Прокладывающий дорогу. Глава одиннадцатая.

12+
Автор:
Виктор Просин
Прокладывающий дорогу. Глава одиннадцатая.
Аннотация:
Если Вы уже научились читать - прочитайте эту повесть. Если у Вас хандра и Вы чувствуете себя несчастным - прочитайте эту повесть. Если Вы любите юмор и обыкновенные житейские истории - прочитайте эту повесть. Если Вы ещё не разучились сопереживать - прочитайте эту повесть.
Текст:

ПРЕРВАННЫЙ ПОЛЁТ

Мать работала, Егор занимался своими делами, и Вовка без дела не сидел. Он всё время был в поиске, всё думал, как быстро и качественно изменить свою жизнь. Ему хотелось волшебного превращения в человека, у которого все мечты сбываются на яву, а не во сне. Для этого ему нужны были деньги, чем больше, тем лучше. Всё свободное время, а его было предостаточно, он как старатель в стародавние времена, мыл золото лотком в золотоносной породе, радуясь каждой блестящей крупинке, надеясь напасть на свою неиссякаемую жилу. Только вместо лотка у Вовки был компьютер, вместо золотосодержащей породы - мегабайты бескрайнего интернета. Вовка - не глупый малый, он слышал по телеку фразу: "Кто владеет информацией, тот владеет миром", и она запала ему в душу. А где можно найти в современном мире необходимую информацию? Конечно, в интернете - это знает любой первоклассник.

И Вовка нашёл, что искал: "В Китае мальчик Кун Ли провинции Аньхой продал свою правую почку, для того чтобы купить планшетный компьютер и айфон..."

- Круто! - вслух дал лестную оценку найденной информации Вовка.

Воспламенённый идеей, как получить большие барыши, он проштудировал этот вопрос досконально. Вовка, чтобы не продешевить, используя всё тот же интернет для изучения рынка донорства внутренних органов, выяснил - почку продавать выгодней за границей. "Ценники там такие, что закачаешься! На всё хватит и ещё останется..." - размышлял мальчик из российской провинции.

Вовка сидел перед монитором, веря и не веря в удачу, нисколько не думая о том, что отдать свою почку придётся не на время, а навсегда. Он не понимал, что здоровье - самое главное богатство человека и терять его в обмен на что-либо, по крайней мере, глупо. Рассуждая логически, он всё вроде: "По-любому остаётся одна почка. Вон Егор с одной ногой живёт и ничего..." В Вовкиной логической цепочке была одна, нет, даже две заминки. Самая заковыристая проблема - это уколы, он страшно их не любил, но понимал: без них в этом деле не обойтись. Другое, не менее важное препятствие преграждало путь к мечте - нерешённый способ доставки торговца почками в розницу за границу.

Вовка не был бы Вовкой, если бы не смог найти решения и для этой головоломки. "Неприятных последствий от уколов можно избежать проще простого, перед уколом выпить таблетку от боли - раз, и от укола ничего не болит. На помощь матери и брата рассчитывать не приходится, как в материальном, так и в моральном плане. Деньги на загранпоездку никто не даст, ещё и отговаривать будут: "Зачем, тебе, это надо?, Ты, что жвачки объелся?" Поэтому вернее верного будет так: своих планов никому не разглашать, а за границу лететь на самолёте. Быстро, удобно. А чего время тянуть? Написать записку матери, чтобы не волновалась и в путь...

Вовка с домашнего телефона позвонил Пуху, услышав голос друга, без "здрасте" и "до свидания", сказал:

- Дело есть. Выходи, - и не дожидаясь ответа, положил трубку.

Вовке пришлось ждать дружка у подъезда, как ему показалось, непростительно долго.

- Ты, что уснул, что ли? Жду, жду...

- Посуду мыл.

- Нашёл время, - сердито заметил Вовка, - в другой раз никак?

- Никак. Я ещё вчера обещал помыть, - объяснил Пух неотложность своих действий.

- Ладно. Понял, ты, мне лучше скажи, ты, мне друг?

- А что?

- Нет, ты скажи.

- Друг, ты что забыл?

- На тебя я могу положиться? - продолжал темнить Вовка.

- А что на меня ложиться, я что подушка что ли? - тупил после мытья посуды Пух.

- Я серьёзно, необходима твоя помощь. Поможешь?

- Конечно, - с готовностью ответил верный друг, - а что случилось?

- Ничего пока, просто я хочу, чтобы ты вечером передал записку моей маме, - изложил Вовка суть своей просьбы.

