Чужой

16+
Автор:
Фома
Чужой
Аннотация:
Ты можешь оказаться в шкуре того, кто кажется тебе чужим. В его ботинках, в его шляпе, в его голове.
Текст:

                         Бэлка храпела. Поскуливала во сне, жаловалась. Вздохнула, проснулась. Вгрызлась в собственные больные лапы не в силах вытерпеть постоянную зудящую боль. Егор свесил руку, зарылся ею в собачью шерсть, попытался успокоить старое больное животное. Собака ткнулась в исцеляющую руку холодным носом и снова вздохнула. Егор перебрался на пол, завернулся в плед, подкатился поближе к Бэлке и приткнулся к ней тёплым боком, успокаивающе поглаживая тощий живот. Отчего-то сквозь сон подумалось, что собаки тоже болеют коронавирусом. Ночью снился шприц с прививкой. Шприц был огромный, из него врач в синих резиновых перчатках выпускала вверх тонкую струйку лекарства. И снова выпускала. И снова.

На самом деле всё просто. Пара секунд и в тебя уже вкололи что-то. А потом, словно точёное стекло под кожу насыпали.

– Может, нашатырь? - сестричка старательно заглядывает ему в лицо, но отчего-то не попадает в фокус глаз.

– Да он весь белый! Эй, мужчина, вы в порядке? В первый раз вижу такую реакцию, - пожаловалась она кому-то, – Может, анафилактический шок?

Егор с трудом поднялся на ставшие вдруг ватными ноги.

– Взрослый дядька, а укола испугался, – констатировала сестричка.

– Никаких побочных эффектов не будет. Один побочный эффект на тысячу. Вы все здоровые мужики.

– Всё очень индивидуально и пока побочные эффекты до конца не изучены, - отвечал на вопросы серьёзный лысый врач в очках с толстыми стёклами, из-за которых его глаза казались неестественно большими.

   Егор едва попал в дверь метро. Стайка студентов шарахнулась от него. Привалился на сиденье и тут же сидящие рядом схлынули в противоположную сторону. Краем глаза заметил ряд женщин одного возраста с раскрытыми книжками – бабушки Купалу читают. Десять человек бабушек и у всех на «А хто там ідзе» открыто. Митинг у них молчаливый. Егор этих «протестунов» за километр чует.

Слишком быстро пролетают вагоны. Штормит. Вата в голове. Скорей бы остановка. А её всё нет.

Его вакцинировали. Через пару дней всё будет в норме. Лихорадит жутко. Трясёт так, что держаться в вертикальном положении всё тяжелее.

– Обкололся, мент. Интересно, что он в метро делает?

Егор смотрит в пол. Пол кажется таким желанным. Хочется одного - вытянуться на нём и ни о чём не думать.

-Не это не мент. Это ОМОН.

Хуже мента может быть только ОМОНовец. Недавно Егор гордился формой, своей принадлежностью к силовым структурам. Теперь не то. ОМОН в городе сплошь в балаклавах. Чтоб потом не узнали.

-Красавец, - передразнивает главнокомандующего парень в соломенной шляпе на следующей остановке.

Егор падает плашмя прямо на парня в соломенной шляпе.

    Странная лёгкость во всём теле. Ватные ноги остались далеко позади. За дверями метро. Он даже видел эти самые ноги, когда выходил из метро. Странно. Он вышел, а ноги остались. Непривычно что-то царапает лоб. Шляпа соломенная. Что за чушь? Никогда не носил шляп. Сейчас в Минске рубашка с белорусским орнаментом или соломенная шляпа означает принадлежность к протестному движению. Таких хватают, не глядя в паспорт. Сплошные экстремисты, как, впрочем, и бабушки в метро. Он не в форме, а то бы показал этим "протестунам". С трудом усваивает мысль, что форма осталась в метро вместе с его телом. Чушь собачья. А это чьё тело? Мистика какая-то. В кармане звонит телефон:

-Андрюша, сынок, я тебя прошу, не ходи на площадь. Забьют насмерть и ничего им за это не будет. Ещё и орден дадут. Ты у меня один. Подумай о дочке – два годика. Кто её поднимать будет? Алиска? Так её саму ещё воспитывать надо…

-Вы не туда попали, - это он в телефон. На том конце тихонько ахнули.

