда-то я и куснула!

А дальше оставалось ждать, пока подействует яд. Да не попасться под челюсти и жало. Чудовище сопротивлялось почти минуту, но броски его с каждым мигом замедлялись, а затем оно рухнуло в траву. Ещё какое-то время дёргало лапками, и, наконец, затихло.

– Каис? – едва отдышавшись, позвала я.

Мой спутник отозвался из соседних кустов. Его тоже потрепало, но к счастью, мы оба серьезно не пострадали.

– Вот видишь! – воскликнул он, увидев поверженного монстра. – Ты тоже храбрая. Настоящая воительница! Спасибо, что спасла меня.

Я так смутилась, что даже забыла про раны и царапины. Выходит, и я чего-то да стою! И решения принимать умею, как взрослая.

– Мне кажется, ты стала немного больше, – вдруг заметил Каис.

– Арахнии растут всю свою жизнь, – фыркнула я. – Идём. Не стоит здесь задерживаться.

Теперь мы вели себя куда осторожнее, ведь бабка рассказывала про чудовищ, а не одного монстра. Мало ли, сколько их ещё прячется за деревьями. Мы шли днём, так как Каис смекнул, что многоножки выходят охотиться по ночам. А в тёмное время приходилось выставлять караул, чередуясь. И костры жечь Каис больше не решался. А жаль, жареное мясо было таким вкусным…

Когда солнце взошло над вершинами гор в третий раз, мы миновали сумрачную расщелину в скалах и оказались на пологом плато.

– Гляди! – вскричал Каис, указывая на горизонт.

На восточном склоне что-то ярко сверкало, переливаясь в солнечных лучах. «Золотая крыша-корона!», – догадалась я.

Вскоре мы отыскали тропу. Её вытоптали не звериные лапы, крупные валуны аккуратной формы здесь выложили чьи-то умелые руки. Спустя столько столетий камни ещё не целиком скрылись среди чахлого горного кустарника, пройти можно. Эта дорога вывела нас прямиком к огромному проёму в скале. Хотя солнце вовсю припекало, из черноты входа тянуло зябким холодком. Мрачности добавляли две статуи по бокам, уж больно смахивающие на монстра, которого мне пришлось одолеть пару дней назад. И ещё одна страшенная рожа торчала сверху: с глазами-шарами и клыкастой пастью до ушей.

– Как думаешь, там внутри тоже есть эти? – полушёпотом спросила я.

– Очень надеюсь, что нет, – отозвался Каис. – Не узнаем, пока не проверим.

Не успели мы сделать и шага, как в пещере глухо грохнуло, чихнуло и закашляло. Из пасти верхней статуи повалил рыжий дым, нас обдало целой тучей песка и пылищи. Пришлось зажмуриться.

– Кто вы такие? Зачем тревожите мой покой? – зарокотал утробный голос.

Каис выхватил серебряное жало, я прикрыла тылы: мы ждали атаки очередного ужасного монстра. Прошло мгновение, другое, но у пещеры кроме нас так никого и не появилось. Неужто то самое колдовство, которым владели древние люди?

– Арсигона, седьмая дочь седьмой дочери Арсигоны Семилапой, Великой воительницы пятой эпохи! – крикнула я, постаравшись вложить в голос побольше угрозы.

– А я Каис. Мои далёкие предки жили тут. Мой пра-пра-прадед был жрецом этого храма. Он владел магическим жезлом, а я здесь, чтобы забрать то, что принадлежит моему народу по праву.

Внутри статуи снова загудело и закашляло.

– Потомки жреца должны знать ответ на старинную загадку, – отозвался голос. – Разгадаешь её, и получишь желаемое.

– Говори! – не раздумывая, согласился Каис.

– Ну, что же… Вот вам загадка: утром идёт на четырёх ногах, днём на двух, а вечером на трёх. Что это такое? Ответь, потомок жреца!