- А сам ты не можешь? - всё ещё не понимая, уточнил у друга Пух.

- Мог бы, не просил. Передашь?

- Ну, раз надо, передам.

- Спасибо, я знал, что, ты не откажешь, - сказал Вовка, достал из заднего кармана джинсов вчетверо сложенный листок бумаги и вручил Пуху. Тот, взяв почтовое послание сына к матери, тут же его развернул и начал молча читать, дублируя прочитанное движением губ:

"Мамочка, меня не теряй и не волнуйся. Я ненадолго улетаю за границу. Вернусь, всё расскажу. Твой любимый сын Вова".

- Мишка, читать чужие письма не красиво, - осудил поведение друга Вовка.

- Да ладно, я всё равно потом бы прочитал, - отмахнулся от замечания Пух, продолжая читать.

Дочитав до конца короткую Вовкину записку, он засыпал его вопросами: "Зачем? Почему? Когда?" Ответ: "Это тайна", - его не устроил. В обмен на твёрдое обещание никому не рассказывать он получил ответы на все вопросы, проявив при этом высшую степень назойливости для разгадки чужой тайны, , Одного не мог добиться Пух от Вовки: "Почему тот летит без него?"

После длительной дискуссии на повышенных тонах и хаотичных жестикуляций рук Пух убедил друга, что и ему одной почки хватит за глаза на 100 лет, уколов он никогда не боялся и не боится, а просто делал вид, что боится. И что без надёжного помощника заграницей Вовке не обойтись, тем более что у Мишки талант к языкам. "Если надо к вечеру выучу любой", - заверил друга полиглот-самородок. В подтверждении серьёзности своих слов закончил: "Ноу сэр, мерси, асталавистабеби..."

- Ладно, Мишка, не парься, - согласился с доводами друга Вовка, и добавил - время - деньги, летим сегодня.

- Хоть сейчас! - ответил всегда готовый к приключениям Пух.

Вовка, приобретая надёжного компаньона в лице Мишки-Пуха, больше не стал скрывать от него подробности предстоящего увлекательного путешествия. Отойдя подальше от дома, где могли их подслушать "случайные уши любопытных", Вовка изложил все тонкости задуманного. Для наглядности он кое-что объяснял при помощи найденной по случаю сучковатой ветки, нарисовав на земле (в тени под деревом), план проникновения без билетов на аэродром, а там, естественно, и на самолёт.

- Пока охрана хлопает ушами, мы по-тихому, через забор перелазим на аэродром... Потом незаметно вместе с чемоданами при загрузке багажа проберёмся в багажное отделение самолета... Сечёшь, Мишка?

- Секу...

- Там мы сидим тихо, как мумии, до нашей станции... Прилетаем в пункт "Б", выгружаемся ...

- А пункт "Б" - это какая страна? - проявил пытливость ума Пух.

- Нам без разницы, лишь бы заграница, а там дело техники, - автостопом доберёмся, куда хочешь, - предельно доходчиво разъяснил Вовка.

- А как мы узнаем, на какой самолёт садится?

- Это самое простое в нашем плане. Диктор на аэровокзале по микрофону объявляет, какой самолёт, когда и куда летит. Я смотрел расписание, как раз сегодня вечером есть борт, который нам подходит...

На сборы Вовка дал Мишке два часа и тот подошёл к этому делу основательно. Помня любимую пословицу отца "Идёшь в лес на один день, бери продуктов на неделю", подкрепился "под завязку" котлетами и макаронами, разогревая себе три раза добавку. Следующий шаг подготовки состоял из загрузки старого рюкзака, найденного в кладовке, полезными в дальней дороге вещами. В рюкзак впихнулось несколько банок консервов, весь хлеб, имеющийся дома, пачка соли, большая пэт - бутылка с водой из-под крана, теплая вязаная шапка, варежки на всякий случай... Мишка хотел ещё разбить молотком копилку-свинью старшей сестры, но в последний момент передумал. Перед самым выходом из дома он, уже одев осеннюю куртку с капюшоном, вернулся в комнату, написал записку, вырвав листок из блокнота сестры.

"Улетел, скоро вернусь. Ваш Мишка", - подумав, он после слова "Ваш" поставил сверху "птичку" и над дней написал "любимый". В результате исправлений текста записки получилось "Ваш любимый Мишка".

Вовка меньше внимания уделил своей экипировке, чем Пух, но с продуктами спортивную сумку забил так, что еле-еле "молнию" застегнул. Прежде чем покинуть родные стены, оставил записку матери на самом видном месте в квартире - телевизоре.

