Ма-ма (часть 1 из 2)

  • Жаренные
Автор:
Глеб
Ма-ма (часть 1 из 2)
Аннотация:
Темнота, запертый дом и его свихнувшиеся обитатели
Ссылка на вторую часть рассказа: https://litclubbs.ru/articles/35415-ma-ma-chast-2-iz-2.html

Сиквел рассказа «Под кроватью», озвучку которого можно послушать здесь: https://www.youtube.com/watch?v=U604S0buHo4&list=PL277qyj9HSdwPBWTsScAmNPtcPhxsHt8F&index=17&t=16s
Текст:

Ма-ма

Раздавшийся выстрел эхом отозвался в пустых комнатах дома. Штык-нож пробил кость и поразил сердце.

Из слабеющей ладони убитого выпал ПМ, единственная пуля которого ушла в молоко. Вскоре он перестал хрипеть. Только теперь мужчина, кривясь от запаха немытого тела, вытер штык-нож о лохмотья убитого, поднял пистолет и снял с трупа вещмешок.

Внутри оказались запасные батарейки, фляга с водой, баночка засохшего йода, пустые магазины и блокноты с огрызком карандаша. Вытряхнув всё это добро на пол, он облокотился на дверь и от нечего делать начал листать вспухшие от влаги листы. Фонарик по какой-то причине работал плохо, но почерк показался знакомым, и карандашные каракули легко читались. Да и блокнот... мужчина сравнил его с собственным блокнотом; после его взгляд упал на пояс убитого, туда, где чернела рукоять штык-ножа.

На лбу появилась испарина. Чертыхнувшись, он прислушался к окружающей тишине и перелистнул на первую страницу, стараясь вчитываться в каждое слово, написанное убористым и таким знакомым подчерком.

«Это история про сталкера Петю и двухэтажный дом на окраине рабочего посёлка. Что будет, если Петя окажется в замкнутом пространстве без света, наполненном таинственными силуэтами, неизвестными звуками и мистическими тайнами, при довольно сомнительной возможности выйти за его пределы?..»

***

Лил дождь, превращая разбитую дорогу в кашу. Срывая дыхание и на каждом шагу рискуя подскользнуться и упасть, Петя рвал к двухэтажному дому с почерневшими от времени стенами.

Дом стоял на самой окраине рабочего посёлка, у завода. Вариант так себе. Фактически он сам себя загонит в ловушку. Но когда за тобой гонится стая мутировавших собак, а из оружия имеется только штык-нож, выбирать не приходится. Патроны он расстрелял ещё в лагере, пытаясь отогнать псин от агонизирующего тела товарища, Пахи. Там же пришлось бросить заклинивший пистолет: одна из тварей вырвала его у сталкера, когда тот попытался использовать оружие в качестве дубинки. Походу, зря... Паха всё равно помер, а вот Петя мог бы поцарапаться за свою жизнь. Ой как мог! И пистолет ему бы пригодился. К тому же, в вещмешке всё ещё оставался запасной магазин с одним единственным патроном... Ну да и чёрт бы с ним! Теперь остаётся только молить бога, чтобы он помог сталкеру добежать до приоткрытой двери в прихожую раньше, чем псины доберутся до безоружного куска мяса, коим он, Петя, сейчас и являлся.

В голове сталкера стремительно проносились мысли:

Иисус, Аллах, Кришна! Иисус, Аллах, Кришна!.. чёрт, кто там ещё есть? Вишну, Будда, Яхве, Киану Ривз!.. Боже! Помоги мне!

Десять шагов.

Девять...

Пять!

Петя решил, что успеет, но в самый последний момент, когда он уже открывал дверь, одна из особенно юрких псин всё же сумела цапнуть сталкера за левую икру. Отчаянно матерясь, Петя выхватил нож и, не глядя, полоснул тварь по покрытой язвами морде. Собака взвизгнула и разжала челюсти. На долю секунды. Но этой доли секунды было достаточно, чтобы проскользнуть в тёмную прихожую.

Нужно было Киану Ривза с самого начала просить... Говорил же мне батя! — подумал Петя, захлопывая дверь и (спасибо Киану Ривзу и остальным богам ушедшего мира!) закрывая её на тяжёлый засов.

***

Из небольшого вещмешка Петя вытащил фонарик.

«Да будет свет!» — сказал монтёр и на полу разжёг костёр...

Щёлкнул кнопкой — яркий луч осветил окружающее пространство. Петя действительно оказался в прихожей: старые ботинки давно умерших хозяев, зонтик, съеденное молью пальто, проржавевший трёхколёсный велосипед, грязный коврик... Перед ним высилась ещё одна дверь, крепкая, дубовая, ведущая в сам дом.

А ведь двадцать лет прошло! Вот ведь предки, на века строили!