Я сосредоточенно почесала нос. В горах и лесу таких зверей не водится. Может, существа из загадки давно вымерли, а имя их забыто? Я-то уж точно таких не встречала.

Но Каис не смутился ни на секунду.

– Да эту загадку в моей деревне каждый карапуз знает, – усмехнулся он. – Ответ: человек.

Голос опять закашлялся, а после умолк. Мы стояли, переглядываясь в недоумении: что бы это значило?

Наверху противно лязгнуло, в глазу каменной рожи открылось окошко. Оттуда показалась лопоухая голова, лысая, как птичье яйцо. Зато с длиннющей зелёной бородой.

– То есть, вам нужен золотой жезл? – пискляво осведомился коротышка.

– Мы тут только за этим, – подтвердил Каис.

Коротышка поскреб бородёнку.

– Если обещаете не кусаться, мы вам его отдадим.

Мы заверили существо, что сыты и кусаться не намерены. Едва оно скрылось в лазе, как изо всех кустов и нор показались десятки таких же коротышек. Не у всех из них были бороды, но все они не доходили даже Каису до колена. Низкорослики окружили нас, тыча пальцами и гомоня на разные голоса. И тут стихли, пропуская вперед того самого, что показался нам первым.

Коротыш приветствовал нас кивком. Представился Каем. Оказалось, что этот народец, именующий себя «ногмы», давно населяет заброшенные золочёные чертоги. Когда-то в их опустевших стенах коротышки надёжно укрылись от чудовищ из долины, да так и остались в них жить. Многоногие чёрные монстры – заклятые враги коротышек. Прознав, что мы победили одного такого, они одобрительно загудели и даже пустились в радостный пляс. Сами они незлобивы, и воевать не любят. Потому с жезлом согласились расстаться добровольно.

– Вам совсем его не жалко отдавать? Волшебный же, – Каис вертел в руках изящную трость, украшенную крупными лиловыми самоцветами.

– Нам это барахло даром не надо, – помотал бородой Кай. – Хоть всё забирайте, лишь бы мир был.

Страшно хотелось посмотреть, что же ещё хранится в древнем храме. Но Каис отговорил задерживаться, ведь итак заполучили, что хотели. Распрощавшись с ногмами, мы собрались в обратный путь.

– Хэй, вы что же, опять в долину к чудищам полезете? – окликнул нас Кай. – Есть путь куда короче и безопаснее.

И он поманил нас вдоль храмовой стены. Туда, где колючий вьюнок скрывал ещё одну тропу.

– Это что, выходит, я почём зря подвергала себя опасности, сражаясь с огромной многоножкой? – возмутилась я, увидев её. – Почему нам раньше никто не рассказал про короткий путь?!

Оказалось, что тропа эта – тайная, заколдованная. Ходить ею могут не все, но раз мы обзавелись волшебной штукой, можно было не тратить время и силы. Долго ещё дулась, но потом решила, что не зря мы пережили столько всякого. Я многое узнала о мире, и даже о самой себе.

Обратная дорога обошлась без битв и опасностей. Всего-то за два дня мы вернулись к моей поляне, откуда и началось наше полное приключений путешествие. В дороге я наслаждалась новыми видами и приятной компанией, но завидев родное дерево у озера, осознала: здесь наши пути разойдутся. У Каиса есть своя миссия, а моя роль в ней окончена.

Мы остановились у самого края воды.

– Мне пора, – прервал неловкое молчание Каис.

– А тебе правда так нужно возвращаться, – не выдержала я. – Может… Ну… Останешься?

Что таить, красноречием я никогда не славилась. Вот и тут неловкости стало лишь больше. Боясь снова провалиться в напряженное молчание, я опять понесла всякую ерунду.

– Просто… Мы же столько вместе пережили, прошли опасности. Нас теперь столько всего связывает! Разве этого мало для отношений? Мы можем жить в моей паутине, тут безопасно и всегда полно еды. Может быть, у нас появятся дети… Но, это я не настаиваю, конечно! Просто так, на перспективу…

– Арси… – вздохнул Каис. – Я же девушка.

