Все умрут. Глава 22. Глупый анекдот. Часть 2

Автор:
casparin
Все умрут. Глава 22. Глупый анекдот. Часть 2
Аннотация:
Пескопад — одно из двух чудес света, обнаруженное жителями Шоклента. Пескопадом называют огромную гору, с которой стабильно раз в несколько дней падают огромные комья песка.
Текст:

— Не строй иллюзий, Афина непобедима, — Барин, младший брат Артёма, вновь завёл свою пластинку.

— Подождите, это ещё не всё, — Юхан прервал едва не начавшийся спор. — Состав — не всё, что я знаю. Я знаю их планы! Они пойдут в Сволоу, мелкую деревеньку на границе, а затем будут искать новых пленных. Яромир сказал, что они будут сидеть в окрестностях две недели, затем направятся в Давейт.

— И что? — спросил Золин.

— Я знаю, где они будут через две недели. Мы можем прийти туда первыми и устроить ловушку.

— Бред, — сразу же заявил Барин. — Массовый суицид, способ номер семь. Спасибо, но я откажусь.

— У нас не хватит еды, — Орчели недавно проводил ревизию припасов и примерно представлял на сколько дней им этого хватит. — Всё тяжелое мы побросали.

— Путь к Давейту пролегает через Запад. Нейтральные земли, мы просто попросим у них еды, они не откажут, — на это у Юхана уже был ответ. — Ещё можно по дороге с кустов что-нибудь пособирать. В первый раз что ли? Помните, как мы без припасов всё от той же Афины убегали в противоположную от города сторону?

— А как мы вообще придём к месту нашей якобы ловушки быстрее их? — поинтересовался Барин. — У них — кони, у нас — ноги. Плюс припасы тащить — тяжелое дело, которое тоже не увеличит нашу скорость.

— Они две недели будут сидеть на одном месте. Если будем чуть меньше спать, то придём первыми, — и на это у Юхана был ответ. Вероятно, пока он догонял их, успел всё как следует продумать.

— Подожди, но как мы сделаем ловушку? — недоумевал Влас. — Да, мы знаем состав их отряда, но что нам это даёт?

— Будь у нас Жагер, мы могли заминировать площадь и взорвать их, прямиком к Дёру на свидание, — у Юхана загорелись глаза. Сейчас он своей речью словно компенсировал все эти годы долгого молчания.

— Но Жагер-то у них, — Гай тоже решил поучаствовать в обсуждении плана. — У нас только Сокрушитель у Орчели. Мы все неплохие бойцы, но Владельцам точно проиграем.

— Можно похитить его, — продолжил рассуждать Юхан. — Они не ставят дозорных, чувствуют свою безнаказанность. Мы прокрадёмся к ним ночью, но не станем спасать пленных, а найдём и убьём Густафа, заберём Жагер, затем заминируем нужное место.

Золин нервно хихикнул.

— Когда мне казалось, что план глупее быть не может… — протянул Барин.

— Орчели, чего ты молчишь? — Артём смерил злобным взглядом Юхана и посмотрел на Фана. — Похорони эту идею прямо сейчас!

— Ладно, ладно, — Орчели и так чувствовал общий настрой отряда. — Прости Юхан, но Барин прав. Твой план — это массовый суицид. Именно из-за таких вот идей генерала Вильяма мы потеряли Эдрика с Арком. Наш отряд пойдёт к Мубеж, а потом к Стефану Гацу в Улла-Мубеж, там мы расскажем ему то, что узнали. Да, Афину будет не достать, но и хрен с ней, в следующий раз мы будем готовы.

Юхан смерил Фана недовольным взглядом, злобно зыркнул на Артёма и, ссутулившись, сел на землю.

— Да и Дёр с вами! — сказал он. — Потом будете жалеть об упущенной возможности. Дайте хоть попить, я целый день не пил, умираю от жажды.

Пока Юхан пил и принимал пищу, шесть членов отряда десяти одарённых хранили молчание. Обычно у них была отличная атмосфера, но сейчас все эмоционально устали от переругиваний друг с другом. Орчели тоже чувствовал себя не очень хорошо, он обдумывал реплику Власа о том, что он превращается в Гаца и не даёт никому ничего говорить. Раньше он не так часто… да что там часто, почти никогда не пользовался своим более высоким рангом.

Он вообще очень сильно любил поговорить, в особенности с напарниками, уже давно ставшими его семьёй. Сколько же всего они вместе прошли? Даже за эту войну событий наберётся уйма. Небольшое сражение с шайкой воров под Пескопадом. Битва с дезертирами повстанческой армии, которых Орчели обнаружил совершенно случайно, когда делал себя татуировку на груди. В массовых сражениях они не участвовали, у отряда десяти одарённых была другая миссия. Только теперь, когда Юг решил восстать против власти Эдринии и конфликты разных людей вступили в особую фазу, Фан был вынужден взять всё в свои руки и выдавать приказы, чтобы их отряд не сбился с курса.