Путешественникам - нелегалам невероятно везло. Они для конспирации встретились на автобусной остановке, никем из знакомых не замеченные. Автобус, идущий до аэропорта, подошёл без долгих ожиданий. Кондуктор обилетил их равнодушно, как и других пассажиров, не заметив в них ничего подозрительного. Выйдя на конечной остановке у входа в аэровокзал, Вовка с Мишкой и тут успешно прошмыгнули мимо центрального входа в сторону длиннющего железного забора из прутьев, отделяющего взлётное поле от бескрылой жизни. По взлётно-посадочной полосе воздушные лайнеры разгонялись, ревя двигателями, и, оторвавшись от нее, улетали в неизвестном направлении. Засмотревшись на жизнь аэродрома, друзья потеряли счёт времени...

Вовка первым вышел из оцепенения, толчком локтя привёл в чувство и Пуха. Они молча пошли дальше вдоль забора, ища в нём слабую сторону. Таковая вскоре нашлась, неровность поверхности земли под забором в одном местечке образовалось очень кстати. Расстояние между землёй и нижним краем забора было достаточным, чтобы через него мог протиснуться мальчишка. Первопроходцем стал Вовка, пролезший ужом на территорию, где посторонним ходить запрещено. Чередом за ним черепахой прополз Мишка, чуть не порвав куртку. Застрял только его рюкзак, но и он общими усилиями был втянут вслед за хозяином... Всё было хорошо, но Вовку смущало слишком большое, открытое всем ветрам и камерам наблюдения, расстояние. Идти в полный рост к самолётам в такой ситуации, в крайней степени рискованно, поэтому способ передвижения по-пластунски, то есть ползком на животе, был признан им как самый надёжный.

Ползти по низкорослой траве с периодически вонзающимися в разные части тела острыми камешками - это не футбол во дворе гонять, но другого выхода не было. И мальчишки ползли вперёд без страха, с надеждой, что скоро стемнеет, а там будет легче. А пока Вовке мешала сумка, тяжёлая, как жизнь пятиклассника, оставленного на второй год. Мишке не меньше осточертел рюкзак на спине, как урок музыки вместо физкультуры. К тому же его манера ползать по-пластунски напоминала манеру ходить на четвереньках, притом что его рюкзак-горб маячил далеко-далеко...

- Давай, отдохнём, - взмолился Пух.

- Давай, - быстро согласился Вовка, уронив в изнеможении голову на траву.

- А не простынете? - раздался незнакомый голос взрослого.

- Нет, - беспечно ответил Вовка и тут же резко повернул голову на голос. Он увидел фирменные ботинки.

- Что вы тут, молодые люди, делаете? - спросил другой голос с противоположной стороны.

- Корову ищем, - принимая из положения лёжа положение сидя, сочинял Вовка появившейся из-под земли охране.

- Вы не видели? - поддержал неправдоподобную версию Пух.

- А почему ползком? - продолжил допрашивать охранник.

- Устали, - чистую правду сказал Вовка.

- С ног сбились, - ни капли не врал и Пух.

- С вами всё ясно, пастухи, приглашаю вас к нам в коровник. Посмотрите, может там ваша Бурёнка прибилась, - сказал с Мишкиной стороны охранник.

Доложив по рации кому-то обстановку в секторе "Три", мужчина попросил автомобиль для гостей. Вовку с Пухом охрана прокатила по аэродрому с ветерком, но они всё же успели рассмотреть вблизи один красавец лайнер и подымающихся в него по его трапу пассажиров...

Так неожиданно для них окончился несостоявшийся полёт. Полёт туда, где сбываются все мечты. Взамен была предложена горькая действительность, от которой не избавишься, просто закрыв глаза, как в детстве. Хоть уревись... "Дяденьки" из охраны составили протокол за проникновение и нахождение в запретной зоне...

Несовершеннолетних нарушителей передали в руки "соскучившихся" родителей. Мишке от неудачной попытки подняться в воздух без чьего-либо разрешения досталось больше всех. Воспитателей на его голову свалилось в несколько раз больше, чем на голову Вовки. Вовка отделался одним подзатыльником от брата, слезами матери и месяцем невыхода на улицу. Пух же пострадал по полной программе и вдобавок был назначен вечным дежурным по кухне... Но тайна, куда и зачем собирались лететь непутёвые мальчишки, для посторонних так и осталась неразгаданной.

+1
09:46
103
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Марго Генер

Другие публикации