Впрочем, если судить по некогда асфальтированной дороге (ключевое слово «некогда»), «на века» в мире до Катастрофы строилось далеко не всё. Как бы то ни было, но вторая дверь выглядела куда надежнее первой, да и прятаться от мутировавших псин в прихожей желания у сталкера не было никакого. Может, в конце концов они перестанут слышать испуганный стук его сердца и ощущать запах холодного пота и уйдут?

Надейся, Петя...

Будто в подтверждение его мыслям со стороны улицы раздалось яростное царапанье и обречённый собачий вой. Выла (во всяком случае, Петя очень на это надеялся) раненая псина.

Что б ей, её выродкам, а также всем потомкам и собратьям пусто было!..

Ну что же? Оставаться в прихожей не вариант, да и в доме, наверняка, есть чем поживиться. А от наживы сталкер не отказывался никогда! Он и теперь вышел на поверхность исключительно ради неё родимой. Паха, старый товарищ, в очередной раз придумал «стопудовый бизнес-план»: перетаскать в бункер запчасти с местного завода, известного также как логово псин-мутантов, а потом втридорога втюхать их проезжающему мимо каравану.

Лаве хватило бы и на нормальную снарягу, и на пушки, а ещё на подарок для Наташки... Возможно, именно поэтому Петя и согласился с совершенно идиотской идеей друга, что в светлое время суток псины предпочитают спать. Результат на лицо — один сожран собаками, второй повторит его участь ещё до восхода солнца, а порченная, как любил говорить его покойный батя, Наташка так и останется в девках... А может и нет: в бункере выбирать не приходилось.

Прежде чем войти в дом, Петя задрал штанину и с опаской осмотрел икру: собака порвала крепкую ткань и вогнала клыки в мясо примерно на полсантиметра. Рана почти не болела, да и крови вытекло на полстакана, но паранойя у Пети уже началась. В голову лезли мысли о микробах, бешенстве, заражении и прочих радостных последствиях подобных укусов, которыми его так его любили пугать старшие товарищи.

Надо бы рану обработать...

Петя открыл вещмешок. К концу этого сумасшедшего дня в нём оставались фляга с относительно чистой водой, две пары консервов, карандаш, потрёпанный блокнот, запасная батарейка к поцарапанному фонарику, магазин для пистолета Макарова с одним единственным патроном и (хвала всему пантеону богов!) стеклянная баночка йода. Обречённо вздохнув, сталкер вытащил ремень, зажал его между зубов и открыл банку...

От раздавшегося в прихожей стона поутихли даже псины. Дефицитный йод сталкер не жалел, вылил почти четверть запаса. На здоровье не экономят.

***

Немного успокоившись, Петя вытер грязные ботинки о грязный же коврик (прямо скажем, это не очень-то помогло их вычистить) и вежливо постучал в дверь.

— Открывайте, хозяева! — хохотнул сталкер, раззадоривая вновь завывших на улице собак. — А вы, шавки, под дождём спите!

Пете никто не ответил. Только собаки по-прежнему выли под темнеющим небом. Толчок — дверь послушно открылась, и вдруг разом посерьёзневший Петя замер на пороге, вслушиваясь и всматриваясь в то, что находилось внутри дома.

Тишина... Только яростно билось сердце сталкера и отчётливо слышалось его дыхание. Странно, но подрагивающий в руке фонарик смог осветить пространство радиусом не более двух метров: старый линолеум, обои бледно-жёлтого цвета, отклеивающиеся от влаги, грязь, мусор... У Пети как-то разом пропал весь боевой настрой.

Что это за фигня?.. Хороший ведь фонарик был! Или батарейка сдыхает? А ведь у меня только две осталось. Надо поберечь.

Петя попробовал найти щеколду замка или хотя бы засов, но их здесь не оказалось. Чёрт!.. Оставалось только захлопнуть дверь и надеяться, что псины всё-таки не смогут выбить входную: вторая, дубовая, открывалась внутрь дома и сдержать стаю точно бы не смогла.

***

От греха подальше Петя выключил фонарь, батарейки которого, по-видимому, почти сели, перехватил нож и, аккуратно ступая по дешёвому линолеуму, шагнул направо, опираясь рукой о стену и вслушиваясь в тишину, в которой на этот раз (долбанная паранойя!), помимо его дыхания, отчётливо слышалось чьё-то ещё. Слева, ближе к противоположной стене дома. В самой темени. Впрочем, вскоре сталкеру удалось взять себя в руки и отогнать навязчивые мысли.

Дом был стандартным для рабочего посёлка, и Петя хорошо помнил примерное расположение комнат в этих типичных строениях: прихожая вела к большой, почти на весь первый этаж, гостиной, справа — кухня и небольшая комнатка со спуском в подвал, которую обычно использовали под кладовую, слева — лестница на второй этаж, где располагались жилые помещения и санузел.

Сначала он намеревался проверить гостиную: надо узнать, не могут ли собаки пролезть через заколоченные окна, поискать что-нибудь ценное... да и вообще, неплохо бы проверить, нет ли кого-нибудь в доме.