Егор вышел на площадь. Вообще-то ему положен выходной после вакцинации. Но сейчас каждый штык на счету.

    Площадь Независимости колышется ненавистным бело-красно-белым. Целая площадь одержимых непонятной идеей. Президента они не признают. Выборы сфальсифицированы. Да он лично за президента голосовал. Их всех тогда организовали досрочно на участок. И мысли не было по-другому проголосовать. А эти, значит, против Батьки голосовали. Наркоманы-проститутки. Так Батька сказал. Раз Батька сказал – так оно и есть.

– Андрюха, давай к нам, – это ему, значит. Какой-то малахольный субтильный парень с белым резиновым браслетом.

Что за мода у мужиков браслеты носить? Попадись ему этот с браслетом в автозаке – сожрать заставит.

Ему туда – за железные щиты, под спасительную балаклаву.

– Андрей! Стой, предупредили, - стреляют на поражение!

Егор чувствует пьянящую радость. Свободен. С сожалением вспоминает о брошенной у метро соломенной шляпе. Достаёт айфон:

– Мам, я в порядке. Здесь всё спокойно, постоим чуток ещё и разойдёмся.

Люди на другом конце площади сомкнули щиты, двинулись на бело-красно-белых.

Там люди и тут люди. Не может такого быть, чтобы одни люди стреляли в других. В балаклавах такие же ребята. Или дядьки. Его дядька – мент. Это что же, его дядька в него выстрелит?

Он поднимает руки вверх и идёт к ребятам в балаклавах.

– Не стреляйте, я без оружия. Ребята, мы такие же как вы.

Тело обжигает выстрел. Разливается лужей тёплой жидкости на асфальте.

   Егора трясануло. Девочка-медик в метро:

– Он не пьяный, тут другое, – и по морде его нестерильными ладошками, чтоб в чувство привести.

Вновь тошнота и стекло под кожей. Ноги в кирзовых сапогах шевелятся – его ноги. Чёрти что. Походу, потерял сознание. И привидится же такое.

– Не вздумайте делать искусственное дыхание – это негигиенично, - Егор выдавливает из себя каждое слово тяжело, отчего шутка звучит угрожающе.

Девочка-медик на шутки не реагирует.

– У метро скорая стоит. Подвезём вас, если по пути. Вам куда?

– На работу. На площадь Независимости, «протестунов» ловить.

Медичка смотрит на него долгим взглядом.

Егор вдруг осознаёт – в кармане булькает, шумит и невнятно бормочет рация. Ясно дело – метро, связь плохая.

– Встать помогите. Я на работу.

– Работа у вас нехорошая, – одними губами улыбается девушка. – Людей убивать – плохая работа.

– БЧБ, что ли? Чёрти что. Куда ни плюнь – везде наркоманы, проститутки бело-красно-белые.

– Не жалко? По-человечески? Под бело-красно-белыми тоже люди.

- Люди? – Егор совершенно оправился. Дышится тяжело, но контроль над телом, кажется, восстановлен. – Люди в воскресенье дома сидят, телевизор смотрят, водку жрут. Телефон предъявите.

– А у вас постановление есть? По какому праву?

– Совсем дура? – так это было сказано, что девушка-медик протянула ему свой айфон.

На чехле с тыльной стороны маленькая наклейка – флаг бело-красно-белый. Не пришлось даже в памяти айфона копаться в поисках экстремистских доказательств – и так всё ясно.

– Что и требовалось доказать, – Егор набирает не медичкином телефоне свой номер, телефон в кармане фиксирует звонок.

– Вот и всё. До скорой встречи, девушка.