Вот так конфуз!

От такой новости даже лапы подкосились. Конечно, я не слишком надеялась на положительный ответ, но, чтобы настолько облажаться… Всё это время я так жестоко ошибалась! Уже надумала себе всякого, вот ведь дура… С другой стороны – да что бы я смыслила в человеческой физиологии?! У них же всё не как у арахний. Каждый мог ошибиться на моем месте, только и оставалось утешать себя.

– К тому же, у меня уже есть любимый, – продолжила Каис. – Который ждёт моего возвращения там, в осажденном врагами доме. Поэтому я должна вернуться, и как можно скорее.

– Понимаю, – вздохнула я. – Надеюсь, у вас всё будет хорошо.

– Этого тоже не могу обещать. Волшебный жезл – это ещё не готовое избавление от всех бед. Это только инструмент. Нас ждёт долгая борьба, много горя и потерь. Но теперь наши шансы гораздо выше, и я верю, что мы победим, что в наши земли вернётся мир.

– Так, может, мне пойти с тобой? – оживилась я. – Могу помочь, просто сожру всех ваших врагов!

Каис засмеялась.

– Не стоит. Это не твоя война, мы сами должны за себя постоять. Да и… Ты скорее испугаешь своих же, чем сможешь сладить с таким числом врагов.

Я обиженно насупилась, но понимала, что Каис права. Просто не хотелось расставаться. И всё же пришлось.

– Прощай, подруга! – помахала она напоследок и скрылась в чаще. А я вернулась домой.

Никогда ещё собственная паутина не казалась мне такой пустой. Всё детство я провела в каменном городе, а год взрослой жизни – на этом дереве. И только за последние несколько дней мой мир из двух крошечных пятен разросся до невероятных размеров. Я увидела, что в нём есть множество других мест, населённых существами, о которых я прежде знала лишь понаслышке. А о скольких я даже представления ещё не имею! Так какой толк мне висеть тут и дальше?

Нет уж, не стану я ждать муху у паутины, твёрдо решила я. Хочу увидеть мир, хочу найти друзей! Хочу побеждать врагов, как моя бабка-воительница. Сегодня Арсигона отправляется в новое захватывающее путешествие! Сколько оно будет длиться, и каков будет итог, никто не знает – и в этом вся прелесть. Меня ждут приключения, и, может – как знать – мой прекрасный восьмилапый принц… Может быть, он станет верным спутником в моих странствиях. Или я наконец решу остановиться, свить паутину, завести ораву детишек…

Все может быть.

В любом случае – это взрослое решение, которое я приняла сама!

+16
12:47
524
12:56
+4
И этот конкурс фить…
Ну, к остальным прошлогодним. Прицепом.
Хотя малый финал — все равно достижение.
А в этом году все изменится к лучшему.
Успехов тебе!
13:56
+4
Да тут один кончился — другой начался ))
Малый финал это еще какое достижение для нового участника.
Говорят, как НГ встретишь — так его и проведешь. Судя по тенденции, в новом году у меня больше шанса сдохнуть )
13:59
+3
Тешь себя мыслью, что после смерти твои работы получат признание и попадут в разряд классики. laugh
14:00
+4
Ну хоть ради этого стоит помереть crazy
А люблю пауков, но боюсь… Выздоравливайте. Или вы еще в больнице?
16:54
+4
Пауки сами всех боятся ))
Я уже дома, но по возвращении сразу заболел. Сижу, жду результата тестов, не кивидло ли это часом.
Будем надеяться, что обойдется. Я болела очень легко.
15:54 (отредактировано)
+3
Класс! Очень понравился рассказ! thumbsup
16:51
+3
Мерси )
09:38
+3
Милый рассказ ) Спасибо автору за юмор, анатомичность и идейность. За маленькую, но очень красивую битву в которой наши победили )
12:46
+3
Мне уже обещали слеш на эту историю ) Но, чую, до практики не дойдет
13:25
+2
Страшно представить, учитывая разницу в… wonder
15:23
Это ж фентази, тут все реально Х) В Шреке вот дракон от осла родил
15:32
В Шреке этот момент деликатно опустили. А ты прямо таки взываешь: Пробудись фантазия! crazy
13:12
+2
Я до последнего надеялась, что уж с волшебным-то жезлом у них все получится и на родятся шестиногие пауди и пятилапые люки. Но увы, герой оказался кавалер-девицей. Уважаю их решение. А что такое слеш?
13:21
+2
Мне даже не интересно помог жезл или нет. Сколько было таких деревень, завоёванных и не очень, даже не пересчитать. Но Арсигона, только она, одна!!!
15:26
+1
Это было бы слишком просто и шаблонно ) Это же не сказка про принцесс, а фэнтази.
Слеш — романтические или сексуальные отношения между персонажами, которые по канону не имеют отношений. Тут, учитывая контекст, прямым текстом создан задел на фем-слеш )
15:38
+1
bravoКакая прелесть! Восторженный читатель в полном восторге! Люблю пауков! inlove
16:06
+1
Кстати, какой-то монстр, то ли паук-рисовальщик, то ли графитовая сороконожка на потолке кухни изобразили нечто.

17:19
+1
glassИли рептилоиды…
17:25
+1
А может, это вы в порыве вдохновения подпрыгивали, размахивая карандашом (ручкой)?
Ну, когда «Кукушку» сочиняли? laugh
19:04
+1
Это же приближенные равенства… Только где числа?
Может и равенства… Меня больше занимает, какое насекомое наравняло их у меня на потолке? devil
19:15
+2
Здорово! bravo
Только я не поняла, она что ли из своей оболочки выпрыгнула во время борьбы? И поэтому увеличилась в размерах?:
21:01
+3
Ну да, полиняла. Ну, наподобие, как покемон ) Левелапнулась во время боя
20:36
+2
Госпади, знакомые всё лапки))
21:02
+2
Дэ ) Я забрал их с Пролета, там все хотели свабдю ) Теперь тут ее все хотят…
21:06 (отредактировано)
+1
Свадьбу?! Между кем и кем?
21:09
+2
Ну типа зря Каис оказался девушкой, а так можно было бы лямур-тужур мутить
21:11
+1
И как они себе это представляли))) Э… мягко говоря, хромосомный набор разный — и это меньшая из проблем)) А то и скушать могут в процессе)
23:36 (отредактировано)
+1
Настоящей любви такие мелочи не помеха! Ну, ладно, можно было Арсигоне среди монстров подходящего женишка подобрать…
23:58
+1
Настоящей любви такие мелочи не помеха!

Напомнило из " В джазе...":
"— Послушай, я не могу выйти за тебя замуж!
— Почему?
— Ну, во-первых, я не блондинка!
— Это не страшно.
— Я курю! Постоянно!
— Это не проблема.
— У меня никогда не будет детей.
— Ничего, усыновим.
— Господи, я МУЖЧИНА!
— У каждого свои недостатки." ©
Всем бы таких понимающих мужчин, как Осгуд Филдинг Третий)))
00:14
+1
Не сдавайся!
Милота.
Фемслеш в студию!
И детки чтобы с шестью конечностями и бронированные.
Для завоевания мира пригодятся.

И желаю выздоровления быстрого и полного.
11:48
От фемслеша не бывает детей, в этом весь плюс Х) Но можно намутить спасение восьмилапого принца и сделать гаремник…
10:31
+1
Симпатичная сказка.
А у автора просто неутолимая тяга к разным там тараканам, паукам… laugh
15:59
+1
У меня недавно померла сколопендра, и тут я понял, что ничего о них не писал…
Я пауков боюсь, как и всех остальных насекомых. Но это единственное чего я боюсь — в остальном я безумно отважен glass
А рассказ хорош! Прямо прелесть а не рассказ. Честно честно ok
Так что выздоравливай и скорее возвращайся в строй. Ты нам исчо нужен! bravo
15:20
+1
Да я вроде в общем и целом выздоровел. Тараканов перебираю )
05:21
+2
вощим, по теме засекомых — блошиков нада?
Из самых банальных — тирешки должны иметь протяжённость! а не ограничиваться калибрами презренных дефисок. Хотя кому я квакаю, в пролётниной публикации длина исправная, но тут с этим нипарядак.
Сопсна, блошарника так уж особо не наблюдается, так только — кое-где ёшки не дорисоваты да пара запятушек лишних навтыкована, ну ещё кой-чо по мелочи. И кста, на Пролёте кой-какие косячки в каментах обозначены, фигле было не подправить?! грамма-высокомерие ни есть карашо.

Нащёт пожратия партнёров непоняточка — пошто сеструха их харчила заблаговременно, не дожидаясь исполнения коронного назначения по обзаведению потомством? тупо обжорка? jokingly

Фцелам ненапряжный расказик, без тяжеловесности, что уже радоваит, такшта пасиба.
12:53
Н-нада )
Тирешки редактор сам такие правит, у меня в файле Ворд они нормальные.
Это ещё исправленное ) Вроде бы. Я в своем фале правил сразу, не дожидаясь окончания конкурса. Но это уже моя невнимательность.

Ноуп, сам процесс «съела жениха» — это и есть намек на то, что перед этим они перепихнулись ) Как богомолы. Чтобы прямо не говорить о сексе в подростковом тексте.
Мерси dance
23:48
+1
Н-нада )
хи-хик, чо, тока по прошествии пары дней с духом собралсИ? да лан, эт не такуш страшно. Патамушта, ва-первых, «рассказ не человек, ему не больно» ©, а вафтарых и главных, блох вычосовать — эт тебе не потрошить по живому, эта ласки, а не таски. Вотувидеш.
Не то(,) чтобы мне не нравилось, просто имечко уж больно простецкое.
Родилась я в обычной арахнийской семье: матушка, шест(еро)ь сестричек и семеро братцев
К своему ст(а)овосемнадцатилетию она переросла мать
У неё очередь из таких же, быстро другого найд(е)ёт
И я уже почти смирилась, что проживу до самой старости у этого озера, но волей Араньи-паукозащитницы(,) моя жизнь готовилась перевернуться книзу небом.
Как(-) будто половина арахнида, а вторую – оттяпали
Едва я приблизилась, чтобы получше рассмотреть жертву, как та высунула серебристое жало и всадила остри(е)ё прямо мне в лапу!
Как паутина, но очень плотная, и совсем не липкая, она струилась вокруг тела, укрывая его сверху до( )низу
либо, если так сильно надо раздельно, то тогда «с верха до низу».
Знаю, где этот город! – (е)ёрзая от нетерпения, выкрикнула я
Да и(,) неважно это
ну или чтоб непременно с запятой, то «да и вообще, неважно это».

ещё? или хва?
Комментарий удален
18:36
+1
Не, я просто уведомления выключил ) Пока в ленту не смотрю, не знаю, кто мне что пишет.
А чо, есть ещо? Да все сыпь уж crazy
Мда… Если бы Арси высказала свои взгляды на семью «Я бы даже не стала его есть» — любую красавицу по количеству поклонников обскакала бы!
17:31
Ну, в обществе, где особи привыкли рождаться, чтобы быть съеденным — это уже диссидентство Х)
17:36
Нужно было на пролете побольше плюсов лепить. А сейчас уже поздно хвалить. crazy
Загрузка...
Эли Бротовски

Другие публикации

Время
Р. Копылов 22 минуты назад 0
Яга
Rediska 4 часа назад 1