Конечно, людей здесь быть не может... — размышлял сталкер, немного нервничая. — Но ведь есть ещё и муты...

Действительно, хозяева погибли давно, лет двадцать назад, никак не меньше, но вот мелкие мутанты вполне могли облюбовать одну из комнат заброшенного жилища. Ту же кладовую, к примеру. Так что выключить фонарик и взять нож — хорошая идея. Так и внимания лишнего не привлечёшь, и сдачи дашь — мало не пока...

Нога наступила на что-то мягкое, заставляя Петю похолодеть от страха.

— Ма-ма! — неживой голос куклы едва не спровоцировал сердечный приступ. Испуганный до полусмерти, Петя отскочил в сторону и, вскрикнув, замахнулся ножом.

Щелчок фонаря.

Тусклый свет выхватил из мрака тряпичную куклу с глазами-пуговками.

На лбу появилась испарина. Медленный вдох... такой же медленный выдох. Да, картина была жутковатой, но всё же это простая кукла!

Ну и смельчак же ты, Петя!.. Что дальше? Испугаешься собственной тени?

Сталкер нервно хмыкнул, вытер холодный пот со лба и буквально заставил себя выключить фонарик и продолжить путь, медленно, шаг за шагом, продвигаясь вправо по стенке и вслушиваясь в тишину, в которой (слава всем богам!) теперь уже не было слышно того, второго, что померещился ему у самой прихожей...

Наконец, спустя несколько минут, показавшихся Пете вечностью, правая рука наткнулась на дверь.

Кухня!

***

Раздался протяжный скрип, слышимый, кажется, по всему дому... Сталкер невольно зажмурился, ожидая, что из мрака вот-вот последует реакция.

Но дом ответил тишиной

Проход открыт. Чертыхаясь и постоянно оглядываясь по сторонам, сталкер осторожно переступил через порог. Пришлось снова включить фонарик. Свет рассеял мрак, обнаруживая пустой холодильник с закрытыми дверцами, газовую плиту, микроволновку, телевизор на стене, несколько вместительных шкафов, раковину с горой грязной посуды и стол с парой табуретов, покрытых толстым слоем пыли. На столе лежали пульт и пустые банки из-под консервов. Не меньше двадцати штук.

Петя с улыбкой отметил: Надо же, прямо как мои! Синенькие, с тушёнкой... — впрочем, улыбка тут же сошла с бледного лица сталкера. В его голове пронеслась запоздалая мысль:

Так, постойте, а где же здесь окна?

Петя ещё раз осмотрел кухню. Действительно, окон не было... только странный чёрный квадрат на стене, покрытой рваными жёлтыми обоями. Как будто гудроном залили.

Так, а в гостиной?.. Были ли окна там?

Со всем этим бредом с тряпичными куклами он и думать забыл о поиске окон, а ведь мутировавшим псинам ничего не стоило пролезть через них в дом и сожрать Петю.

Наверное, просто не заметил.

Нервничая, Петя подошёл к шкафу, открыл дверцу и бегло осмотрел содержимое: тарелки, несколько чашек, коробки с кашей быстрого приготовления, которые за двадцать лет превратились в бетонные кирпичики, нечто, напоминающее хлеб. Небогато, — заключил Петя.

Из огромного холодильника воняло так, что исследовать его содержимое сталкер не рискнул, брезгливо отворачиваясь. Больше на кухне делать было нечего, но Петя, сам не зная зачем, с каким-то ребяческим интересом подошёл к столу и нажал на кнопку пульта.

Раздалось электрическое жужжанием, несколько абсурдное в доме, который вот уже два десятка лет был покинут хозяевами. А через несколько секунд произошло что-то уж совсем странное: экран телевизора вспыхнул, освещая всю кухню и часть тёмной гостиной.

И откуда здесь электричество? — прошептал сталкер, невольно щуря глаза, слезящиеся от яркого света.

Петя остолбенело наблюдал, как по пыльному экрану бегают серые ломанные помех. По его спине, как будто соревнуясь с этими ломанными в скорости, побежали мурашки. Сердце забилось с утроенной силой, отзываясь глухими ударами в ушах, однако испуганный мозг уже подсказал лёгкий ответ на не самый удобный вопрос:

Похоже, где-то в подвале рабочий генератор... или даже личная гэс на подземных водах. Помню, сталкеры о чём-то таком рассказывали... А свет, интересно, работает? Наверное, нет: лампочки за двадцать лет точно сдохли.

В каком-то полубредовом состоянии Петя ухмыльнулся и начал переключать каналы. На каждом — всё те же помехи... Лишь на какое-то мгновение дёргающиеся линии выстроились в детский силуэт, но рука уже автоматически нажала на кнопку переключения канала. При возвращении на предыдущий Петя ничего не обнаружил.

Чертовщина какая-то... Сталкер подошёл к телевизору и постучал по его корпусу, чихая из-за поднявшийся в воздух пыли.