    Площадь Независимости опустела. Железная гусеница едва успела разомкнуть щиты, а бело-красно-белый уже растёкся по проулкам.

– Егор, где шлялся?

Егор не успевает ответить, как на него обрушиваются новости. У «протестуна» в руке граната разорвалась. Пытался совершить теракт.

Странно. Тело лежит посреди площади. Ничто не говорит о том, что парень погиб от разрыва гранаты. Характерных повреждений нет.

Да нет. С гранатой точно на ребят шёл. Вовремя подстрелили, а то бы сами трупами были.

-А граната где? Обезвредили? Взорвалась?

Никто ему не отвечает. Переглядываются.

В убитом парне Егору видится что-то странно знакомое. Воспоминание отдаёт разрывающей болью в живот, и он сгибается пополам.

Другие работы автора:
+1
07:56
155
14:08
Благодарю, Светлана, за внимание и поддержку.
11:57
Добрый день.
врач в белых безжизненных перчатках

мне кажется не очень хороший образ, разве бывают перчатки наполненные жизнью?
словно точёное стекло под кожу насыпали

тут, видимо — тоЛченое
молоденькая сестричка старательно заглядывает ему в лицо, но отчего-то не попадает в фокус глаз.

если не попадает в фокус глаз, то откуда он знает, что она молоденькая?)
Егор едва попал в дверь метро

дверь метро тоже не очень… (имхо)
передразнивает главнокомандующего парень

что за главнокомандующий? тут не понял…
За дверями метро. Он даже видел эти самые ноги, когда выходил из метро.

метро/метро, можно легко избежать таких повторов
Алиска твоя?

здесь, словно мама спрашивает, его ли дочь Алиска))
– Лиска, как Станислава?

Если Лиска, это Алиса, то так и нужно было писать, а то вы получается ввели два персонажа, а кто это, не понятно…

интересная идея
14:05
Уважаемый Гриша, премного благодарна.

Перчатки «белые безжизненные» не несут смысловой нагрузки, поэтому драться за них не стоит. Двери метро — так может написать только тот, кто нечасто ездит в метро. И прочие отмеченные ошибки — ошибки и есть.

Главнокомандующий у нас в Беларуси — президент, а «КРАСАВЦЫ» — его ставшее крылатым выражение, произнесённое в адрес силовиков, которые защищали резиденцию в августе 2020 года. Но раз пишется не только для белорусского уха, крылатое выражение автоматически становится ляпом, т.к. непонятно, о чём речь.
Спасибо, это я удачно зашла к Вам на сайт.
14:17
Господи, ну каша же…
14:26 (отредактировано)
И правда, каша. Вопрос в том, каша эта имеет право быть или вовсе несъедобна. Есть вещи, которые в силу безграмотности и смысловой пустоты не имеют права на существование. Думаете, это тот случай?
14:30
Мне кажется, что текст можно доработать. Он нуждается в некоторой адаптации, так как не все были вовлечены в белорусские события. И нужно поработать над стилистикой, чтобы избежать сумбура.
14:46 (отредактировано)
+1
Да нет, конечно. Съедобна. Всё исправить можно, что буквами написано.
Насчет грамотности как раз претензий особых нет. А вот изложение сумбурно.
У вас Егор появляется из вакуума. Только что Андрей мыслил о браслете, за щиты прятался и тут же хлоп! Егор какой-то. Не поймешь, где Андрей, где Егор.
Далее. Размышления Андрея-Егора. Постоянная резка времени. Нарушение управления временем. Настоящее перемежается прошедшим. Передача мысли без обозначения прямой речью — штука сложная. Поэтому у вас возникла какофония.
Поймите, литература не кино. Как бы вам ни хотелось передать живость и динамику картинки, всё равно это придётся делать постепенно.
15:07
Спасибо. Я пришла на сайт в надежде, что меня отругают по делу и объяснят, в чём беда. Так и вышло.
Загрузка...
Артём Шевченко