— Загадка! — объявил Гай. — Что будет, если Сокрушителем ударить о Непробиваемый щит?

Симмонс не грустил никогда. Именно он всегда разбавлял атмосферу в подобной тягучей атмосфере. Сейчас ему никто не ответил, все были заняты перевариванием информации.

— И что, никто не хочет обсудить этот важный вопрос? А если Орчели вступит в схватку с Провокатором… Или у кого там этот Щит? И ему нужно будет знать ответ на этот вопрос! Лично я считаю, что Щит выдержит. Хоть Сокрушитель и должен пробивать всё, включая другие Юве, особенность Щита в том, что его невозможно разрушить. Значит, он выдержит, должен выдержать, иначе какой это тогда Юве? Кстати, странно, что Сокрушитель не сокрушает, а пробивает? Почему он не стал Пробивателем? Почему Сокрушитель, а?

Все по-прежнему молчали, но Гай не унывал, кажется, он поставил себе цель развеселить отряд.

— Анекдот! — радостно объявил Симмонс. — Приходят как-то короли Зубриона, Шоклента и Глаоруса к Дёру…

— Только не снова, — прошептал Барин так, что его услышал один только Орчели.

— … Тот посмотрел на них и говорит: «Вы хорошо правили своими народами. Не гнушались подлыми методами, мне это здорово понравилось. За это я исполню по три желания каждого из вас!» Начал король Шоклента: «Я хочу, чтобы мои подданные не сомневались во мне как короле и всегда выполняли мои приказы». Затем говорит король Глоруса: «А я хочу, чтобы торговля в моём королевстве процветала так, как процветает добыча воды в Восточном королевстве». А король Зубриона, его, кстати, тоже звали Эдрик, недолго думая, произнёс следующее: «Хочу… хочу… хочу, чтобы у меня руки стали фиолетовыми! Всегда об этом мечтал!».

— О, чувствую тупой анекдот, — вновь тихо подметил Барин.

— «Исполнено» — заявил Дёр, давайте следующее желание. «Хочу себе сына достойного. Под стать мне. И чтобы у него был сын, тоже достойный, и у этого сына сын, чтобы у всего моего рода были достойные наследники, которые прославляли нашу фамилию и правили мудро и справедливо», — заявил король Шоклента. «Хочу себе жену, красивую, словно солнце, и дом огромный, словно бескрайнее поле. Хочу самую вкусную еду и Юве, которое даёт бессмертие мне, моей жене и моим детям», — сказал король Глаоруса. «Ой, а я хочу, чтобы на моих великолепных фиолетовых руках было по десять пальцев!» — реплики короля Зубриона Гай озвучивал настолько идиотским голосом, что Влас явно сдерживался, чтобы не заржать в голос от одной только озвучки.

— «Исполнено» — заявил Дёр. — «Теперь ваше третье, последнее желание. Подумайте очень сильно перед тем, как загадать. Больше у вас желаний не будет». Начал, как обычно, король Юга: «Хочу, чтобы я знал всё и обо всём, хочу, чтобы я стал магом и мог изготавливать Юве, хочу, чтобы все мои люди были самыми умными и честными, хочу, чтобы я получил истинные знания о сотворении мира». «А я желаю получить благословение богов. Чтобы что бы я не делал — у меня всё получалось. Чтобы я всегда был счастлив, а душа обитала в озере спокойствия», — сказал король Запада. Последним говорил король Севера: «А я хочу, чтобы мои великолепные фиолетовые руки с десятью пальцами на каждой могли вращаться вот так вот, вжух-вжух!»

Гай показал всем присутствующим, как должны были вращаться руки короля Севера. Вряд хоть кому-то из присутствующих эта деталь показалась важной. Кроме, наверное, Власа, он всё ещё сдерживался, чтобы не заржать.

— «Ваши желания исполнены!» — объявил Дёр. — «Теперь идите и правьте своими землями!». Король Юга отправился в своё королевство первым, он прожил долгую и счастливую жизнь. Его же народ стал самым великим на всём белом свете. Каждый будущий правитель королевства Юга приносил процветание своему великому народу. Следующим в своё королевство отправился король Запада. Его подданные, как и он, были самыми богатыми людьми, торговля в его королевстве процветала, а сам он в окружении жены и детей жил в течение долгих пятисот лет, пока Юве, дающее ему бессмертие, не было разрушено из-за случайности. Король Севера последним отправился в своё королевство, он сел за свой трон, окружённый человеческими костями своих собственных подданных, которые посмели ослушаться его глупых приказов. Он внимательно осмотрел каждый из десяти пальцев на своих фиолетовых руках, затем повертел ими вот так, — Симмонс вновь повращал руками, пародируя известного короля. — Затем он посидел на троне, посидел такой и внезапно произнёс: «Блин… Чё-то херню я какую-то себе заказал».