Или у него глюки на нервной почве, или телевизор-таки поймал работающий канал! Но ведь последнее — очевидный бред... так ведь?

Петя уже и не знал, чему верить.

***

У телевизора он простоял никак не меньше пяти минут, пытаясь снова найти канал с детской фигуркой. Он бы простоял бы и дольше, но из гостиной вдруг раздался знакомый неживой голос, выводя сталкера из полугипноза:

— Ма-ма!

А следом тишину разорвал короткий вопль.

Похоже, одна из собак всё-таки нашла незаколоченное окно и пролезла в дом!Петя бросил пульт, перехватил нож и, прихрамывая на укушенную ногу, поспешил в сторону двери.

Так, успокойся, Петя!.. Только одна псина. С одной ты точно справишься! А кроме неё, там и быть никого не может... Главное — бей по морде, как учил папа.

Толчок в спину! Петя грузно рухнул на холодную плитку, едва не разбивая голову.

— Сссука!

Он попытался ударить метнувшийся в гостиную силуэт (человеческий силуэт!) ножом, но промахнулся. Не сказать, что бегал неизвестный прямо-таки быстро. Более того, он заваливался на левую ногу, вот-вот рискуя упасть. Но сработал эффект неожиданности. Петя промазал, и уже через мгновение силуэт скрылся из освещённого пространства, ныряя во мрак гостиной. Вскоре затих и звук его шагов.

Кто он и откуда выскочил?!

Окон на кухне нет.

Дверей тоже...

В голову Пети пришла страшная догадка:

Неужели сидел в холодильнике?

Сталкер вскочил на ноги и обернулся. Свет работающего телевизора освещал открытый холодильник. Оттуда несло гнилостным запахом: в углу лежало протухшее мясо.

Но как?!

Чёрт, Петя, да потом будешь разбираться! А сейчас надо валить!

Да, надо валить. Неизвестный свернул направо, к кладовой. Значит, Пете нужно двигаться к прихожей. Там он тихо переждёт осаду мутировавших псин и так же тихо смоется из этого проклятого дома.

Петя выключил фонарик, перекрестился и попытался вспомнить слова молитвы. Вышло, прямо скажем, не очень, но сталкер надеялся, что тут главное рвение.

Господи, если я отсюда выберусь, перестану пить. И курить брошу... И... и крещусь ещё!.. и на Наташке всё-таки женюсь!.. Помоги только!!

Сжав кулаки, Петя сделал шаг в темноту.

***

Осторожно ступая по грязному линолеуму, он шёл около стенки, держа перед собой нож и в любой момент ожидая нападения. Хороший нож, наточенный... Таким и медведя можно прирезать, что и говорить о каких-то там собаках или психах, прячущихся в холодильниках. Фонарик, понятное дело, сталкер не включал: сложно придумать более дебильный способ выдать своё местоположение. А так они с неизвестным хотя бы на равных: оба бродят во мраке.

Петя очень надеялся, что этот некто не обладает эхолокацией или чем-то в этом роде, позволяющим обнаружить испуганного сталкера в гостиной. А ещё больше он надеялся на то, что в доме их только двое: он, сталкер Петя, и неизвестный из холодильника... и что кукла сказала своё страшное «Ма-ма!» из-за поломки механизма, а вовсе не из-за того, что на неё наступил кто-то третий.

Ну конечно, Петя! И кто тогда кричал? — заметил внутренний голос. — Зуб даю, не кукла.

Как будто подтверждая самые страшные догадки, впереди, со стороны лестницы, раздался тихий скрип ступеней.

Кто-то поднимался на второй этаж... Но подумать об этом как следует Петя уже не успел: совсем рядом снова раздалось неживое:

— Ма-ма!..

Сталкер замер, холодея от ужаса. Кукла проговорила своё тихое «Ма-ма!» буквально в шаге от него!.. Проблема в том, что на куклу Петя не наступал.

Дрожащая рука нащупала фонарик.

Щелчок! И тусклый свет выхватил из мрака маленькую девочку с немигающими голубыми глазами.

Девочка стояла прямо перед Петей, сжимая в руках ту самую тряпичную куклу. Ей было не больше четырёх лет, и (сталкер готов был поклясться!) силуэт именно этой девочки мелькнул между телевизионными помехами... Она была босой, худой, нескладной, с грязными волосами и совершенно искривлённым позвоночником. Из туловища девочки вырывались маленькие чёрные щупальца, зато лицо было по-настоящему ангельским. Она стояла перед Петей в окровавленном платьице, посреди которого зияло пулевое отверстие, и молчала.

Сталкера сковал страх, рука с ножом безвольно опустилась. При всём своём желании он просто не мог сдвинуться с места! Девочка, конечно, тоже увидела Петю и, глядя на него стеклянными глазами, указала вниз, туда, где под гостиной располагался подвал.

Очнись, сталкер! — раздался в голове Пети детский голосок.

И он очнулся.

***

Петя очнулся. И уже через мгновение осознал, что стоит посреди кухни и пялится на экран телевизора, по которому бегают ломанные помех. В правой руке оказался пульт, в левой — фонарик. Нож болтался на поясе.

Сталкер судорожно оглядел кухню, проклиная всё на свете: и собак-мутантов, из-за которых он попал в этот дом, и Паху, придумавшего просто удивительный по своей тупости план сорвать куш, и Киану Ривза, который на этот раз по какой-то причине решил ему не помогать, хотя он, Петя, наговорил столько, что хватило бы на спасение двух или даже трёх таких же сталкеров!..

Ну и, конечно, девочку с куклой, стоящую посреди тёмной гостиной.

Холодильник был закрыт. Из него по-прежнему воняло гнилью. Отбросив пульт и вытащив нож, сталкер рывком открыл дверь холодильника, намереваясь нанести с десяток ножевых ранений любому, кто мог бы там сидеть...

Пусто. Только в самом углу холодильника валялись совершенно прогнившие куски мяса с белеющими ссохшимися червями.

Либо шиза, либо гипноз!.. Либо шиза, либо гипноз!.. — думал сталкер, медленно отступая от холодильника.

Ну конечно, это просто минутное помутнение, которое связано с помехами на телевизоре, обладающими странным завораживающим эффектом! Не более того. Да и откуда здесь, в рабочем посёлке, могла появиться девочка?.. А нечто, сидящее в холодильнике? Совершенно ведь бредовая идея!

Почти такая же бредовая, как орущая от страха кукла со сломанным механизмом... — вторил ему внутренний голос.

Петя отогнал неприятные мысли, выключил телевизор и, медленно ступая по грязному линолеуму, вышел в гостиную. Он был опустошён. Нервы в конце концов сдали, и даже страх отступил, на время освобождая мозг.

Надо валить, — проговорил сталкер, тихо двигаясь в сторону входной двери. — Сейчас главное просто выбраться отсюда, думать буду потом.

***

На этот раз он держался ближе к центру гостиной, подальше от лежащей на полу тряпичной куклы. И не зря! В какой-то момент, у самой прихожей, ему показалось, что там, слева, во мраке, кто-то протяжно дышит.

Петя замер, задерживая дыхания и молясь, чтобы этот некто не услышал испуганный стук его сердца...

Прошло полминуты.

Две.

Кажется, обошлось.

Либо неизвестный ушёл в сторону кухни, либо его и вовсе не было, а была лишь развившаяся паранойя и навязчивые мысли. Но Петю сейчас это не волновало. Главное — добраться до прихожей. И как можно скорее! И пусть его лучше сожрут мутировавшие собаки! В этом доме сталкер оставаться не намерен.

***

Он был у прихожей, когда откуда-то сзади снова раздалось пугающее:

— Ма-ма!

А затем почти сразу короткий вскрик. Прямо как в видении: испуганный, едва ли человеческий.

И тут Петя не выдержал. Морщась от боли в укушенной ноге, он рванул в сторону дубовой двери, с трудом удерживая крик.

Толчок!

Заперта.

Ещё раз!

Безрезультатно.

Петя отчаянно сжал зубы, чтобы не закричать от злости и ужаса, и включил фонарик, освещая ручку двери. Здесь же не было замка!! — прошипел он сквозь зубы, пытаясь просунуть в щель лезвие штык-ножа и как-нибудь поддеть дверь.

Не поддаётся... Чччёрт!

Дверной проём будто залили гудроном. В отчаянии Петя ударил о дубовую дверь ножом — даже царапины не осталось.

Он в западне.

Со стороны кухни раздался звук удара и чей-то приглушённый крик, тихий, на грани слышимости. Между Петей и кричащим метров пятнадцать, не больше. Но в доме всё было странным: свет фонаря пожирал мрак, а звук словно проходили сквозь толстую шумоизоляцию...

Покачиваясь, сталкер шагнул в темноту и уже через четверть минуты был около лестницы, ведущей на второй этаж.

Стараясь не скрипеть ступенями, сталкер начал подъём.

***

Коридор. По обе стороны от него — двери, ведущие в некогда жилые помещения.

Петя прислушался — тишина.

Шепча: Господи, помоги, Господи, помоги!.. — сталкер огляделся и присел, чтобы сменить садившиеся батарейки фонарика. Щёлкнул кнопкой — луч по-прежнему терялся во мраке коридора. Но на этот раз захватывал чуть большее пространство.

Хотя бы так...

Снизу снова долетели приглушённые крики и, кажется, неживое «Ма-ма!» тряпичной куклы. Впрочем, вскоре они стихли, оставляя сталкера наедине с мраком второго этажа.

Кажется, ушло, — прошептал Петя, медленно сползая по стенке.

Он чувствовал себя нездоровым. Нервное перенапряжение, учащённое дыхание и повышенное сердцебиение сказывались на реакции и силе. Сталкер хорошо понимал, что в один прекрасный момент у него не выйдет избежать встречи с неизвестностью. И тогда придётся взглянуть ей прямо в глаза.

Вставай! Нужно проверить этаж. Как тебя отец учил? Тыл должен быть прикрыт. Помни, у тебя нож! А у врага?..

Враг почти наверняка безоружен. Иначе бы давно уже напал.

Сталкер нехотя подчинился внутреннему голосу, подавляя желание забиться куда-нибудь в тёмный угол, зажмурить глаза и ждать помощи... Однажды, когда Петя, ещё совсем ребёнок, сидел у трупа отца в подземном бункере, помощь действительно пришла, но надеяться на неё теперь просто-напросто глупо.

***

Первая комната — детская. Небольшая кроватка и кучка облезлых игрушек в углу. Окон нет. Только нечто чёрное, похожее на гудрон, поверх бледно-жёлтых обоев.

Похоже, здесь жила та самая девочка с куклой...

Стоп! Запомни, Петя, девочка с куклой — плод твоего воображения, — приказал внутренний голос, с каждым годом всё больше напоминавший голос отца.

Ну а детская?

Двадцать лет назад здесь могли жить и другие дети, — внутренний голос всегда находил простые ответы на сложные вопросы. Впрочем, Петя тоже не горел желанием думать о девочке, а потому почти сразу вышел в коридор, чтобы открыть следующую комнату.

Спальня родителей. Железный каркас большой кровати, покосившийся шкаф, облезлый ковёр, «гудронный» квадрат вместо окна, телевизор, кровь на полу, пульт.

...Кровь на полу и пульт.

У Пети закружилась голова. Тем не менее он пересилил себя и вошёл в комнату, по большой дуге обходя кровавый след, чтобы осмотреть шкаф на предмет засевших там неизвестных психов.

Шкаф оказался пустым, если не брать в расчёт чьего-то облезлого (и почти наверняка с остатками радиоактивной пыли) ОЗК и противогаза. Дверцу сталкер тут же захлопнулась: уж чего Пете не хватало, так это подхватить лучевую болезнь.

***

Он уже хотел было выйти из комнаты, чтобы проверить соседнюю, но в нависшей тишине дома вновь раздались приглушённые шаги. Откуда-то из коридора. На втором этаже. В непосредственной близости от сталкера.

Петя затаился, молясь, о том, чтобы неизвестный прошёл по коридору мимо его комнаты... Но шаги остановились прямо у спальни. Дверь со протяжным скрипом отворилась, и на пороге замер тёмный силуэт человека с фонарём.

Чей-то знакомый испуганный голос произнёс:

— Петя, ты?.. Не Мясник?.. Не бойся, я вот точно не Мясник.

Петя мгновенно выключил фонарик и, скрываясь во мраке, откатился в сторону, готовя нож.

Хах! Сейчас он точно прирежет этого ночного ходуна! На ремни порежет. Уж кого Петя точно никогда не боялся, так это людей с испуганными нотками в голосе. Мёртвых детей-призраков — однозначно. Мутировавших собак — отчасти. Телевизоров?.. С недавнего времени — до ужаса. Но только не испуганных людей.

Петя хищно улыбнулся и всмотрелся в неизвестного, который приподнял фонарь (кстати, такой же тусклый, как и у сталкера), освещая собственное лицо...

И, надо сказать, Петя всё-таки поторопился с выводами о собственном бесстрашии, ведь перед ним стоял он сам, сталкер Петя. Сталкер Петя, забравшийся в дом на окраине рабочего посёлка в попытке спастись от стаи мутировавших собак.

***

— Недавно в доме? — спросил неизвестный, пытаясь навести фонарик на спрятавшегося Петю.

Петя обескураженно кивнул, затем понял, что его не видно и кивнул снова, но на этот раз с включённым фонариком, после чего навёл фонарик на двойника. Этот Петя был бледным, похудевшим, с недельной щетиной и совершенно обречённым взглядом зелёных глаз.

— И ни хрена не понимаешь? — продолжил неизвестный, щурясь от тусклого света.

— Тоже да, — хрипло проговорил Петя и, спохватившись, добавил: — Ты вообще что такое?

— Не мог бы фонарик чуть отодвинуть?.. Да, так нормально, спасибо, — хохотнул двойник и, оглядевшись по сторонам, вошёл в комнату, закрывая за собой дверь. Петя сделал шаг назад, упираясь в стенку и всё ещё держа нож наготове.

— Да не боись! Говорю же, я не Мясник. Я вообще за добро, мир и котят... Ну, по возможности.

Петя и рад был поверить, да вот только ситуация несколько вышибала из привычной модели мышления, вынуждая ломать голову в попытках понять, что здесь вообще происходит.

— Ближе не подходи!.. — сталкер остановил двойника, предупреждающе поднимая нож.

— Понимаю, — развёл руками двойник. — Сам был точно таким же. Кстати, тебе совершенно нечего бояться. Свои консервы я давно уже съел... Двое суток голодаю. А ещё сутки не пью. Нападать не буду: ты меня без особых проблем вальнёшь. Мы же всё-таки... Ахах! — нервно рассмеялся двойник. — Один и тот же человек. Кстати, на всякий случай предупреждаю: нож у меня тоже есть... Убить не убью, но ножи метаю неплохо. Да ты и сам знаешь.

Двойник продемонстрировал точно такой же нож, какой был и у Пети. Кроме ножа, у двойника оказались фонарик и вещмешок сталкера.

— Что здесь происходит? — уже более дружелюбно спросил Петя, но нож убирать не спешил.

— Хороший вопрос! — неестественно рассмеялся двойник. — Присядем?..

[продолжение по ссылке: https://litclubbs.ru/articles/35415-ma-ma-chast-2-iz-2.html]

+3
22:42
341
23:33
+3
Из слабеющей ладони убитого выпал Макаров,

Лучше ПМ. А то кто-то с фамилией Макаров из ладони выпадает)
Внутри оказались запасные батарейки, фляга с водой, баночка засохшего йода, пустые магазины, несколько батареек

Не много ли батареек?)
взгляд упал на пояс убитого, туда, где сверкало лезвие штык-ножа.

Штык-нож просто болтался на поясе, без ножен?) Иначе он не сверкал бы.
Многие громоздкие предложения легко можно разбить на пару-тройку простых без ущерба для текста и сюжета. Вычитать, уделяя внимание знакам препинания и окончаниям слов.
Ну, а так… Вполне себе нормально. Сюжет со встречей себя же далеко не нов. Но интересно, что будет дальше)
02:57
Спасибо! Буду поправлять, вторую часть, кстати, опубликовал)
10:54
+1
Добрый день.
но почерк показался знакомым,

и потом:
убористым и до ужаса знакомым подчерком.

тут лучше подойдёт — таким знакомым. Тогда контраста и нелогичности не будет. Имхо, конечно)
19:50 (отредактировано)
+2
Очень много неудачно построенных предложений. Вот, в самом начале:

Из слабеющей ладони убитого выпал ПМ, единственная пуля которого ушла в молоко. Вскоре он перестал хрипеть.


Кто перестал хрипеть? Судя по тексту то это ПМ. Хрипящий пистолет звучит странно. Далее, пуля ушла в молоко сама по себе или как? По тексту не понятно.

Здесь тоже непонятно:

Только теперь мужчина, кривясь от запаха немытого тела, вытер штык-нож о лохмотья убитого, поднял пистолет и снял с трупа вещмешок.


Чье немытое тело? Свое или убитого?

Читаю дальше и вот тоже:

Внутри оказались запасные батарейки, фляга с водой, баночка засохшего йода, пустые магазины и блокноты с огрызком карандаша.


Если блокнотов много то карандаш в каждом или в одном? Может там был один блокнот с огрызком карандаша?

Еще несколько предложений и опять загадка:

Петя рвал к двухэтажному дому с почерневшими от времени стенами.


Что Петя рвал? Если вы имели ввиду побежал то пишите «рванул», так еще можно но и это не литературный язык, так мог сказать ваш герой, но не автор.

Что еще смущает в вашем тексте так это невнятные переходы от авторской речи к мыслям вашего героя. Все идет сплошным текстом и это ведет к путанице для читателя. Возьмем этот отрывок:

Ну что же? Оставаться в прихожей не вариант, да и в доме, наверняка, есть чем поживиться. А от наживы сталкер не отказывался никогда! Он и теперь вышел на поверхность исключительно ради неё родимой.


Первые два предложения это мысли ГГ, а как бы дальше авторский текст. Складывается впечатление что ваш герой начинает вдруг думать о себе в третьем лице.

Еще одно замечание, в авторской речи недопустимы сленговые словечки типа «снаряга»:

Лаве хватило бы и на нормальную снарягу, и на пушки, а ещё на подарок


Если бы это были мысли вашего героя, то можно и так, но для авторского текста недопустимо.

А вот это предложение меня озадачило:

«Да будет свет!» — сказал монтёр и на полу разжёг костёр...


Первая часть это слова или мысли вашего героя, а что после тире? Откуда взялся монтер?
20:23
+2
Стас, а Вы не допускаете, что Петя просто рвал? Ну вот не может такого геройского сталкера банально тошнить, другое дело «Петя рвал к двухэтажному дому...». Я даже представил себе, как Петя, оперевшись одной рукою о стену, а другой рукой сжимая трофейный штык-нож, рвал…
Стас, если честно, то я бы лучше Вам плюсанул, всё ж осилить столько сырого теста я не смог, а Вы эвон чего наотмечали, я то тупо ограничился Вашими комментариями, попытавшись читать весь текст, но отказавшись от задуманного на двенадцатой строчке…

Уважаемый автор, извините, но право слово, читать тяжело, вязко, даже напахнуло болотом из «Сталкера» Тарковского.

С уважением, старый зануда Дио
Я на этом сайте недавно и меня честно говоря иной раз озадачивают подобного толка сковородки или табуретки.
То я вижу как на табуретку выставляют текст слабенький, но его полагается хвалить, то на сковородку выставляют сотню раз перепроверенный хороший текст, который по-большому счету ругать -то особо и не за что… В данном случае можно похвалить господина Стаса. Прочесть совершенно сырой текст дорогого стоит. Впрочем я не критик и к тому же наверное самый безграмотный автор на этом сайте, так что мое мнение лучше во внимание не принимать… С ув…
21:32 (отредактировано)
+2
Не обязательно хвалить на табуретке. Можно просто пройти мимо. Или навтыкать автору как следует))) Но только нежно, чтоб не изранить душу доверчивого писателя.)
Нежно поиметь автора? Ну вот теперь все понятно… Спасибо...)))
00:09
Да-да, желательно за мягкие складки, свисающие с райской качели.)))
07:29 (отредактировано)
Сам новичок. Но дело в том что работы на скоородку/табуретку ставят авторы.
Я вот осознано поставил на сковородку один из своих самых продаваемых рассказов.
Если найдут в нём косяки достойные серьёзных корректировок, то по подобию — почищу более слабые на мой взгляд.
На табуретку не просился. Не понял пока как её использовать.
23:56
рассказ можно назвать «Петя и нож». Эти два слова просто зарЭзали остальные буквы
00:30 (отредактировано)
Ты вот энто читаешь? С дуба рухнул?!
Щаз я тебе нормальный бевичок присуну. С угаром, трэшем и емлей. Готовься. Две минуты.
Во. Получай!
litclubbs.ru/writers/7139-suhoi-zakon-keplera.html
07:26
+2
Про русский язык уже успели написать до меня. Тем более я не великий спец. Добавлю что лично мне ещё и опечатка на глаза попалась не упоминаемая выше.
Совет:
Написал текст — положи на полку (в папку на сервер) и не подходи пару недель. Потом подходишь читаешь — и много косяков находишь сам. Лично мне помогает.
Теперь о сюжете. Про аллюзии с «Пикником на обочине» Стругацких уже писали. На мой взгляд тут ещё больше аллюзий к «Град обречённый». Включая самовстречу.
Ну на последок — моё либоме заклёпочки. Т.е. мелочи режущие глаз и мешающие читать — в вашем случае особо сильно так сам текст сложен для восприятия. И Косяки и косячки сразу застревают и не просят пощады:
Насколько помню — магазин к пистолету называют «обойма»
Зря не уточнили какой именно штык нож у вашего героя — если от АК тем более старого образца… то его не точат. Если нового то — он довольно лёгкий, и тщедушный судя по описанию ГГ вряд ли смог легко сломать два ребра смому себе. Откуда про рёбра?
О тут отдельный косяк.
Штык-нож пробил кость и поразил сердце.

Сердце у нас между 5 и 6-м ребром. Учитывая все параметры (например ширина лезвия) пробивать придётся два ребра. Именно поэтому матёрые дядьки куда крепче меня — в мою бытность в тёплых краях били в сердце держа нож плашмя — именно что бы не пробивать кость. А тут такой хиляк — хрясь и два ребра попалам.
Да и ещё при побитии сердца не хрипят. Судороги есть. Иногда очень сильные а вот хрипа уже обычно нет.
Полстакана крови — это серьёзная потеря крови для укуса описанного автором. Там явно пробита вена а то ещё похуже. И он остановил это йодом? Да кстати ваш сталкер что не в курсе что йод на рану не льют? Им обрабатывают края раны.
Окон в доме нет. Источник света только в одном помещении — телевизор. Герой постоянно выключает фонарик… как он ходит?
Да ещё про фонарик у него судя по тексту куча батареек (свои+из мешка убитого). Чё же не поменял? Если нужен тусклый свет пусть вставит новые из трофеев — а оно не поможет.
А вот это —
или даже личная гэс на подземных водах.

Я сейчас тружусь в сфере энергетики. Подскажите идею этой ГидроЭлектроСтанции на подземных водах. Я потом с вами поделюсь премиальными.
Уф. Скажу честно весь текст прочитал не без труда.
Автору внимания к замечаниям других критиков и знание мат части.
07:20
Магазин для пистолета так и называется — магазин. Обойма — средство для быстрой зарядки магазина. Это разные вещи.
11:27
Уточнил в инструкции. Признаю ошибку.
Опирался на устоявшиеся разговорные термины времён моей службы.
У АК и СВД — магазин
У ПМ — обойма
У пулемёта коробка, лента, диск.
Загрузка...
Илона Левина

Другие публикации