Влас заржал так, что стая птичек, сидевшая на небольшом деревце, взлетела и в панике бросилась как можно дальше от страшных звуков. Через мгновение к смеху парня присоединился и сам автор анекдота. Кто-то со стороны старшего Семшова начал издавать хрипящие звуки, изо всех сил пытаясь не засмеяться. Однако остальные члены отряда одарённых молча смотрели на этих двоих без малейшего признака смеха в глазах.

— Почему я не удивлён, — прокомментировал анекдот Барин.

— Что за хрень? Это не я! — Артём внезапно очень громко выкрикнул эту фразу, затем встал и достал свою алебарду. — Все, ни с места!

— Чего ты? Неужели так мой… — Гай попытался сделать шаг к Семшову, но теперь повысить голос уже пришла очередь Орчели:

— Ни с места, Симмонс! Это приказ! Артём, что происходит, быстро объяснись!

— Тут кто-то есть, — он уставился в пустое место напротив себя.

Тишина.

Никто не двигается.

Секунды идут очень медленно.

Весь отряд пытался рассмотреть что-то в той пустоте, куда смотрел Семшов, что-то подозрительное, но безуспешно.

— Ты уверен? — как Орчели ни старался, он ничего не видел. Ни следов, ни силуэта, ни тени, никаких звуков, никакого дыхания. Ничего.

— Я… Я не знаю, — кажется, уже сам Артём начал сомневаться в своих выводах. Он очень медленно и осторожно подошёл к пространству перед собой и попытался его потрогать.

И в ту же секунду ему отрубили голову.

Барин закричал. Юхан откуда-то достал ножи и метнул их примерно в то место, где должен был стоять невидимый враг. Золин никаких действий не предпринимал, он с явным удивлением глазел на труп Артёма Семшова, который пару секунд назад был вполне себе живым человеком. Сам Орчели, выхватив Сокрушитель, бросился на невидимого врага и начал рубить пространство рядом с тем местом, которое пытался нащупать Артём, но там, где он махал лезвием никого не было. Гай тоже бросился на врага, правда, с небольшим опозданием, однако и его ждало разочарование, сколько бы он не махал, воздух не подавал признаков жизни. Влас среагировал ещё позже, он достал лук и начал быстро обстреливать пространство, опять же без успехов.

— Где он, твою мать?! — Орчели заозирался вокруг себя, пытаясь приметить любую, даже самую маленькую деталь, выбивающуюся из реальности.

— Вот, — Золин указал на висящий у самой земли метательный нож, воткнутый во что-то невидимое. Работа Юхана, он бросал ножи.

Орчели прикоснулся к тому месту, где должно было лежать тело убийцы Артёма, нащупал его голову и снял с того маску. Тело взрослого рыжеволосого мужчины, у которого из затылка торчал нож, лежало на земле в изломанной позе.

— Владелец Призрака, — Орчели показал маску всему отряду. — Из отряда Афины. Вероятно, увязался за Юханом. Наверное, думал собрать информацию и вернуться. Теперь не вернётся.

Горечь заполнило всё нутро парня.

Да, они отомстили за Семшова, можно сказать, обменяли его жизнь на жизнь Владельца. Выгодный обмен, если отбросить все моральные сложности, а особенно учитывая тот факт, что теперь это Юве послужит восставшим, то это и вовсе можно было считать подарком судьбы.

Но в таких моментах Фан не собирался слушать голос разума. Артём Семшов погиб, и ничто не могло служить поводом для радости в таком моменте. Как бы он не старался, люди под его командованием продолжали умирать. Вечно болеющий Карл скончался на койке в лазарете, а Орчели уверял себя, что ничего не мог сделать. Арк и Эдрик погибли, когда выполняли идиотский приказ генерала Вильяма, и эти смерти парень тоже не считал своей виной, приказ нужно выполнять. Однако за последние двадцать четыре часа сначала схватили Юхана, тот чудом спасся, теперь погиб Артём, оставив своего младшего брата без поддержки. Что бы Орчели не делал, как бы он не старался… люди продолжали умирать.

Теперь их осталось шестеро.

0
11:26
59
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина